АСПСП

Цитата момента



Мужчина без женщины — все равно что рыба без велосипеда…
Какой ужас!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Современные феминистки уже не желают, как их бабушки, уничтожить порочность мужчин – они хотят, чтобы им было позволено делать то, что делают мужчины. Если их бабушки требовали всеобщей рабской морали, то они хотят для себя – наравне с мужчинами – свободы от морали.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

«НОВОЕ БАБСТВО» И ЕГО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОРНИ

Демократия восторжествовала - и теперь быть личностью стало ещё труднее, чем раньше.

Томас Стернз Элиот

Выше неоднократно было заявлено, что женщины не испортились, что они во все времена одни и те же. Короче, я лукавил. Не всё так просто. Ладно, ребята, раскрою вам одну великую тайну: что именно произошло с нашими женщинами.

Потребительская идеология, безраздельно воцарившаяся в нашем обществе с начала 90-х, предполагает стремление к достижению всевозможных материальных благ -качественных предметов потребления, лучшего медицинского обслуживания, лучшего отдыха, лучшего времяпровождения. Собственно, таковые стремления могут быть в любом обществе, но если при социализме они официально рассматривались как предпосылка для чего-то высшего (например, строительства коммунизма), то в нашем обществе потребление становится самоценным. Или, проще говоря, предметом своеобразного поклонения, этаким божеством. Природа не терпит пустоты. Общество не может существовать без религии - пусть даже неявной. Вакуум идеологии, а также вакуум в наших душах, то «психическое помещение», которое у всех отведено для религии, были заполнены идеологией потребления.

Однако, если потребление есть благо, то большее потребление - это большее благо. «Идеология потребления заставляет людей покупать как можно больше и как можно чаще. Причем то, что приобретено, уже через год-два считается устаревшим, вышедшим из моды, будь то одежда, автомобиль или домашняя мебель. каждая следующая приобретенная машина должна быть в среднем дороже предыдущей, так же, как каждый следующий костюм или галстук» (http://www.rosvesty.ru/numbers/1711/ideology/article_37.phtml).Денег нужно всё больше и больше. Так вот: идеология потребления предполагает стремление сделать карьеру. Карьера - это своего рода «потребление штрих», надстройка над потреблением, дальнейшее развитие этой идеологии.

Натурально, для достижения карьеры нужно культивировать у себя определённые качества: расчётливость, напористость, амбициозность, стремление доминировать, и даже некоторый цинизм. Все эти качества начинают формировать у себя и женщины. Ну а потом они (зачастую неосознанно) начинают переносить все эти качества и на личные отношения. В обществе, где все зациклены на уровне жизни, потребительских ценностях и карьере, автоматически перестают цениться такие исконные русские женские качества, как уступчивость и скромность - ибо карьеру с ними не сделаешь (о том, что они связаны с христианством, сейчас не упоминаю: для простоты давайте предположим, что без этой религии мы прекрасно обойдёмся).

Если довести наше рассуждение до логического конца, то мы получим, что в области карьеры мужчины и женщины не только имеют равные права. Там где есть соперничество, половые различия как бы сглаживаются. Женщины всё более начинают вести себя как мужчины. Отношения между полами перестают быть иерархическими, как в традиционных обществах. Они становятся даже не просто партнёрскими, но конкурентными. В обществе, где все делают карьеру и где предоставлены для этого равные возможности, исчезают семьи с традиционными взаимоотношениями и распределением ролей. Как результат - в семье начинается открытая борьба за власть. Мужчина уже не воспринимается (хотя бы номинально) как глава семьи. А, собственно, почему? - как бы вопрошает общество. Почему именно мужчина? Разве у нас не все равны? Разве у женщины не те же самые права? И в лучшем случае с мужчиной следует сотрудничать, а в худшем - его нужно «подсидеть». Или просто поставить на место: твои стремления к нормальной семье, к приготовленному обеду и к парочке очаровательных детишек моей карьере только мешают (см. об этом статью «Моя жена помешана на карьере», http://www.ural.kp.ru/2004/09/24/doc35906/). Вы не любите спокойных домашних хозяек, вам нравятся «современные», «успешные». «деловые» женщины - ну так получите расчётливую, хитро*опую тварь, для которой вы - лишь ступенька в её движении вверх, лишь объект для самоутверждения, то есть домашнюю стерву. А ежели она ещё и карьеру делает - так вы даже и домашней стервы не получите. В лучшем случае - приходящую. А вот почитайте-ка на сей счёт весьма интересные комментарии Шлёнского к этой работе.

Однако и это не всё. Коль скоро в потребительском обществе каждый предмет имеет свою цену, всё продаётся и всё покупается, то и мужчина начинает восприниматься как предмет потребления. Выудил из него как можно больше - и спокойно, с чистой совестью, выбрасывай, как упаковку от товара, как скорлупу от яйца. Потребление-с!

Женская стервозность обретает новое, невиданное в истории, качество. Всё это вместе взятое, возможно, стоило бы назвать «новым бабством», по аналогии с выражением «новые русские». «Новое бабство» - это бабство, отличающееся от «старого» специфическим цинизмом, расчётливостью и внешним лоском. Как правило, оно отягощено карьерными устремлениями и, подобно «новым русским», характеризуется синдромом выскочки, «parvenue», когда доходы следующего поколения значительно превосходят родительские. Со всеми вытекающими из этого последствиями, хорошо описанными в соответствующих анекдотах. Вот только интересно: почему до сих пор нет анекдотов про «успешных женщин»? Тут не до смеха, что ли?

Разумеется, сходные процессы идут и среди мужчин. Здесь также появляется потребительское отношение к женщинам. Не доводилось вам слышать фразу: «подчинённая - не женщина»? Постепенно мужчины перестают считать женщину личностью: если я тебя обеспечиваю, если ты зарабатываешь много меньше - то ты уже никто, просто подчинённый, своего рода абстрактная трудовая единица. Такое отношение не может не порождать очевидного противодействия - в виде того же самого феминизма. Чтобы восстановить паритет в отношениях, чтобы в этих ужасных обстоятельствах претендовать на элементарное уважение, женщинам приходится также делать карьеру, то есть, в конечном счёте, всё более стервенеть.

Кроме того, если уж потреблять - так потреблять всё, в том числе и женщину. В плане потребления женщина выступает прежде всего как тело. Однако в потребительском обществе начинает цениться не просто тело женщины. «Развитие капитализма снова сделало женщину предметом роскоши для мужчины господствующего класса, и притом, что вполне естественно, наиболее драгоценным предметом роскоши. А, как известно, предметы роскоши существовали во все времена только для того, чтобы ими наслаждались, и притом наслаждались в материальном смысле этого слова. Женщина только лакомый кусочек для чувственности, олицетворение наслаждения. Она только красивое тело. Ум и душа её не играют никакой роли для мужчины. Женщина, всюду распространяющая аромат своего тела, приводящая мужчину в возбуждённое состояние, женщина, которой он приносит в дар огромные состояния - словом, женщина-кокотка. У женщины ищут и от неё требуют тех же наслаждений, как в публичном доме. Представлена ли женщина одетой, раздетой, голой, decoletees или retroussee, всегда от неё исходит от неё исходит запах дома терпимости. Предпочтение даются теперь артистке любви, умеющей, как волшебница, создавать целое меню изысканных блюд.

Истинная артистка любви должна иметь очень тонкие нервы. Она поэтому состоит из одних только нервов. Линии тела становились в силу этого не только всё деликатнее и капризнее, но и всё стройнее. Высшей точкой этого развития становится декадентский вкус, считающий красивой женщину с мало развитыми бедрами и грудью. В настоящее время мы находимся как раз под знаком этого вкуса» - пишет Э.Фукс в своём фундаментальном исследовании «История нравов» (http://libelli.ru/works/fux/bd3/ch2.htm)  А не задумывались ли вы, почему столь отчаянно борется современное общество с педофилией? Стало быть, есть с чем бороться.

Итак, именно это почти подростковое тело и стремятся покупать подарками и всевозможными подачками. Ритуал ухаживания - то, что придавало самую главную прелесть взаимоотношениям - практически исчез, его место заняла покупка. Вы не обратили внимание, что в обществе выветрилось и самое понятие романа? Странное дело! Даже кошка предпочитает сначала поиграть с мышью, а уже потом её съесть (да позволено будет привести здесь эту простую аналогию). Мужчины в нашем обществе не дотягивают ныне до уровня кошек. Тот, кто не овладел женщиной на вторую, много если третью встречу, считается «тормозом». Он типа переплатил - своим временем, своими деньгами, и прочими ценными ресурсами. Но даже и это как-то объяснимо - сексуальность там, тщеславие перед друзьями. Самое же, на мой взгляд, ужасное - когда мужики начинают по-бабски, как проститутки, заранее всё обговаривать и выяснять: вот я тебя накормлю дорогим ужином - а ты мне за это отдашься? Каковы, так сказать, гарантии? Своими глазами видел. И читал в анкетах на «Missing Heart».

В итоге получаем следующую смысловую цепочку: идеология «голого потребления» порождает всеобщее стремление к карьере и тотальное потребительское отношение ко всему. Это отношение превращает женщин в натуральных стерв. Да неужто сами вы не видите, что даже физиономии у карьеристок не деловые, но стервозные?! А потом вопят: «ах, все женщины стали продажными шлюхами! Не на ком жениться!», «ах, все мужчины стали козлами! Не за кого выходить!» Если ничего не изменится, то лет через 20 мужики вообще начнут волком выть. И искать себе подруг где-нибудь в Казахстане или Осетии. И свято верить в то, что в существующем положении дел они неповинны: мол, женщины сами по себе испортились. Ага, как же. Ребята, да вы чего?! Вы умеете всего лишь делать деньги? Ну так бабы, другая половина того же самого общества, превращаются в стерв, стремящихся у вас их изъять. Комплементарность, блин. Это взаимосвязанные процессы, неужто вы не понимаете? Вы ассоциируете свою «крутизну» с сексуальностью? Ну так и не удивляйтесь, что женщины вовсю этим пользуются. Ибо ничто не идёт на руку женщинам более, чем наша сексуальность и всегда связанная с нею простота.

Кстати, наши «успешные» дамочки уже сейчас с удивлением озираются вокруг: в чём дело? Они такие современные, модные, независимые и самостоятельные - а большинство мужчин почему-то обходят их стороной, предпочитая всего лишь с ними спать, а замуж не очень-то и берут. И вокруг вьются одни только альфонсы.

Но дело не в «козлах» и «шлюхах», а в тотальном господстве потребительской системы ценностей - идеологии, созданной в чуждой нам культурной и экономической среде. То, что нам всем так нравится, что воспринимается как нечто весьма безобидное, имеет свою негативную сторону.

«Сегодня у российских психологов и психотерапевтов 90% клиенток - это женщины очень успешные, с большим кошельком,- говорит известный московский врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, профессор Института психоанализа при МГУ Александр Полев. - Бизнес - штука тяжкая, он физически изматывает, не каждая женщина способна выдержать. Иногда ей приходится полностью меняться психологически. Как правило, бизнес-леди разведены, живут вне брака и делают это совершенно осознанно. Им гораздо труднее, чем женщине обычной, найти партнера. Иные требования к мужчине - интеллектуальные, эмоциональные. «Средний» мужчина ее раздражает…» (http://www.newizv.ru/print/?id_news=20898). 

А один сетевой автор проницательно замечает, что «собственно говоря, даже деловая женщина перестает быть для меня женщиной, потому, что, если женщина сделает карьеру (причем не за счет короткой юбки и интриг, А ЗА СЧЕТ УМА), то я буду УВАЖАТЬ ЕЕ КАК КОЛЛЕГУ, но НЕ КАК ЖЕНЩИНУ. Как ЖЕНЩИНУ я ее буду УВАЖАТЬ (не любить) только в том случае, если она будет любящей женой, заботливой матерью или женственной девушкой.»

Так что не стоит пытаться исправлять женщин, как-то воспитывать их, пытаться вразумить на убедительном личном примере или на многочисленных форумах . Бесполезно. Нет смысла бороться с симптомами. Общая болезнь всё равно себя проявит. Для борьбы с нею нужно срочно изменить идеологический климат в стране. Вот он, основной источник всё более распространяющегося «нового бабства».

Однако не могу снова не обратить внимания на то, сколь изящно загоняют женщины себя в тупик. Сначала они делают карьеру, чтобы «самим себя обеспечить» и типа быть независимыми. В самом деле: мужчинам доверять нельзя - а вдруг бросят? Куда потом денешься одна с ребёнком? Вот наша героиня начинает зарабатывать более-менее приемлемые деньги - допустим, $1000 в месяц. А затем она вдруг замечает, что ей не подходит многое множество «кандидатур» - практически все, кто зарабатывает меньше этой суммы. Например, весь народ, занятый наукой (то есть, в сущности все интеллигентные мужчины). А для автомобилистки почти наверняка не подойдут «безлошадные» мужчины. Ну как с такими свяжешься - и перед подругами стыдно, и самой как-то неудобно.

Те же мужчины, кто зарабатывает больше этой суммы, либо обладают некоторыми сложностями в характере (мужское стремление к карьере зачастую также имеет компенсаторную природу), либо бесконечно развращены деньгами (то есть искренне считают, что всё и всех можно купить), либо интересуются молодыми и нетронутыми девочками. Оставшаяся часть вполне нормальных обеспеченных мужчин скорее всего уже порасхватана более ловкими и удачными конкурентками. Либо вокруг этих «принцев» идёт столь мощная междуусобная брань, что лучше не подступаться - съедят.

Более того. Как мы знаем, в процессе своего карьерного роста нашей героине приходилось рассчитывать всякие там ходы, работать локтями, располагать к себе нужных людей, быть жёсткой с подчинёнными, предельно напрягать мозги - то есть выполнять функции, для женской натуры не вполне свойственные. Разумеется, всё это изменило её характер. Давайте подумаем теперь, в какую сторону? Всего она добилась самостоятельно, и теперь не особенно расположена быть уступчивой. По этой причине с ней почти наверняка не захотят связываться мужчины с выраженными лидерскими чертами характера. Интуитивно они понимают, что надёжный и спокойный тыл лучше, чем постоянная борьба за власть. С мужчиною мягким и податливым не сможет жить она сама - и на работе хватает подчинённых. Таким образом, нашей деловой леди не из кого выбирать.

Кроме того, семья может препятствовать карьере. Изначально выбрав служебный рост в качестве доминирующей жизненной ценности, наша героиня может искать мужа лишь на словах, продолжая внутри себя рассматривать его как помеху для дальнейшего роста. То есть говорит и делает она одно, а внутри неё явственно звучит другое. И мужчины это «другое» тоже умеют слышать, а потому и отворачиваются.

И вот наша «успешная соискательница» начинает вопить: «Все мужчины выродились! Настоящих мужчин уже нет!» Да почему же, коль скоро ты сама, добровольно, сузила круг своего поиска? Ты с самого начала стремилась к независимости - так с нею и оставайся.

Как подумаешь: Боже мой! Какие-то жалкие дополнительные 500 долларов в месяц - и человек перешёл черту, за которой уже нет возврата, по сути дела он обречён теперь на одиночество. Да точно ли оно того стоило?

Возникает и ещё один вопрос: так нужно ли начинать с тотального недоверия к мужчинам? Может, стоило всё-таки рискнуть? Но кто толкнул нашу умницу на неправильный путь? Что породило у неё изначально неверные посылки? Что, если не извращённая идеология?

Занятнее всего то, что зачастую «состоявшаяся женщина» не воспринимает эту ситуацию как трагедию, но скорее даже наоборот - как великое достижение, как особую доблесть. «Мне не нужно меньшее» - с гордым видом возглашает она.

В жизни невозможно поиметь сразу всё. Следует выбирать между хорошей семьёй и успешною карьерой. Редко, очень редко судьба открывает одну дверь, не закрыв при этом другую.

Отражается «новая идеология» и на институте семьи. Если женская потребность в семье основывается на древнем инстинкте материнства, то мужские особи инстинкт не менее древний побуждает стремительно овладевать первой же понравившейся самкой. И не более того. Изначально мужчина не имеет потребности жить только с одной женщиной, быть ей верным и заботиться о совместном потомстве. Всё это привносится в его сознание не наследственно, не генетически, но социо-культурным путём, на уровне принятой в обществе системы ценностей. Иными словами, мужчину может заставить быть верным семьянином лишь идеология общепринятая в социуме. Нормальному, сексуально активному мужчине всегда нужно хотя бы немного сломать себя, чтобы пойти под венец. Подавляющее большинство мужчин могут довольствоваться лишь одной женщиной не просто так, но во имя чего-то, ради некоей безусловной истины (по возможности, прошедшей через их мозги).

Обратите внимание: в обществе потребления хотя и неявно, но предполагается, что верность - признак закомплексованности. Уверенный в себе человек стремится к карьере, к постоянной смены одного места работы другим, более ему соответствующим. Типа, постоянный рост. То же самое отношение переносится и на женщин. Слышали выражение «трофейная жена»? В идеале, каждой более высокой ступени должна соответствовать новая «спутница жизни». Мне нужно это обосновывать? И только слабый, закомплексованный, неспособный к карьерному росту и прочему «успеху» человек держится за одну женщину, так как боится, что с другими ничего не выйдет.

И, наконец: чтобы быть сильным и уверенным в себе, нужно безбоязненно уметь знакомиться с многими женщинами. Знакомство не ради отношений, но как упражнение, и одновременно, удовольствие. Это - не только идеология пикапа. Такие мыслишки всё чаще раздаются на всевозможных форумах. Да, чуть не забыл: на этот мужской вызов неизбежно будет женский ответ. Угадайте, какой? Скажу - не обрадуетесь.

Вот что добавляет по этому поводу Наталья Радулова: «Молодые мужчины, свежие силы нации, совершенно не приспособлены к браку, а в результате появилось целое поколение одиноких молодых женщин, таких, как я, у которых собственные доходы и собственное жилье, они живут очень весело». Радулова и ей подобные восторженно именуют одинокую жизнь «красивым» западным словом «сингл»: «Социологи считают, что осознанно выбранное одиночество будет к концу века уделом большинства людей в развитых странах. В Средние века, когда свирепствовали то голод, то война, то чума, лишь большая семья имела шанс на выживание. Теперь человек в состоянии справиться со своими проблемами в одиночку, поэтому меняется и психология общества. Оно позволяет синглам жить для себя. Сейчас в индустриально развитых странах наблюдается ситуация, которая заключается в том, что из двух систем -- жизнеобеспечения и воспроизводства жизни -- постепенно главенствующей становится система жизнеобеспечения, экономика. То есть современному человеку важнее, скажем, хорошо одеться и вкусно поесть, чем жениться и родить ребенка. Он словно консервируется, навсегда оставаясь молодым: свободным, легким на подъем, счастливым и восторженным, как щенок. Такие люди, кстати, весьма выгодны для работодателя. Поэтому синглам легче найти работу и они быстрее продвигаются по служебной лестнице.»

«Средства массовой информации, в свою очередь, упорно создают представление о холостяках как о людях, не отягощенных никакими обязательствами. Они не боятся разбить себе сердце, потому что ни к кому не привязываются. Они не волнуются о детях, потому что не имеют их. Одиночество не просто становится приемлемым стилем жизни, оно фетишизируется. Глянцевые журналы ориентированы на одиноких людей, это просто библии одиночек. Достаточно прочесть заголовки: «Как остаться друзьями с бывшим бой-френдом», «Секс на раз», «Каждую неделю -- по девушке!». Почти каждая уважающая себя газета имеет колонку в стиле «Секс в большом городе», которую ведет какой-нибудь убежденный индивидуалист, считающий, что главная ценность в жизни -- ни от кого не зависеть, ходить в рестораны с друзьями, отдаваться шопингу, заниматься спортом, не иметь постоянных привязанностей, менять сексуальных партнеров и обязательно возвращаться ночевать домой, в свою маленькую, абсолютно пустую квартиру.»

«После того как британская компания Datamonitor обнародовала результаты исследования, посвященного самым привлекательным категориям потребителей для европейских компаний, выяснилась новая цель для бизнеса -- холостяки обоих полов до 50 лет. Оказывается, эта группа тратит не только на развлечения, но и на еду, напитки и предметы личной гигиены в два раза больше, чем их семейные сверстники. Одиночки мало-помалу меняют структуру западного общества. Одна из примет этих изменений -- реклама. Прошли те времена, когда большая ее часть была ориентирована на потребности семейных пар. Теперь чуть ли не каждый второй ролик демонстрирует суверенного, самодостаточного человека на фоне роскошной квартиры или в салоне фешенебельного магазина. Судя по лицам таких героев, дома их не ждут ни супруги, ни тем более дети. Лишь чашечка кофе нового сорта может заинтересовать их, лишь новый автомобиль вызовет счастливую улыбку… Именно на этих людей рассчитана сегодня индустрия бутиков и модных магазинов, торгующих дорогими безделушками и деликатесами.» («Синглы вокруг нас», http://www.ogoniok.com/win/200427/27-38-40.html). Для интереса прочтите самое начало текста и вы легко догадаетесь, какие личные причины вынудили журналистку взяться за эту тему.

Потребительское общество само загоняет себя в тупик. Идеология потребления и обязательной карьеры противоречит полноценным взаимоотношениям мужчины и женщины как таковым. И вообще: наша любовь ко всему западному отнюдь не столь невинная вещь, как кажется. Именно она создаёт базу для дальнейшей деградации российского общества. И если в результате вы окажетесь в одиночестве - то не жалуйтесь. За что боролись, на то и напоролись.

Не может существовать материя, в которой нарушены связи между электронными парами. Это будет какая-то плазма - существующая искусственно, за счёт внешней энергетической «подпитки». Из плазмы, как известно, ничего не построишь.

Не может существовать общество, в котором разрушена основная его ячейка - семья. Это общество обречено на вымирание.

Однако и это ещё не всё. Существует и прямо противоположный аспект проблемы. Одного выпускника экономфака МГУ, а ныне - самого крупного в мире аналитика в своей области (и, кстати, весьма обеспеченного человека), его однокурсница по моей просьбе спросила: зачем он всё это делает? Парень замялся и ответил нечто типа того, что он хочет обеспечить будущее своим детям. То есть это косвенно подтверждает, что «идеология карьеры» обслуживает прежде всего женские ценности. При ценностях мужских он начал бы говорить, что к этому лежит душа, что его способности наиболее проявились в этой области, что он много чего тут достиг, что его исследования открыли новые горизонты (всё же мужскую творческую натуру никуда не спрячешь), что его все уважают, у него появились хорошие, верные друзья среди коллег, и всё такое прочее. Но он же ничего этого не произнёс! Он говорил только о детях! Сама система потребительских ценностей - это ещё и новая победа бабства над здравомыслящим человечеством. Женщины в который раз навязали нам свою волю. Начался процесс не просто подчинения мужчины женщине, но тотального его обабивания. То есть бабство в своём историческом развитии сделало как бы круг: с него всё началось, и им, похоже, всё и окончится. Но круг этот вполне возможно разомкнуть.

Мужчины первыми приняли на себя удар со стороны потребительской идеологии. Эта последняя вовсе не предполагает семейных ценностей, да и верности как таковой, без которой семья невозможна. Гедонизм есть гедонизм - почему бы не распространяться ему и на личные отношения? Как следствие - мужчины стремятся идти по наиболее удобному для них пути, то есть просто сожительствовать с женщиной, не имея перед ней никаких особых обязательств. Женщинам не остаётся ничего другого, как приспосабливаться к существующему положению дел, и либо смиряться с этим искусственным союзом, либо становиться подчёркнуто независимыми. Либо - и это хуже всего - пытаться использовать такое сожительство по полной программе, вытягивая из мужика как можно больше. Нетрудно видеть, что такой мужчина воспринимается как угодно, но не как муж. В итоге российская семья стремительно вымирает.

Существующая идеологическая атмосфера «чистого потребления» в условиях демократии предполагает равные возможности каждого приобщиться к миру материальных благ. Однако в российских условиях это оборачивается глубоким разрывом между безмерно выросшими желаниями человека и его возможностями. Отсюда вытекает стремление достичь страстно желаемого любыми средствами. Применительно к женщинам - стремление найти себе богатого «ami», то есть «папика», содержанта. Иными словами, в этой ситуации женщины готовы пойти на всё заради материальных благ. Как результат - они становятся легкодоступными, расчётливыми, и меркантильными, в первую очередь по отношению к цинично используемым «папикам». А потом это отношение распространится и на простых смертных, на нас. Оно станет, типа, господствующей идеологией, так как любую идеологию в обществе поддерживают и передают новому поколению именно женщины. Представьте себе девочку, которой с младых ногтей внушали, кого и как нужно искать; как именно следует «этих похотливых козлов» использовать. Девочку, перед глазами которой с рождения стоял пример матери, соответствующей «новым идеалам». Да она переплюнет все мои «99 признаков»!

Короче, женщины будут становиться всё более меркантильными, неуправляемыми стервами, а мужчины, всё более тупея - озабоченными козлами. Как всегда, у нас будут копировать (по форме) западные модели и стандарты, полностью забывая о содержании - что потребности-то у русского человека (и прежде всего у женщин) остались прежние. И процесс этот не набрал ещё полные свои обороты. Вот посмотрим, что будет через 10 - 15 лет.

Нетрудно видеть, что ход этого процесса невозможно приостановить естественным путём. Невозможно в России создать конкурентоспособную экономику. Кроме того, потребительский аппетит - это такая штука, которую насытить в принципе невозможно. На эту тему даже Иисус Христос высказывался: «Всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять» (Ин., 4, 13).

Отсюда следует, что можно пойти по одному из двух путей: либо превратить страну в огромный концлагерь, где наши «потребители» будут счастливы получить хоть что-нибудь, либо создать в обществе такую идеологическую атмосферу, которая будет успешно противостоять убедительным идеям карьеры, богатства, качества жизни и потребления. А для этого нужно создать соответствующий носитель такой идеологии - полноценный общественный класс. А чтобы он создался и нормально существовал, ему нужен адекватный экономический базис. Только не ругайте меня, что всё время повторяюсь…

«…Женственность - не в стервозности и не в кокетстве, и даже не в мягкости, нежности и уступчивости. И даже не в слабости. Это все следствия, производные.

Женственность - в признании силы мужчины. В-общем, в Библии давно все это написано - женщина становится женщиной только тогда, когда рядом с ней мужчина, который ее женщиной назовет.

…Такой взаимообуславливающий процесс получается. С одной стороны, женщина должна признать силу мужчины, с другой стороны и сам мужчина вот этот странный объект должен признать как женщину, то есть индетифицировать себя по отношению к ней точно так же, как он идентифицирует себя по отношению к миру. Если верить Библии, то идентификация мужчины, все же, видимо, должна быть первична. Причем, сначала идентификация, так сказать, «в общем случае», по отношению к миру и только потом «в частном случае» по отношению к женщине. А женщина без мужчины вообще не знаю, как может себя идентифицировать? Ну тоже мужчиной себя считать, видимо, только немножко другого вида:) Ну или зверем каким - не знаю:)))» Мужчина - в настоящем смысле этого слова - выстраивает свою мужественность не по отношению к женщине, но, в первую очередь, по отношению к неким ценностям высшего порядка - своему призванию, миру других мужчин, своим увлечениям, по отношению к Богу, наконец. С сексуальностью всё это никак не связано - это вас кто-то обманул. Наш ум, наша независимость, наши мужские творческие способности, пуще всего связаны со страхом смерти; этот страх - с некой общей духовностью, последняя же, в свою очередь - с Богом, Творцом мира, наградившим его стремлением к развитию, а нас, мужчин - способностью творить новое. «Он сочинял то, чего никогда не видел, но о чём наверняка знал, что оно было…»

Что же до женщин и связанных с ними ценностями потребительскими - то они должны быть либо вторичны, либо как-то ограничены. Вот эта смысловая цепочка и может лежать в основе позитивной русской идеологии. Какая-либо другая идеологическая концепция у нас просто не приживётся. Чуть-чуть поработает - да и загнётся. Уж поверьте на слово - Кот занимался этой проблемой несколько лет.

Идеология «потребления в чистом виде» - это извращение потому, что она не учитывает наличия у человека иных, базовых вне-материальных потребностей. Она столь же утопична, как и «чистое» христианство, «чистый» социализм и «чистый» нацизм. С каким-либо одним из этих видов идеологий человеческое общество не может полноценно существовать. Общество не может жить и нормально развиваться в условиях неограниченного господства какой-либо одной, даже самой правильной идеологии. Её должно нечто, как минимум, уравновешивать. Женские ценности должны быть подчинены мужским. Эти последние и могли бы вывести нашу цивилизацию из тупика - если, конечно, в обществе придадут им соответствующее значение.

Не говорю уже о том, что в мире потребительских ценностей Россия поневоле оказывается страной второго сорта, то есть занимает зависимое, подчинённое положение. Её тоже начинают по-всякому «потреблять» и даже просто «иметь». «Мораль - это средство самоограничения. А для безудержного роста потребления никаких ограничений быть не должно. И в Ирак американцы на самом деле несут отнюдь не демократию, а идеалы общества потребления. И тут они сталкиваются с местными традиционными общественными идеалами, основанными на религии, семейных ценностях и так далее. Традиционные общества (будь то исламские, буддийские или какие-либо другие) пока противостоят натиску идеологии потребления, и поэтому Запад стремится их сокрушить» (op.cit.)

В сущности, демократия - это идеологическая система, обслуживающая потребительское общество (а не наоборот, как нам хотят это представить). Добавлю от себя, что общество, стремящееся к экономическому господству над соседями, начинает с распространения своей религии. И в этом смысле наступление западной идеологии - уж совсем не безобидная вещь. По форме это, конечно, альтруистическое стремление к тому, чтобы все приобщились к богатой и сытой жизни. А вот по содержанию - не что иное, как внешняя экспансия, как стремление подмять под себя других.

Тотальное господство идеологии потребления знаменует собой «le fin de siecle», близкий конец нашей цивилизации. Тем более, что у христианского мира есть враги. В общем противостоянии победит то общество, в которым базовые ценности до сих пор не порушены. Где ценности потребительские и индивидуалистические подчинены пусть и не весьма убедительным идеям потусторонней жизни, но зато находятся на своём настоящем месте - то есть в подчинённом положении. Где сила духа - а её пока никто не отменял - до сих пор не была вытеснена технологическими «подпорками» да «костылями». Просто смехотворно, когда дряхлеющий мир пытается обороняться силою современного оружия. В любой войне побеждает дух. Ой, чё-то я куда-то не туда уклонился.

Сначала в тексте было так: «(то есть не в подчинённом, конечно - это я, пожалуй, загнул, - но имеющие свой реальный идеологический «противовес»)».

Но впоследствии мне подумалось вот что: если на Западе материальные ценности откровенно господствуют над духовными, то в стране, которая должна стать комплементарной Западу, то есть необходимым дополняющим компонентом его, видимо, должно быть всё наоборот. А как может быть иначе?

Занятно, что я настолько зафилософствовался на эту тему, что к концу февраля 2005 года меня вдруг как громом поразило: да чего это я выдумал какую-то абстрактную «двухслойную» идеологическую систему, которая не существовала нигде и никогда? Несколько дней ходил и грустил - чёрт, да почему же я был так уверен в своей правоте, когда всё это писал? Почему я видел всё это как бы «внутренним зрением»?

И вот, бреду я как-то вечером в «7 Континент» за продуктами, и предаюсь таковым горестным размышлениям: «Ну всё, идеи неверны, нужно удалять все эти рассуждения нахрен. Реального примера общества с таким идеологическим «диполем» подобрать невозможно… А раз я в этом оказался неправ, стало быть, неправ и во многом другом.» И тут меня осеняет: блин, да это же Китай! Как же я сразу не догадался? В общем, идеи мои были спасены… На радостях Кот там, прямо в универмаге, напился, шёл домой косой, как заяц…

А что, уже пора заканчивать? Ладно-ть, подведём итоги. Монетаризация экономики влечёт за собой неизбежную «монетаризацию» человеческих отношений. Более того: первое предполагает второе: вообще-то бытие определяет сознание, но никак не наоборот. Оно, конечно, хорошо получить конкурентноспособную экономику, но как-то не очень верится в такой исход. А вот уникальный, традиционный тип гендерных отношений, то самое семейное тепло, утратим мы почти наверняка.

В своём извечном стремлении овладеть женщиной мужчина будет теперь идти по самому удобному и лёгкому пути (законы энтропии, знаете ли!) - то есть стремиться особо не напрягаться, а получить всё нужное просто за деньги. О каком-либо ухаживании и расходовании иных ресурсов (душевных, интеллектуальных и прочих) речи идти уже не может.

Этот мужской порыв, естественно, вызовет понимание у множества женщин - по причинам очень даже понятным. Женщины, существа гибкие, мигом подстроятся под новый стереотип: а куда им деваться? Ведь хочется иметь семью, хочется рожать. А ещё потом эту систему отношений они закрепят. Закрепят навсегда.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 170