УПП

Цитата момента



Нервные в клетке не восстанавливаются.
Ой!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

- Эй, пророк! Слышь, пророк! Да проснись ты, когда с тобой демиург разговаривает!

- А? Что?

- Я говорю, вставай. И иди в землю… ну-ка, дай карту, я тебе отмечу. Вот сюда и иди. Найдешь там город, погрязший во грехе, и сообщишь жителям, что демиург Мазукта намерен через три недели стереть его с лица земли. Кто хочет - пусть спасается. Всё понял?

- Да, но… Я же знаю этот город! Я там неоднократно бывал! И не такой уж он безнадежный, бывает гораздо хуже. Город как город, и люди как люди… ну да, немножко свободных нравов, но не настолько же, чтобы их убивать! В чем их вина, за что им такая кара?

- А разве я сказал, что они в чем-то виноваты? Просто я хочу на этом месте сделать море, только и всего.

- Марки, монетки, ракушки - это всё ерунда! - вещал демиург Мазукта, развалясь в кресле. - Мы с тобой высшие существа, и не должны размениваться на такие мелочи.

- А по- моему, марки - это интересно, - робко заметил демиург Шамбамбукли.

- Интересно, - согласился Мазукта. - Но мелко. Я бы даже сказал, унизительно. Не-ет, кто как, а я коллекционирую только идеальные, безупречные, непревзойдённые вещи!

- Например? - заинтересовался Шамбамбукли.

- Например?.. А вот сейчас покажу. Только допью свой чай, и пойдём.

- Вот, - сказал Мазукта через полчаса, распахивая перед другом двери кладовой. - Самая совершенная в мире коллекция! В любом из миров.

Шамбамбукли принялся с интересом разглядывать экспонаты.

- А что в этом баллоне?

- Идеальный газ. А в том - Абсолютный вакуум.

- А это что?

- Криокамера. Там я храню Абсолютный ноль.

- А в той черной коробочке?

- Это не черная коробочка, а Черный Ящик! И что внутри - неизвестно, в этом-то весь и фокус!

- Ясно. А?..

- Да там подписи есть, сам читай.

Шамбамбукли двинулся вдоль полок, с восторгом изучая уникальные предметы.

- Ого! У тебя даже есть Абсолютная Правда! А Ложь?

- Нет такого понятия, как Абсолютная Ложь, есть Абсолютный Слух.

- А он о чем? Или о ком?

- Э- э… лучше тебе этого не знать.

- Ой! - вздрогнул Шамбамбукли, заметив следующий экспонат. - А это кто? Или что?

- Идеальный мужчина. Чучело. - Мазукта виновато развёл руками. - В живом виде, к сожалению, не встречаются.

- А рядом кто? «И-де-аль-на-я тё-ща…»- прочел Шамбамбукли. - Тоже чучело?

- Нет. Именно такая и должна быть идеальная теща.

- Ясно. А в той бутылочке что, мне не видно?

- Абсолютное Зло.

- Правда? Можно посмотреть?

- Да пожалуйста!

Шамбамбукли осторожно откупорил бутылочку, понюхал, потряс, посмотрел на свет.

- Странно. Ничего не чувствую.

- А что ты хотел почувствовать?

- Ну, не знаю. Я думал, Зло - оно тёмное, зловещее, и пахнет серой. А тут…

- Это же Абсолютное Зло! Квинтэссенция зла, без примесей! Оно не имеет ни цвета, ни вкуса, ни запаха. Это же идеальное понятие, оно присутствует во всём и исподволь отравляет всё сущее. А настоящая хорошая отрава должна быть неприметной.

- Но здесь написано «Абсолютное Добро»! - заметил Шамбамбукли, прочитав этикетку.

- Где, покажи! А- а… ну всё правильно. Зло всегда маскируется под что-нибудь другое. А уж идеальное Зло просто обязано прикинуться Добром! Так, что и не отличишь.

- А Абсолютное Добро у тебя тоже есть?

- Да, этого добра у меня хватает. В соседней бутылочке.

Шамбамбукли взял вторую бутылочку, потряс, понюхал и посмотрел на свет. Сравнил с первой.

- Я действительно не замечаю разницы, - признался он.

- А её и нет, если по большому счёту. Ну что, пойдем дальше? У меня еще куча Идеальных Величин есть.

- Мазукта..? - тихо позвал Шамбамбукли.

- Что?

- Я запутался, в какой бутылке что, - убитым голосом признался Шамбамбукли. - Куда их теперь ставить?

- Да куда хочешь! - отмахнулся Мазукта. - Я же говорил, никакой разницы.

Образ и подобие

- А вдвоём работать веселее! - заметил демиург Шамбамбукли, оглядев плоды совместного труда. - Смотри, как быстро управились! И недели не прошло.

- Без меня бы ты еще десять миллионов лет провозился, - довольно хмыкнул демиург Мазукта. - Всё потому, что слишком много внимания уделяешь мелочам. А я работаю целыми концепциями. Не «да будет капля, еще капля, и еще капля, и еще…», а сразу «да будет дождь!»

- Да, я понял. Это ты ловко придумал.

- Это придумал не я, - отмахнулся Мазукта. - Книжки надо читать!

- Ага, - кивнул Шамбамбукли, - почитаю как-нибудь. А что нам теперь надо делать?

- А теперь, - потер руки Мазукта, - давай сотворим человека по своему образу и подобию.

- Давай! - охотно согласился Шамбамбукли и взял в руки ком глины. - По твоему или по моему?

- По нашему.

- То есть как? - опешил Шамбамбукли. - Мы же разные!

- Правильно. Но что-то общее у нас есть?

- Да, конечно…

- Вот и сделаем человека похожим сразу на нас обоих.

- Э- э…

- Концепция, Шамбамбукли, концепция! Мелкие отклонения не важны, берем только самую суть.

- Созидательное начало? - предположил Шамбамбукли.

- Смеёшься, что ли? При чем тут оно? Две руки, две ноги, одна голова. Остальное - как получится.

- Но это же чисто внешние признаки!

- Ну! А мы с тобой о каких толкуем?

- Мазукта, - неловко произнес Шамбамбукли. - Я, конечно, понимаю, что ты умный и во многом опытнее меня. Но ты же сам знаешь, что на самом деле у нас с тобой нет никаких рук и ног.

- А почему же я их вижу? - ехидно переспросил Мазукта.

- Потому что… ну, это аллегория. А сами мы представляем Идею в чистом виде…

- Это после шести дней работы - и чистый вид? - захохотал Мазукта и ткнул пальцем в жирное пятно на рубашке Шамбамбукли. - Ты себя в зеркале давно видел?

- Это пятно тоже имеет аллегорическое значение, - пояснил Шамбамбукли. - Оно - символ. Так же, как рука или нога. А на самом деле…

- Символ чего? - перебил Мазукта.

- Ну, чего-нибудь. Например, тяжкого труда.

- Эт пятно от яичницы, которую мы ели утром. Объясни, как яичница может символизировать тяжкий труд?

- Ну- у…

- Ладно, оставь.

Мазукта присел на камень, взял в руку веточку и стал рисовать на песке.

- Взгляни. Это что?

- Собачка, - уверенно заявил Шамбамбукли.

- М- м… Нет, вообще-то лошадь. Ну не умею я их рисовать! Ладно, пусть будет собачка. А это?

- Тоже собачка?

- Правильно. А это?

- Собачка..?

- Угадал. А это?

- Еще одна?

- Да. Заметь, что они все разные. Но ты их безошибочно отнес к одному виду. Почему?

- Ну- у… может, потому что они все похожи на собачек?

- Вот! - Мазукта поднял палец. - Это то, что я называю концепцией. Собаки могут быть разными, но все они устроены по одному и тому же принципу. Усёк?

- Нет.

- Гр-р-р! Ладно, попробуем иначе. Ну-ка, дай сюда свою глину.

Взяв в руки ком глины, Мазукта прищурился, оценивая наметанным глазом фигуру Шамбамбукли, а потом в несколько уверенных движений вылепил смешного нескладного человечка.

- Узнаёшь?

- Ну, знаешь ли! - задохнулся от возмущения Шамбамбукли. - И вовсе даже не похоже!

- На кого не похоже? - хихикнул Мазукта.

- На меня! У меня совсем не такой нос, и глаза…

Шамбамбукли осекся. Мазукта захохотал.

- Понял теперь? Это и есть «образ и подобие» - нечто, отражающие самую суть объекта, где-то утрировано, где-то однобоко, где-то одним небрежным мазком, сильно упрощенное, но всегда сразу и бесспорно узнаваемое - и называется оно ка-р-ка-ту-ра.

- Но почему обязательно такая ядовитая? Ты мог бы, по крайней мере, создать дружеский шарж!

- Ну извини, не думал, что тебя это так заденет. По- моему, тут нет ничего обидного…

- Нет, есть! Ты нарочно!

- Да говорю же тебе..!

Между тем человечек, созданный по образу и подобию Шамбамбукли, воровато огляделся, убедился, что за ним никто не следит, и поскорее полез на пальму.

- Ну, вот вам, детки, новый мир, - с широким взмахом руки представил демиург Мазукта. - Располагайтесь, разбирайте, кому что. Вот ты, доченька, кем хочешь стать?

- Всегда девчонки вперед, - пробурчал средний сын.

- Завянь! - коротко бросила дочка и с милой улыбкой повернулась к отцу. - Я, папочка, хотела бы стать богиней земли.

- Всей земли?! - ужаснулись братья.

- Да, - серьезно кивнула девочка, - всей. И всего, что из неё растёт.

- Богиня земли, жизни и плодородия, - перевёл старший брат. - Нехилый кусок отхватила сестренка!

Новоиспеченная богиня показала ему язык.

- Ну, а ты что выбираешь? - спросил Мазукта старшего сына.

- Море! - без запинки ответил старший. - Оно больше суши. А еще хочу иметь право колебать землю!

- Чего?! - возмутилась сестра.

- А того! Если тебе вовремя по шее не давать…

- Дети, не ссорьтесь! - нахмурился Мазукта, и все сразу замолчали. - Хорошо, море - твоё. А землетрясения будешь устраивать… ну, хотя бы вот этим веслом.

- Ну и бери себе своё море, - проворчала сестра. - Всё равно в нём ничего интересного нет, одни рыбы. А на земле зато люди водятся.

- Ничего- ничего, - хмыкнул старший брат. - Есть у меня пара задумок.

- Ну хорошо, - продолжил Мазукта. - А тебе чего хочется?

Средний сын повернул к отцу бледное лицо.

- Подземный мир, - не то прошипел, не то прошелестел он. - Земля, вода, люди, рыбы… всё это эфемерно, зыбко. Сегодня есть, завтра нет. Они, - он кивнул на брата с сестрой, - ничем не смогут владеть постоянно, всё рано или поздно умрёт и попадет ко мне. Навечно. Их потери - моё приобретение.

- Хороший выбор, - одобрил Мазукта и повернулся к младшему сыну. - Ну а ты, малыш, чего хочешь?

- Я хочу быть самым главным, - просто ответил младшенький.

Сестра и братья сначала опешили, а потом расхохотались.

- Ну, братишка, ты и нахал!

- Сынок, - ласково сказал Мазукта. - Нет такой должности, как «главный». Ты уж выбери, пожалуйста, что-нибудь нормальное. Хочешь быть богом Солнца? Или Луны?

- Это непринципиально, - спокойно пожал плечами младшенький. - Солнца, грома, весеннего дождя или болотной лихорадки. Назовите как угодно. Мы же не о формальностях говорим, а о реальной власти?

И он многозначительно похлопал ладонью по неприметной кожаной папочке у себя на коленях

- На этот раз я не проиграю! - воскликнул демиург Шамбамбукли. - Идеальное государство! С идеальной правоохранительной системой. Преступления здесь просто невозможны.

- Мой ход? - ухмыльнулся демиург Мазукта. - Тогда я создаю идеального преступника, который везде найдет лазейку.

- Он совершает идеальные преступления?

- Да ты что! - засмеялся Мазукта. - Идеальный преступник вообще ничего не нарушает, к нему не подкопаешься.

- Ну ладно, - протянул Шамбамбукли. - Я создаю идеального сыщика. Он поймает твоего преступника.

- Эй- эй! Мой преступник ничего предосудительного не совершал!

- Я знаю. А идеальному сыщику это и не требуется, он найдет состав преступления даже там, где его нет.

- Логично, - Мазукта почесал в затылке. - Ну ничего, у моего преступника будет идеальный адвокат, он отметет любые обвинения.

- А я выставлю идеального прокурора, который в пух и прах разнесет любую защиту…

Послышался противный зудящий звук, и Мазукта грустно вздохнул.

- Ну вот, опять. Я же тебе говорил, не делай этого!

- Что случилось?

- DeadLock, как и в прошлый раз. Та же ситуация, что и с мечом против щита. Этот судебный процесс будет длиться вечно.

Мазукта отключил мироздание и запустил его снова.

- Мой ход. Идеальная пара.

- Идеальная теща!

- Идеальный сериал!

- Идеальный футбольный матч…

- Создатель! - обратился Пророк к демиургу Мазукте. - Почему ты к нам так плохо относишься? Ведь ты же нас любишь!

- Хм? - приподнял бровь демиург Мазукта. - И откуда такие сведения?

- Ну, я вообще-то пророк.

- Да, логично. Значит, говоришь, я к вам плохо отношусь?

- Плохо, - кивнул Пророк.

- Занятно! - Мазукта ухмыльнулся и поскреб подбородок. - Солнышко вам светит, земля держит, деревья растут - а вам плохо? Мало того, что вы ходите, дышите, едите - надо еще каких-то особых благ?

- Мы же дети твои! - укоризненно заметил Пророк. - Разве так трудно уделить нам чуть больше тепла и заботы?

- Не трудно, - пожал плечами Мазукта. - Но вредно. Избалуетесь.

- Не избалуемся, - пообещал Пророк. - Нам и так слишком мало перепадает.

- Правильно. Вот как раз еще чуть-чуть и будет вредно.

Пророк тяжело вздохнул.

- Жаль.

- Ну извини, - развел руками Мазукта.

- Как же люди поверят, что ты их любишь, при таком отношении?

- А кому они должны поверить? Ты им, что ли, рассказал?!

- Рассказал, - виновато понурился Пророк. - Не удержался.

Над макушкой демиурга сгустилась грозовая туча, волосы затрещали от молний.

- Кретин! Ты соображаешь, что говоришь?! Да какое ты можешь иметь представление о настоящей любви, жалкая смертная тварь!

Человек невольно втянул голову в плечи.

- Я пророк, - напомнил он. - Кое-какое представление имею.

- Хрен ты собачий, а не пророк! - огрызнулся Мазукта. - Ладно, живи. А лишнего больше не болтай.

- Гав!

- Ага, вот именно.

Мазукта задумчиво сдвинул брови.

- Любовь, любовь… Что вы понимаете в любви! О ней вообще не следует упоминать всуе! Разбередил, понимаешь…

Он нервно передернулся и шагнул к ближайшей стене.

- Пойдем!

- Гав..?

- Со мной. Как там… к ноге! Ты же пророк? Вот и получай своё откровение. Сейчас будет.

Мазукта распахнул в стене дверь и глубоко вдохнул свежий воздух.

- Гав? - спросил Пророк.

- Это мой любимый мир, - со странной блуждающей улыбкой объяснил Мазукта. - Один из миров. Я их все люблю, а этот - особенно. Вот именно сегодня, именно его. Так получилось.

- Гав..?

- Люблю… - хрипло прошептал Мазукта, раскачиваясь на пороге. - Сил нет, до чего люблю. Я… не могу… больше… сдерживаться!

- Гав?! - Пророк в ужасе уставился на Мазукту.

Демиург, шатаясь как пьяный, широко раскинул руки и шагнул вперед.

Мир, радостно трепеща, потянулся ему навстречу.

Демиург вошел в мир, и тот вобрал его в себя.

Свет любви заполнил мир.

Жгучий, яростный, очищающий свет.

И растворившись в нём, содрогаясь от невыразимого наслаждения, мир пришел к своему Концу.

- Вот, - отрывисто произнес Мазукта. - Это. Я. И называю. Любовью. То, что существует у вас - лишь образ и подобие. Настоящей любви… даже тени, легкого намека на настоящую любовь - никакая вселенная не выдержит.

Пророк, накрыв голову лапами, лежал на пороге и тихо подвывал.

- Понял? - спросил Мазукта.

Пророк тоскливо заскулил.

- Ты не сомневайся, - заверил Мазукта. - Я вас люблю. Любовь еще, быть может… когда-нибудь… В общем, там видно будет. Ну, чего валяешься? Вставай! Можешь сказать, о чем хотел.

Пророк поднялся на ноги, отряхнул одежду и рассудительно покачал головой.

- Га-ав, - ответил он.

Демиурги Шамбамбукли и Мазукта сидели в гостинной и пили чай с коржиками. Раздался негромкий, но настойчивый стук.

- Погоди, не открывай! - закричал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте, который уже встал с кресла и направился к двери.

- А собственно, почему? - удивился Мазукта.

- Там… ты даже не представляешь, кто там!

- Не представляю, - согласился Мазукта. - Поэтому и хочу посмотреть.

Он решительно повернул ручку и распахнул дверь.

На пороге стояли два человека в длинных неброских одеяниях.

- Чем могу быть полезен? - радушно улыбнулся Мазукта. У него было хорошее настроение, и он был готов исполнить две-три внеочередных просьбы.

- Мы несем свет, - произнес один из гостей.

- Электрики, что ли?

- Духовный свет! - уточнил второй гость.

Шамбамбукли страдальчески закатил глаза. Мазукта с интересом рассмотрел посетителей, заглянул им за спину и вопросительно приподнял бровь.

- Хм?

- Мы свидетели Шамбамбукли, - торжественно заявит Первый гость.

- Правда? - оживился Мазукта. - Вы от обвинения или от защиты?

Гости переглянулись.

- Свидетели. Просто свидетели, - с нажимом произнес Второй.

- Понимаю, - кивнул Мазукта. - Это вроде свидетелей стихийного бедствия, да?

- Нет, - ответил Второй с каменным лицом. - Шамбамбукли не стихийное бедствие!

- А стихийное благо? - услужливо подсказал Мазукта.

Второй запнулся, подумал несколько секунд и медленно кивнул.

- Да.

- Мазукта, не связывайся с ними, - предостерег Шамбамбукли. Мазукта только отмахнулся.

- Продолжайте, господа. Я вас слушаю. Итак, вы видели Шамбамбукли…

- Мы его не видели, - нахмурился Первый. - Хотя, конечно, и стремимся к этому всей душой.

Мазукта немного подвинулся, чтобы гостям лучше было видно сидящего Шамбамбукли.

- Но мы называемся Свидетелями, поскольку знаем его сокровенные тайны и волю его! - пафосно закончил Второй.

- Серьезно? - восхитился Мазукта. - А вот мне он ничего не рассказывал.

Он укоризненно покосился на друга.

- Сейчас они тебя пригласят на семинар, - мрачно предрек Шамбамбукли.

- Сегодня, в шесть, - подтвердили гости в один голос.

- Нет, сегодня я никак не могу, - покачал головой Мазукта. - У меня в четыре назначена встреча в пустыне, за два часа, боюсь, не управлюсь.

- Тогда послезавтра?

Мазукта не успел ответить - Шамбамбукли вскочил с кресла и решительно захлопнул дверь.

- Ну вот, а я только собирался немного поразвлечься, - надул губы Мазукта.

- Не связывайся, - повторил Шамбамбукли. - Честное слово, лучше не надо!

Под дверь с шуршанием протиснулась тощая брошюрка, и Мазукта хищно подхватил её прежде, чем Шамбамбукли успел отобрать.

- Ага! Вот она, тайная сущность Шамбамбукли! - радостно возопил Мазукта. - Сокровенные тайны и высшие помыслы! Всё, что вам следует знать о демиурге и мироздании! Ну-ка, ну-ка…

Он быстро пролистал брошюрку и озадаченно нахмурился.

- И это всё..? Четыре странички, включая заголовок?

- Вот за это я их и не люблю, - проворчал Шамбамбукли.

- Я уже умер? - спросил человек.

- Угу, - кивнул демиург Шамбамбукли, не отрываясь от изучения толстой внушительной книги. - Умер. Безусловно.

Человек неуверенно переступил с ноги на ногу.

- И что теперь?

Демиург бросил на него быстрый взгляд и снова уткнулся в книгу.

- Теперь тебе туда, - он не глядя указал пальцем на неприметную дверь. - Или туда, - его палец развернулся в сторону другой, точно такой же, двери.

- А что там? - поинтересовался человек.

- Ад, - ответил Шамбамбукли. - Или рай. По обстоятельствам.

Человек постоял в нерешительности, переводя взгляд с одной двери на другую.

- А- а… а мне в какую?

- А ты сам не знаешь? - демиург слегка приподнял бровь.

- Ну-у, - замялся человек. - Мало ли. Куда там мне положено, по моим деяниям…

- Хм! - Шамбамбукли заложил книгу пальцем и наконец-то посмотрел прямо на человека. - По деяниям, значит?

- Ну да, а как же ещё?

- Ну хорошо, хорошо, - Шамбамбукли раскрыл книгу поближе к началу и стал читать вслух. - Тут написано, что в возрасте двенадцати лет ты перевёл старушку через дорогу. Было такое?

- Было, - кивнул человек.

- Это добрый поступок или дурной?

- Добрый, конечно!

- Сейчас посмотрим… - Шамбамбукли перевернул страницу, - через пять минут эту старушку на другой улице переехал трамвай. Если бы ты не помог ей, они бы разминулись, и старушка жила бы еще лет десять. Ну, как?

Человек ошарашено заморгал.

- Или вот, - Шамбамбукли раскрыл книгу в другом месте. - В возрасте двадцати трёх лет ты с группой товарищей участвовал в зверском избиении другой группы товарищей.

- Они первые полезли! - вскинул голову человек.

- У меня здесь написано иначе, - возразил демиург. - И, кстати, состояние алкогольного опьянения не является смягчающим фактором. В общем, ты ни за что ни про что сломал семнадцатилетнему подростку два пальца и нос. Это хорошо или плохо?

Человек промолчал.

- После этого парень уже не мог играть на скрипке, а ведь подавал большие надежды. Ты ему загубил карьеру.

- Я нечаянно, - пробубнил человек.

- Само собой, - кивнул Шамбамбукли. - К слову сказать, мальчик с детства ненавидел эту скрипку. После вашей встречи он решил заняться боксом, чтобы уметь постоять за себя, и со временем стал чемпионом мира. Продолжим?

Шамбамбукли перевернул еще несколько страниц.

- Изнасилование - хорошо или плохо?

- Но я же…

- Этот ребёнок стал замечательным врачом и спас сотни жизней. Хорошо или плохо?

- Ну, наверное…

- Среди этих жизней была и принадлежащая маньяку- убийце. Плохо или хорошо?

- Но ведь…

- А маньяк- убийца вскоре зарежет беременную женщину, которая могла бы стать матерью великого учёного! Хорошо? Плохо?

- Но…

- Этот великий учёный, если бы ему дали родиться, должен был изобрести бомбу, способную выжечь половину континента. Плохо? Или хорошо?

- Но я же не мог всего этого знать! - выкрикнул человек.

- Само собой, - согласился демиург. - Или вот, например, на странице 246 - ты наступил на бабочку!

- А из этого-то что вышло?!

Демиург молча развернул книгу к человеку и показал пальцем. Человек прочел, и волосы зашевелились у него на голове.

- Какой кошмар, - прошептал он.

- Но если бы ты её не раздавил, случилось бы вот это, - Шамбамбукли показал пальцем на другой абзац. Человек глянул и судорожно сглотнул.

- Выходит… я спас мир?

- Да, четыре раза, - подтвердил Шамбамбукли. - Раздавив бабочку, толкнув старичка, предав товарища и украв у бабушки кошелёк. Каждый раз мир находился на грани катастрофы, но твоими стараниями выкарабкался.

- А- а… - человек на секунду замялся. - А вот на грань этой самой катастрофы… его тоже я?..

- Ты, ты, не сомневайся. Дважды. Когда накормил бездомного котёнка и когда спас утопающего.

У человека подкосились колени и он сел на пол.

- Ничего не понимаю, - всхлипнул он. - Всё, что я совершил в своей жизни… чем я гордился и чего стыдился… всё наоборот, наизнанку, всё не то, чем кажется!

- Вот поэтому было бы совершенно неправильно судить тебя по делам твоим, - наставительно произнёс Шамбамбукли. - Разве что по намерениям… но тут уж ты сам себе судья.

Он захлопнул книжку и поставил её в шкаф, среди других таких же книг.

- В общем, когда решишь, куда тебе, отправляйся в выбранную дверь. А у меня еще дел по горло.

Человек поднял заплаканное лицо.

- Но я же не знаю, за какой из них ад, а за какой рай.

- А это зависит от того, что ты выберешь, - ответил Шамбамбукли.



Страница сформирована за 0.11 сек
SQL запросов: 169