УПП

Цитата момента



Тот, кто работает с утра до вечера, обычно не имеет времени зарабатывать большие деньги.
Подумаю об этом, когда будет время

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Современные феминистки уже не желают, как их бабушки, уничтожить порочность мужчин – они хотят, чтобы им было позволено делать то, что делают мужчины. Если их бабушки требовали всеобщей рабской морали, то они хотят для себя – наравне с мужчинами – свободы от морали.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

- Мазукта, - предложил демиург Шамбамбукли, - а давай сделаем новый мир вместе? Чтобы был наш общий?

- Сделать-то, конечно, можно, - согласился демиург Мазукта. - Но вот чтобы он был общий - это я сильно сомневаюсь.

- Почему- у? - огорчился Шамбамбукли.

- Да вот так уж. Не бывает у мира двух хозяев. Ну, почти никогда. Потому что ничего хорошего из этого не получается.

Шамбамбукли задумался.

- Но ведь мы же друзья?

- Друзья.

- Тогда, я думаю, не должно быть никаких проблем. Что мы, один мир поделить не сможем?

- Ну, если ты так настаиваешь…

В руке у Мазукты появилась колода карт.

- Тянем по одной.

- А зачем?

- Чтобы мир поделить. Там на карточках всё написано; кому что выпадет, так оно и будет.

- Здорово! - обрадовался Шамбамбукли. - И никаких обид! Тяни первый, я тебе уступаю.

Мазукта взял верхнюю карту.

- Мне достался Хаос.

- А мне Порядок.

- Мне море.

- А мне суша.

- Мне красное.

- А мне зеленое.

Демиурги по очереди тянули карту за картой, распределяя сферы влияния в будущем мире.

- Я буду покровителем торговли и азартных игр.

- А я - ремесла и животноводства.

- Мне посвящены быки.

- А мне овцы.

- Я символизирую мужское начало.

- А я… а я тогда не играю.

Демиург Мазукта принимал у себя делегацию художников.

- Значит, так. Я сказал, а вы слышали. Никаких изображений человека чтоб больше не было! Убью на месте.

- Но почему? - осмелился спросить самый лохматый художник.

- Потому что! - отрезал Мазукта. - Я сотворил людей по своему образу и подобию, все права принадлежат мне.

- А животных рисовать можно?

- И животных нельзя. Их я еще раньше сотворил.

- А растения?

- И растения нельзя! А впрочем… - Мазукта на секунду задумался. - Можете рисовать сельдерей и капусту. И вареный лук, так уж и быть. Они мне никогда особо не нравились.

- Что?! - недоверчиво вытаращив глаза, демиург Мазукта уставился в газету. - Как же… Кто такое придумал?!

- Что там? - поинтересовался демиург Шамбамбукли. Мазукта грохнул перед ним на стол стопку разномастных журналов и ткнул пальцем в раскрытую страницу.

- Да ты сам глянь! Да как они посмели..?

Шамбамбукли пробежал глазами несколько фраз.

- Ну и что? Поминают твоё имя всуе, велика важность.

- Издеваешься? Ты погляди, как они его пишут! Моё имя!

- С дефисом.

- С дефисом!? Это дефис?!

- Ну… а что же еще?

- А тогда объясни мне, - прошипел Мазукта, грозно вскинув голову, - почему меня они пишут «Мазукта-», а тебя «Шамбамбукли+»?

- Ну и последняя на сегодня заповедь, - жизнерадостно провозгласил демиург Мазукта. - Никогда, ни в коем случае, не почесывайте левое ухо правой рукой. Узнаю - убью!

- Понятно, - кивнул Пророк, делая пометки на папирусе.

- Я не шучу! - повысил голос Мазукта. - Всё очень серьёзно. Почёсывание левого уха правой рукой наносит непоправимый ущерб мировой гармонии, за такое я буду карать беспощадно. Никакого снисхождения! Нарушители будут поражены семнадцатью противными болячками, из которых две - смертельные. Следующая инкарнация - в теле земляного червя, и поблажек никому не будет! Это ясно?

- Куда уж яснее, - буркнул Пророк, делая новые пометки.

- Отговорок я не приму, - продолжал Мазукта. - Можете чесаться левой рукой, или ногой, или чем хотите, об забор, об дверной косяк - главное, правую руку в этом не задействуйте. Чужое левое ухо своей правой чесать тоже нельзя. Будьте с этим предельно осторожны. Случайное прикосновение буду судить как предумышленное. Прикосновением называется приближение руки к уху на расстояние, не превышающее трёх сантиметров.

Пророк бросил на демиурга мрачный взгляд, но от комментариев воздержался.

Мазукта перевёл дух и продолжил:

- Почесывание левого уха любым предметом, зажатым в правой руке, будет расцениваться как злонамеренное глумление над моими законами и личное оскорбление. А как я наказываю за оскорбление меня любимого, ты сам знаешь.

- Знаю, - скривился Пророк.

- Ну тогда всё, - ласково улыбнулся Мазукта. - Ты на сегодня свободен. Жду завтра, в это же время.

Пророк собрал бумаги и направился к выходу.

- Ах да, чуть не забыл! - окликнул его Мазукта. - Незнание закона освобождает от ответственности.

- Что?! - круто развернулся на месте Пророк.

- Я сказал, незнание закона освобождает от ответственности, - раздраженно повторил Мазукта. - Целиком и полностью. Всё, теперь можешь идти.

Пророк задумчиво сдвинул брови, тяжело вздохнул и вышел.

- Ну и зачем ты это сказал? - спросил демиург Шамбамбукли. - Он же теперь никому ничего не расскажет. А что же тогда станет с мировой гармонией?

Мазукта в ответ снисходительно улыбнулся.

- Да ну, не дрейфь. Ничего с мировой гармонией не случится. Ты упустил из виду, что сам Пророк уже в курсе и не может теперь чесаться в своё удовольствие. А это значит, что в ближайшее время с новым законом будет ознакомлено максимально возможное количество людей. Хм… он еще и от себя, пожалуй, чего-нибудь добавит.

- Вот он, мой мир, о котором я тебе говорил - сказал демиург Мазукта, широким взмахом руки обводя пространство.

- Серьёзно? - усомнился демиург Шамбамбукли. - Это что, какая-то новая концепция? Я здесь ничего не вижу, одна серая муть. Где земля, где небо? Где тут вообще что?

- Это Хаос. И всё, что надо, в нём уже существует, - заверил Мазукта. - Но пока только в потенциале. Эту штуку еще надо запустить.

- А как ты её собираешься запускать?

- Очень просто.

Мазукта достал из внутреннего кармана пухлую книгу Бытия.

- Здесь я описал все основные законы и взаимодействия, которые должны быть в будущем мире. Хаос содержит в себе и небо, и землю, и прочие объекты, осталось только запустить механизм, который их вычленит, придаст нужный вид и вообще приведет в порядок. В этой книжке - алгоритм. Одна голая информация о том, как должен работать мир. А вон там, - Мазукта указал пальцем, - находится процессор для обработки этой информации. Пойдём, покажу.

Демиурги приблизились к процессору.

- Выглядит как обычный человек, - заметил Шамбамбукли.

- Потому что это он и есть, - ответил Мазукта, страница за страницей вкладывая в голову человека общее понятие о вселенной. - Вот проснётся, откроет глаза - и сразу упорядочит весь Хаос как надо. Это для нас с тобой здесь нет ничего, кроме серой мути, а у человека сознание ограничено. Он увидит то, чему я его научу. И таким образом, который я укажу.

- И как это поможет тебе построить мир? - не понял Шамбамбукли. - Пока что мне представляется только человек, ловящий глюки в тумане.

Мазукта вздохнул и возвел глаза к несуществующему небу.

- Шамбамбукли! Приглядись, пожалуйста. Этот человек создан по моему образу и подобию. Если у него сложится логичная картина мира - мир просто обязан будет реализоваться. У него не останется другого выбора. О! Он просыпается! Прячемся!

Человек открыл глаза, посмотрел на облака, на шумящие кроны деревьев, сел, подобрал с травы яблоко и захрустел им.

- Вот видишь, - шепнул Мазукта на ухо Шамбамбукли. - Я же говорил!

- Вижу, - Шамбамбукли пощупал земную твердь, постучал пальцем по хрустальному куполу небес и почесал за ухом ближайшего из трёх слонов. - Действительно, совершенно законченная картина мира. А ты не боишься, что данные могут случайно повредиться при передаче? Пройдёт сколько-то поколений, возникнет сбой, появится какая-нибудь теория о круглой планете…

- Брось, ерунда! - засмеялся Мазукта. - Подсознательно люди всегда будут уверены, что земля плоская, как блин.

- Ну а всё-таки? Вдруг часть людей всерьёз уверуют в то, что она - шар?

- Ничего страшного. Одни люди будут жить на круглой земле, другие на плоской. У одних время пойдёт быстрее, у других медленнее. Чьё-то солнце замрет в центре мироздания, а чьё-то поскачет в огненной колеснице. Несущественно, это ведь всего лишь вопрос восприятия. Будет у мира не одна грань, а множество. Пускай себе сосуществуют, Хаоса хватит на всех.

- Даже на самые дикие теории?

- Да.

- А если они все переругаются? Не захотят сосуществовать?

- Тогда мир будет снова ввергнут в Хаос, - ответил Мазукта. - Но не думаю, что до этого дойдёт. Люди же не настолько глупы, чтобы ссориться из-за иллюзий!

Демиурги Шамбамбукли и Мазукта наблюдали, как люди деловито строят Большой Как Бы Курбыц.

- Знаешь, - сказал Шамбамбукли, - я тут кое- что подсчитал, у меня не совсем сходится. Я боюсь, как бы этот Курбыц не наделал бед. Может, остановить людей, пока не поздно?

- Не надо, - остановил его движением ладони Мазукта. - Эксперимент еще не завершен. Я хочу проверить, что будет, если люди, которые сделаны по нашему образу и подобию, запустят Курбыц, который Как Бы Большой. Так я смогу узнать, стоит ли нам с тобой запускать Настоящий Большой Курбыц.

- Ну- с, - сказал демиург Мазукта и потер ладони, - сейчас мы будем вершить справедливый суд. Возвысим правых, покараем виноватых и воздадим каждому по совести.

- Это будет непросто, - осторожно заметил демиург Шамбамбукли.

- Да ну, брось! Чтобы мы - да не разобрались? Быть того не может.

Демиурги пригляделись к миру.

- Ну-у… - через некоторое время протянул Мазукта, - в общем и целом картина ясна… Эти нападают на тех, потому что те поссорились с вон теми, и другие помогают вот этим, потому что вон те… погоди, сейчас соображу.

- Эти не виноваты, - неуверенно произнес Шамбамбукли. - То есть, виноваты, конечно, но совсем не в том и не так, как те. Или как те, другие. Которые против вот этих.

- Минутку! - Мазукта поднял руку. - Так мы вконец запутаемся. Давай упростим модель.

Он быстро соорудил из воздуха большую шахматную доску и кучу разноцветных фигурок.

- Эти будут красные, те - зеленые, вон те - синие…

- Не забудь про тех и этих! - напомнил Шамбамбукли. - Они, может, и невелики, но тоже важны для полноты картины.

- Хорошо. Еще оранжевые, фиолетовые, серые, песочные и… и, скажем, полосатые.

Демиурги расставили фигурки на доске в соответствии с политической ситуацией.

- Итак, красные напали на зеленых…

- Это если верить фиолетовым, - уточнил Шамбамбукли. - Синие утверждают, что зеленые первыми начали.

- Допустим, допустим… - поджал губы Мазукта. - Итак, красные нападают на зеленых, чтобы защитить красную пешку, которая находится на территории зеленых…

- А зеленые бьют красных, чтобы защитить зеленые пешки, которые находятся там же.

- При этом синие нападают на зеленых с фланга…

- Потому что считают его своим собственным флангом.

- Нет, своим они считают фланг фиолетовых!

- А сами фиолетовые считают себя отчасти зеленоватыми.

- Но на самом деле они оранжевые, только перекрашенные.

- Нет, тут ты неправ. Оранжевые - это что-то среднее между желтыми и красными… Кстати, надо добавить на карту желтых.

- Зачем? Желтые нигде никак не выступают.

- Но они плетут тайные интриги против серых, а серые выступают на стороне фиолетовых!

- Только на словах! На самом деле они давно сговорились с зелеными против песочных и оранжевых.

- Но ведь песочные в союзе с зелеными!

- Официально - да. Но ни для кого не секрет, что они давно подкапываются под красных, пользуясь поддержкой серых на деньги полосатых, которые рассчитывают оттяпать часть от оранжевых и передать её синим, чтобы втянуть их в конфликт против желтых…

Демиурги переглянулись, синхронно перевели взгляд на доску, потом на мировую арену.

- Ну и кто тут прав, а кто виноват? - раздраженно вопросил Мазукта.

- Может, все? - предположил Шамбамбукли.

- Все правы или все виноваты?

- Либо то, либо другое.

Мазукта резким движением смёл с доски все фигурки.

- Предлагаю оставить их без вмешательства свыше. Пускай сами разбираются.



Страница сформирована за 0.1 сек
SQL запросов: 169