УПП

Цитата момента



Мягкий человек делает то, что просят.
Черствый человек не делает то, что просят.
Глупый человек делает то, что не просят.
Умный человек не делает то, что не просят.
И лишь Мудрый человек делает то, что нужно.
Сказал Магар

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Человек боится вечности, потому что не знает, чем занять себя. Конструкция, которую мы из себя представляем рассчитана на работу. Все время жизни занято поиском пищи, размножением, игровым обучением… Если животному нечем заняться, психика, словно двигатель без нагрузки, идет вразнос. Онегина охватывает сплин. Орангутан в клетке начинает раскачиваться взад-вперед, медведь тупо ходит из угла в угол, попугай рвет перья на груди…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

- Вот! Я привел тебе доказательство! - сказал демиург Шамбамбукли демиургу Мазукте.

- Чего? - не понял спросонья демиург Мазукта.

- Доказательство. Привел. Что люди не скоты.

- А- а, ты об этом… Ну, заходи. Показывай, что у тебя там.

Мазукта, придерживая одной рукой пижамные штаны, посторонился и пропустил в квартиру демиурга Шамбамбукли.

- А эти с тобой?

- Да. Это люди. И они - не скот.

- Это я уже слышал. Ты доказательство приводи.

- Вот, я привел. Люди.

- Вижу, что люди. А доказательство где?

- Ну как же…

- Шамбамбукли, - раздраженно произнес Мазукта. - Ты меня разбудил на заре третьего тысячелетия. Тебе самому нравится, когда тебя будят на заре?

- Ой, прости.

- Короче! Вот твои люди. Объясни толком, почему они не скоты, или дай мне спокойно поспать.

- Не скоты. Потому что они действуют не по принуждению, а из любви.

- Серьезно?

- Да. Я на протяжении нескольких поколений внимательно следил за этим народом, всячески обхаживал, направлял, подсказывал им наиболее выгодные пути развития. Сейчас они слушаются меня во всем, уважают, восхваляют…

- Ну-ка, погоди минутку.

Мазукта повернулся в людям.

- Вот ты, с бородой. Отвечай, ваш демиург и правда действует только лаской и убеждением?

- Да! - с восторгом отозвался человек.

- И вы его всегда слушаетесь?

- Да!

- И никогда ему не перечите?

- Никогда!

- А почему?

- Из великой любви к нему!

- А за что вы его так любите?

- За всё! Ибо он - наш пастырь, а мы все - его верные агнцы.

- То есть, бараны? - Демиург Мазукта удовлетворенно хмыкнул и обернулся к смущенному демиургу Шамбамбукли:

- Значит, говоришь, не скоты, да?

- Давай поспорим еще раз..? - робко предложил Шамбамбукли.

- Это и есть твой философ? - спросил демиург Мазукта.

- Он самый, - кивнул демиург Шамбамбукли.

- Хм… - Демиург Мазукта брезгливо потыкал ногой неподвижное тело. - Он что, пьян?

- Да, с философами такое случается.

- И ты утверждаешь, что вот этот отброс общества создал теорию о свободе воли и предопределении?

- Ага. Я нахожу это достаточным, чтобы не считать человека скотом. Скот до такого не додумается.

- Спорный вопрос, - проворчал Мазукта. - Только скот может напиваться до скотского состояния.

Тут человек поднял голову, сфокусировал взгляд на Мазукте и развязно произнес:

- А ежжели я сскот, то хрен ли ты пришшел со своими пр'блемами к скоту? И хто ты сам псле этого?

Демиурги переглянулись.

- По-моему, он тебя уел, - с улыбкой сказал Шамбамбукли.

- С-с-скотина, - процедил Мазукта.

- Что отличает человека от животного? - задал вопрос демиург Мазукта и сам же на него ответил. - Способность к абстрактному мышлению. Согласен?

- Ну, допустим, - осторожно кивнул демиург Шамбамбукли.

- Отлично. Тогда смотри!

Мазукта сложил ладони рупором и закричал, обращаясь к миру:

- Принесите-ка мне, люди, ваших детушек! Я сегодня их за ужином скушаю!

- А разве ты ешь детей? - удивился Шамбамбукли.

- Нет, конечно, - пожал плечами Мазукта. - В том-то весь и фокус. Сейчас люди начнут тупо приносить мне своих детей, и ни один даже не задастся вопросом, а с какой, собственно, стати?

- Подожди, но дети…

- А что дети? Чистые невинные души, с ними проблем не будет. Пущу по второму кругу, почти без отходов.

- Мазукта, но это же жестоко..!

- Знаю, что жестоко. Но ты посмотри… ага, вон туда, видишь? Уже идут. Колоннами. Несут, ха! Вот идиоты-то, верно?

- Мазукта… прекрати это, пожалуйста.

- Нет, ты только подумай! Вместо того, чтобы возмутиться, слепо и послушно приносят в жертву жестокому божеству своих родных детей! И кто они после этого, не животные?

- Нет. Животные так никогда не поступают.

- Хм… А ведь ты прав, пожалуй.

Мазукта досадливо поморщился и снова закричал:

- Эй, люди, отбой. Не нужны мне ваши дети. Идите отсюда. Я кому сказал! Эй, там… А ну прекра… я сказал, прекратите! Да всё уже, всё, верю, не нужны мне… Да куда вы их… Вы чего там, с ума посходили?! Шамбамбукли, ты только глянь, что происходит!

- Дети режут стариков.

- Детушек! Я же им сказал, детушек приносите, а не дедушек!

- Они плохо расслышали.

- Тьфу! - Мазукта отвернулся от этой картины. - Туп-пицы! Слушай, может, они и правда от обезьяны произошли?

- Сыграть, что ли..? - предложил скучающий демиург Мазукта своему другу демиургу Шамбамбукли.

- Давай. А во что?

- Да во что угодно! Да вот хотя бы… а ну-ка, достань шахматную доску.

Демиург Шамбамбукли тут же достал из воздуха доску и разложил ее на столе.

- А фигуры? - спросил он.

- Какие еще фигуры? Чай, не в шахматы играем.

- А во что?

В ответ демиург Мазукта вытряхнул из ладони две кучки круглых фишек - черных и белых.

- А- а… понятно.

- Хочешь играть белыми? - спросил Мазукта.

- Да, если можно.

- Ладно. Тогда объясни им правила, и начнем.

- Объяснить им..?!

- Ну конечно. И посмотрим, кто кого.

- То есть, они будут играть сами? Без нас?

- А в чем проблема?

- Да нет, ни в чем…

- Ну тогда приступай. Расскажи своим все правила и тонкости игры, разработай тактику и стратегию, а я проделаю то же самое со своими. И посмотрим, кто лучший педагог.

Шамбамбукли принялся просвещать свои фишки, Мазукта начал что-то втолковывать своим. Через некоторое время оба объявили о своей готовности.

- Стройсь! - скомандовал Мазукта, и фишки заняли свои места. Шамбамбукли нахмурился.

- Как-то они странно стоят…

- Неважно, - отмахнулся Мазукта. - Уже поздно что-то менять, игра началась.

Белые двинули свою первую фишку. В ответ с другой стороны прыгнула вперед черная, за ней другая, третья… Белые так и полетели с доски.

- Мазукта, что происходит?

- Как что? Кавалерийский налет.

- Но это же не по правилам!

- Почему не по правилам? А ты своих во что обучал играть?

- В шашки, конечно.

- А я - в «Чапаева».

- А вот скажи мне, Шамбамбукли, - сказал демиург Мазукта. - Когда ты творишь людей, какое у них первое слово?

- В смысле?

- Ну, что они у тебя произносят, когда появляются?

- «За».

- То есть? - не понял Мазукта. - А второе слово тогда какое?

- Когда как, - пожал плечами Шамбамбукли. - Иногда «что», иногда «каким». Бывает, что первое слово «не», или «ой», или просто «а». Бывают и такие слова, что даже я их не знаю. А у твоих какое первое слово было?

- Абырвалг, - отрезал Мазукта.

Демиург Шамбамбукли позвонил своему другу демиургу Мазукте.

- Мазукта, у тебя время есть?

- Есть. А у тебя?

- А у меня не хватает! Поэтому я тебе и звоню. У тебя не найдется лишних эпох триста?

- Где-то было. Надо посмотреть. Зачем тебе?

- Да понимаешь, сделал мир, а жители мне прошение послали.

- И что просят?

- Просят сделать сутки хотя бы на 2 часа длиннее.

- Так и написали: «хотя бы на 2»?

- Так и написали. Ну что, найдешь для них время?

- Шамбамбукли!

- Что?

- Во-первых, они не достойны.

- Но они же люди.

- Ну и что, что люди, все равно не достойны. Пропьют, промотают, потратят в пустоту.

- Ну не все же. Люди-то разные бывают.

- Люди-то разные, но я еще не сказал, что во-вторых.

- И что во-вторых?

- А во-вторых, если ты создал мир, сам и находи для людей время.

- У меня закончилось. У меня нет времени. - попытался отмазаться Шамбамбукли.

- Не знаю. Придумай что-нибудь. Перераспредели. Оптимизируй.

- Это как-то сложно слишком.

- А кому легко?

- Ладно. Пойду поищу, может завалялось где-то… Хотя бы эпох сто… На первое время…

- Не дергайся! - скомандовал демиург Мазукта.

- А ы оаух! - сердито ответил демиург Шамбамбукли.

- Вот и не дергайся. Сиди смирно. И рот открой шире… еще шире!

- Акх..?

- Да, так. Замри!

Демиург Мазукта включил бормашину и принялся деловито ковыряться во рту демиурга Шамбамбукли.

- Ыыы… - промычал Шамбамбукли.

- Сам виноват! - безжалостно ответил Мазукта. - Никто не просил тебя спорить. А в спорах, сам знаешь, что бывает с зубами. Мало тебе было прошлого раза?

- А ы ох ыхыхах…

- Чего?

- А ы ох…

- Нормально говори.

- Ха хы хох пхаыкхах…

- Ах, даже так? Не мог проиграть? А почему же проиграл?

Мазукта выключил бормашину, Шамбамбукли прополоскал рот, сплюнул и пожал плечами.

- Сам не пойму. Я же был прав!

- Безусловно. Но для того, чтобы победить в споре, одной правоты мало. Она, к слову сказать, вообще не важна.

- А как же..?

- А вот так. Запомни, а еще лучше запиши себе где-нибудь. Никогда, ни при каких обстоятельствах, но по какому поводу нельзя спорить с людьми. Обязательно проспоришь.

- Почему? - удивился Шамбамбукли.

- Вот этого никто не знает. Закон такой. В любом споре всегда выигрывают люди. Не было еще случая, чтобы победил демиург.

Шамбамбукли засопел.

- Все- равно не могу понять. Это же был чисто научный спор. Мы с одним ученым… как же его по имени? Двалин, кажется - обсуждали происхождение человека. Я утверждал, что человек создан из грязи, а Двалин - что сам собой произошел от обезьяны. Но это же чушь! Я-то точно знаю, когда, в котором часу и из чего именно был создан человек!

- Да? Тогда почему же ты проиграл? - насмешливо спросил Мазукта.

- Ну… у меня же ничего не было, кроме голословных утверждений. А у него - доказательства! Результаты исследований, научная база, мнения авторитетов… Где уж мне со всем этим тягаться!

- Ну вот видишь, ты и сам все понимаешь. Людей легче уничтожить, чем переубедить. Они никогда тебе не поверят - во всяком случае, до тех пор, пока у них есть возможность верить во что-то другое, неважно во что. Даже в самую распоследнюю ересь. И всегда смогут отстоять свою точку зрения, так что зубов не напасешься.

Шамбамбукли вздохнул.

- А что же делать? Если уже влез в спор… ну, случайно?

- Если ты умный, то скажешь «победили, дети мои», и улыбнешься.

- А если..?

- А если очень умный, то после этого уже никогда больше спорить не будешь.

- Мазукта?

- Хм?

- Что такое счастье?

- Хм?!

- Ну, ты же у нас демиург семейный?

- Да.

- У тебя жена, дети, уютный мир…

- Ну?

- Ну вот я и спрашиваю - что такое счастье? Ты-то наверняка должен знать.

- Понимаешь, Шамбамбукли… - Мазукта задумчиво потер подбородок, - знать-то я, конечно, знаю. Но вот как бы это тебе объяснить…

- А ты на примере.

- На примере? Хорошая мысль. Пойдем.

- Куда?

- Показывать буду.

Мазукта ухватил друга за руку и потащил за собой, объясняя по дороге:

- Нам-то что, мы демиурги. Кто лучше всех разбирается в счастье, так это люди, им его вечно не хватает. Так что вопрос там изучен всесторонне. Сейчас сам убедишься.

Он приволок Шамбамбукли на берег моря, огляделся по сторонам и довольно хмыкнул.

- Видишь вон того бедного рыбака? Смотри внимательно, сейчас ему будет счастье!

Мазукта достал из-за пазухи старый замшелый кувшин, залез внутрь и заткнул за собой пробку. Через минуту кувшин уже оказался в рыбацких сетях, а через две минуты - в руках у рыбака.

- Отлично! - воскликнул Мазукта, когда рыбак вытащил пробку и выпустил его из кувшина. - Тебе, парень, повезло. Загадывай три желания.

- Любые?

- Любые. Всё, что тебе нужно для счастья!

Шамбамбукли, притаившийся в кустах, навострил уши.

- Хорошо, - кивнул рыбак. - Тогда хочу, во-первых, свой собственный остров. Можно даже небольшой.

- С замком? - уточнил Мазукта.

- Не обязательно. Маленького домика будет достаточно. Такого… беленького, с черепичной крышей. И отдельной ванной.

- Будет исполнено - кивнул Мазукта. - А второе желание?

- Прекрасную женщину, конечно, - пожал плечами рыбак. - Которая бы меня любила, и которую я тоже мог бы любить.

- Пожалуйста! - махнул рукой Мазукта, и рядом с рыбаком появилась прекрасная женщина. - Ну, а третье желание?

- Эээ… - рыбак с трудом отвел глаза от женщины и посмотрел на Мазукту. - Что? Третье желание..? Сейчас.

Он повернулся к женщине и взял её за запястья.

- Мне больше ничего не нужно для счастья. Я хотел бы, чтобы третье желание загадала ты.

Женщина восторженно взвизгнула и повисла у рыбака на шее.

- Ну что, Шамбамбукли, всё понял? - спросил Мазукта у друга, когда они опять остались одни. - Что нужно для полного счастья?

- Ага, понял, - кивнул Шамбамбукли. - Для полного счастья нужно иногда жертвовать своими желаниями ради других. Так?

- Вообще-то, я имел в виду нечто иное… - ошарашено пробормотал Мазукта.

- Мазукта! - начал демиург Шамбамбукли. - Вот ты каждый день удовлетворяешь миллион желаний…

- Нет- нет, - поднял ладонь демиург Мазукта. - Я ничего не удовлетворяю. Я только исполняю желания, это разные вещи.

- Почему? - не понял демиург Шамбамбукли.

- Мы ведь говорим о людях, верно? - сказал Мазукта. - А людей невозможно удовлетворить, они вечно чем-нибудь недовольны.

- Погоди… Почему недовольны? Вот есть человек, он о чем-то тебя просит, и получает желаемое. С какой стати ему быть недовольным?

- Поверь мне, Шамбамбукли, это странно звучит, но это факт. Да вот, смотри сам. Возьмем любого человека, первого попавшегося.

- Давай, возьмем. И исполним его желание?

- Ну… да. Попробуем.

- Ну хорошо, пусть будет вон тот. Чего он хочет?

- Да чего может хотеть человек? Денег, конечно.

- Ну так дай ему!

- Внимание, даю. О, вот он их уже получил.

- Ну и?

- Недоволен. Считает, что мало.

- А ты дай ему больше.

- Внимание, даю! Все равно считает, что мало.

- Ну дай еще больше!

- Нет проблем, даю. Ну всё, завалило его.

- Бедный…

- Почему бедный? Богатый. Шикарная смерть, если разобраться. Но это только частный случай. Людям вообще невозможно угодить! Просят у меня солнышка, а потом жалуются на жару. Просят прохлады, а потом мерзнут как цуцики и торопят лето. В засуху просят дождя, а в дождь просят остановить наводнения… В общем, сами не знают, чего хотят.

- Смотри, как всё замечательно устроено! - горделиво произнес демиург Мазукта и кивнул на свой мир.

- Да, очень мило, - согласился демиург Шамбамбукли.

- Мило - не то слово!

Мазукта раскрыл папку с кучей графиков и продемонстрировал их товарищу.

- Видишь, какой уровень благосостояния? У наука? А искусство и образование? А уровень моей популярности? Вот то-то же! Осталось только одно маленькое дельце…

Мазукта протянул руку и нажал на кнопку «Армагеддон»

- Зачем?! - вскрикнул Шамбамбукли.

Мазукта перевел на него удивленный взгляд.

- Что значит, зачем? А как же я попаду в таблицу рекордов, если не завершу игру?

- Мазукта, ну объясни мне. Зачем нужен Конец Света, я могу понять. А зачем тебе понадобился Потоп?

- Мне? Да с чего ты взял, что это была моя идея?

- А чья же?

- Нуу… просто я откликнулся на молитву одного умирающего в пустыне. С той же силой, с которой он молил.

Демиург Мазукта пришел к своему другу демиургу Шамбамбукли.

- Что нового? – спросил Шамбамбукли.

- Да все по-старому. Люди прислали очередную жалобу: недовольны, что в пустыне слишком сухо, а в болотах слишком влажно, - Мазукта махнул рукой.

- Да, мои тоже недовольны. Говорят, Великий чертеж не соответствует действительности, - ответил Шамбамбукли.

- Что за чертеж?

- Да чертеж этот, по которому я мир сотворял. А как он может не соответствовать, если я по нему все строил.

- Дай глянуть, - полюбопытствовал Мазукта.

- Вот посмотри.

- Таааак. Горы – и здесь горы. А это что? Леса? Правильно, и здесь леса. А здесь, смотри, Шамбамбукли, здесь на карте озеро нарисовано.

- Нарисовано, - подтвердил демиург.

- А в мире – пустой котлован, озера-то нет.

- И правда, нету, - Шамбамбукли почесал затылок. – А! – воскликнул он. – Я вспомнил. У меня было не так уж много воды. Я решил себе резерв оставить, для потопа. Ну ты понимаешь. А так даже лучше получилось. Люди удивляются, откуда котлован взялся. Теории строят. Некоторые считают, что это метеоритный котлован.

- Понятно. А здесь вот должна была быть степь, я так понимаю.

- Да, степь. Эээ… Понимаешь, оставалась порода. Хорошая порода, не известняк какой-нибудь. С полудрагоценными прослойками. Ты же знаешь, горная архитектура – моё хобби. Вот я и наваял там.

- Значит, правильно люди недовольны: чертеж-то у тебя действительно, того, отличается.

- А что делать.

- Ты, Шамбамбукли, им закон новый объяви.

- Какой?

- Ну, что карта отныне не равна территории.

- Думаешь, поможет?

- Попробуй, посмотрим, что получится.

- Мазукта?

- Что?

- Вот ты каждый день исполняешь миллион желаний…

- Ну, исполняю.

- А зачем?

- То есть как, зачем? Я же тебе уже объяснял!

- Да, я помню. Если не напоминать о себе, то никто в тебя верить не будет. Я не то имел в виду. Просто я же тебя не первый век знаю, вот мне и странно, почему ты сам лично исполняешь чьи-то желания, а не придумаешь какое-нибудь хитрое приспособление? Чтобы оно работало, а ты отдыхал.

- Я уже пробовал, - вздохнул Мазукта. - Вышло не очень-то.

- Правда? Расскажи!

- Да чего тут рассказывать… Я тогда еще молодой был, наивный…

- Ты и сейчас не старый!

- Да, но уже не наивный. Так вот, подумалось мне однажды: зачем зря возиться, если можно поместить в мир миллион артефактов, исполняющих желания? Нашел человек такой артефакт - и попросил чего душе угодно. Глупо, да?

- Ну почему же…

- Глупо, можешь не сомневаться. Я проверил. Сотворил миллион артефактов - маленьких, удобных, блестящих, чтобы их хорошо видно было. Золота не пожалел! Каждый - на одно желание, чтобы не было злоупотреблений. Ну и что ты думаешь? Чего люди стали себе желать?

- Чего?

- Да в том-то и дело, что ничего! Расхватали они мои артефакты, спрятали подальше и принялись друг с другом торговаться. Сам понимаешь, одно желание - ценность немалая, дорогого стоит. Можно даже на корову обменять.

- А почему просто не пожелать себе корову?

- Ты меня спрашиваешь? Ты у них спроси! В общем, ничего из этой затеи не вышло. Каждый понимал, что владеет самой большой ценностью, за которую другой жизни не пожалеет. И что дурак будет, если впустую потратит, а тем более - если отдаст за ерунду. Так мои артефакты и пролежали целую неделю невостребованными.

- Неделю? А потом что с ними стало?

- А потом… потом кто-то сообразил пожелать себе вместо одного артефакта - тысячу. Само собой, силы в них никакой не было - хорош бы я был, если бы не предусмотрел такой возможности! - но пока люди разобрались, что к чему, пока сообразили, что им вместо настоящей волшебной вещи дают пустышки…

- Понимаю. Так появились деньги?

- Ага. Маленькие золотые кругляши, на которые можно выменять корову. И которые, по древнему поверью, исполняют любые желания.

- Что это ты тут делаешь? - спросил демиург Мазукта демиурга Шамбамбукли.

- Варю первичный бульон, - ответил демиург Шамбамбукли, сосредоточенно помешивая ложкой в кастрюльке.

- Первичный… погоди, а зачем?

- Хочу, чтобы всё было по науке.

- По науке. Угу. - Мазукта двумя пальцами приподнял со стола потрепанный учебник биологии для шестого класса и понимающе хмыкнул. - Тебе что, делать нечего?

- Очень даже есть чего! - возразил Шамбамбукли. - Я творю жизнь! По науке… - добавил он после короткой паузы.

- Да? Ну- ну.

Мазукта сел в сторонке и закинул ногу на ногу. Удобно уместив учебник на коленке, он принялся громко с выражением читать:

- «Семь триллионов тонн аминокислот, биополимеров и метана нагрейте до кондиции, добавьте серы и фосфора по вкусу и поместите под жесткое излучение до появления накипи» У тебя уже появилась накипь?

- Нет еще.

- А в этом случае рекомендуется шандарахнуть молнией. Тебе помочь или ты сам?

- Я сам.

- Ага. А когда появится накипь, дай ей настояться три миллиона лет.

- Знаю. Я так уже несколько раз делал.

Шамбамбукли снял кастрюльку с огня, привязал к ручке полотенце и принялся крутить над головой, считая вслух обороты: «один, два, три… сто пятьдесят… сто восемьдесят….миллион двести тысяч… три миллиона!»

Он поставил кастрюльку на стол и заглянул под крышку.

- Ну? - спросил Мазукта.

- Ничего, - разочарованно протянул Шамбамбукли и выплеснул первичный бульон в мойку. - Но почему? Я же всё делал по рецепту! А там прямым текстом написано, что всё должно получиться!

- Здесь немного не так написано, - возразил Мазукта, водя пальцем по тексту. - Здесь написано, что если вы будете настойчивы и старательны, нигде не ошибетесь ни на йоту и в точности будете следовать инструкциям, то с высокой степенью вероятности жизнь зародится сама собой… минутку, тут сноска. Ага, «высокая степень вероятности» - это примерно одна двухсотмиллионная. Сколько ты уже попыток предпринял?

- Восемь тысяч, - убитым голосом произнес Шамбамбукли. - Приблизительно.

- Осталось еще сто миллионов девятьсот девяносто две тысячи! - ободрил его Мазукта. - Продолжай в том же духе. И жизнь возникнет сама собой.



Страница сформирована за 0.86 сек
SQL запросов: 169