УПП

Цитата момента



Опыт — это вещь, которая появляется сразу вслед за тем, когда была нужна.
Ольга Рафтопуло

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



После тяжелого сражения и перед сражением еще более тяжелым Наполеон обходил походный лагерь. Он увидел, что один из его гренадеров, стоя на часах, уснул и у него из рук выпало ружье. Тягчайшее воинское преступление! Кара за сон на посту – вплоть до смертной казни. Однако Наполеон поднял выпавшее ружье и сам стал на пост вместо спящего гренадера. Когда разводящий привел смену, Наполеон сказал ошеломленному капралу: «Я приказал часовому отдохнуть!» Император был единственным, кто, кроме караульного начальника, имел право сменить часового на посту.

Сергей Львов. «Быть или казаться?»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009
Текстовые иллюстрации

Движение любителей исторической реконструкции

Краткая справка

Современное реконструкторское движение в России и странах СНГ начало развиваться со второй половины 1980-х годов (Ленинград, Уфа и т.д.). Это период, который сами реконструкторы считают началом серьёзного движения. Правда, некоторые клубы появились ещё раньше — во второй половине 1970-х. Но это были одиночные примеры.

Тогда ещё под эгидой ВЛКСМ удалось объединить разрозненные ВИКи (военно-исторические клубы, как назывались они тогда) во всесоюзную федерацию. А в 1989 г. родился ставший впоследствии ежегодным военно-исторический фестиваль «День Бородино», проводимый на Бородинском поле и объединяющий реконструкторов «наполеоновской эпохи». Тогда же в 1989 г. АЛНЭ (советская Ассоциация Любителей Наполеоновской Эпохи) была приглашена в Париж на юбилей Французской буржуазной революции. В этом же году советская команда приняла участие в XIII международном рыцарском турнире в Польше, в г. Голюб-Доржине, где заняла III место среди пеших команд. С этого времени начинаются регулярные международные контакты реконструкторов бывшего СССР с их западными коллегами. Достаточно быстро появились также и реконструкторские клубы эпохи Гражданской войны, Первой мировой, рыцарские средневековые реконструкторские клубы и т.д.

Основными трансляторами в реконструкторском движении являются фестиваль, на котором происходят турниры и балы, а также аутентичное поселение, где участники некоторое время живут в обстановке какой-либо эпохи, полностью реконструируя одежду, быт (включая еду и домашнюю утварь), иногда жилища. Бывают случаи, когда в посёлок включают и домашних животных соответствующей поры. Часто такие поселения и фестивали сосуществуют вместе в одном времени и пространстве, дополняя друг друга. В России непосредственным предшественником реконструкторов было движение «индейцев», воссоздававших посёлки и быт индейцев Северной Америки.

Сейчас на Западе движение перешло уже в конвиксионную фазу. Так, в Польше, в упомянутом выше Голубдобженском замке, на протяжении более двадцати лет проводится фестиваль, куда съезжаются «рыцари» Франции, Англии, Испании, Германии, Чехии, Польши, России и других стран. Фестиваль давно поставлен на коммерческую основу международного туризма.

Между крупными фестивалями реконструкторские клубы проводят подготовку к ним, занимаясь изготовлением костюмов, доспехов и утвари. Некоторые клубы при этом проделывают большую исследовательскую работу, поднимая различные исторические источники, участвуют в дискуссиях с профессиональными историками по поводу деталей использования отдельных приёмов и технологий (в том числе военных).

Другие клубы не столь щепетильны и изготавливают лишь внешнюю имитацию утвари и одежды. По этому поводу между клубами часто бывают трения и конфликты. Местные власти любят привлекать реконструкторские клубы для участия в различных городских праздниках, киностудии — для съёмок исторических фильмов и фильмов-фэнтези.

Реконструкторов часто путают с ролевиками. Некоторые исследователи даже считают их частью, отдельной субкультурой ролевого движения. С нашей точки зрения, это не совсем верно, так как базовый транслятор у движения совершенно иной. Впечатление такое возникает по двум причинам:

Во-первых, внешнее сходство ролевика и реконструктора (костюм, доспехи и т.д.). И во-вторых, в девяностые ролевики своей массовостью на время поглотили реконструкторов и частично растворили их в себе. Многие клубы перешли на игровой транслятор.

Казалось, что реконструкторы как отдельное движение полностью интегрировалось в ролевое. Но с начала 2000-х годов реконструкторские клубы начали стремительно размножаться, обособляясь от ролевиков. Внешне это выглядит, как выделение нового реконструкторского движения из ролевого. Некоторые исследователи считают, что такое описание динамики развития движения имеет право на существование и более реалистично отражает суть происходящего. Сами реконструкторы считают, что около трети всех реконструкторских клубов — это переквалифицировавшиеся клубы ролевиков.

На западе реконструкторских клубов на порядок больше, чем в странах СНГ. В одной Польше их насчитывают около 300. В странах СНГ нишу реконструкторов явно заняли ролевики и пока удерживают её в смысле массовости. Количество активистов у реконструкторов оценивается в 2000 человек. Но сейчас соотношение меняется, и что будет в ближайшие годы — непонятно.

Потребностной нишей распространения реконструкторского движения, как на Западе, так и в нашей стране, называют кризис идентичности, или новое национальное становление народов мира.

Русская изба

История и предыстория
реконструкторско-ролевого клуба

Неформалы назначили нам встречу у МИДа, где представить уличную тусовку странно. Для одного из авторов, жителя Украины, действительность оказалось ещё страннее: в пяти минутах ходьбы, в центре одного из самых дорогих городов мира — бесплатное помещение молодёжного клуба.

Власти требуют за это работы с детьми и участия в мероприятиях, что и делается: живые наглядные пособия на уроках истории в школах, показательные бои на городских праздниках, грамоты и кубки с турниров исторической реконструкции. Заходят в клуб и дворовые дети — им прикольно среди мечей, шлемов, панцирей и молодых людей, серьёзно увлечённых Делом, а не пьяным телевизором. Ограничены акустическим соседством с жилфондом, но действуют слесарно-столярная мастерская и большая комната для фехтования. Спортзал управа даёт по расписанию.

Рассказывает Пуга — Дмитрий Пугин, Москва

Я вернулся из армии ровно 1 января 1997 года, и попал в круг старых друзей — человек 10, среди которых витала мысль о создании клуба. Так появляется клуб «Варяг». Помещение нашли в бывшем «Городе мастеров», был такой ролевой клуб, но потом его выпускники сделали коммерческую фирму «Золотое кольцо». Им для властей, для отмазки (возможно, и по старой памяти, точно не знаю) надо было молодёжные мероприятия делать — вот мы их и делали. Кроме того, мы организовали круглосуточную охрану, и фирма была довольна таким симбиозом.

  • Это типичная проблема, с которой постоянно приходится сталкиваться муниципальным властям. Использование неформалов-энтузиастов для работы с детьми и молодёжью даёт очень высокую эффективность и массовость при минимальных затратах. Но редкий чиновник понимает цикличность жизни неформальных групп и может спрогнозировать их перерождение. Впрочем, в данном случае симбиоз всем пошёл на пользу.

Потом помещение продали, но мы к тому времени уже развернулись, и Хамовническая управа выделила нам подвал у метро «Смоленская», уже чисто под детско-молодёжный клуб «Русская изба», без всякой коммерции. Вот мы сейчас в этой «избе».

  • Клуб «Варяг» существовал много раньше 1997 года и уже давно был известен среди неформалов. Известный в их среде Сергей Запорожский, переехав из Харькова в Москву, принёс в группу своих друзей название старого клуба, пережившего не один цикл жизни, или, что почти равнозначно, брэнд, переживший не один клуб — «Варяг». Для нашего рассказчика, Дмитрия, «Варяг» начался только сейчас, как бы с нуля. Это точка отсчёта начала очередного цикла. «Варяг» бывал анархистским и ролевым, а сейчас случилась очередная реинкарнация. «Город Мастеров» и «Варяг» изначально принадлежали к одному кругу с традициями свободного перетекания из клуба в клуб и параллельного членства. Со стороны сложно было отличить, кто из какого клуба.

«Варяг» стал тренироваться и расти. В клуб вернулся некоммерческий состав «Города мастеров», те, кто не были в фирме и продолжали заниматься тем же, что и мы. «Варяг» выехал на ХИ-97 и далее выезжал на разные мероприятия постоянно, много раз в году. На ХИ-99 под Клином среди 600 участников команда вокруг нашего клуба состояла из 75 бойцов в доспехах с оружием, не считая девчонок. Обычная команда — это не больше 30 человек — иначе трудно управлять, а мы выставили около сотни. Это считается круто! В нашей команде были люди из Казани, Питера, Кургана, Харькова, Уфы, других городов. Не случайные люди, из нашего круга друзей! Если с человеком понравилось играть, то можно съездить ещё раз, можно влиться в его команду, он может влиться в твою.

В 2000 году мы поехали на европейский реконструкторский фестиваль в Польшу. Это был пик клуба со спортивной и социальной точки зрения. Все эти годы мы, ядро, встречались практически каждый день после работы и практически все выходные: либо тренировки, либо выезд, либо в клубе все. А остальные — кто-то приходил, кто-то нет, но вместо него приходил другой. Ядро менялось медленней. К этому времени клуб сильно разросся. Появилось несколько направлений: кто-то больше занимался играми, кто-то реконструкцией. Не все, конечно, были в активе. Вокруг сложилась большая тусовка.

Лидером был, конечно, Серёга. Не всегда он был председателем клуба, иногда выбирали другого. Но фактически всегда он заправлял; очень сильный лидер. Он способен организовать, поднять, вдохновить на что-то народ.

У нас большая аура была, много знакомых появлялось. Практически все члены клуба познакомились со своими будущими супругами здесь. Все побывали семейными, некоторые таковыми остались, некоторые обзавелись детьми, некоторые потом расстались. Причины разводов всегда лежат вне клуба, это как у всех.

Приезжавшие в Москву «варяги» сначала работали разнорабочими, теперь все имеют образование, профессии и благополучные, по московским меркам, работы. Я вот — программистом работаю.

  • Фестивали, турниры и аутентичные поселения являются основными трансляторами у реконструкторов. К
2000 г. «Варяг» вышел на международный уровень своих контактов. Видно, как постепенно клуб из чисто ролевого дрейфует в сторону реконструкции. Смена транслятора — важный этап этого дрейфа. Базовые трансляторы движений — ролевые игры и турниры — собирают и сдружают людей из всей России и ближнего зарубежья. Клубные «общины» принимают иногородних. Для членов «общин» типично устройство на совместную работу, съём квартир вскладчину и другие формы бытового сотрудничества. Москва — сильный центр тяготения, но в ней и наибольшие трудности натурализации. Люди одного круга переезжают и в нестоличные города. Социальная инфраструктура взаимопомощи не создаётся, а вырастает — это естественный социальный процесс.

В июне 2002, после неудавшейся игры «Гиганда», в клубе начался конфликт, приведший к расколу на два клуба. Все периодически влезали на броневик, махали флагом, каждый хотел своего, но несколько групповых мнений прослеживалось. Некоторые считали, что клуб перестал заниматься основными, изначально декларированными целями.

  • Если бы клуб смог изменить структуру и перейти к единому сообществу нескольких направлений, в каждом из которых был бы свой коннектив, то он бы превратился в консорцию второго порядка — круг или систему. Время жизни объединения возросло бы тогда до 7-9 лет. «Варяг», очевидно, шёл в этом направлении, но на фазе надлома не удержался и раскололся на два вполне обычных клуба. «Бунт стариков» удалось лишь оттянуть во времени.

К моменту раскола клуб стал больше тусовкой, нежели рабочим коллективом. Народу было прикольно приходить попить пивка вместо того, чтобы тренироваться, мастерить доспех или проектировать игру. Я считал, что Серёга вёл неправильную политику: нужно было ужесточать отношение к тусовщикам.

Это была битва не за помещение, а за интересы. Были личные человеческие обиды, не без того, но с этической точки зрения никто не предъявлял друг другу особых претензий. Серёга забрал название «Варяг» и ушёл с частью клуба на Хавскую. «Русская изба» осталась здесь. Если бы Серёга сказал, что помещение остаётся за ним, тогда бы мы ушли. Это был раскол. На дальнейшие игры и турниры мы уже ездили разными командами.

  • Сергей Запорожский — опытный неформальный лидер. Изначально была задана традиция свободного перетекания членов клуба между дружескими объединениями: из «Города Мастеров» в «Варяг» и обратно, приём иногородних и т.д. В рамках такой традиции расколы и «бунты стариков» стали протекать в мирном русле. Но это же и увеличило процент тусовщиков, прилипающих к клубу — аура клуба слишком разрослась и стала мешать информальному ядру, что в дальнейшем привело к расколу в ядре, к бунту несогласных с политикой разрастания тусни. Но заданная традиция свободного перетекания сработала — произошло достаточно мирное разделение.

Реконструкторское движение потихоньку коммерциализируется. Зрелищные фестивали, которых в Европе очень много, приносят деньги за счёт туристов. У нас турнир в Старой Ладоге делает робкие шаги в этом направлении, а изготовление доспехов уже превратилось в небольшой такой бизнес. Можно по-разному относиться к этому, но вот такая сторона: если бизнес, то можно сказать — для денег… а можно сказать — не для себя, а для людей. И то, и другое — правда.

Внутренняя составляющая деятельности для реконструкторов — это самосовершенствование в ратном деле. Внешняя отчасти — вид спорта и зрелища, но, кроме эффектных для зрителей турниров, это исторические исследования и популяризация исторических сведений. Каждый серьёзный клуб имеет сайт, некоторые издают литературу. Перед игрой по Великой Французской Революции на сайте уже было описание всех событий и политических течений того времени, ссылки на первоисточники.

  • Фактически клуб из ролевого переродился в реконструкторский. Перехват основного транслятора другими группами — тоже типичный способ размножения в рамках движения.

Заметно, что рассказчик, как старый ролевик, переживает, что ролевая традиции вытеснена реконструкторской. Он бы, видимо, хотел это как-то совместить. Но в одном клубе это малореально – об этом мы пишем дальше.

К реконструкторам иногда приходят новые люди, к ролевикам — нет. Мы пока не знаем, что им дать. Любой клуб — это какая-то цель, какая-то идея. Просто нет идеи такой глобальной.

Политика? А при чём здесь мы? Наверное, каждый из нас придерживается каких-то политических взглядов. Ну и что? Если к нам перейдёт нацбол или скинхед… Это вообще не переход никакой. Допустим, придёт человек и даже скажет, что он фашист. Но если в его действиях, поведении, отношении, в его клубной жизни внутри нас не будет это проявляться, он не будет рисовать в клубе свастики, не будет никого призывать, то он может быть нашим. Если он начнёт вести здесь пропаганду, то ему укажут на дверь. Но такого никогда не было. По отношению к политической тусовке мы — нечто отдельное. У них свой ареал обитания, они его как-то делят, грызутся или как-то по-другому… А у нас — свой.

  • Движения, действующие в одном поле, имеет смысл обозначить понятием «метадвижение». У каждого метадвижения одни и те же трансляторы, они представляют некое единое поле, как сотрудничества, так и борьбы. Например, в политическом метадвижении существуют правые и левые, анархисты, троцкисты, сталинисты, либералы, либерал-консерваторы, националисты и т.п. В музыкальном движении — рок, металл, рэп, регги, фолк, этно и т.п.

Внутри метадвижения группы сотрудничают или враждуют, как минимум — соперничают, мирно конкурируют. Будучи даже близки по политическим (музыкальным, игровым, литературным и т.п.) взглядам, они ревнуют людей друг к другу, каждая группа хочет иметь только своих. Движения, находящиеся в разных полях, друг другу безразличны.

Что-то общее — есть у всех, наверное. Можно называть себя партийной ячейкой, это неважно. Появляется человек, который чем-то загорелся, и за собой на каком-то этапе может повести народ — вокруг него образуется группа. Из старых групп путём раскола получаются новые.

Причины разные. Какие-то клубы раскалываются, когда власть не поделили. Какие-то — по другим причинам. Но все, в конце концов, распадаются. Стабильны только группы преданных энтузиастов, фанатов своего дела, но таких очень мало. Обычно им за 30, они давно друг друга знают, у них устаканилась жизнь, работа, они притёрлись друг к другу и не нуждаются в новых контактах, в группу не идёт приток свежих сил. Но и они в процессе формирования группы, когда им было по 20 лет, обязательно переживали какие-то взлёты, падения, расколы.

  • Интервью взято в июне
2006 г. В 2003 г. в «Русской избе» после разделения осталась почти вся клубная молодёжь, человек 30 актива. Но у них не было яркого лидера, и это привело к новому делению на ролевиков, реконструкторов и AD&D-шников. Реконструкторы ведут правильный образ жизни: тренируются, не пьют, не курят. Начали вводить соответствующие правила в клубе. Спортивным, организованным и нацеленным на деятельность людям нравится, что они востребованы — на школьных уроках и городских праздниках. Тусовка, которой напряжно в 10 утра в воскресенье, после субботнего отдыха, подрываться ехать на выступление, начала отходить. С момента раскола прошло три года медленного спада, реконструкторы постепенно взяли верх над ролевиками.
«Русская Изба» в качестве нового клуба пережила ещё один цикл. Он прошёл с 2002 по 2005-06 гг. В 2007 г. пассионарность клуба упала настолько, что он закрылся.

Клуб как квант неформального поля

Обобщённый портрет клуба

Для любителей всего живого клуб — самая естественная и распространённая форма сосуществования. И его тоже легко уподобить живому: он зарождается, растёт, цветёт и увядает, падает срубленный или гниёт на корню, стоит сухостоем или лежит валежником, а после удачной жизни из созданных им зёрен вырастают новые клубы.

Чтобы вырастить хороший клуб, нужно иметь либо талант и интуицию, данные от природы, либо (лучше и то, и другое) опыт и знания, малая толика коих содержится в этом тексте, а остальное — в учебниках по разным предметам. Но и без всяких учебников любой опытный клубмен наверняка согласится, что клуб — это не вывеска и даже не подвал под ней, а, прежде всего, люди. Или, точнее, особой формы система отношений в малой группе людей.

Самым распространённым заблуждением среди неопытных создателей клубов является следующее: «Мы сможем создать хороший клуб любителей крокодилов, потому что все мы любим крокодилов». По этому поводу есть классическое опасение Пятачка перед визитом к Слонопотаму: «Любит ли Слонопотам поросят, и как он их любит?»

Прежде чем тратить на будущий клуб свои силы, вещи и деньги, надо бы хорошенько прояснить это самое как.

Среди пятерых искренне любящих крокодилов (К.) людей вполне может быть, что:

  • Первый хочет побольше узнать о К. Ему нужна библиотека, компьютер с базой данных и командировка в биоценоз.
  • Второй имеет К. и хочет его дрессировать. Ему нужен бассейн и антилопы.
  • Третий хочет выводить новые породы К. Ему нужен электронный микроскоп и источник гамма-лучей.
  • Четвёртый хочет улучшить людей путём общения с К. Ему нужен К. и группа добровольцев.
  • Пятый, наконец, любит поговорить о К., особенно с девушками. Ему нужны стулья, стол и чайный сервиз.

Можете не сомневаться, эти пятеро клуба не создадут, ибо на одном и том же содержании деятельности они пытаются построить разные социальные типы клубов, предназначенные для удовлетворения разных человеческих потребностей.

Это не значит, что сообществ с таким разнообразным набором деятельности не может существовать. Может. Но в нашей терминологии это будет уже не клуб, а круг клубов или система клубов. Такое сообщество может при этом осознаваться участниками и в качестве единого клуба, под одним брендом.

Но подобные сложные социальные конструкции не могут образоваться сразу. Появление системы под единым брендом и с единой оргструктурой — это результат многолетней эволюции, когда первоначально один клуб, занимающийся преимущественно чем-то одним, отпочковывает от себя направления — другие клубы. Каждый из них имеет своё ядро, при этом между ними сохраняется единство общности. Сразу прыгнуть на этот уровень невозможно — либо будет одновременно несколько разных клубов под одной крышей, никакого единства; либо, что скорее всего, ничего не будет — все разругаются.

Что же нужно, чтобы клуб удался? Конечно, в идеале, неплохо бы, чтобы совпадала и тема любительского увлечения (например, крокодилы), и потребности будущих клубменов (например, научные исследования). Если такие совпадающие, да ещё имеющие свободное время, силы и ресурсы люди встретятся — то получится клуб, именуемый в нашей классификации «Клуб любителей». Его главная задача — удовлетворение потребности своих членов в знаниях. Наибольшим уважением в таком клубе пользуется тот, кто более учён. (Напомним, что это и имеется в виду под ценностно-личностной ориентацией или ЦЛО — т.е., какое человеческое качество ценится более всего.)

Какие ещё бывают клубы?

Клуб общения удовлетворяет потребности своих членов в общении, больше всего там любят людей обаятельных.

Творческий клуб удовлетворяет потребности своих членов в творчестве, там ценится, прежде всего, талант.

Реактивная группа (internal-club) служит исключительно для духовного или нравственного самоусовершенствования своих членов. Главное человеческое качество в ней — совместимость с другими членами группы.

Неформальный производственный коллектив (external-club) удовлетворяет потребности не-членов клуба, главное там — успех. (Такие клубы нас интересуют в первую очередь.)

Чуть не забыли про самое главное — про крокодилов. Так вот, второе распространённое заблуждение: якобы всё это можно совместить, причём сразу, здесь и сейчас. То есть в бассейне плавают крокодилы и несут под микроскоп облучённые яйца, а на берегу, за чаем с компьютером, члены клуба общаются с ними и между собой. Теоретически это возможно, но в жизни у нормальных людей никогда не хватит на всё одновременно сил, времени, материальных ресурсов, в конце концов. Если хватит, допустим, на покупку одного К. и аренду ванной комнаты, то держать там книги будет сыро, а общаться — тесно. Это не значит, что «непрофилирующих дисциплин» совсем не будет.

В каждом клубе в той или иной мере происходят и самовыражение, и самоусовершенствование, и знакомство с будущей семьёй. Но что-то всегда, волей-неволей, становится главным, и процесс выбора может превратить любой клуб в клуб любителей конфликтов. Особенно в процессе становления клуба, когда ни ресурс, ни традиции жизни ещё не наработаны. Если вы этого не хотите, соразмерьте желания с возможностями и выберите что-нибудь.

Если клуб уже есть, то определить, к какой категории он относится, не очень сложно. Нужно просто понаблюдать за его жизнью, не обращая внимания на декларации. Нередко бывает, что театральный клуб считает себя театром, клуб искателей снежного человека — экспедицией, а политический клуб — партией. Определить искомое легко по количеству зрителей, снежных людей и избирателей.

Если клуба ещё нет, и вы пытаетесь его создать, и идеальных условий у вас, как в жизни, не случилось, помните: легче найти консенсус в тематике клуба, чем в его социальной направленности. Легче создать клуб троим любителям крокодилов вместе с двумя искателями летающих тарелок и одним выращивателем комнатных огурцов, если все они главным человеческим достоинством считают, например, обязательность, и ради этого готовы простить какой-то другой недостаток, например, жестокость. Или наоборот. В конце концов, легче использовать микроскоп другим концом в качестве телескопа и вывести крокодилов, питающихся огурцами (или огурцы, любимые крокодилами), чем перевоспитать в человеке такое базовое мировоззренческое свойство как ЦЛО. (Чего там говорить, не только клубы — семьи от этого распадаются.)

Определив содержание и социальный тип клуба, пора задуматься о его социотехнической форме: сколько людей будет в клубе, когда и как они будут встречаться, кого принимать или не принимать в клуб и т.п. Основной параметр социотехнической формы — степень открытости клуба. Закрытость обеспечивается системой членства, либо просто сплочённостью дружного коллектива, вытесняющего чужаков. Для создания открытости необходимы реклама и радушие к посетителям. Открытый клуб — это массовость, закрытый — результативность.

Клубы отличаются по способу обновления состава.

Модель «трамвай». Синонимы: «поточный клуб», поток. Создание клуба — начало движения, на каждом клубном заседании — остановке — двери открываются для всех, люди входят и выходят. Только водитель и небольшая часть пассажиров едут от начала до конца, большинство посетителей клуба — люди приходящие. Трамвай может ездить и по кольцу.

Модель «самолёт». Синоним: «наборный клуб». Открыт только при посадке, после взлёта новому человеку туда не попасть.

Аналогии с транспортом не случайны. У всех клубов есть экипаж и пассажиры, все куда-то везут людей. Но вот что странно: везут одновременно, но разными маршрутами и в разные пункты. Каждый человек с помощью клуба перемещается в другое место самого себя, в иное состояние души, в новый облик своей личности — для того-то клубы и нужны.

Несколько кратких советов арендаторам и арендодателям клубных помещений и инвентаря.

Полноценный клуб может вырасти только в отдельной комнате. По нашей нищете это трудно, но можно, например, разделить помещение перегородками, а сэкономить на чём-нибудь другом — качестве ремонта, оборудовании.

По соседству легче уживаются клубы разного содержания, но одного социального типа. Не заставляйте два экологических клуба пользоваться одним фоторужьём: они будут обвинять друг друга в браконьерстве. Напротив, клуб любителей поговорить о кино вполне поделит видеомагнитофон с клубом любителей поговорить о сексе.

Продолжительность эффективной жизни сильного клуба, действующего с высокой производительностью труда, колеблется от 3 до 4 лет. Дольше живёт тот клуб, члены которого реже встречаются и менее напряжённо работают. В пределе, если ничего не делать или что-то делать раз в несколько лет, то… всяко бывает.

И последний, самый главный, совет: какими бы правильными ни показались вам предыдущие советы, ни в коем случае ими не пользуйтесь, если они вам хоть чуть-чуть не пришлись. Вы же не на работе! Клуб — это не то место, где нужно поступать правильно!

Клуб — это для души.



Страница сформирована за 0.58 сек
SQL запросов: 170