УПП

Цитата момента



Впитано с молотком матери…
Слушай, что тебе говорят!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Если животное раз за разом терпит неудачу, у него что-то не получается, то дальнейшее применение программы запирается при помощи страха. Теперь всякий раз, когда нужно выполнить не получавшееся раньше инстинктивное действие, животному становится страшно, и оно пытается как-нибудь уклониться от его выполнения. Психологи хорошо знают подобные явления у человека и называют их фобиями…

Владимир Дольник. «Такое долгое, никем не понятое детство»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

Женщины, посещавшие собрания «избитых женщин» в Доме независимости были, по словам героини, «в основном одержимы, невротичны и мстительны». Большинство из этих женщин развелись со своими мужьями 7–8 лет назад, но исправно продолжали посещать бабоубежище. «Они были настолько фанатичными и одержимыми, что просто пугали меня, – рассказывает героиня. – Некоторые раскачивались на полу и слегка подвывали, другие сворачивались в позу эмбриона и громко кричали на протяжении всего собрания».

Собственно, доведение женщин до состояния перманентной ополоумевшей жертвы и было целью секты под названием Дом независимости. Вместо того чтобы купировать их постразводное состояние, местные психологи пролонгировали его – порой на долгие годы. Потому что для секты главное – не терять клиентуру. И если для этого нужно сделать из человека завывающего идиота, почему бы не сделать?

Причем, что самое любопытное, – многие женщины признавались героине, что мужья никогда не причиняли им никакого физического насилия! Они просто не соглашались с женами по тем или иным вопросам. Последнее было расценено женщинами как насилие – и привело их в каморку бабоубежища. Ещё любопытнее, что некоторые из женщин «даже не знали, что с ними плохо обращаются, пока им не объяснили этого в Доме независимости».

…Спасибо добрым людям, подобрали, обогрели…

«Я чувствовала себя так, словно я была в аквариуме с пираньями во время кормленья, – рассказывает героиня. – Бывали вечера, когда вся группа находилась в состоянии депрессии, хором плача и рыдая. Время от времени мне казалось, что я вот-вот начну орать. Чтобы спастись от этого сумасшествия, я хотела просто начать составлять список покупок на листке бумаги. Но служащая сказала мне, что писать не разрешено… поскольку моего ребёнка держали фактически в качестве заложника, я готова была делать всё, что мне приказывали».

Каждую неделю нашей героине звонил Ларри Уэйдбонкер – её личный надзиратель из DSS – и ругал её за то, что героиня не поддаётся психологической обработке. И что если у героини не будет «прогресса», ей ни за что не вернут ребёнка. Героиня однажды попыталась рассказать надзирателю, какой кошмар творится в бабоубежище, но он резко оборвал её словами: «Нет! Это не то, что на самом деле происходит в Доме независимости!»

Кстати, в бабоубежище героиню уверили, что всё, рассказанное женщинами на психологическом тренинге, является тайной и за пределы комнаты, где встречается группа, выйти не может.

Это типа как врачебная тайна, успокойтесь, будьте откровенными… Однако вскоре наша героиня заметила, что сказанное ею на собраниях становится известным чиновникам DSS. Когда чиновники укоряли героиню в плохой работе в группе, они почти дословно повторяли слова героини, сказанные ею на тренингах в бабоубежище. Две подряд разборки с директором бабоубежища Натали Дупресс ни к чему не привели: директриса «ушла в отказ» – напрочь отрицала возможность стука в органы.

Тогда героиня решила провернуть чисто разведчицкий приём – пустить дезу. Она на тренинге говорила какую-нибудь ахинею про себя, а потом ждала возврата. И ахинея возвращалась к ней. Со стороны чиновников Департамента, разумеется.

…В конце концов, видя такую несгибаемость и настырность «пациентки», бабоубежище сдалось и отпустило её с миром. Заправилы секты просто испугались, ведь героиня могла запросто начать рассказывать клиентам, что их речи попадают не только в уши психологам, но и транслируются прямиком в органы. И потом могут быть использованы против них же.

Читатель может задать вопрос: в чем же причина такой подозрительной любви Департамента SS к общественной организации. Она проста – бабки. Дом независимости финансируется следующим образом: две трети всех денег в бюджет бабоубежища поступает по разнарядке DSS через Департамент здравоохранения, треть – от частных пожертвователей. В течение года Департамент SS перечислил «борцам с насилием» 13 миллионов долларов. Вот за что идёт борьба! Вот в чём причина любви к насилию! Насилие кормит борцов с насилием. Именно поэтому борцы и выискивают это насилие там, где его нет, выкручивая руки судам и властям, ломая людские судьбы.

А вы думали, в бабоубежищах работают голозадые фанатички? Возможно, всё и начиналось с фанатичек. Но теперь фанатичные профборцы с мужской тиранией ездят на «Лексусах» и пилят бабки, откатывая Департаменту SS, который поставляет им клиентуру. Больше клиентуры – больше финансирование. Отсюда приписки, искусственное раздувание статистики жертв… Отличный симбиотический бизнес – DSS + Дом независимости!

Нашей героине ещё повезло. Обычно если женщина начинает артачиться, DSS через суд лишает её родительских прав. Причем настаивать в суде на необходимости этой меры соцработники будут с помощью следующих аргументов:

1) женщина посещала убежище, значит обстановка в семье далека от нормальной (при этом сам же Департамент и вынудил её туда пойти под угрозой киднеппинга);

2) женщина получила ограничительный ордер на мужа (сам же Департамент заставил женщину добиться этого ордера под угрозой того же).

Впрочем, иногда женщина может отделаться малой кровью: её не лишают детей при одном условии – если она разведётся с мужем. Вот как об этом пишет наша героиня, навидавшаяся видов в SS: «Женщинам приказывают бросить мужей даже при полном отсутствии реального домашнего насилия или плохого обращения со стороны мужа. Им велят не позволять отцам видеться с детьми, – в противном случае DSS снова выдвинет обвинение в плохом отношении к детям. Женщинам приказывают покинуть дома и порвать все контакты с друзьями».

Последнее нужно, чтобы окончательно вырвать женщину из привычного круга, лишить всех прежних зацепок и превратить в послушное орудие. Оказавшись в пустоте, женщина понимает, что надеяться ей, кроме как на своих мучителей из DSS, больше не на кого. И для того, чтобы получить кров над головой, продуктовые талоны, медицинскую помощь, наличные деньги, она должна утверждать, что была жертвой домашнего насилия. В противном случае она окажется на улице (если ты не жертва, что тебе делать в убежище?). И, разумеется, в этом случае детей из гуманных соображений у неё отберут (не могут же дети жить на улице!).

…Бог весть, сколько матерей по всей Америке сейчас разлучены со своими детьми и сколько плачущих детей оказались в сиротских приютах только ради того, чтобы работники бабоубежищ, созданных феминистками, продолжали кататься на своих «Лексусах»…

Карфаген должен быть разрушен.

Кто кого бьет?

И все-таки, несмотря на свою грандиозную раздутость, именно тема домашнего насилия является одной из главнейших в системе доказательств необходимости существования сексизма (радикального феминизма). Особенно в России, где других тем практически нет.

Помню, в телепередаче «К барьеру», где я ругался с Машей Арбатовой по поводу половых квот в парламент, она напирала именно на домашнее насилие. Логика атаманши отечественных феминисток была такова: раз женщин бьют в семье, значит, нужно, чтобы в парламенте их было 30%. Связь уловили? Я тоже. Но такова уж женская логика. Очень хорошо по этому поводу пошутила екатеринбургская газета «Красная бурда»:

«Логика – мужская наука о законах мышления. По мнению женщин, логика является лженаукой, потому что:

1) забыла почему,

2) ну и что тут такого?

3) ты меня совсем не любишь!

4) ы-ы-ы (плачет)».

Возможно, предполагается, что если в парламенте будет 30% депутатов с женскими половыми признаками, все алкоголики, маргиналы и прочие обитатели дна, лупцующие без продыха своих лохушек, вдруг устыдятся, бросят пить, найдут высокооплачиваемую работу, купят галстук и станут торговать акциями на бирже… А может быть, Арбатова со присными думают, что, придя в парламент, женщины сразу примут очень-очень строгий закон про то, что мужьям и сожителям бить своих баб отныне напрочь запрещено. И тогда все алкоголики, маргиналы и прочие обитатели дна отыщут себе другое занятие, бросят пить, найдут высокооплачиваемую работу, купят галстук и станут торговать акциями на бирже… Выбирайте любой вариант. Они оба отличные. А главное, реально осуществимые.

Но вернемся в грёбаную Америку, откуда на нас набегают мутные волны человеконенавистнических теорий.

Жили-были дед и баба («старшие граждане» на новоязе). Два американских немолодых человека, супруги. Занимались всякой хренью, благотворительностью, сочувствовали феминизму. А потом вдруг написали и разослали широко-широко следующий текст:

«Мы посылаем это сообщение средствам информации, представителям закона, уполномоченным по законам о семье, и тем людям и организациям, кто имеют дело с насилием в семье, в надежде, что мы можем исправить серьезное недоразумение относительно этой очень важной проблемы.

Мы работали над проблемой семейного насилия в течение нескольких лет. Один из нас – учредитель местного женского убежища. Мы спонсировали необходимые акции для нашего убежища, чтобы привлечь внимание средств информации. Но с тех пор как мы начали издавать научные исследования о насилии в семье, женские убежища стали возвращать наши пожертвования и инициировали кампанию против нас…»

Отчего же так агрессивны стали бабоубежища к двум благодетелям, издающим на свои деньги научные отчёты? А оттого, что старички стали публиковать данные официальной статистики и научных исследований (мы с вами помним, что феминистические отчёты ничего общего со статистикой не имеют; мы с вами знаем, что есть наука и есть «женские науки»).

Старички-боровички, помимо благотворительности, занимались консультированием по вопросам семьи и брака. И жена вдруг однажды обратила внимание, что, вопреки генеральной линии партии, в конфликтных ситуациях в семье чаще всего виноват не муж, а жена. Она поделилась своими наблюдениями с супругом. «Быть того не может, – ответил Сэм, – в газетах же ясно написано: виновен всегда мужчина. Тебе, дорогая, наверное, кажется. Ты переутомилась. Пойди отдохни».

Вместо отдыха тётушка пошла к своему архиву, перерыла записи последних лет и обнаружила ту же странность: в большинстве конфликтов виновны женщины. «Этого не может быть, – сказал муж. – Это противоречит науке. Нельзя судить по такой маленькой выборке».

Этот судьбоносный диалог случился в те далекие, дремучие времена, когда 486‑й компьютер с тактовой частотой 66 Мегагерц стоил в Америке 4 000 долларов. Боюсь даже предполагать фантастическую ёмкость его жесткого диска!.. Но деньги у старичков были – Сэм недавно продал свою неплохую лодку. В общем, старички купили компьютер и полезли в Интернет, уж больно их заинтересовал этот ненаучный феномен.

Разместили на одном из форумов опросный лист по поводу семейного насилия и стали ждать результатов. Они не замедлили воспоследовать…

На супругов хлынула такая агрессия, которая их просто шокировала! Правоверные обвиняли их в педофилии, насилии и даже серийных убийствах. А все потому, что в своей анкете исследователи спрашивали не только о насилии мужчин в отношении женщин, но, в полном соответствии с научной методологией, задавали и обратные вопросы – о насилии женщин в отношении мужчин.

С того момента все последующие годы жизни самоотверженных старичков были посвящены сбору материалов, касающихся супружеского насилия. За эти годы они нарыли много интересного. Оказалось, учёные давно проводят корректные исследования этой проблемы – старики накопали более ста исследований! – но все они были никому, кроме узких специалистов, неизвестны. В то время как в прессе продолжали гулять оглушающие, непонятно откуда взятые цифры, которые представляли мужчин кровавыми монстрами.

Разобравшись в цифрах, супруги поняли, почему научная статистика оказалась закрытой для широкой публики. Потому что рисовала совершенно иную картину, нежели хотелось феминисткам. В частности, выяснилось, что женщины нападают на мужчин даже немного чаще, чем мужчины на женщин. Кроме того, женщины чаще склонны к жёсткому насилию и применению оружия, нежели мужчины. И, наконец, за последние четверть века мужское насилие в отношении женщин снизилось вдвое, а насилие женщин против мужчин практически осталось на том же уровне.

Супружеское насилие в пересчёте на 1000 пар

Murray A. Straus, Glenda Kaufman Kantor. Изменения в уровнях супружеского насилия с 1975 по 1992: сравнение трёх национальных исследований в США.

Год
Насилие «со стороны мужа»
Насилие «со стороны жены»

Лёгкое насилие

1975

98

98

1985

82

75

1992

92

94

Жёсткое насилие

1975

38

47

1985

30

43

1992

19

44

Подобные цифры характерны не только для США. Вот канадские данные от Reena Sommer, Ph. D., полученные совместно с Центром Здоровья в Манитобе.

Насильственные действия
Со стороны женщин, %
Со стороны мужчин, %

Лёгкое насилие

Метание предметов (не в партнера)

23,6

15,8

Угроза бросить предмет

14,9

7,3

Бросание предметов

16,2

4,6

Толчки и захваты

19,8

17,2

Жёсткое насилие

Удары кулаками или ногами

15,8

7,3

Использование оружия

3,1

0,9

Насилие как самооборона

9,9

14,8

Причём что любопытно: поскольку женщины в семейных ссорах чаще применяют оружие (ножи, пистолеты, сковородки, молотки), травмы, нанесённые женщинами мужчинам, тяжелее, чем травмы, нанесённые мужчинами женщинам. Потому что мужчины предпочитают действовать кулаком, им в голову не приходит схватить горячую сковородку и жахнуть свою половину по физиономии. А бабам – приходит.

Собирая эти данные, наши герои беседовали с сотнями людей. В том числе и из правоохранительной системы. Один из судей решился в краткой записке изложить им свою точку на эту проблему – с условием, что его имя не будет упомянуто. В своем послании «городу и миру» супруги-исследователи приводят полный текст этого судейского письма. Я привожу самый характерный кусочек:

«Спасибо за интересную информацию. Я – судья в NN, из тех, что регулярно принимают просьбы о выдаче защитных ордеров. Проблема домашнего насилия сильно политизирована. Мы, судьи, обязаны посещать семинары „усиления сознания“, где нас обрабатывают феминистские „эксперты“. Надзирающим судьям было оказано особое внимание (со стороны феминисток), их склонили на свою сторону».

Кроме того… Непредвзятая статистика показывает, что абсолютное большинство нации учится насилию от женщин, – 82% граждан США впервые в жизни столкнулись с насилием, которое было направлено на них со стороны матери, а не отца. И это ещё не всё! Выяснилось, что женщины вообще не могут адекватно воспитывать детей – без присмотра мужчин они просто растят из своих чад преступников: у детей из неполных семей (воспитанных одной мамой) вероятность сесть в зрелом возрасте в тюрьму в 8 раз выше, чем у детей из полных семей!

Восемьдесят процентов всех сегодняшних преступников США – бывшая безотцовщина. И это притом, что в годы, когда эти преступники были детьми, неполных семей в США было всего 25% от общего числа. То есть четверть семей поставляют 80% всех уголовников страны. Сейчас рост неполных семей растёт лавинообразно, а суды практически всегда оставляют детей маме, а не отцу. Какой вал преступности захлестнёт страну через 10–15 лет, можно только догадываться.

Вывод: бабское воспитание и распад семей, к чему неустанно призывают «избитых» женщин феминистки и работники бабоубежищ, приводит не к умиротворению, а, напротив, к эскалации социального насилия – в будущем.

Вот вам правда: во времена самого жуткого и неприкрытого патриархата – в конце позапрошлого века – в США убивали около 200 человек в год. Сейчас – больше 15 000! Причём самый большой рост насильственных смертей произошёл за последние 30–40 лет – аккурат во время взлетающего ракетой феминизма. Для сравнения – в Японии, которая также является постиндустриальной страной, но при этом по духу совершенно патриархальна, уровень убийств (в расчёте на 100 000 населения) в 15 раз ниже, чем в США. Как говорится, почувствуйте разницу.

Вывод: феминизм убивает. Кстати, и прямым детоубийством, оказывается, больше грешат женщины: они убивают своих детей чаще, чем мужчины, – 55% против 45% мужских.

Иногда правдивые цифры официальной статистики прорываются на страницы американской прессы. Это вызывает такую ярость среди бешеных, что… Впрочем, судите сами. После того как социолог Сьюзен Стейнмец издала монографию «Синдром избитого мужа», где приводила «политнекорректную» статистику, на её домашний телефон начались звонки с угрозами. Причём, бешеные угрожали физической расправой не только Сьюзен, угрожали убить её детей.

Аналогичная история произошла с профессором Р. Мак-Нили из Висконсинского университета. Он вместе со своей коллегой Глорией Симпсон издал в виде брошюры статотчёт «Правда о домашнем насилии: ложно созданная проблема». После чего получил от одной из феминистических группировок письмо, в котором бешеные объясняли профессору, что если он не уймется, они используют всё свое влияние в Вашингтоне, чтобы их университет лишили финансирования.

Обычно, когда феминисток прижимают в угол этими цифрами, они отвечают, что даже в тех случаях, где инициатором насилия была женщина, она всё равно является жертвой, ибо действовала… в порядке самообороны.

Слушать всё это смешно. Особенно, когда узнаешь, по каким пустякам женщины начинают распускать руки. Вот работа S. Claxton-Oldfield & J. Arsenault «Инициирование физически агрессивного поведения студентками к их мужским партнерам», 1999. Опрошено 168 студенток первого курса Канадского университета. Из них 26% указали, что они часто проявляют физическую агрессию к своим партнёрам. Угадайте, от чего они «самообороняются», лупцуя своих парней? Наиболее частой причиной такого поведения служило то, что партнер «не слушал их».

Ясно, что сложившаяся ситуация совершенно нетерпима. И для мужчин, и для социума. Феминистки разрушают институт семьи, криминализируют общество, резко повышая в нём процент преступников (последствия безотцовщины). Ясно, что какой-то ответ социальная система должна была дать.

И она дала… В последние годы резко возросло число женщин, арестованных за домашнее насилие. По разным штатам и странам – от 25 до 35% всех арестованных за семейное насилие. Бой‑бабы! Отважные американские (новозеландские, канадские) мужчины сообразили, в чём прикол, и начали первыми подбегать к телефону. Там ведь как – кто первый стукнул, тот и прав. А кто опоздал – идет на 10 месяцев ночевать в котельную… И винить мужчин в таком немужском поведении нельзя: на войне как на войне – либо ты врага, либо он тебя.

По морде Уоррену Фаррелу

Между прочим, то, что женщины чаще мужчин начинают семейные ссоры и чаще, чем мужчины, прибегают к мордобою, вовсе не удивительно и лёгко объясняется: они более эмоциональны и импульсивны. Интересный случай произошел однажды с Уорреном Фаррелом… Но сначала два слова об этом замечательном человеке.

Когда-то Уоррен был заядлым феминистом. Он искренне верил, что второстепенное положение женщины в обществе является не естественным выбором женщины, связанным с её биологией, а принудительным угнетением, связанным с Великим Заговором. Даже книжку написал об этом в 1974 году – «Свободный мужчина» называлась… За эти заслуги его трижды избирали в правление Нью-Йоркского филиала Национальной женской организации (англоязычная аббревиатура организации – NOW). Эту контору по праву можно назвать орденом меченосцев, точнее меченосок. Амазонок, в общем… NOW – это, по сути, женская партия. Главная бабская организация Америки.

Однако постепенно, глядя на то, что творится в стране после победы ползучей феминистической революции, Уоррен начал прозревать. Ему, работающему в правлении NOW, словно Штирлицу в имперском управлении безопасности, была видна вся правда, без прикрас. Сталкиваясь каждый день лицом к лицу с феминизмом, он все больше понимал: никакое это не лицо, это морда зверя, обдающего смрадным духом любого, над кем он разинет свой зев.

Отрезвление бывшего феминиста началось с того, что в середине семидесятых NOW выступила со следующим предложением: запретить оставлять детей после развода отцам – только матери. Это настолько расходилось с идеями равноправия, которые декларировали феминистки, что Уоррена будто холодным душем окатило.

Результатом прозрения были несколько книг с весьма характерными названиями: «Почему мужчины такие, какие они есть», «Миф о власти мужчин», «Семь величайших мифов о мужчинах».

Поначалу Уоррен не собирался их писать, он пытался увещевать сослуживиц устно: объяснял им, что проблема семейного насилия выеденного яйца не стоит, потому что по-настоящему суровое насилие характерно только для 5–7% и только маргинальных семей… Объяснял, почему женщины зарабатывают меньше мужчин и реже достигают высоких должностей… Но все его объяснения вызывали у коллег по цеху только неконтролируемую ярость.

Уоррен пытался говорить бешеным, что их требование призывать женщин в армию – вовсе не борьба с дискриминацией, а напротив, – борьба за дискриминацию.

– Армия – это не привилегия, – втолковывал он. – Представьте себе следующую логику: раз миллионы мужчин погибли в войнах, должен быть принят план упреждающего действия о том, чтобы в войнах погибло не меньшее количество женщин, а это несправедливо. Поэтому брать в армию и посылать в бой нужно теперь только баб… Вряд ли не-феминистки проголосуют за такую «привилегию». А почему, собственно говоря, только на мужчин распространяется воинская повинность? Это же дискриминация… Евреев нацисты сжигали в печах только потому, что они были евреями, и мы считаем это геноцидом. Миллионы мужчин погибли на фронтах только потому, что они мужчины. И это тоже геноцид! Кстати, все те привилегии, которые мужчины, быть может, имели когда‑то в прошлом, были всего лишь компенсацией их жертвенности…

Но чем больше Уоррен говорил, тем больше продвинутое американское общество отворачивалось от него. После выхода его книги «Миф о власти мужчин» бешеные обвинили автора в том, что в своей книге он отбросил феминизм на 20 лет назад, что он пропагандирует изнасилование женщин и… инцест (!), после чего практически полностью перекрыли Фаррелу дорогу на все телеканалы и во все влиятельные газеты.

Пока Уоррен был феминистом, его приглашали на шоу Фила Донахью семь раз. После написания этих книг – ни разу. Пока Уоррен был феминистом, «New York Times» постоянно публиковала его статьи. Но после «предательства» – ни разу. Журнал «Modern Maturity» уже сверстал статью предателя-Уоррена и заплатил автору гонорар, но бешеные, прознав о готовящемся материале, надавили, и материал слетел с полосы.

Десять издательств подряд отказались публиковать книгу Фаррела «Женщины не могут слышать то, что мужчины не говорят». Пришлось ему издавать книгу за границей. (Кстати, коллега Фаррела по борьбе с бабизмом, Джек Каммер, в течение многих лет вообще не мог издать свою книгу «Если мужчины обладают всей властью, то как женщинам удаётся устанавливать свои правила».)

Ещё один мелкий штрих к вопросу о методах феминистической пропаганды. Знаете, почему бешеные обвинили Уоррена в том, что он пропагандирует в своих книгах инцест? Потому что Фаррел, высказавшись в книге против служебных романов, сравнил секс на рабочем месте с инцестом. Типа корпорация – это все равно, что семья, поэтому не нужно членам одной семьи вступать друг с другом в беспорядочные половые отношения. Где тут бешеные углядели призыв к инцесту, мне трудно сказать.

…Бешенство – страшная штука…

Так вот, однажды с Фаррелом произошёл такой случай. Был у него роман с одной психологиней. И она, напуганная слоном общественного психоза, раздутым из мухи домашнего насилия, сказала Уоррену примерно следующее:

– Уоррен, блин, я знаю, что ты чувачок неагрессивный, но ты же понимаешь, как опасно женщине создавать отношения с мужчиной: этот грубый самец, природный насильник, в сущности, кровавый палач в любой момент может хлобыстнуть даму по нежной физии. Так вот, я тебя конкретно предупреждаю, как, впрочем, и всех чуваков до тебя предупреждала – если ты хоть раз ударишь меня граблей своей поганой, между нами всё тут же будет кончено. Ты пол, нах?..

– Ты так уверена, что именно я тебя ударю? – спросил интеллигентный Уоррен. – А может быть, ты меня?.. Кроме того, ты хочешь сказать, что готова угробить тридцатилетний брак и лишить детей отца из-за одного тычка?

– Ну да, – не поняла прикола женщина-психологиня. – Но я же честно тебя предупреждаю, что отношениям конец, если ты меня ударишь. Ты об этом предупреждён – так не делай этого!

И вот тут мудрый Уоррен решил психологиню проучить.

– Я могу сделать так, дорогуша, что в течение следующих 48 часов ты меня ударишь. Ты об этом предупреждена – так попробуй не сделать этого!

Психологиня не поверила. И тогда они поспорили.

Учитывая, что женщина была: а) предупреждена и б) являлась профессиональным психологом, задачу Уоррена трудно назвать лёгкой. Тем не менее, он с ней справился блестяще. Дама держалась 46 часов. Уоррен старался по-всякому – он не слушал даму, когда та говорила, не соглашался с дамой, передразнивал даму, хитро перевирал сказанные дамой слова. На сорок седьмом часу дама залепила ему пощечину.

– Ты проиграла! – констатировал Уоррен.

– Мерзавец! – взвизгнула она и залепила ему вторую пощечину.

…Баба – предмет импульсивный…

Поскольку подружка Уоррена все-таки была психологиней, для неё случившееся послужило хорошим уроком. Её мировоззрение подверглось коренному переосмыслению. И это потом даже помогло ей в её психотерапевтических практиках. Позже психологиня признавалась Уоррену, что тот урок был для неё самым большим подарком, который сделал ей в жизни Уоррен.

Жаль, что не все бешеные являются психологинями и не все побывали в опытных руках такого хорошего специалиста по женским истериям, каким оказался Уоррен Фаррел. Именно поэтому (цитирую Фаррела) «феминистки заявляют: что бы ни послужило причиной, наказан всегда должен быть мужчина, потому что мы живём при патриархате и мужском доминировании, и всё, что мужчина делает, идет от его силы, а всё, что делает женщина, происходит от её бессилия».

Замечу попутно: когда бешеным нужно, они с готовностью соглашаются считать женщин бессильными, а когда не нужно, упрямо трындят, что женщины – столь же сильны, как и мужчины, и никаких различий между ними нет. Такова двойная мораль бешенства.

Логические противоречия их ничуть не беспокоят: логика – мужская фикция, придуманная для угнетения женщин, как мы помним. Поэтому председатель Женского комитета американской философской ассоциации Элисон Джеггер в своей философской работе «Теоретический взгляд на половые различия» пишет, что феминистки не должны обращать внимание на нестыковки в своих теориях: «феминистки должны использовать обе грани реальности… использовать риторику равенства, когда это нужно… А иногда на равенство… следует реагировать половой слепотой». В зависимости от политических целей.

Скандинавия.

Бешеные у власти

Как они прорвались там к официальной власти, ума не приложу. Все-таки Европа есть Европа – наученная десятками революций, менее экспрессивная и более умная, чем Штаты… Но при этом более бабская по характеру. Нет в Европе южных консервативных штатов, где живут приветливые белые люди с кольтами в открытых кобурах. Зато есть Италия и Испания, где вслед красивой женщине до сих пор свистят и цокают, – и там, в отличие от Штатов, это не считается страшным оскорблением. Напротив, прекрасным комплиментом. В Европе ещё кое-где целуют ручки дамам (правда, больше в Восточной, нежели в Западной). С другой стороны, старушка-Европа больше поражена вирусом социализма, нежели США. В общем, сам чёрт ногу сломит, анализируя, более Европа заточена под феминизм или менее…

На севере Европы феминизм победил. На юге – всё пока нормально. В центре – держатся ребята. Только север подгулял… Когда-то флегматичные североевропейские мужчины, не подумав хорошенько, согласились с квотированием, то есть принудительным разжижением верховных органов власти людьми, за которых избиратель никогда бы не проголосовал, но зато имеющими нужные политико-анатомические признаки. Министерства и парламенты Скандинавии уже изрядно разбавлены вагинальным элементом, что, безусловно, не в лучшую сторону сказалось на интеллектуальном уровне систем социального управления. И это объяснимо: если товар продают с нагрузкой, то в качестве нагрузки всегда выступает какая-нибудь дрянь. Некондиция. Поэтому во властные верха попадают наиболее нахрапистые, наглые, агрессивные и недалекие тётки. У которых в других местах ничего не вышло – ни на личном фронте, ни в бизнесе. Ну так в политику схожу – на других оторвусь…

Мужское население Скандинавии полностью деморализовано и обаблено перманентной феминистической пропагандой. Феминизированные скандинавские мужики – эмоциональные, робкие, уступчивые, нерешительные существа. Скандинавские женщины – существа сильные, угрюмые и невесёлые, ибо постоянно борются. Интересными наблюдениями делятся люди, постоянно живущие, например, в Дании, но датчанами не являющиеся (мнение датчан тут спрашивать нельзя: им изнутри не видно). Наблюдатели отмечают следующий феномен. Вот перед нами феминизированная датчанка – хмурая, строгая, сдержанная, озабоченная и несчастливая. Зато о-очень самостоятельная, работающая, карьерная… И какой же потрясающий контраст она являет с той датчанкой, которой в юности повезло выйти замуж за итальянца или испанца и жить с мужем на солнечном патриархальном юге под оливами, воспитывать детей и не работать! «Южные» датчанки даже на датчанок не похожи – они улыбаются! Не резиново, как продавщицы в Дании, а как все южане – искренне, а главное, жизнерадостно! Во все тридцать два.

Тут, конечно, дело не только и не столько в избыточной феминизации скандинавских обществ, делающей людей бледными, флегматичными и фригидными. Дело ещё и в инсоляции – на юге на порядок больше солнечных дней, поэтому там граждане более веселые: мы ведь все-таки южный вид! Без солнца приматы скучнеют. Не зря же в Скандинавии так велик процент самоубийств. Солнышка им не хватает. Тепла. В том числе душевного, женского. А женщин мало осталось в Скандинавии – одни феминистки.

Я не буду сейчас описывать все маразмы Скандинавских государств. Остановлюсь лишь на одном примере феминистического извращения, который наглядно демонстрирует одновременно и тупость, и человеконенавистнический характер североевропейского феминизма.

Проституция

В толковых странах проституцию стараются легализовать – исходя из обычной логики и практических соображений. Но не таковы феминистки! У них с логикой, как мы уже знаем, свои, особые отношения. Поэтому прочь логику! Они решили бороться с подчинённым положением женщин и искоренять их продажность. Причем весьма оригинально.

Поскольку по идее мужчина (даже такой феминизированный обмылок, как шведский мужчина) – всегда насильник и кровопивец, а женщина (даже такая агрессивная дрянь, как убеждённая феминистка) – всегда жертва, то становится понятно, как мог появиться на свет закон «О запрете на покупку сексуальных услуг». Который был принят в Швеции в 1998 году и начал действовать с 1 января 1999 года.

Уже из одного только названия закона видно, что он носит откровенно антимужской характер. И действительно, закон карает штрафом или тюремным заключением покупку и даже попытку покупки (!) сексуальных услуг. А не саму проституцию. То есть: продавать своё туловище проститутки могут. Даже если проститутку поймают, ей ничего не будет, отпустят «работать» дальше. Потому что она – женщина, то бишь априорная жертва патриархата. А его – на нары.

При Совдепии захватившая власть голытьба ссылала кулаков в Сибирь – наивные бедняки искренне полагали, что в их бедности виноваты богатые. Сейчас наивные шведские женщины, захватившие власть, также искренне полагают, что в их продажности виноваты мужчины.

…Кухарки и дворники у власти…

То, что сейчас происходит в Скандинавии, есть объективный и глобальный процесс. Европа сейчас болеет теми же соцболезнями, которыми переболела в XX веке и Россия, только у нас всё протекало в острой форме, а у них в хронической.

Любопытно, что одним из идеологов шведского сексистского закона является скандально известный шведский профессор Свен-Аксель Монсон – человек с большими проблемами, который является идеологом шведского радикального феминизма. Небезынтересны рассуждения профессора‑феминиста, который уже много лет не покидает страниц шведских СМИ и не вылезает с радиостудий и телепрограмм.

– Да, это феминистический закон, – откровенно признаёт Монсон, – защищающий женщин от насилия. Кроме того, он заставляет мужчин признать, что женский пол и женское тело не являются мужской собственностью, – мысль, с которой многие мужчины по-прежнему не в силах смириться.

Вот какую пургу гонит. Интересно, почему этот слабоумный считает плату за услуги насилием?.. И зачем, полагая женское тело своей собственностью, мужчина тогда платит за него? С каких это пор человек платит за собственное имущество? Плата за пользование – лучшее доказательство того, что предмет тебе не принадлежит… Монсон даже не замечает провалов в собственной логике. Потому что логика его – феминистическая, с раздвоенным язычком.

Разумеется, как и всякое глупое начинание, не учитывающее земных реалий и высосанное из голой идеи, шведский закон получился неработающим. За первые годы его действия заведено всего 249 дел, из них всего 33 дела довели до суда и 29 самых законопослушных шведских мужчин, пойманных с поличным, сделав добровольное признание, заплатили штраф.

И общественность, и сам Монсон признают, что закон не сработал. Проституция, вместо того чтобы исчезнуть, просто переместилась с улиц в помещения – квартиры, гостиницы, бордели, массажные салоны. Несознательные проститутки отчего-то не проникаются феминистическими идеями и не спешат доносить на клиентов, видимо, боясь потерять клиентуру. Мужчины тоже не бегут сдаваться. Напротив, большая часть застуканных с поличным полицией мужиков нагло отрицала, что они имели секс за деньги, видимо, объясняя всё любовью с первого взгляда…

Короче, закон не работает. Угадайте теперь, кого в этом обвинили шведские радикалы? Мужчин, конечно! Мол, в полиции и правоохранительной системе работают одни мужчины, поэтому закон и не применяется как следует – шведские мужики до сих пор гуляют на свободе! это возмутительно!..

Накал феминистического бешенства в Швеции таков, что сексуальной эксплуатацией женщин там считаются даже секс по телефону (!) и танцы на столе (!), а шведские мужчины настолько забиты, что даже слова не могут вякнуть в свою защиту. А если вякают, то исключительно в поддержку генеральной линии партии. Говорите, в концлагеря нас, евреев, надо загонять? Правильно, правильно – такие уж мы уроды, газовая камера по нам плачет…

Карфаген должен быть разрушен.



Страница сформирована за 0.92 сек
SQL запросов: 171