АСПСП

Цитата момента



Так жить, чтоб не единой долькой
Не отступаться от лица.
Чтоб быть живым. Живым и только.
Живым и только — до конца!
За это — спасибо

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Смысл жизни в детях?! Ну что вы! Смысл вашей жизни только в вас, в вашей жизни, в ваших глазах, плечах, речах и делах. Во всем. Что вам уже дано. Смысл вашей жизни – в улыбке вашего мужчины, вашего ребенка, вашей матери, ваших друзей… Смысл жизни не в ребенке – в улыбке ребенка. У вас есть мужество - выращивать улыбку? Вы не боитесь?

Страничка Леонида Жарова и Светланы Ермаковой. «Главные главы из наших книг»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

8. СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН

Я удивился.

- В полной тайне? От пришельцев, что ли, таиться? Тогда не стоит об этом договариваться здесь, на свежем воздухе. Надо было мне пойти в ваш замок. Да и с остальными ребятами стоит посоветоваться.

Инга иронически посмотрела на меня. Сказала:

- У вас там сегодня один мальчишка дрался. Маленький такой, а дрался здорово…

- Это Малек. Я с ним в одной комнате живу.

Инга вздрогнула.

- Он спал, когда ты ушел?

- Да…

- Точно?

- Точно! - мне передалась ее тревога.

- Димка, ты сам подумай! Как он может драться? Сколько ему лет?

- Одиннадцати мен… - пробормотал я. - Но он же давно на острове, он научился фехтовать…

- Да при чем тут фехтование! Ему десять с полтиной, он от пола метр с кепкой, руки-ноги как спички! А ударишь его по мечу - словно по железной трубе. Он даже с Раулем дрался, тот не смог у него меч выбить! А Раулю было пятнадцать, он на Кубе штангой занимался. Брал меня и еще троих девчонок на руки - и подымал! Рауль и сказал однажды, что тут нечисто. А на другой день его в бою убили…

- Кто?

- Этот… Что двумя мечами машет.

- Тимур?

- Да. Смешливый, смуглый… И как вышло-то! Рауль опять начал драться с Мальком, и тот вдруг упал. Рауль хотел ударить, да заколебался… А ваши поперли всей толпой. Они видно все любят этого… Малька. Ну и…

Игорек - и что-то подлое? Это не укладывалось у меня в голове. Но все сходилось.

- Инга, а у вас такие есть?

- Таких нет. Есть Генка. Он уже десять лет на острове.

- А у нас Крис и Тимур по семь лет…

- Вот. Это тоже очень странно. Здесь ведь и день прожить трудно.

Я закрыл глаза. У меня внутри сейчас было пусто, как в космосе. Попадись мне пришелец, я бы его без всяких мечей скинул с моста.

- Инга, ты всегда ходишь дежурить на мосты?

- В дозор? Нет, редко. Иногда наши мальчишки просят прийти меня или Лорку. Чтобы мы их подбадривали своим присутствием.

Меня что-то кольнуло. Мы с Ингой дружили и ссорились, мирились и снова находили повод для споров. Но никогда не оказывались врагами. А в проклятом мире островов нас разделила граница куда серьезнее, чем разведенный мост. На ее острове я могу стать лишь рабом, пленником, который никогда не вернется на Землю. И для Инги тридцать шестой остров никогда не окажется домом. Мы даже не предлагаем друг другу перейти на свой остров. Понимаем, что это невозможно. Инга будет и дальше ходить «в дозор» на двадцать четвертом и кормить мальчишек, которые дерутся со мной и моими друзьями.

- Что же ваши мальчишки так чесанули днем? - насмешливо спросил я. - Оставили тебя прикрывать свой отход?

- Я сама осталась, чтобы с тобой поговорить.

Око Пришельца насмешливо глядело на нас с неба. Временами его закрывали тучи, и, казалось, что звезды лукаво подмигивают. Поболтайте, детишки, поболтайте в свое удовольствие…

- Инга, а как ты попала на острова?

- Как все.

Ей явно не хотелось вспоминать. Но я не унимался:

- А именно? Вот меня подловили возле парка…

- А меня в парке. Я гуляла с Лайной.

Лайна - это ее собака. Большая, красивая и абсолютно безобидная шотландская овчарка.

- Так вы вместе попали сюда?

- Нет… Какой-то идиот подошел в парке и говорит: «можно сфотографировать собаку?» Я разрешила. Он походил вокруг, потом попросил подержать собаку, чтобы не вертелась…

Я заметил, как задрожали у Инги губы. И прекрасно ее понял. Была в наших похищениях до боли обидная отрепетированность.

- Полная темнота - и шлепнулась в воду.

- В воду?

- Да, у нас специальный бассейн вырыт, чтобы никто не разбился. Ко мне подбегает Лорка… ну, тогда-то я ее не знала. А я стою и думаю, что мне все снится…

- Инга, давай решим, чем займемся в первую очередь, - быстро сказал я. Слишком уж изменился у нее голос. В книжках герои всегда утешают плачущих девушек, ноя вовсе не был уверен, что вспомню, какие слова при этом говорятся.

- Давай…

- Надо побольше разузнать про острова. Сколько лет они существуют, кто и на каких островах живет. Нет ли другого оружия, кроме мечей и арбалетов. Пробовали договориться между собой или нет. Если пробовали - что из этого получилось. Карту хорошо бы нарисовать.

- Ладно.

- Есть ли такие острова, на которых никто не живет. Как выглядят пришельцы, кто их видел. Есть ли здесь птицы, а если есть, то откуда прилетают. Действует ли компас… впрочем, это я сам проверю. Какие полезные вещи есть на островах… У нас один мальчишка с плейером ходит, например.

- Хорошо. У нас тоже есть магнитофон, но у него батарейки сели… Дима, а почему так сильно натянулась веревка?

Я с удивлением взглянул на пересекающий проем моста шнур.

Он не просто натянулся, он топорщился расползающимися нейлоновыми волосками и тихо звенел на ветру, как собирающаяся лопнуть струна.

- Инга, мы ротозеи, - выдохнул я, дергая стянувшийся в тугой комок узел. - Мост все еще расходится и натягивает веревку. Надо ее ослабить…

Узел не поддавался. Растянутый нейлон превратился в совершенно однородную, неподвластную пальцам массу. Я вцепился в него и, срывая ногти, потянул изо всех сил. Безрезультатно.

- Я полез назад.

Веревка под пальцами казалась жесткой как стальной трос.

- Димка, не надо!

Инга попыталась меня остановить, но было уже поздно. Я торопливо полз, болтаясь под ненадежной, доживающей последние мгновения, веревкой.

- Дурак! Это не храбрость, а глупость! - крикнула мне вслед Инга, когда я уже оказался на своей половине моста.

- Ничего, нейлон так легко не рвется, - бодро ответил я. - Что ж мне, до утра ждать? Она, может, и вообще не порвется…

Веревка лопнула с тонким звенящим визгом. Короткий обрывок, оставшийся на перилах с моей стороны, как резиновый, стегнул меня по руке. Я ойкнул.

- Больно? - испуганно спросила Инга.

- Нет… - выдавил я, мотая рукой в воздухе. - Не очень…

- Жалко.

- Не злись… Встретимся здесь же, послезавтра ночью, ладно?

Инга присела, начала отвязывать веревку со своей стороны. Негромко сказала:

- Веревку сам принесешь.

- Есть!

- И дежурь на других мостах. Вдруг я здесь опять… окажусь.

- Так точно.

Повернувшись ко мне, она приготовилась было что-то сказать. Но передумала. Состроила презрительную гримасу, подхватила фонарь, остатки веревки, и пошла к своему замку.

Я пожал плечами. И чего она обиделась? Сама ведь заявила, что нам придется рисковать.

Малек вроде бы спал, когда я вернулся. Едва опустившись на кровать, я провалился в тяжелый, беспробудный сон. И тут же почувствовал, как меня трясут за плечо.

- Димка! Вставай!

В окно било солнце. От ночного холода не осталось и следа, сброшенное мной во сне одеяло валялось на полу. Малек сидел на краешке моей кровати.

- Пошли завтракать…

Я сел и протер глаза. Посмотрел на Игорька. Он водил босой ногой по полу, вычерчивая непонятные фигуры.

- Что у тебя глаза красные?

- Мыло в глаза попало, когда умывался. Нам такое едучее мыло сегодня прислали…

- А книжки так не присылают? Или нормальную одежду?

- Нет.

- Жалко. - Я окончательно проснулся и встал с постели. - Пойдем.

Завтрак был самый обычный. Словно в каком-нибудь военно-спортивном лагере. Только вместо бутафорских автоматов вооружены мы были деревянными мечами, а дырявые брезентовые палатки заменяли мраморные стены Тронного зала. Да и черную икру не дают на завтрак ни в одном лагере. Девчонки принесли икру торжественно и важно, поставили среди стола здоровенную хрустальную вазу, с горкой наполненную черными зернышками.

- Глядите, что нам прислали!

Все оживились. Тимур пробурчал: «Уже месяц не было икры, жмоты они, все-таки, пришельцы…» Я набрал полную ложку и мимоходом подумал, что на этой планете пришельцы-то, как раз, мы. Сержан ехидно спросил у пухлой светленькой Леры, чего она так сияет, словно сама метала эту икру? Лера обиделась, и Крис легонько съездил Сержану по затылку. Тот сразу извинился перед Леркой. Он был не злой парень, но язык у него работал немного быстрее головы, причем работал без устали, а авторитетом для Сержана служил лишь Крис.

В то утро я первый раз присутствовал на «разводе». Так, по-военному, называлось распределение постов - кому какой мост защищать сегодня. Крис сразу сказал, чтобы Костя оставался в замке, помогал девчонкам: те хотели устроить уборку. Костя, невысокий, худощавый мальчишка, поморщился, но спорить не стал. Сержан, Малек, Януш и сам Крис решили идти на южный мост. Видимо, Крис опасался нового нападения, вот и взял в свою команду лучших бойцов. Самых лучших… Я невольно посмотрел на Малька. Права Инга. Даже если бы Игорька с колыбели учили драться на мечах, не мог он сладить с почти уже взрослыми ребятами…

Я вместе с Игорем-длинным, просто Игорем и Ромкой попал на восточный мост. Ну а Толик, Меломан, Илья и Тимур должны были дежурить на западном мосту.

Крис прошелся мимо нас, осмотрел мечи. Мне дали в меру длинный, с широким прямым клинком и круглым, целиком прикрывающим кисть эфесом. Тимур сказал, что для начинающего - это самое удобное оружие. Трудно было поверить, что в бою забавная деревянная игрушка станет настоящим оружием…

- Вроде, все в порядке. - Крис посмотрел на солнце. - Ого, уже высоко. Пошли, а то мосты сойдутся…

- Пойдем, - с непонятной иронией сказал Сержан. - Правда, Малек куда-то делся.

Лицо у Криса чуть дрогнуло.

- Ну что за несерьезность… - пробормотал он.

Прибежал Малек.

- Я пить ходил, - деловито объяснил он.

Крис кивнул.

- Пойдем. Только… Тим, поменяйся местами с Димой. Зря я его поставил на восточный мост, там опаснее, чем на западном, а дерется он еще плохо.

Тимур не стал спорить. А мне было все равно. Главное - не южный мост, где может оказаться Инга. Не очень-то джентльменским, что ни говори, оказался ее остров. На нашем девчонки в схватках не участвовали ни в коем случае, хоть фехтовать и умели. Перед завтраком я сам видел, как Тимур фехтовал с Ритой. Мечи у них оставались деревянными - бой был несерьезным, тренировочным…

Крис хлопнул переминающегося с ноги на ногу Малька по плечу.

- Пойдем.

9. БЕДА

Вспоминая вчерашнюю драку на мосту, я готовился к чему-то подобному. Как бы не так! Мы неторопливо дошагали до середины моста и остановились. Там уже сидели (кто на перилах, кто прямо на мосту) трое мальчишек, причем один - у меня даже глаза на лоб полезли - был негр. Этот негр на вполне приличном русском языке нас окликнул:

- Тридцать шестой! Вы долго спать, мы уже решили хотеть вас будить!

Толик дружелюбно помахал ему рукой:

- Нас будить не надо, Салиф. Мы всегда готовы.

- А-а, пионеры всегда готовы… - хохотнул негритенок.

Мы остановились метрах в десяти от этих мальчишек. Илья зевнул и, посмотрев в небо, пробормотал: «Ну и жарит сегодня», после чего растянулся на горячих мраморных плитах. Двое пацанов с двенадцатого острова немедленно слезли с перил и последовали его примеру. Только чернокожий Салиф продолжал стоять, облокотившись на перила и постукивая по ним длинным кривым ножом. Толик, заметив, как я смотрю на нож, крикнул:

- Салиф, у нас новенький, дай ему свой ятаган посмотреть. По-честному.

Я думал, что Толик смеется. Но Салиф пригнулся и пульнул нож по гладкому мраморному настилу; тот остановился у самых моих ног, едва не трахнув по пальцам. Я подобрал нож… и обомлел. Прямо в моих руках он делался деревянным! Рукоятка из белой кости и сверкающее стальное лезвие тускнели и словно бы расплывались. Я провел деревянным «лезвием» по руке. И заработал занозу. Толик захохотал, а я со злостью пустил ятаган обратно. Салиф ловко его подхватил, когда нож уже готов был улететь вниз, и укоризненно покачал головой. Мне стало неловко, и я спросил:

- Салиф, откуда у тебя такой нож?

- Это народное оружие моего племени, - улыбаясь во весь рот ответил он.

Я посмотрел на Толика:

- Разве ятаган - африканское оружие?

Салиф заржал так, что его, наверное, на островах было слышно. Толик хмыкнул.

- Африканское… Ты думаешь, он из Африки?

- А…

- Бэ. Перед тобой гражданин Соединенных Штатов Америки. Зовут его, насколько я знаю, Джордж, а родом он из города Чи…

- Толэк! Я буду с тобой воевать! - немедленно отозвался «африканец». - Ты раскрыл моя военный тайна.

- Ладно, Салиф. Не буду…

Толик посмотрел на меня и сказал теперь уже тише:

- Ты привыкай, Димка, что здесь все от скуки лезут на стену…

- Хорошо, когда на стену, плохо, когда на мост, - вдруг произнес Игорь-Меломан. Он стоял, полузакрыв глаза, из ушей у него торчали проводки от плейера. Магнитофончик висел на груди, и панелька солнечных батарей была подставлена к свету. Оказывается, он еще ухитрялся слушать наш разговор.

- Так вот, - продолжал Толик, - скука здесь жуткая, одни от нее лезут на стену, другие на мост и кидаются в драку, третьи - прикидываются юными воинами из племени людоедов. Салиф тебе многого бы нарассказывал, не останови я его. А ятаган, это, конечно, турецкое оружие. Их двенадцатый остров граничит с четырнадцатым, там почти все из Турции. То ли они верят, что завоюют все острова, то ли еще что, но Джо… Салифу с друзьями приходится туго. На наш мост они ходят как в санаторий, отдохнуть и позагорать. Мы не против. Так что этот мост - местечко тихое.

- А вчера ребята говорили…

- Это Илюшка с Костей? Верь им больше.

- Но-но, - отозвался Илья. - Вчера у нас был страшный бой…

Постепенно мною овладевала сонная ленца. Подул ветерок, но он был жарким и не принес бодрости. Я немного позагорал, немного побродил по мосту, поглядывая вниз. Голова от этого уже почти не кружилась, наверное, я стал привыкать. Потом со сторожевой башни нашего острова дважды сверкнуло.

- Сейчас обед принесут, - пояснил Илья. - У нас там стоит большое зеркало, вроде как световой телеграф получается.

Я кивнул, разглядывая его очки. Одна дужка у них была прикручена проволочкой, оба стекла треснули.

- Илья, твоим очкам сколько лет? - не удержался я.

- А это не мои. Я свои разбил через месяц, как сюда попал. А это трофей, их для меня Крис добыл год назад. Правда, тут стекла не те, слабоватые, но все равно лучше с ними…

Как Крис добыл очки, я спрашивать не стал. И так понятно, что по доброй воле никто бы их не отдал.

- Очкарикам здесь сложно, - сказал Игорь. - Как очки разобьют, так и хана… А еще больным плохо приходится, разным сердечникам да диабетикам. Лекарств-то нет. На тридцатом острове попался один такой, через неделю умер. И не в бою, а так…

- Ты бы без своего магнитофона помер, - отпарировал Илья. - Вот подожди, сломается что-нибудь, или кассеты протрешь до дырок, и конец. Ляжешь на кровать и через неделю помрешь.

- Дай послушать, - попросил я Игоря. Тот охотно протянул пластмассовую коробочку.

- На. А то у меня всего три кассеты, никто их уже слушать не хочет.

Я надел наушники. И услышал хриплый мужской голос, который пел, словно выстреливал короткими, неровными фразами:

- В мутном зеркала овале
Я ловлю свое движенье,
В рамке треснутой поймали
Нас с тобою отраженья…

- Это «Спираль времени»?

Он молча кивнул. Лицо у него стало довольным. А в наушниках все билась мелодия - жесткая, сильная, я даже напрягся, словно перед дракой или прыжком в холодную воду…

- И не вырваться, не скрыться,
Мир прилип к холодной грани,
И смеются наши лица
На заплаканном экране.

И за тенью зазеркальной
Повторяем мы движенья,
Выпал случай уникальный:
Нас поймали отраженья…

Кассета докрутилась до конца, я хотел было перевернуть ее, но тут увидел идущую по мосту Таню. Она тащила здоровенную кастрюлю - обед. Я посмотрел на наших «врагов» - к ним тоже шел мальчишка с тяжелой по виду сумкой.

Мы неторопливо пообедали. Поделились с двенадцатым островом хлебом, а они угостили нас яблоками. Таня еще покрутилась среди нас, ей явно хотелось остаться подольше, но Толик без всякой жалости прогнал ее обратно, сказав:

- Мала еще. И не положено девчонкам на мостах дежурить.

- На втором острове положено! - обиженно протянула Таня.

- Девчоночьи сказки, - отмахнулся от нее Толик. И разъяснил мне, что про второй остров, который очень далеко отсюда, ходят слухи, будто бы там у власти одни девчонки, а мальчишек они выгоняют с острова или даже убивают.

Таня ушла. Мы опять принялись бездельничать. Солнце медленно сползало к воде, а ветер делался все сильнее. Я поежился, во-первых, потому, что стало холоднее, во-вторых, мост начал тихонько раскачиваться, и от этого делалось жутко.

- Как на качелях, - сказал Илья. Его это забавляло. - Вот во время шторма на мосту интересно. Иногда волны до самой середины дохлестывают.

- Здесь же сто метров высоты!

- Увидишь.

И в этот момент на башне замка сверкнуло, в глаза ударил солнечный зайчик.

- Черт… - Толик вскочил, вглядываясь в башню. Прошло с полминуты, прежде чем сверкнуло снова.

Илья поморщился. Меломан снял наушники плейера. Ребята с двенадцатого острова насторожились.

- Салиф! - Толик положил меч на мост и пошел вперед. Негр, чуть поколебавшись, оставил свой нож и шагнул ему навстречу. Несколько минут они негромко разговаривали, затем Салиф повернулся к своим и громко, чтобы все слышали, сказал:

- Ребята, идите к замку. Проверьте, как дела на северном мосту. Я один подежурю.

Те, ни слова не говоря, пошли к своему острову. А Толик быстро пожал Салифу-Джорджу руку и пошел к нам. Лицо у него было непривычно встревоженным.

- Игорь, подежуришь один?

Игорь молча кивнул. Тогда Толик коротко бросил нам с Ильей:

- Ноги в руки - и вперед.

Я не стал ничего спрашивать. Видимо, один сигнал означал срочный сбор на острове…

Пока мы неслись к замку, я подумал, что по мостам либо плетутся еле-еле, либо бегут сломя голову. Середины не существовало. И мы бежали из всех сил, а солнце уже опускалось в море, и небо багровело, словно наливалось кровью.

Первыми к острову прибежали ребята, дежурившие на западном мосту. Когда подоспели мы, то увидели тесно сбившийся возле восточного моста кружок. Там были девчонки, Тимур, Сержан, Януш… и все. Они не дрались, не разговаривали. Они стояли и смотрели на что-то, лежащее между ними. У меня вдруг стали подкашиваться ноги. Наверное, я слишком быстро бежал…

Вслед за Толиком, который неожиданно грубо растолкал ребят, я втиснулся в кружок.

На мраморной террасе, которая стала багровой, как заходящее солнце, лежали Ромка и Игорь. Тот, который просто Игорь… У Ромки была рана в груди - узенькая полоска с запекшейся кровью. А у Игоря что-то с головой, что-то такое страшное, что я не смог посмотреть внимательнее. Меня начало подташнивать.

Сержан вдруг схватил Тимура за плечи:

- Где Остап?

Я не сразу понял, что он про Игоря-длинного, его фамилия была Остапенко.

- Он прыгнул с моста. Его ранили… - Тимур попытался освободиться из рук Сержана, это у него не вышло. Он добавил: - Смертельно ранили.

- Где Костя? - никак не реагируя на его слова, спросил Сержан.

- Он в замке, - ответила Рита. - Наверное, тоже… У него стрела в груди сидит, мы вытаскивать побоялись…

Сержан закричал изменившимся голосом:

- А ты почему живой, Тимур? Они дошли до замка, а ты драпал?

- Оставь его! - Рита оттолкнула Сержана. - Тим все делал правильно. Остынь.

Илья негромко произнес:

- Чего ругаться-то, теперь всем крышка…



Страница сформирована за 0.1 сек
SQL запросов: 176