УПП

Цитата момента



Я на свете всех умней,
Не боюсь я никого.
Вот какой я молодец,
Буду жить теперь сто лет.
Скромненько и со вкусом

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Скорее всего вынашивать и рожать ребенка женщины рано или поздно перестанут. Просто потому, что ходить с пузом и блевать от токсикоза неудобно. Некомфортно. Мешает профессиональной самореализации. И, стало быть, это будет преодолено, как преодолевается человечеством любая некомфортность. Вы заметили, что в последние годы даже настенные выключатели, которые раньше ставили на уровне плеча, теперь стали делать на уровне пояса? Это чтобы, включая свет, руку лишний раз не поднимать…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка

6. ШТИЛЬ

Не знаю, с какого момента мне перестало нравиться происходящее. Наверное, с того дня, когда мы «тройным штурмом» взяли тридцатый остров…

В этом не было подлости. Мы не мстили. Несколько раз предлагали тридцатому острову вступить в Конфедерацию - они отказывались. Скорее всего, не верили. Тогда Крис и договорился с командирами остальных островов о тройном штурме.

С тридцатым граничили наши соседи - двенадцатый и двадцать четвертый острова. В назначенный день на каждый из мостов тридцатого пришла целая армия…

В нормальных условиях выставить на мост десятерых бойцов почти невозможно. Это означает до предела оголить остальные позиции, подставить себя под удар в спину. Нам это не грозило. Девять мальчишек, да еще Инга - мы стояли перед четырьмя пацанами с тридцатки и чувствовали себя ужасно, до безобразия, сильными.

- Ребята, может передумаете? - спросил Толик.

Кем-кем, а трусами они не были.

- Мы не сдаемся в плен!

Речь шла не о плене. Но мы устали объяснять. И вспомнили все свои обиды - они очень хорошо вспоминаются, когда ощущаешь свое превосходство.

Первыми начали бой Крис с Тимуром. Противники у них оказались не из слабых, но мы не стремились к быстрой победе. Мы брали врага на измор. Второй парой пошел я с Толиком, третьей Меломан с Сержаном… Тридцатка тоже менялась - но у них было всего две пары бойцов. А мы выставляли вперед все новых и новых ребят. Януш с Ильей, Том с отдохнувшим Тимуром. Ингу мы в драку, конечно же, не пускали.

Как ни странно, успеха добился Том. Новичкам, похоже, действительно везет - я в этом убедился на своем опыте.

Наседая вдвоем на Тимура, враги совершенно забыли о его напарнике. Да и немудрено - Том знал лишь несколько простейших ударов да пару защитных приемов - «дождик» и «нижнее зеркало». Я удивился, как он еще удерживал меч в боевом состоянии…

Когда один из противников повернулся к Тому спиной, тот не стал мудрить. Ударил, как на тренировке, - сверху вниз, наискосок…

Вперед бросились и Крис, и Толик, и Януш, едва не помешав друг другу. Через мгновение упал еще один пацан. У третьего, того, который так храбро ответил нам перед схваткой, Тимур выбил меч.

- Я… я сдаюсь… - долетел до меня запинающийся голос. И ответ Тимура:

- Мы не берем пленных.

Тонко взвизгнуло лезвие меча, вспарывая воздух. Лишь на секунду звук перешел в сочное чмоканье рассекаемого тела…

Из толпы, пошатываясь, выбрался Том. Белый, как молоко, с вздрагивающими губами. Я толкнул его в плечо, улыбнулся. Все нормально… Но он лишь покачал головой и пошел по мосту назад к замку.

Последний боец тридцатки пятился, сжимая меч обеими руками. К нему стали подбираться Тимур с Крисом. Тогда пацан затравленно огляделся… и ударил мечом в живот самого себя.

Мы замерли. Наступила полная тишина, даже стал слышен далекий шум волн. Мальчишка стоял, держась за рукоять меча.

- Я сам… - тихо произнес он. - Не добивайте меня, ладно? Я сам, я хочу домой…

Только когда он стал падать, я понял в чем дело. На некоторых островах верили, что убив себя в безвыходной ситуации, участник Игры возвращался на Землю.

- Зачем ты сказал, что мы не берем пленных? - закричал Меломан. - Он из-за этого…

- Но я же не ему говорил! - огрызнулся Тимур. - А того гада я узнал, это он стрелял в Костю!

Я посмотрел на Ингу. И увидел, что она плачет - молча, сдерживая рыдания.

- Дима, ну зачем вы так? Зачем?

Я пожал плечами, начиная злиться. Я, что ли, убил этих ребят? К тому же, они заслужили свое. А Инга должна была понимать, что сегодня на мосту будет жарко, когда упрашивала взять ее с собой.

С девчонками всегда так, даже с самыми умными. Добиваются чего-нибудь, а потом еще и не довольны. Наверное, в воображении у них все романтичнее, чем в жизни…

- Да скиньте их, наконец! - выкрикнул Толик. - Чего стоим?

- Ты и скинь! - зло ответил Сержан.

- И скину!

Инга зажмурилась. И я вдруг понял - она права. Нет, не потому, что мы ошибаемся. Сейчас столкнулись две правды - и победит ее. Потому что она девчонка, и я не могу с ней спорить.

- Инга, ты же видишь, так получается, - виновато сказал я. - Я же не могу изменить то, что есть. Что сделаешь, если красиво не получается. Лучше проводи Тома до острова…

Она кивнула, не открывая глаз. Повернулась, сделала несколько шагов. Снизу, перекрывая солнечный свет, вдруг полыхнули белые вспышки. Одна, вторая, третья, четвертая…

Инга побежала вслед за Томом. Жмуря глаза, в которых плавали разноцветные круги, я смотрел ей вслед.

- Димка, пошли, - крикнул Толик.

Я повернулся. Ребята уже отошли метров на сто. Меня от них не отделяло ничего - только красные лаковые пятна на розовом мраморе. Не глядя под ноги, я побежал за ними.

Что-то во мне сломалось. Я дрался вместе со всеми, когда разбившись на группы мы атаковали с тыла остальных защитников тридцатого острова. Я хохотал вместе со всеми, когда очистив от врагов мосты, мы толпились у ворот чужого замка и кричали, чтобы нам открыли. Никогда еще, наверное, не собиралось на одном острове такой огромной толпы - вооруженной, опьяненной победой и, самое удивительное, - дружной.

Я поступал как все. Но в ушах у меня звенело: «Зачем? Зачем?» Тимур забрался в окно замка, раскрыл изнутри двери.

«Зачем?»

Мы разбежались по замку, разыскивая остальных жителей острова. И почти сразу в большом зале, наподобие нашего Тронного, наткнулись на трех девчонок и мальчишку лет тринадцати с перевязанной рукой. Все они были с мечами. Даже у девчонок мечи поблескивали сталью.

«Зачем?»

- Бросьте оружие, - устало велел Крис. - Нам совсем не хочется вас убивать.

Мечи глухо стукнулись об пол. Последним бросил оружие мальчишка.

- В общем так, - сказал Толик. - Пока будете пленными… на разных островах. А там посмотрим.

«Зачем?»

Том чинил шлюпку. В общем-то, чинили больше Сержан, Илья, да двое мальчишек с двенадцатого острова, умеющие столярничать. Том руководил: прыгал вокруг перевернутой, лежащей у стен замка шлюпки, и давал указания на дикой англо-русской смеси языков. Несмотря на все его старания, английский преобладал. Но у такого жаргона было и преимущество - он делал Тома таким, что никто не обижался на его излишне начальственный тон.

Только что искупавшись, я лежал на песке метрах в десяти от шлюпки и наблюдал за происходящим. Капельки воды медленно высыхали у меня на спине - солнце уже садилось и почти не грело.

- Перы… перерыв, - путаясь объявил Том.

- Да не перерыв, хватит сегодня… - миролюбиво предложил Сержан. - Зец олл.

Мальчишки с двенадцатого, не дожидаясь других предложений, направились к замку. Я махнул им рукой и снова уткнулся подбородком в песок. Рядом со мной плюхнулся Илья.

- Чего не купаешься? - поинтересовался я.

- А… Не охота…

Илья меланхолично рыл босой ногой песок, сооружая что-то вроде модели плавательного бассейна. Его усилия увенчались полным успехом: в прямоугольную ямку стала просачиваться мутноватая вода. Вероятно, холодная, - Илья чертыхнулся и убрал ногу. Снял очки, принялся протирать стекла рукавом рубашки. Рукав был грязный и рваный, роскошный илюхин гардероб доживал последние дни. Но он, не обращая внимания на сомнительность своих усилий, продолжал полировать стекла. Верный признак смущения…

- Сейчас купаться рискованно, - ворчливо объяснил Илья. - Взглянешь случайно в небо - и кранты.

Да, действительно. Нельзя смотреть вверх во время заката. А солнце вот-вот исчезнет за горизонтом. Третье правило Игры, самое дурацкое и непонятное…

- Илья… Как там сказано, в правилах… Нельзя смотреть вверх во время заката? Или нельзя смотреть на небо?

- Вверх…

- Точно?

- Точно.

- А зачем вверх-то смотреть? - глядя на поблескивающую лужицу в ямке, спросил я. - Можно и вниз…

Илья даже подскочил. Соблазнить его на авантюру было проще простого.

- Димка!

- Дуй к Ритке! И без ее зеркала не возвращайся! Быстрее!

Последнее слово, похоже, было излишним. Уже через несколько минут Илья прибежал обратно. Вслед за ним, явно заинтригованный, шел Сержан.

Честно говоря, фокус с зеркалом придумал не я. О таком способе наблюдать за небом, когда нельзя смотреть вверх, я прочитал в какой-то сказке.

Положив зеркальце на песок, Илья уселся рядом.

- Смотреть буду я.

- Ничего подобного, по очереди, - отпарировал Сержан.

Во время заката был лишь один миг, когда взгляд на небо грозил наказанием. Ожидание вполне могло оказаться долгим.

- Двадцать, двадцать один… - монотонно считал Сержан. Дойдя до ста двадцати, он оттолкнул Илью и уселся перед зеркальцем сам.

- Будем смотреть по две минуты.

Наступила тишина. Я оглянулся на замок - нет ли еще желающих. Но ребята еще не вернулись с мостов.

- Летающие тарелки видишь? - поинтересовался Илья.

- Ага. Вон сковородка пролетела… - сообщил Сержан.

- Время. Отдохни!

Теперь перед зеркальцем сидел я. Солнце почти исчезло за горизонтом, в сером пепле морских волн угасал последний алый уголек. Небо темнело, но оставалось обычным. Да и что там можно увидеть? Космический корабль пришельцев, парящий над планетой? Или злополучную летающую тарелку? Ну, пусть даже и мелькнет среди облаков искорка, раскрыв нам «тайну» расположения наблюдательных устройств. Стоит ли из-за этого придумывать целое правило? Из рогатки летающие тарелки не собьешь, а в том, что за нами следят, мы и так не сомневаемся. Не смотреть вверх во время заката. Не смотреть вверх…

- Время!

Над зеркальцем опять был Илья. Мы с Сержаном разочарованно переглянулись: солнечные лучи уже сползали с флагштока сторожевой башни. Наступал вечер.

- Не понял… - вдруг удивленно протянул Илья. - Это…

Мы с Сержаном синхронно дернулись к Илье, пытаясь взглянуть на отражение в зеркальце. От желания посмотреть вверх у меня даже мурашки по спине побежали. Но мы не успели.

На мгновение стало светло. Маленькое круглое зеркальце сияло как прожектор, выплескивая столб ослепительного, словно бы даже вещественного, твердого, колючего света. Это длилось секунду. Раздался звон стекла, и зеркальце разлетелось у него в руках. Илья слабо вскрикнул, отшатываясь и прижимая ладони к лицу. Очки мягко шлепнулись на песок рядом с почерневшими, мутными осколками. Едкий дымок сгоревшей амальгамы щекотал ноздри.

- Илья! - увидев, что он запрокидывается на спину, я схватил его за плечи. - Что с тобой?

- Глаза… - Илью било частой, мелкой дрожью. - Больно…

Уловка не сработала. Взгляд вверх, небрежно замаскированный зеркалом, показался пришельцам более опасным, чем открытый сговор островов Конфедерации.

- Убери руки! Илья!

Он медленно отнял ладони от лица. Глаза были красными, покрытыми багровой сеточкой сосудов. И - удивленными.

- Круги плывут, - растерянно произнес Илья. - Но я тебя вижу.

Весь вечер Илья наслаждался положением героя. Он лежал на диване в Тронном Зале. Рита с Ингой суетились вокруг, поминутно меняя ему примочки на слезящихся, воспаленных глазах. А мы усевшись рядом, вполголоса говорили о случившемся.

Глаза Илье спасло зеркало. Зеркало раскололось и помутнело, отразив лишь малую часть направленной на него энергии. Луч был такой силы, что разбил стекло подобно удару камня.

Самым обидным оказалось то, что Илья не успел рассмотреть столь тщательно охраняемую тайну. В зеркале, как он рассказывал, мелькнуло что-то серое, плоское, стремительно опускающееся из зенита. А потом в центре этого серого, округлого, падающего сверху тела сверкнула белая вспышка.

Предположить можно было все, включая летающую тарелку. Тимур, например, упорно отстаивал эту версию. Но мне казалось, что все гораздо сложнее. Мне никогда не нравились задачи, в которых ответ напрашивался сам собой…

Спорили мы азартно, и Том, ничего в разговоре не понимавший, заскучал. Но минут через пять наступила его очередь - разговор зашел о шлюпке. Ребята уже превратили ее в подобие маленькой яхты - настелили дощатую палубу, укрепили мачту, киль. Том настаивал еще на сооружении маленькой каюты, в которой можно было бы ночевать четверым членам экипажа. Спорить мы не стали, хоть это и затягивало спуск шлюпки на пару дней. Все-таки, с настоящей каютой наш кораблик выглядел гораздо внушительнее.

Незаметно разговор перешел на первое плавание. Уже решено было отправиться через весь архипелаг Сорока Островов, вербуя на пути сторонников Конфедерации. Ясно было, что капитаном станет Том. А вот насчет остальных членов команды ясности не было. В плавание хотели отправиться все…

Спор, грозивший перерасти в ссору, прекратил Крис. Он вышел за двери и вернулся с пучком тощих щепок в кулаке.

- Будем тянуть жребий, - объяснил он. - Четыре короткие - экипаж.

Щепок было восемь. Первую Крис дал вытянуть Илье. Длинная. Вторым потянул Сержан - и картинно развел руками. Тоже длинная… Первая короткая щепка досталась Тимуру. Вторая - мне. Я даже не почувствовал радости - удача показалась мне делом вполне естественным. Следом потянул руку Том, но Крис остановил его.

- Ты плывешь без всякого жребия, ты капитан… А я без всякого жребия остаюсь - мой корабль здесь.

- Если ты не тянешь жребий, то один лишний! - оживился Сержан.

- Не лишний, я тоже буду участвовать, - к нашему командиру подошла Инга. Быстро взглянула на меня - упрямо и твердо. И вынула короткую щепку из стиснутых пальцев Криса.

- Женщина на корабле - к беде… - беспомощно сказал Сержан.

Последняя короткая щепка досталась Янушу.

7. ПЯТЕРО В ОКЕАНЕ

Наше суденышко, названное, «Дерзким», отплыло от берегов Тридцать шестого острова поздно вечером, когда стемнело, а резкие порывы северного ветра превратились в ровный, уверенный бриз. Тома, весь день провозившегося со шлюпкой, заставили поспать несколько часов. Теперь он тихо советовался с Тимуром, проверяя, все ли снаряжение на месте. Провизия, вода, запасной парус, два компаса, бинокль. Часы были на руках у каждого - их собирали по всем островам Конфедерации. Кроме мечей мы вооружились арбалетами. Один арбалет, самый большой и неудобный в бою, закрепили на вертящейся подставке перед каютой. Тимур когда-то долго возился с ним, приспосабливая для стрельбы сразу тремя стрелами. Он где-то читал про такие арбалеты… Но у него так ничего и не вышло.

Шлюпка, возведенная в ранг корабля, шла на удивление ровно. Может быть, играл свою роль киль. Но, скорее всего, причина была гораздо проще - «Дерзкий» был сильно перегружен. Вода плескалась в опасной близости от бортов, а редкие волны уже оставили на дне шлюпки солидную лужу.

Минут двадцать мы стояли рядом с Томом, словно ожидая чего-то необычного. Но все было спокойно. Медленно темнело, исчезли в ночи контуры замка, лишь на сторожевой башне виднелось белое пламя маяка. Огонь ребята обещали зажигать каждую ночь. «Дерзкий» шел на юго-юго-восток, косо к ветру, постепенно углубляясь в пространство между двадцать четвертым и тридцатым островами. Через час шлюпка должна была миновать двадцать седьмой остров и пройти рядом с двадцать третьим - последними островами Конфедерации. Дальше путь решили продолжить утром, при свете солнца. Том должен был остаток ночи дрейфовать в виду маяка Двадцать третьего острова - двух огней на площадках дозорной башни…

Первой ушла в каюту Инга. Негромко пожелала всем спокойной ночи, а Тому - легкой вахты: «easy watch», чем вызвала у капитана некоторое замешательство. Наверное, это было сказано не совсем правильно, хотя все остальные, включая Януша, ее поняли.

Минут через десять Тимур потянулся, зевнул, хлопнул меня по плечу и спросил:

- Пойдем спать?

Стянув штормовку, я протянул ее Тому. Тот понял, молча кивнул и стал напяливать ее поверх своей. Ночью на палубе ему придется мерзнуть…

- Пошли…

Мы осторожно пробрались между левым бортом и стенкой каюты на корму («Дерзкий» при этом легонько качнулся). Тимур довольно натурально кашлянул, открыл дверь каюты.

Инга уже легла в свой гамак. На столике тускло горела свеча. Пригнувшись, Тимур вошел в каюту, сказал:

- Всю жизнь мечтал спать на левом борту. Да еще под потолком…

Януш, не споря, улегся на нижнюю койку. Я потушил свечу и забрался в последний свободный гамак. Наступила тишина, лишь слабо журчала вода за бортами. Потом тоненькая дощатая стенка заскрипела - снаружи к ней привалился Том.

- Капитан, не дремать! - громко произнес Тимур.

Стенка скрипнула снова - Том вернулся к штурвалу. Януш хихикнул. Уже засыпая, я услышал сонный, но серьезный голос Инги:

- Ребята, если что-то случится, обязательно меня разбудите.

Я проснулся оттого, что меня мягко трясли за плечо. Кто-то тихо шептал в самое ухо:

- Ди-ма! Ди-ма!

Я попробовал подняться, но дурацкий гамак успел запеленать меня не хуже, чем какой-нибудь придворный - мумию возлюбленного фараона. Высвободившись, я попытался встать. И треснулся лбом о потолок.

- Тихо! - произнес Том. - Ты… вери… громкий.

- Очень шумный? Ага, точно подметил… - я выскользнул из гамака. Никто не проснулся. Тишина стояла полная, даже вода не плескалась - шлюпка дрейфовала. Том пробормотал что-то на английском. Я разобрал лишь про отца и про хороший корабль. Очевидно, плавать с отцом на яхте Тому нравилось куда больше…

Отдав штормовку, Том принялся забираться в гамак. Я подсадил его и вышел на палубу.

Была еще ночь, лишь на востоке мгла слегка поредела, намекая на приближение рассвета. Разукрашенное незнакомыми звездами небо убаюкивающе покачивалось над головой. Я поискал взглядом Око Пришельца, подмигнул. Звезды остались равнодушными. Старая шлюпка с упрямыми мальчишками на борту. Какая мелочь…

Спать хотелось ужасно. Откуда-то из подсознания пришла хитрая мысль. Пойти в каюту, разбудить Тима или Януша, сдать вахту… Откуда им знать, когда я сменил Тома и сколько отдежурил?

Я плеснул в лицо пригоршню океанской воды. Губы, порядком потрескавшиеся, защипало. В каюту идти расхотелось, да и сон куда-то ушел. Я улегся на кормовую скамейку, подложил под голову мягкую матерчатую сумку. С продуктами, наверное. А спать я не собираюсь… надо же изучить их звездное небо… Вон - Око Пришельца…

Утро застало «Дерзкий в полусотне метров от берега Двадцать третьего острова. Я соскочил со своего неудобного ложа, огляделся. Над замком - стоящим в самом центре небольшого, заросшего низким кустарником, острова, вяло раскачивался, похожий больше не жгут, чем на полотнище, красно-синий флаг. Чуть ниже флага виднелась узкая белая лента. Все в порядке, остров принадлежал Конфедерации…

Нырнув в каюту, я разбудил Тома. Вдвоем мы довольно быстро поставили парус. Подгоняемый слабым утренним ветерком, «Дерзкий» плавно развернулся и начал удаляться от берега. Медлить не стоило - за день мы собирались пересечь весь архипелаг.

Через несколько минут из каюты появился Тимур. Морщась от яркого солнечного света, перегнулся через борт, умылся. Потом, опасливо поглядывая на каюту, на минутку отошел к корме.

Том направил шлюпку на север. Мы прошли под мостом, связывающим Двадцать третий с соседом - Шестнадцатым островом, и на порядочном расстоянии миновали его. Шестнадцатый, или Остров Синих Зеркал, упорно противился самой идее Конфедерации. После нескольких безуспешных попыток переубедить их лидера - угрюмого паренька по имени Макс, было решено окружить остров со всех сторон и взять одновременным нападением по трем мостам. Я был на заседании Совета Конфедерации и помнил, что решение приняли единогласно, Крис без колебаний ответил: «девчонок и ребят младше десяти расселим по другим островам». Больше всего меня поразило, что никто не стал уточнять судьбу остальных.

Проснулся Януш. Сев прямо на крышу каюты, он принялся разглядывать Замок Синих Зеркал в бинокль. Потом толкнул меня, передавая бинокль. На плоской крыше одного из зданий, куда на этом острове сходились все мосты, толпились десятка полтора мальчишек и девчонок. Они разглядывали удаляющуюся шлюпку, о чем-то возбужденно переговариваясь, размахивая руками. Сомнительно было, чтобы им удалось разглядеть шлюпку как следует… Но я все же сказал, не отрываясь от бинокля:

- Тимур, надо поднять флаг Конфедерации! Может хоть это их убедит…

Крошечное суденышко продолжало свой путь.

С самого утра меня не покидало странное ощущение. Неприятный, досадливый холодок в груди, чувство, которое можно охарактеризовать тремя словами.

Слишком все хорошо…

Мы без всяких приключений миновали Острова Конфедерации, мирно проспали всю ночь в дрейфующей шлюпке. Обошли до обеда пять чужих островов, тщательно нанося их на карту. Потом Инга, взяв в помощники Януша, устроила такое пиршество, что на несколько часов экипаж «Дерзкого» превратился в добродушных, полусонных лентяев. Тимур с Янушем облюбовали себе крышу каюты, где и улеглись в тенечке от паруса. Том, закрепив штурвал, устроился на носу. Инга спряталась от солнца в каюте. А я, упрямо решив не поддаваться беззаботности, сел с картой на корме. Конечно, мы увидели еще не слишком много. Но и этого было достаточно, чтобы набросать на бумаге Архипелаг Сорока Островов.

Наша огромная тюрьма тянулась с севера на юг вытянутой, овальной кляксой, дробящейся на отдельные островки без всякой системы. Фактически можно было говорить о ширине архипелага - пять островов, и длине - восемь. Конечно, реальная картина выглядела гораздо сложнее, но и такими данными на островах не располагал никто и никогда. Разве что… Безумный Капитан?

Я невольно взглянул по сторонам. Но ничего похожего на другой парусник поблизости не было. Клипер Безумного Капитана, если он существует на самом деле, мотался сейчас вдали от островов, ожидая нового шторма. А на непогоду не было и намека…

«Дерзкий» плавно скользил по ровному, как стекло, океану. Изумрудную гладь не тревожила даже мелкая рябь. Все казалось специально приготовленным к плаванью… Специально.

Я поднялся, угрюмо рассматривая замок, мимо которого мы проплывали. Он был как раз под стать моему тревожному настроению - мрачный, угловатый, из серого камня. И остров подходил своим хозяевам - сплошь скалистый, без всяких признаков растительности. Лишь мосты оставались веселыми, розовыми…

Том, заметив мое движение, вопросительно кивнул.

- Может высадимся? - мотнув головой в сторону неприветливого островка, спросил я. Никто не смотрел из окон, ни единого звука не доносилось с моста, под которым мы проплывали.

Том понял, пожал плечами. Просительно улыбнулся. Не хотелось, видно, ему высаживаться на этот берег.

- Our island - next, - предложил я.

Кивнув, Том улегся на палубу. И в эту секунду послышался свист. Нарастающий, тонкой иглой буравящий уши, он чем-то напоминал звук падающей бомбы. Правда, был послабее, «пожиже». И завершился не взрывом, а треском раздираемой материи. Распоров парус, срубив одну из многочисленных веревок, названий которых я так и не запомнил, в палубу вонзился узкий, длинный меч.

Тимур с Янушем пулей спрыгнули с каюты. Том, ойкнув, бросился натягивать и отпускать уцелевшие снасти. А Тимур, прижав к плечу арбалет, нацелился в мост, под которым мы как раз проплывали. Но мост казался мертвым. Бросившие в нас оружие, очевидно, легли.

- Сволочи! - закричал я, подбегая к мечу. Схватился за рукоятку, потянул. Меч, все еще, оставался стальным, враждебным. Какую же ненависть надо было вложить в бросок, чтобы оружие так долго сопротивлялось чужим рукам!

Разорванный парус негромко потрескивал, расползаясь на две половины. «Дерзкий» замедлял ход.

Том торопливо доставал запасной парус.

- Ребята! Quickly!

Мы быстро стянули старый парус, скинули его с мачты. Инга оттащила парус на корму, пока закреплялся новый, так предусмотрительно приготовленный Ритой. Тимур завязывал узлы на фалах, ухитряясь не выпускать из рук арбалета. Но нового нападения не последовало. То ли у врагов не оказалось арбалетов и луков, то ли они боялись получить ответную стрелу… Хотя, четно говоря, это было маловероятно. Сорок метров вверх, до моста, стрела могла преодолеть лишь чудом…

Меч, наконец-то, превратился в деревянный, покорился. Тимур, расслабившийся лишь тогда, когда шлюпка вновь обрела ход и стала удаляться от острова, подошел ко мне. Кивнул:

- А меч неплохой.

- Да. Но знакомиться с его владельцем мне расхотелось, - ответил я, проводя пальцами по тонкому, словно сделанному из фанеры, лезвию. Мы переглянулись.

- Острова заканчиваются, - негромко сказал Тимур. - Если мы пройдем мимо следующего, то окажемся в открытом море.

- Мы пристанем.

Тимур потянулся.

- Хорошо… А то и форму потерять недолго…

Шлюпка шла прямо к ближайшему острову. Островок был симпатичный, хоть и маленький. Сплошь заросший зеленью, из которой выглядывали белые стены замка. С маленьким песчаным пляжем. И десятком мальчишек, замерших на берегу.

- Ждут, - прошептал я самому себе.



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 176