УПП

Цитата момента



Плохая примета - ехать ночью… в лес… в багажнике…
Милый, мы скоро приедем?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ну вот, еду я в лифте, с незнакомым мужчиной. Просто попутчиком по лифту. Смотрюсь в зеркало, поправляю волосы и спрашиваю его: красивая? Он подтверждает - красивая! - и готов! Готов есть из моих рук. Не потому, что я так уж хороша в свои пятьдесят, а потому…

Светлана Ермакова. Из мини-книги «Записки стареющей женщины»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

111

Первое, что я вижу, выходя на тридцать третий уровень – развалившийся на газоне Анатоль. Моя первая мысль - что и на старуху бывает проруха. Но Анатоль приподнимает голову, и машет мне рукой.

Неудачник тоже на месте - в своем уголку.

- Эй, Стрелок! - Анатоль явно не собирается менять горизонтальное положение на вертикальное. - Ползи сюда!

Я присаживаюсь рядом, вопросительно киваю.

- Мы хотим отказаться от этого… - Анатоль кивает на Неудачника, - задания.

Молчу. Пусть выговорится.

- Я в карму не верю, - говорит Анатоль. - Если человека тащишь к выходу, бережно, как хрустальную вазу, а он дохнет - значит сам того хочет.

- То есть?

Анатоль снижает голос до шепота:

- Слушай, у тебя свои резоны его спасать… пробуй. Но вначале подумай - он двое суток в глубине. Видал таких орлов раньше?

- Да.

- Голос охрипший, ходит как автомат, понимает все с третьего раза… Так?

Смотрю на Неудачника и качаю головой.

- Значит, он ест и пьет. Посещает сортир. Ориентируется в происходящем.

Анатоль привстает, садится на корточки.

- Стрелок, этот парень нас за идиотов держит. Либо он здесь по заданию дирекции - проверяет, как мы работаем. Либо - такой же дайвер, как и мы. Либо - и то, и другое разом.

Мне нечего ответить, Анатоль, конечно же, прав. С точки зрения нормальной логики иных вариантов быть не может. Но у меня в последнее время нелады с нормальностью.

- Крейзи пошел в дирекцию, - говорит Анатоль. - Или они признаются, что устроили проверку наших способностей, или пусть не требуют невозможного.

- Они решат, что Неудачник - дайвер, - соглашаюсь я.

- Вот!

- Это очень удобная версия, Анатоль. Шутник дайвер, решивший поиздеваться над индустрией развлечений и своими коллегами… Не останавливать же весь "Лабиринт" из-за такой мелочи.

- Стрелок, я пер его через весь уровень, - устало говорит Анатоль. - В зеркальном зале перестрелял гвардейцев.

 Киваю. С его снаряжением и опытом - это возможно.

- Знаешь, что было потом? - в голосе дайвера прорывается злость. – Он уронил винтовку. И та шарахнула его прямо в лоб!

Я молчу. Что тут скажешь?

Неудачник не хочет выходить с уровня…

- Сил у меня нет… - Анатоль сплевывает на травку. - Видеть его, козла, не могу. Не то что спасать.

- Анатоль, бесцельно ничего не делается.

- Тогда чего он добивается? А? Я тебе скажу! Чтобы мы разорвали контракт! Чтобы самому устроиться на тепленькое место! Одному… или в паре с кем-нибудь. С дайвером, который его якобы спасет!

Он смотрит мне в глаза и я принимаю вызов.

- Ты обвиняешь меня в двойной игре?

Дайверы не подставляют дайверов. Нас слишком мало. Для того и был создан Кодекс, для того мы и собираемся три раза в год - пренебрегая осторожностью и взаимным недоверием.

Если дайверы начнут в Диптауне разборки между собой - пострадает вся сеть. А жизнь сети - главное. И без того у нее достаточно врагов в реальном мире.

- Не знаю, - Анатоль отводит глаза. - Нет, наверное. Извини. Но тебя тоже подставляют. Кто заказал тебе спасение Неудачника?

- Анонимное лицо. У меня есть канал связи с ним, но боюсь, что он одноразовый и слишком хорошо защищенный.

- Этот аноним может быть дайвером?

Пожимаю плечами.

- Вот и делай выводы. Мы уже опростоволосились, ты нашумел на весь "Лабиринт", но тоже облажаешься. Тогда придет дяденька со стороны, вытащит Неудачника и получит контракт.

Анатоль встает, расстегивает бронекостюм на груди, деловым тоном предлагает:

- Пали.

- Что?

- Убивай меня. Тогда ты сможешь забрать все снаряжение. Или собрался со штуцером воевать?

Я колеблюсь, и Анатоль качает головой.

- Ну, Стрелок, ты сам как Неудачник…

Он приставляет к груди свой плазмоган, нажимает на спуск. Короткий взрыв, хлещет кровь, но он еще жив. Очень велик запас сил у дайверов "Лабиринта".

- Твою мать! - хрипит Анатоль и стреляет в себя повторно.

Бронекостюм весь в крови, но я стараюсь не обращать на это внимания. Снимаю доспехи, натягиваю на себя, подбираю оружие, амуницию, боеприпасы.

Неудачник то ли не смотрит на нас, то ли не реагирует на столь необычную процедуру обмена снаряжением.

Иду к нему и сажусь рядом. Все как в первый раз. Опущенная голова, вялый взгляд из-под маски. Неужели он и впрямь дайвер? И сидит сейчас за чашкой кофе с бутербродом, поглядывая на экран, готовый в любой момент нырнуть в глубину - и начать морочить мне голову…

- Тебе не скучно здесь? - спрашиваю я. Секунда - интересно, на что она ушла, на обдумывание ответа или на подключение дип-программы? - и Неудачник хрипло произносит:

- У меня нет выбора.

- Почему же? Давай выйдем из "Лабиринта". Ты бывал в "Трех поросятах"? Или в "Старом Хакере"?

Неудачник качает головой.

- Там куда интереснее, - говорю я. Мы сидим рядом, я держу "BFG-9000" на коленях, готовый в любой момент сжечь любого противника. С таким снаряжением мы пройдем. Не можем не пройти. Но я пока не спешу. - Кстати, спасибо тебе.

- За что?

- Ты прикрыл меня в зеркальном зале.

Неудачник стягивает респиратор. Я вдруг замечаю, что у него очень странные движения. Какая-то редкая мягкость и пластика - словно каждый жест доставляет ему наслаждение. Так порой ведут себя самовлюбленные актеры. Но в отличии от них Неудачник не вызывает раздражения.

- Разве это требует благодарности? - говорит он с иронией.

- Да, - отвечаю я. - Разумеется.

- Ты поступил бы иначе?

- На твоем месте - да.

Пауза. Неудачник, кажется, удивлен.

- Почему?

- Ты в беде. Тебя надо вытаскивать из "Лабиринта".

- Это не я в беде, - Неудачник качает головой.

- Ты - дайвер? - в лоб спрашиваю я.

- Нет.

- Парень, не морочь мне голову. Ты двое с лишним суток в глубине. Ты должен загибаться от жажды и голода.

- Жажда - не самое страшное.

- А что страшнее?

- Тишина.

- Что?

- Тишина, Стрелок.

Он смотрит мне в глаза. Я не отвожу взгляд. Наши лица рядом.

Его глаза оживают, в них больше нет вялой беспомощности. Черная глубина… бесконечная темнота, словно я смотрю в ночное небо, где в один миг погасли все звезды. В водоворот тьмы, засасывающий и безмолвный, за грань миров.

- Тишина, - шепчет Неудачник.

Я чувствую ее, эту Великую Тишину, о которой он пытается сказать. И хорошо, что он теперь молчит. Слова беспомощны, они царапают покров Тишины, не в силах пробить его и лишь мешая понять.

Тишина.

Кто бы он ни был - Неудачник - он знает о ней больше, чем кто-либо в мире.

Еще миг - и я упаду в Тишину. Пойму Неудачника.

Я не хочу его понимать!

- Вот чего я боюсь… - говорит Неудачник, и наваждение рассеивается. Я просто сижу рядом с ним. Два нарисованных человечка, обменивающихся туманными фразами.

Интересно, сходят ли с ума в глубине? Может быть, я буду первым?

- Почему ты покончил с собой? - спрашиваю я.

- Когда?

- Анатоль вывел тебя, ты уронил винтовку и пальнул себе в лоб. Хочешь сказать - это была случайность?

- Случайностей не бывает.

- Тогда - почему?

- Анатоль не сможет меня вывести.

- Почему? - кричу я. Разговор глухих, ничего не объясняющие ответы.

Неудачник не отвечает.

Ну и пусть.

Хватит с меня загадок. Я его просто выведу.

И не будет у него выхода - никакого, кроме как уйти с уровня.

- Вставай! - кричу я. Хватаю Неудачника за плечи, заставляя встать.

Вытаскиваю из кобуры его пистолет, разряжаю и выкидываю.

- Пошли! Марш!

Он не спорит, да и попробовал бы поспорить… Если надо, я потащу его на плечах.

Не будет у него иного выхода.

Мы проходим Диснейленд насквозь, я расстреливаю монстров, не экономя зарядов. На этот уровень их хватит с лихвой.

Гранатомет раскаляется от непрерывной стрельбы, я обжигаю плечо даже сквозь броню. Ерунда.

На площадке с машинками вновь удирает от трех юрких демонов ребенок. Только на этот раз не черный, а латиноамериканец. Ох уж мне эти американские расовые комплексы… Неудачник останавливается как вкопанный, и приходится повторять короткую дуэль с демонами и пауком-пулеметчиком.

Идем к зданию, на которое указал ребенок. Но на этот раз Неудачник держит

малыша крепко, и тому не удается вырваться. Вместо него в дверь вхожу я.

Почти весь холл занимает полупрозрачный колышущийся бурдюк с зубами.

Ракеты проходят сквозь него насквозь, не взрываясь. Сжигаю тварь из плазмомета, затрачивая две энергетические ячейки.

В следующей комнате, опутанные слизистой паутиной, дергаются двое - мужчина и женщина. Их охраняет мелкий монстр, который даже не пытается меня атаковать, а бросается приканчивать пленников. Расстреливаю его из винтовки, вместе с Неудачником освобождаю родителей мальчика. Дальше все по стандартному сценарию - рассказ про ужасы инопланетного нашествия, советы по поводу прохождения зеркального лабиринта и торжественный дар - плазмомет. Программы примитивные, они не замечают, что у меня уже есть это оружие. Зеваю, принимая подарок. Воссоединенная семья удаляется. Все картинно до отвращения - ребенок идет посередине, трогательно цепляется за руки родителей… Надо понимать так, что они выберутся из Сумрачного Города. Поглядываю на Неудачника - тот вполне серьезен. Словно и впрямь спас три человеческие жизни.

Идем к зеркальному лабиринту. Оружие Неудачнику я так и не даю. Мне вовсе не нужен фокус с падающими и стреляющими винчестерами.

- Значит так, - командую я. - У входа в зал ты останавливаешься.

Ждешь, пока я тебя позову. Потом спокойно подходим к компьютеру, и ты убираешься отсюда домой. Хорошо?

- Да.

- Ты понял меня? Никаких глупостей делать не будешь?

Неудачник смотрит мне в глаза.

- Глупость - это прикрывать тебя от выстрела?

- Да! Я разберусь сам, а ты выйдешь отсюда. Понял?

- Понял.

Ох, не верится мне в его искренность… Но делать нечего. Проходим зеркальными коридорами, у входа в зал я хлопаю Неудачника по плечу. Тот послушно останавливается.

- Жди. Жди меня и я вернусь, - говорю я. Делаю шаг к проему, но не выдерживаю, оборачиваюсь.

- Слушай… кто бы ты ни был… Я очень устал.

Неудачник кивает.

- Мне надоели эти глупости, - говорю я. - Пообещай, что не выскочишь под выстрелы. Пообещай, что никуда не уйдешь. Я хочу тебя вытащить и вернуться домой.

- Я сделаю все, как ты говоришь, - произносит Неудачник. И я неожиданно ему верю.

- Спасибо, - шепчу я, прежде чем рвануться в зал.

И начинается огненная карусель.

Гвардия Принца Пришельцев палит в меня с тринадцати балкончиков, я тоже стреляю - наугад. "BFG-9000" выжигает три зеркала одним залпом. Помещение наполнено серебряным дымом. Пули колотят по броне, сбивая меня на пол. Стреляю в падении, вращаюсь на спине словно в забытом танце своей юности - "брейке", еще два раза стреляю. Три зеркала, три зеркала, три зеркала… Последняя зеркальная грань, и уже настоящий балкончик с двумя монстрами. Они залиты зеленой кровью, "BFG" изрядно посек их чешуйчатые тела. А моя броня еще держится, помятая, раскаленная, но по-прежнему надежная.

Последний выстрел - огненный шар, треск вторичных разрядов… Монстры кричат, умирая, превращаясь в вихри черного пепла.

И наступает тишина.

Зеркальный зал выжжен и разрушен, лишь выходной компьютер торжественно мерцает экраном среди погрома.

- И пришла тишина… - шепчу я, поднимаясь на колени. Спасибо тебе за броню, Анатоль, спасибо… - Неудачник! Слабый звук из коридора - неуверенный шаг. И два коротких хлопка - выстрелы из штуцера.

Мне не надо ничего объяснять.

И утешать меня не надо.

Я пру к проему, перешагиваю через окровавленное тело Неудачника, смотрю в зеркальную бесконечность коридора.

Алекс стоит в окружении своих бесплотных двойников, опустив штуцер.

Он в остатках бронежилета, его лицо в крови. Дуло штуцера смотрит в пол, навстречу отражению.

- У меня нет больше патронов, - говорит он.

Откидываю "BFG-9000", снимаю с пояса пистолет. Тыкаю дулом в лоб Алекса, так, что тот отшатывается.

Даже злости нет.

Алекс молча ждет выстрела.

- Садись, - говорю я, опуская оружие. - Садись, гад…

Он садится, и я сажусь рядом с ним на полу, а тело Неудачника, которому опять не повезло, слепо смотрит в потолок.

- Зачем ты его убил?

- Я… хотел убить тебя, - говорит Алекс. - Я гнался за тобой. Боялся опоздать. Не заметил, что он без оружия.

- А меня - зачем?

Алекс кривится в улыбке.

- Ты меня шлепнул на первом уровне. Забыл, что ли?

- Нет. И эта вся причина?

- Мы же договорились идти совместно!

Боже, за что мне такое наказание?

- Ты хочешь сказать, что не собирался пристрелить меня сам? Из-за лишней обоймы?

- Подумывал, - спокойно признается Алекс. - Но я ведь тогда еще не решил. А ты меня убил.

И вот тут меня разбирает хохот. Я валюсь на пол, утыкаясь шлемом в ногу Неудачника. Колочу рукой по зеркальному стеклу.

- Урод! - кричу я. - Дубина!

Почему-то Алекс обижается.

- Я ведь в тебя не выстрелил! - кричит он. - А ты в меня - да!

- Парень, да ты с катушек съехал! - говорю я. - Мститель, мать твою… Зорро недоделанный… Я - дайвер! Понимаешь? Парнишка, которого ты шлепнул, двое суток в глубине! У него таймер отключен! Он загнуться может, если я его не вытащу! А ты, со своими комплексами… идиот, идиот…

- Дайвер? - тупо повторяет Алекс.

- Дайвер! - мне сейчас плевать на вечную конспирацию. - Мне на этот "Лабиринт"… с сорокового этажа! Я пытаюсь спасти человека - а ты играешь в войну, щенок! Сколько тебе лет, мальчик?

Алекс отвечает не сразу. Но все-таки отвечает.

- Сорок два.

Меня охватывает новый приступ хохота.

Вот оно, царство Питера Пена, остров вечных детей.

Разменявший пятый десяток лет любитель военных игр.

В виртуальности нет возраста. И солидный пожилой бизнесмен, и безусый пацан, дорвавшийся на работе до компьютера с модемом - все равны. Все вправе бегать по нарисованным лабиринтам, вспоминая детские правила чести и крича "Не считово!" Каждый может играть в благородных героев и отважных рыцарей, забывая о том, что жизнь куда сложнее десятка ветхозаветных заповедей.

- Мне очень жаль, - говорит Алекс. - Я не знал, что вы занимаетесь такой серьезной работой…

Боже, как смешно… Нет, ничего серьезного, я сюда пописать пришел…

- Если я могу оказать какую-то помощь… - сдавленно говорит Алекс. - Оплатить время, которое вы затратили…

- Время не купишь, - отвечаю я. Все-таки, лучше бы Алекс продолжал вести себя как юный программист… - Сейчас где-то умирает от голода и жажды парень, в которого ты всадил свои сраные пули!

- Мне очень жаль… - Алекс встает, подходит ко мне. Я смотрю на него, не делая попыток подняться. - Просто вы вели себя неэтично. Выстрелили в меня без явной причины…

Бесполезно с ним разговаривать…

- Может быть я и не прав, - его голос слегка крепнет. - Но, понимаете, всему виной послужил ваш первоначальный поступок. Вы, очевидно, моложе меня…

Я смотрю в потолок, на отражение Неудачника. На окостеневшее, мертвое лицо.

- Однако вы должны не хуже меня понимать, что мы находимся в мире не-реальном, не-существующем, - вещает Алекс. - Это опасная иллюзия… люди способны легко утратить свои жизненные ориентиры, моральные нормы, поддаваться ощущению вседозволенности. Может быть, мой поступок был не совсем верным, но я всегда пытаюсь сохранить обычные человеческие императивы. "Лабиринт" - это игра, однако в ней воплощены вечные идеалы. Идеалы рыцарства, если хотите. Бой добра со злом.

Еще один борец с иллюзиями. Сколько их было на моей памяти - людей, пытающихся сделать глубину точной копией реального мира. Самое смешное, что наиболее шумным был писатель-фантаст…

- Вы изначально повели себя нечестно, - говорит Алекс. - И вот… печальный итог. Знаете, дайвер, ведь так всегда происходило. С сотворения мира. Вся история - живой пример!

- А в кипящих котлах прежних боен и смут… - шепчу я. - Столько пищи для маленьких наших мозгов!

Алекс замолкает.

- Ты свел со мной счеты? - спрашиваю я. - Ну, говори, свел? Или хочешь еще меня лично пристрелить? Валяй!

Кидаю ему пистолет. Раскидываю руки.

- Я… вовсе не о том… - бормочет Алекс. - Если бы вы просто признали собственную неправоту, этого было бы вполне достаточно…

- Признаю, - говорю я, обоими руками водружая на грудь трубу гранатомета. - Признаю. Надо было ждать, пока ты меня застрелишь. Доволен?

Алекс отступает на шаг, протестующе взмахивает руками. Он вовсе не удовлетворен таким исходом, он не успел оправдаться в собственных глазах.

Глубина-глубина, я не твой…

А спусковая скоба тугая, я едва ухитрился нажать ее.

На экранчиках шлема - кровь.

А внутри меня - тишина.

Нет, я не вытягивал из глубины неудачливого игрока и не пытался перехитрить беспринципного коллегу. Это сеть.

Сама виртуальность восстала против меня.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЧЕЛОВЕК БЕЗ ЛИЦА

00

Я присутствовал при рождении виртуального пространства. Одним из первых опробовал дип-программу Дибенко. И мистического страха простого человека перед компьютером во мне нет.

Арифмометры разумными не бывают.

Вика может фантазировать по поводу самозародившегося электронного разума - я не могу в него поверить. Все, что происходит в глубине - лишь пересечение различных программ. Если происходящее выходит за рамки возможного - значит за этим стоит человек.

Но кто, кто может стоять за бесконечными смертями Неудачника?

Хороший дайвер или просто опытный обитатель глубины способны подстраивать собственную смерть раз за разом. Все эти оброненные штуцеры - ерунда. Но почему Неудачнику подыгрывает сама сеть? Почему Алекс ухитрился догнать нас именно в тот момент, когда Неудачник остался вне моей охраны? Случайность?

И два профессионала, ведущих Неудачника к выходу, тоже не смогли уберечь его от случайностей?

Не могу в это поверить.

Я сижу в раздевалке "Лабиринта", вновь войдя в глубину, униженный и посрамленный, дайвер-неудачник, посчитавший себя умнее других.

Глубина-глубина… как легко и незаметно ты меня раздавила. Бой проигран, если враг не вышел навстречу.

Не зря Человек Без Лица предлагал мне такую награду за спасение Неудачника. Он знал куда больше, чем сказал. Меткая стрельба и хорошая реакция не поможет.

Значит и мне пора перестать колотить в нарисованную дверь. Надо искать настоящий выход.

Я скидываю броню и снаряжение в шкафчик, лезу под душ, минуту тихо верчусь под ледяными струями. На место растерянности и бессилию приходит злость. Прекрасно. Здравствуй, злость. Ты - то, что мне нужно. Хватит игр по правилам.

Одевшись, я выхожу в колонный зал.

- Администрация "Лабиринта" просит Стрелка пройти к начальнику Службы Безопасности, - немедленно разносится в воздухе. - Администрация…

На меня поглядывают, когда я направляюсь к двери, через которую в прошлый раз прошел Гильермо. Толкаю ее - не заперто.

Особнячок администрации на этот раз оживлен. Меня впустили в общее рабочее пространство сисопов "Лабиринта" - я могу видеть их, а они - меня. Впрочем, вряд ли я кого-то здесь заинтересую. Иду по коридорам, заглядывая в стеклянные двери - за ними терминалы, парни и девушки за компьютерами. За несколькими дверями - целые залы, где на огромных столах водружены макеты. Макеты уровней "Лабиринта" - холмы и овраги, здания и руины, реки и полыхающие пожарища. Вокруг макетов лениво похаживают люди. Вот какой-то парень, склонившись над макетом, выливает в крошечную речушку колбу зеленой жижи. Речушка начинает бурлить. Парень толкает стоящего рядом товарища, тот смотрит на испоганенный пейзаж и пожимает плечами.

Вот как конструируются уровни. Точнее - их скелет, каркас, который дальше начнет жить своей собственной электронной жизнью, заселится монстрами и игроками. Несколько недель или месяцев уровень будет будоражить воображение завсегдатаев "Лабиринта". Потом его сменят.

- Вы - Стрелок?

Девушка подходит ко мне неслышно и незаметно. Красивая, белокурая.

- Да.

- Идемте, господин Агирре ждет вас.

Иду следом. В общем-то я знаю, что мне сейчас скажут. Но почему бы не потратить десяток минут на формальности?

Гильермо стоит у окна в "Лабиринт", темный силуэт на фоне кровавого зарева. В треугольной комнате все продумано - хозяин кабинета на фоне окна кажется маленьким, потерянным… и приковывает взгляд. Входящий - в вершине пирамиды, невольно преисполняешься сознанием важности своей персоны… и чувствуешь себя неуютно.

- О, Стрелок! - Гильермо энергичным шагом двигается навстречу. - Садитесь, садитесь…

- Вы разрываете контракт? - прямо спрашиваю я.

Гильермо останавливается. Трет переносицу.

- Н-да… вы говорили с Анатолем, Стрелок?

- Говорил.

Как будто он не контролировал наш разговор…

- Стрелок, вы согласны с мнением наших дайверов, нет?

- Нет.

- Почему?

- Разве это что-то изменит? - вопросом отвечаю я. - Вы уже приняли решение отказаться от спасения Неудачника.

- Я решения не принимал, - говорит Гильермо. Слегка акцентируя "я".

- Но контракт расторгаете?

Гильермо вздыхает.

- Мы ценим ваши попытки помочь… значительно ценим.

Первый раз его речь становится неправильной, и я понимаю - Гильермо общается не через программу-переводчик, он знает русский. Знает чертовски хорошо. Приятно. Но неудивительно - русские составляют очень большой процент игроков. Видимо, потому, что наша знаменитая национальная безалаберность жива до сих пор… и многие фирмы, не подозревая о том, платят за развлечение своих сотрудников, а не за работу в глубине.

- Но сложилось мнение, что сейчас мы столкнулись с акцией враждебно настроенного дайвера. Продолжать миссию спасения - это поддерживать его планы. Так?

 Я киваю. В голосе Гильермо нет уверенности. Но и мне нечего противопоставить словам дайверов "Лабиринта".

Пока - нечего.

Спорить - бесполезно.

- Фирма выплатит вам вознаграждение, - говорит Гильермо. - Мы даже можем поспорить о сумме… немножко.

Он хитровато и доброжелательно улыбается.

- Я оставлю сумму на ваше усмотрение, - говорю я.

Гильермо испытующе смотрит на меня, потом садится за стол. Выписывает чек. У него в руках золоченый "Паркер", кредитная книжка выдана "Чейз Манхэттен". Сумма не потрясает меня так, как это случилось бы до операции в "Аль-Кабаре", но все же она внушает уважение.

- Спасибо, - торжественно говорит Гильермо, вручая мне чек. Это просто формальность, деньги уже переведены на мой секретный счет, указанный в контракте. Но держать в руках несуществующий чек приятно.

Я киваю, жму Гильермо руку. Все, можно уходить вон. Маленькому мальчику дали конфетку и выгнали из компании взрослых людей, играющих в серьезные игры.

- На посошок? - господин Агирре с улыбкой достает из стола бутылку. Настоящий французский "Арманьяк". В виртуальности он стоит немногим дороже кока-колы, но сам жест приятен. Агирре как бы не сомневается, что мне знаком вкус этого напитка.

Мы чокаемся, отпиваем по чуть-чуть. Я не любитель коньяков и бренди, но всегда лестно на секунду почувствовать себя знатоком благородных напитков.

- Я догадываюсь, как вы потратите эту сумму, - неожиданно говорит Гильермо.

- И как же?

- Они вернутся на счет "Лабиринта", - Гильермо усмехается.

- Нет.

Он удивленно приподнимает брови:

- Вы отступитесь? Да?

- Я спасу Неудачника. Но на это у меня есть деньги. А чек… я верну его. Чтобы вы изменили сумму.

 Гильермо кивает. Он ожидал моей настойчивости и вполне удовлетворен обещанием.

- Удачи вам, дайвер.

- Если в "Лабиринте" случится что-нибудь неожиданное… вы не сможете известить меня? - интересуюсь я. - Неофициально?

- Адрес, - по деловому говорит Гильермо.

Я даю ему визитку, на которой указан сетевой адрес. Это не мои координаты, это просто почтовый ящик, на котором, сообщив пароль, я смогу получить письмо на имя Стрелка.

- Вызвать вам такси? - интересуется господин Агирре на прощание.

- Спасибо, Вилли, в этом нет необходимости.

Машину "Дип-проводника" я торможу, отойдя на пару кварталов. Не то, чтобы опасаясь слежки, но хорошим привычкам изменять не следует.

- Квартал "Аль-Кабар", - приказываю я. Водитель на этот раз - миловидная рыжеволосая женщина с крошечными морщинками у глаз. Великолепно выстроенное лицо…

- Данного адреса не существует, - огорчает она меня.

- "Аль-Кабар". Восемь-семь-семь-три-восемь.

- Заказ принят.

Машина трогается с места, улицы мелькают вокруг. Я прошу Вику сменить мужественный облик Стрелка на простодушную рожу Ивана-Царевича. Секунда - и в зеркальце отражается герой в белых одеждах.

Картинки, картинки и более ничего. Сейчас программы "Дип-проводника" перекидывают мой канал связи с сервера на сервер, готовятся соединить меня с "Аль-Кабаром" - доставить к волосяному мосту и охраннику-ифриту. Картинки, и более ничего. Глубина не может иметь собственный разум!

И все-таки я не чувствую уверенности даже в собственных мыслях.



Страница сформирована за 0.86 сек
SQL запросов: 172