АСПСП

Цитата момента



Ругань — это обыденный мордобой. Вы в этом участвуете?
Специалист по рукопашному бою

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

101

Нас разнимает Дик, второй дайвер "Лабиринта", тот, кого Неудачник назвал хорошим человеком.

Мы деремся минут пять, не стремясь убить друг друга, просто вымещая ярость и ненависть. Дик просовывает между нашими сплетенными телами ствол своего "BFG-9000" и негромко сообщает:

- Еще три удара - и я стреляю.

Анатоль скашивает на него глаза, отлипает и коротко бьет меня под ребра. Я перевожу дыхание и пинаю его в пах. Теперь очередь Анатоля корчиться от боли.

Дик невозмутимо ждет третьего удара. Но мы стоим по стойке смирно.

- Хорошо, - решает Дик, опуская оружие. Он говорит по-русски, очень чисто и почти без акцента. - Д-дайверы… вашу мать.

- Этот придурочный ламер… - шипит Анатоль. - Этот козел…

- Остынь, - советует Дик. - Он хорошо шел, я смотрел. Не всегда честно, но всегда хорошо.

Дик невысокий, худой, гибкий. Но в этой паре он главный. Анатоль замолкает, начинает стирать кровь с лица.

Я предаюсь тому же занятию.

- Ты хорошо играл, - говорит Дик. - Но все непросто.

- Это я понял, - отводя взгляд от тела Неудачника соглашаюсь я. – Что происходит?

- Объясни, Ан, - бросает Дик и садится на закопченное, битое зеркало пола.

Анатоль морщится, словно ему велели съесть пригоршню пиявок. Но подчиняется.

- Ты что, чудик, думал, мы здесь дурака валяем? - спрашивает он.

- Тебе виднее, - огрызаюсь я.

- Мы его каждый час водим! - вопит Анатоль. - Я семь раз его вел! Дик - восемь! Понимаешь, дубина? Мы тут каждый угол знаем! Нюхом чуем, когда что меняется! Понимаешь?

Я начинаю понимать.

- Гильермо тебе сказал, что мы пытаемся вытащить парня? - скучным голосом спрашивает Дик.

- Да… - я хлюпаю разбитым носом.

- Прекрасно! - оживляется Дик. - Так какого… - он глотает ругательство и устало машет рукой.

- Кто он тебе? - набычившись спрашивает Анатоль.

- Кто?

- Неудачник! - вопит Анатоль. Явно собирается пнуть тело в иллюстрацию своих слов, но вовремя останавливается. - Сват, брат? Кто он? Ты что, без бабок сидишь, что нашу работу взялся делать?

- Видно, как вы ее делаете!

- Анатоль верно спросил, - замечает Дик. - Кто он тебе?

- Никто.

- Парень, если ты знаешь его адрес, то лучше вытаскивать Неудачника ручками.

- Я не знаю его адреса, - говорю я. - Можешь поверить? Это просто клиент. Мне поручили его спасти.

- Кто?

- Тоже не знаю. У заказчика не было лица.

Я слежу за их реакцией, но ее нет. Мою фразу о Человеке Без Лица они восприняли как красивость речи.

- Час от часу не лучше, - говорит Дик.

- Легче, - автоматически поправляет его Анатоль. - Час от часу не легче.

- Спасибо, - Дик косится на меня. - Парень, как тебя зовут?

- Леонид. Леня.

Дик кивает.

- Ты меня знаешь под именем Крейзи Тоссер.

Я хлопаю глазами. Крейзи Тоссер - один из старейших и уважаемых дайверов. Пожилой веселый толстяк… в таком облике он является на сходки.

Вот где Крейзи зарабатывает себе на пропитание…

- Ребята, я не собираюсь отбивать у вас хлеб, - говорю я. - У меня конкретный заказ - спасти Неудачника. Я не мог отказаться.

Оба дайвера разом смягчаются. Похоже, вчерашний шум и мое стремительное путешествие сквозь уровни "Лабиринта" нагнало на них какие-то конкретные опасения.

- Ты думер, верно? - спрашивает Анатоль. - Еще из старых…

- Да.

- Ну… ты нормально шел… - отворачиваясь говорит Анатоль. - Я слышал рассказы. Даже если половина - гонево, все равно…

- Спасибо, - бросаю я. Доброе слово, оно и чайнику приятно.

- Неудачника невозможно спасти, - говорит Дик.

- Что? - теряюсь я.

- Невозможно.

- Дик у нас фаталист, - усмехается Анатоль. - Ладно. Садись, я объясню.

Мы усаживаемся вокруг тела Неудачника, и Анатоль начинает рассказ. Я слушаю, отстраняясь от деталей и запоминая основные факты.

Неудачник не говорит своего имени и адреса.

Неудачник - великолепный стрелок… и будь он чуть удачливее, то прошел бы "Лабиринт" за сутки, сорвав все призы.

Неудачник никогда не стреляет в игроков.

- Что? - переспрашиваю я.

- То. Он не стреляет в игроков. Монстров бьет влет, - бурчит Анатоль.

- Смотреть завидно. А в людей ни разу не выстрелил. Когда я его тащил во второй раз, то на этом и прокололся. Был уверен, что он поможет…

- Он "плывет"… - говорю я. - Считает происходящее реальностью…нет! Нет, он же сам мне сказал, что вокруг виртуальность!

 - Ага, - соглашается Анатоль. - Ориентировку он не потерял. Но с человеколюбием у него заскок.

- Верующий? - предполагаю я. - Пацифист?

Анатоль лишь пожимает плечами.

- Значит - его каждый раз убивали игроки?

- Его убивала судьба, - вступает в разговор Дик. - Его убивали игроки, монстры, обвалившийся потолок, рикошет, он тонул в расплавленном асфальте и падал с высоты. Пятнадцать смертей, все разные.

- Так не бывает, - замечаю я. - Разве что он сам этого добивается.

- Если он самоубийца, то очень-очень хитрый, - не соглашается Дик. - Все выглядит случайностью. Только их слишком много, случайностей.

- Дик считает, что это его карма, - говорит Анатоль. - Чем-то он заслужил такую участь. И что бы мы ни делали, вытащить его невозможно.

- Крейзи, это чушь, - говорю я. Дик лишь улыбается. - Ребята, неужели нет способов отключить игрока принудительно? Не зная его адреса?

Дайверы "Лабиринта" переглядываются.

- Не темните, - прошу я. - Дело серьезное.

- Способ был, - признает Дик. - Анатоль его попробовал.

Смотрю на Анатоля, ожидая разъяснений.

- Тринадцатикратная смерть, - неохотно говорит тот. - Если игрок гибнет тринадцать раз подряд с интервалом менее пяти минут, то программа его вышвыривает без объяснения причин. Это барьер для абсолютных бездарей.

Я еще не понимаю.

- Сегодня утром я попробовал этот способ, - говорит Анатоль. - Не стал тащить Неудачника через уровень, а просто стал у начала, и принялся его убивать. Тринадцать раз подряд. Потом еще два раза, решил, что в счете сбился. И - ничего!

- Стоп! - кричит Дик, вскакивая. - Леонид, еще шаг и я убью тебя. Это игра! Понимаешь?

Отступаю от Анатоля. Дик прав, нельзя мерить происходящее в "Лабиринте" мерками реального мира или даже Диптауна. Это глубина в глубине.

- Как он себя вел? - спрашиваю я.

- Я ему все объяснил вначале! - Анатоль тоже на взводе. - Не думай, что мне это в кайф! Все объяснил, стрелял из винчестера в голову! Думал, может хоть сопротивляться начнет! А он вначале пытался убегать, потом просто сидел и ждал!

Теперь понятно, почему Неудачник такого мнения о нем.

- Леонид, это игра, - повторяет Дик. - На семнадцатом уровне, чтобы пройти, тебе нужно было расстрелять мальчика, привязанного к двери туннеля. Ты сделал это?

Конечно сделал… Его невозможно было отвязать.

- Это была лишь программа, Дик. Рисунок и звуковой файл. Она мешала пройти к живому человеку.

- А сколько людей ты расстрелял в первый день, зарабатывая репутацию? - кричит Анатоль. - И не говори о честном поединке! Ты думер старой школы, ты дайвер! Все герои "Лабиринта" не имеют и половины твоих возможностей в поединке! Ты можешь выскочить из глубины и не чувствовать боли! Стрелять как в тире! Пройти по проволоке, как канатоходец!

Он замолкает, хмурится.

- "Аль-Кабар" - твоя работа?

Киваю.

- Красиво… - Анатоль остывает так же быстро, как и заводится. - В общем так, Леонид. Мы тебе мешать не будем. Пробуй. Но на нас не отвязывайся! Мы свою работу делаем.

- И сейчас наша очередь, - добавляет Дик. - Приходи через шесть часов. Если за этот срок мы не вытащим парня, то снова будет твоя очередь.

Я не спорю. Они хозяева, я гость.

Поднимаюсь, иду к компьютеру у стены.

- Эй, Леонид! - кричит вслед Анатоль. - Знаешь, почему ты не мог убить эскорт-гвардейцев сразу?

Качаю головой.

- Программы тоже умеют жульничать. Куда бы ты ни стрелял, правильным выстрелом будет последний.

 Что ж, спасибо за информацию… Касаюсь клавиатуры, записываюсь.

 - Через шесть часов, - говорит вслед Дик. - Не раньше!



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 172