АСПСП

Цитата момента



Женщина никогда не знает, чего она хочет, но всегда добивается своего.
Потому что женщины — прекрасны!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

ПРИМЕЧАНИЯ К ТЕКСТУ

ГЛАВА VII

  1. Это есть в сущности понятие «человечества» всего немецкого идеализма.
  2. Мы переводим этим словом Платоново определение означающее дословно «способность решимости».
  3. О трех сословиях — Resp. II кн. 375 сл. и IV кн. 428 — 434.
  4. О добродетелях — Resp. IV книга. Аналогичный взгляд на аскетизм у Вл. Соловьева в «Оправдании Добра».
  5. Учение о вырождении государства в VIII книге «Госуд.» (545 D сл.) Характеристика тирана — 562 А сл.
  6. Коммунизм Платона и теория воспитания — 5-я книга «Госуд.»
  7. Весь наш экскурс в область Платоновой педагогики имеет целью показать, что уже в основе первой системы философской педагогики лежит тот же метод диалектического исследования педагогических вопросов, которым и мы пользуемся в настоящем труде. Несмотря на то, что наше диалектическое истолкование Платонова учения о добродетелях в VIII книги «Государства» дается здесь впервые, нам кажется, что оно наиболее соответствует не только духу Платонова учения, но и его букве. Читатель, знающий Платона, легко заметит, что в тексте мы старались говорить терминами и образами Платона. — В философии Аристотеля диалектические мотивы Платоновой философии продолжают жить в его учении о добродетели и истинной форме правления, как середине между двумя крайностями вырождения, и в его теории Бога, как неподвижного двигателя, к которому в порыве любви тяготеет весь природный мир. Если Аристотель говорит, что «целомудрие и мужество разрушаются от излишка и от недостатка, а через середину сохраняются» (Nic. 1104а), и что все вещи в природе устремляются к Богу как к своему верховному двигателю, то метод его рассуждения — тот же диалектический метод, которым пользуемся и мы, показывая, что игра есть середина между обеими крайностями механического занятия и забавы, и что она   с о х р а н я е т   себя как таковая лишь постольку, поскольку — через посредствующую стадию урока — она устремляется к творчеству как к бесконечному просвечивающему в ней и оправдывающему ее началу.
  8. Срв. «Авторскую исповедь» Гоголя.
  9. Как литературная форма, образовательный роман и явился, как известно, результатом одухотворения фабулы путешествия. Он представляет собой синтез обеих предшествовавших ему форм романа — романа приключений и путешествия (напр. Жиль-Блаз) и психологического романа, изображающего какое-нибудь одно глубокое переживание человеческой души (напр. Страдания Вертера). Синтез состоит в том, что встреча во время путешествия трактуется уже не как простое приключение, а как значительное событие в духовной жизни человека, в силу чего все путешествие приобретает характер духовного странствия, в течение которого совершается внутренний рост личности.
  10. «Заря», «Отрочество», «Мятеж», «Ярмарка на площади», «В доме», «Неопалимая купина», «Грядущий день» — названия отдельных томов «Жана Кристофа».
  11. Срв. прекрасное определение библиотеки А. Герценом («Речь на открытии Вятской публичной библиотеки»).
  12. Срв. главу 12, §§ 2, 4.
  13. Мы не коснулись в тексте совершенно театра и концертов не потому, чтобы игнорировали их большое значение для образования личности человека (и притом не только для профессионалов-артистов), но потому, что специфические особенности театра, отличающие его от библиотеки и университета, могут быть поняты лишь по уяснении существа театра как художественного учреждения, что составляет одну из задач теории художественного образования. Точно так же, настаивая на духовном смысле понятия «путешествие», мы не отрицаем большого образовательного значения за путешествием в буквальном смысле слова, особенно если оно имеет характер не простой кратковременной экскурсии, а более длительного и серьезного путешествия. С этой точки зрения достойна упоминания деятельность возникшей у нас незадолго до войны комиссии по организации образовательных экскурсий за границу.
  14. Слова П. Эрнета, приведенные в статье Ю. Я. Эйгер, указ. в литер, вопроса.
  15. Срв. Ноllmаnn, цит. соч. стр. XII. Здесь дана подробная характеристика Грундтвига и датской высшей народной школы.
  16. Настаивая на единстве личного и общественного начала, мы не игнорируем того, что в конкретной исторической жизни интерес личной свободы и общественный интерес часто расходятся и даже противоречат друг другу. Если мы говорим, что оба начала гармонируют в идее, то это значит, что, сколь бы ни был острым их временный конфликт, они всегда могут быть приведены к гармонии, если к тому будут приложены усилия доброй воли. Гармония личного и общественного начала есть задание, т. е. предмет должного политического действия. Стремиться к синтезу обоих начал, а не к гегемонии одного из них составляет задачу правильной политики и педагогики. Поэтому мы не столько игнорируем фактическую противоположность личного и общественного начала, сколько отвергаем ту философию, которая, заранее отказываясь от всякого действия, направленного на осуществление их синтеза, — слишком легко готова пожертвовать одним началом в пользу другого и догматический пессимизм которой в сущности прикрывает то, что Кант в свое время называл «ignava ratio» (ленивый разум).

Читайте далее: Часть II. Теория научного образования



Страница сформирована за 0.11 сек
SQL запросов: 170