УПП

Цитата момента



Настоящие мужчины никогда не женятся на настоящих женщинах, ибо настоящие мужчины никогда не повторяют своё предложение дважды, а настоящие женщины никогда с первого раза не соглашаются.
Повторяю…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Молодым людям нельзя сообщать какую-либо информацию, связанную с сексом; необходимо следить за тем, чтобы в их разговорах между собой не возникала эта тема; что же касается взрослых, то они должны делать вид, что никакого секса не существует. С помощью такого воспитания можно будет держать девушек в неведении вплоть до брачной ночи, когда они получат такой шок от реальности, что станут относиться к сексу именно так, как хотелось бы моралистам – как к чему-то гадкому, тому, чего нужно стыдится.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

щелкните, и изображение увеличится






Рис. 1. Модель формирования устойчивых личностных смысловых структур на основе педагогически организованной деятельности

Было бы вполне логично заключить, что в процессе онтогенеза личности первично происходит восходящее становление смысловых структур, начиная с отношения к социальным объектам, потом – формирование смысловых установок (предмотива деятельности) и ее личностного смысла. Далее, на втором иерархическом уровне, возможно становление мотивов, смысловых диспозиций и конструктов, обладающих наддеятельностными, личностными свойствами. Только на этой основе возможно формирование ценностных ориентации. Зрелая личность способна к нисходящему пути формирования поведения: от ценностей – к конструктам и диспозициям, от них – к смыслообразующим мотивам, далее – к смысловым установкам, личностному смыслу конкретной деятельности и связанным с ними отношениям.

В связи со сказанным заметим: старшим, так или иначе соприкасающимся с младшими, необходимо понять, что формирование личности начинается с восприятия ею отношения значимых других. В дальнейшем эти отношения преломляются в готовность действовать соответствующим образом: в социальную установку в ее смысловом варианте (предмотив), и далее – в ощущение личностного смысла предстоящей деятельности, что в конечном итоге и порождает ее мотивы. О влиянии мотива на личность мы уже говорили. Но следует еще раз подчеркнуть, что все начинается с человеческих отношений со стороны тех, кто значим – к тем, кто в этих отношениях нуждается.

К сожалению, далеко не случайно в большинстве общеобразовательных школ учеба не становится для школьников деятельностью, формирующей личность. Это происходит по двум причинам. Во-первых, школьная учеба традиционно построена как занятие принудительное, и смысл его для многих ребят неочевиден. Во-вторых, организация учебы в современной массовой общеобразовательной школе не учитывает психологических особенностей детей школьного возраста. Сказанное относится и к младшим, и к подросткам, и к старшеклассникам. Даже первоклассник в силу этой традиционности уже после первых месяцев, а иногда и недель занятий теряет интерес и начинает воспринимать учебу как скучную необходимость. Ниже мы вернемся к этой проблеме, а сейчас отметим, что в современных условиях при традиционной организации учебного процесса учеба не представляет собой психологической опоры для процесса воспитательного, поэтому в целях формирования личности возникает необходимость организации иной деятельности.

Каковы же эти цели?

Следуя логике данной работы, опираться надо не на конкретные черты личности и даже не на отношения, которые надлежит ей выработать «в идеале», а на немногие, но решающие смысловые ориентации и соотношения мотивов, а все прочее человек, исходя из этих ориентации, выработает сам. Иными словами, речь идет о направленности личности.

Какие же решающие смысловые ориентации мы подразумеваем? А.Н. Леонтьев писал: «Каково центральное отношение, характеризующее жизнь человека? Я бы выразился, пользуясь словами А.С. Макаренко, очень просто: главное отношение, от которого зависит все дело, есть отношение между личностью и обществом. Но в чем находится конкретное выражение этого отношения как развивающегося? Чем оно характеризуется? По-видимому, оно характеризуется объективным значением жизни человека в данных условиях общественного существования человека, т.е. в данных условиях связи человека и общества. Поэтому выходит, что ведущими мотивами не могут стать мотивы, лежащие на периферии этих отношений, и напротив – всегда становятся содержательными, значимыми общественные мотивы, которые имеют, таким образом, и личностный смысл, и значение для личности, но вместе с тем и такие мотивы, которые определяют отношение человека к обществу, т.е., образно выражаясь, ставят человека в обществе»21. (21 Леонтьев А.Н. Философия психологии. М., 1994. С. 244).

Существует несколько концепций личностной направленности. Разница между ними сводится к пониманию относительно устойчивых и доминирующих, т.е. составляющих основу мотивационной сферы личности мотивов. В 70-е годы Л.И. Божович с сотрудниками, помимо личных и коллективистических мотивов, выделяли еще и деловую мотивацию. В.Э. Чудновский рассматривал понятие групповой мотивации. В начале 80-х годов, разрабатывая проблему формирования направленности личности в подростковом и младшем юношеском возрасте, автор этих строк, помимо индивидуалистической, групповой и общественной направленности экспериментально доказал существование индивидуально-общественной мотивации и ее возможных сочетаний. В раннем исследовании И.Д. Егорычевой были выделены четыре направленности личности: гуманистическая, эгоистическая, депрессивная и суицидальная – с рядом акцентуаций22. (22 Фельдштейн Д.И. Психология становления личности. М., 1994. С. 164-174). В более поздних исследованиях того же автора две последние переименованы в социоцентрическую и негативистическую соответственно.

Приведенная выше характеристика направленности личности23 (23 Психология: Словарь. М., 1990. С. 193) вполне согласуется с концепцией Л.И. Божович. Однако есть основание расширить понятие направленности личности за счет включения в него отношений в качестве потенциала избирательной активности человека в связи с различными сторонами действительности24. (24 Мясищев В.Н. Психология отношений. М-В., 1995. С. 346). Г.М. Андреева отметила, что «отношение и есть своеобразная предиспозиция, предрасположенность к каким-то объектам, которая позволяет ожидать раскрытия себя в реальных актах действия. Отличие от установки здесь состоит в том, что предполагаются различные, в том числе и социальные объекты, на которые отношение распространяется…»25 (25 Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1998. С. 289–290).

В свою очередь, В.Н. Мясищев отмечает, что направленность в качестве «более топологического оформленного термина часто применяется как эквивалент «отношения» и «установки». Надо заметить, что термин «готовности» выражает и определяет тенденцию перспективного действия, направленность, строго говоря, есть характеристика последствия»26. (26 Мясищев В.Н. Психология отношений. М-В., 1995. С. 110–111). По В.Н. Мясищеву, источником мотива может быть и отношение. На основании сказанного мы полагаем правомерным рассматривать направленность личности как понятие, объединяющее определенные личностные тенденции доминирующих отношений, социальных установок и соответствующих им доминирующих мотивов. В концепции В.А. Ядова этому понятию соответствует базовая социальная установка, в концепции Д.А. Леонтьева – смысловая диспозиция.

Интерес представляет также анализ концепций, близких по содержанию, но принадлежащих различным психологическим школам. Например, В.Н. Мясищев, на основе понятия отношений, в качестве избирательного начала выделяет четыре личностных типа соотношения биологически и социально полноценных и неполноценных сторон личности. «Представим квадратный лист: верхняя половина его – социально положительное, нижняя – социально отрицательное, правая половина – биологически положительное, левая – биологически отрицательное. При бесконечной пестроте, которая тем более велика, чем больше количество наносимых на карту свойств человека, возможна интегральная оценка… В нашей схеме по четырем квадрантам могут быть выделены четыре основных типа:

1) социально и биологически полноценный;

2) социально полноценный при биологической неполноценности;

3) биологически полноценный при социальной неполноценности;

4) социально и биологически неполноценный. (…) (Рис. 2).

Аналогичной представленной модели можно считать диаграмму «О’К Коррал» (Э. Берн, Ф. Эрнст), выделяющую четыре установки отношения к себе и к другим людям:27 (27 Я. Стюарт, В.Джойс. Современный транзактный анализ. Спб., 1996. С. 126-130).

1) Я – О’К; Ты–О’К;

2) Я – не О’К; Ты – О’К;

3) Я – О’К; Ты – не О’К;

4) Я – не О’К; Ты – не О’К. (Рис. 3)

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 2. Модель по В.Н.Мясищеву

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 3. Модель Э.Берна-Ф.Эрнста

Эти четыре взгляда на жизнь получили название жизненных позиций. Некоторые авторы называют их основными позициями Или просто позициями. Они представляют собой основные качества (ценности), которые человек ценит в себе и в других, что означает нечто большее, чем просто какое-то мнение о своем поведении и поведении других людей (…) Каждый взрослый человек имеет собственный сценарий, основанный на одной из четырех жизненных позиций. Однако мы не находимся в избранной позиции все время, а каждую минуту нашей жизни можем менять жизненные позиции (…) Хотя мы и используем позиции всех квадрантов диаграммы «Коррал», но у каждого из нас есть один квадрант, в котором мы проводим большую часть времени при проигрывании нашего сценария. Этот квадрант и будет основной позицией, которую мы приняли в детстве». В этом варианте модели личности (см. рис. 3) квадрант, соответствующий полноценному восприятию Себя и Другого (Я – О’К с собой и Ты – О’К со мной), определяется как здоровая позиция, основанная на действии сотрудничество. Ей противостоит оборонительная и нападающая параноидальная позиция («Я – О’К с собой, а Ты – не О’К со мной»), основанная на действии избавление. Существуют еще две позиции, связанные с ущербным восприятием «Я»: бесплодная (Я – не О’К с собой; Ты – не О’К со мной), основанная на действии выжидание, и депрессивная позиция (Я – не О’К с собой, Ты – О’К со мной), основанная на действии уход. По нашему мнению, задачей психолога, владеющего методикой транзактного анализа, является перевод пациента, находящегося в какой-либо из трех неполноценных позиций, в единственно «здоровую» (Я –О’К с собой; Ты – О’К со мной).

Сходная модель личности была заложена на основе поведенческой теории привязанности психологами Дж. Баулби и М. Эйнсуорт, а в дальнейшем разработана рядом других исследователей (Л.А. Киркпатрик, К.Е. Дэвис, К. Бартеломью, Л.К. Горовитц, Д. Гриффин и проч.). Согласно концепции поведенческой системы привязанностей, развивающийся ребенок проходит серию фаз в развитии привязанности и в использовании этой привязанности в качестве «базы безопасности» для исследовательской деятельности и автономизации. В ходе развития реализуется внутренняя программа, часть нашего эволюционного наследства, имеющая адаптивный смысл. Согласно этой программе, у ребенка формируется внутренняя оперативная модель, включающая психологические образы себя и своих опекунов, основанная на эмоциональном восприятии и создающая основу для развития ожиданий по поводу будущих взаимоотношений с людьми – внутренних оперативных моделей себя и окружающих. В начале 90-х годов психологи разработали систему этих моделей, связанную со стилями привязанности. Если следовать Баулби, то «паттерны привязанности можно определить двумя осями, характеризующими внутреннюю модель «Я» и внутреннюю модель «Другого».

щелкните, и изображение увеличится

Рис. 4. Модель Дж.Баулби-К.Бартеломью

Каждая ось имеет свои позитивный и негативный полюсы. Примером позитивного полюса Я-оси могут служить чувство собственной ценности и ожидание позитивной реакции на себя со стороны Других. Позитивным полюсом оси, характеризующим Других, может быть ожидание, что другие люди будут доступны и настроены на помощь и поддержку, позволяя сближаться с собой. (…) Эта модель приводит к появлению четвертого стиля привязанности, а именно отвергающего (dismissing) близость. Индивиды с таким паттерном привязанности чувствуют себя некомфортно при установлении близких отношений и предпочитают не зависеть от Других, но при этом все-таки сохраняют позитивный образ «Я»28. (28 Первин Л., Джон О. Психология личности. Теория и исследования. М., 2000. С. 185. Там же. С. 186). Согласно предложенной модели, можно выделить кроме описанного выше отвергающего паттерна, вариант уверенной привязанности, когда человек чувствует себя комфортно и в близких отношениях с другими, и наедине с собой; паттерн страха привязанности, которому свойственен страх сближения, избегание общения; паттерн чрезмерной привязанности, с поглощением отношения29. Этому описанию соответствует рис. 4. Последующие исследования показали, что паттерны привязанности у взрослых людей оказались связаны с выбором партнера и стабильностью любовных связей, с развитием депрессивных состояний и трудностями в межличностных отношениях, с проблемой преодоления личностных кризисов. Эти же исследования позволяют утверждать, что приуроченность личности к единственному паттерну не абсолютна, что в различных ситуациях, по отношению к различным социальным объектам, могут иметь место различные паттерны привязанности30. (30 Первый Л., Джон О. Психология личности. Теория и исследования. С. 186. 28). Таким образом, концепция Дж. Баулби-К. Бартеломью и их последователей обнаруживает значительное сходство с концепцией Э. Берна-Ф. Эрнста.

К сходным выводам при изучении проблемы направленности личности пришел и М.Ш. Магомед-Эминов. Он пишет: «Направленность личности отделение характеризуют:

1) центрация на "Я", которое, в отличие от Другого, рассматривается как особая отличительная ценность, при этом ухудшается способность децентрироваться от своего "Я" и учитывать позиции Другого;

2) от человека к Другому идет система требований;

3) имеется направленность на собственные внутренние переживания;

4) главными являются собственные интересы, а интересы Другого отрицаются, либо признаются постольку, поскольку способствуют достижению собственных интересов, либо они вообще не принимаются во внимание;

5) Другой рассматривается как деперсонифицированная категория: он безличен, ему приписывается ограниченный набор качеств;

6) от Другого ожидается определенный ограниченный репертуар поведенческих, эмоциональных проявлений и т.д.;

7) если ожидания не подтверждаются, то против Другого принимаются определенные меры (убеждения, уговоры, наказания и т.д.) или контакт с ним разрывается.

Направленность личности соединение характеризуют:

1) центрированность на Другом, который в отличие от собственного "Я" рассматривается как более высокая ценность; наблюдается неспособность децентрироваться от Другого и учитывать свои собственные позиции;

2) на первом месте ставятся интересы Другого, а свои интересы либо не принимаются во внимание, либо вообще отрицаются;

3) человек направлен на контроль своего поведения, своих эмоций и тщательно следит, совпадают ли они с ожиданиями других;

4) большую ценность представляют внутренние переживания других, их мнения и оценки;

5) человек ждет от других определенных требований, воздействий, претензий;

6) если его поведение и эмоции не соответствуют ожиданиям других, то он боится, что будет отвергнут, наказан и т.д.;

7) хотя человек направлен на близкий контакт, психологическая дистанция при этом велика; он ограничивает свою личность, воспринимая себя безликим существом.

Направленность личности отделение через соединение характеризуют:

1) равноправность позиций;

2) ценностное отношение как к себе, так и к Другому;

3) интерес как к своим, так и к чужим внутренним переживаниям, которые координируются в единый целостный процесс; 4) не абсолютизируются ни свои, ни чужие интересы;

5) направленность не на приписывание, а на понимание точки зрения Другого;

6) способность децентрироваться как от "Я" к Другому, так и от Другого к "Я";

7) точка зрения, что Другой – такой же, как "Я", и что "Я" такой же, как Другой. Для человека с этой направленностью характерно принятие гуманистической нормы взаимоотношений, признание человека безусловной и высшей ценностью.

Очевидно, что приведенный список характерных признаков направленности личности не является исчерпывающе полным. Кроме того, направленности личности имеют сложную внутреннюю структуру и включают разнообразные мотивационные факторы. Соотношение между рассмотренными выше направленностями может быть таким, что одна из крайностей будет устойчиво доминировать в отношениях, а влияние другой будет минимальным.

В зависимости от того, какая направленность личности преобладает, можно выделить две мотивационные акцентуации: социофобию и социофилию. Социофилия проявляется в полном растворении "Я" в социуме, в боязни остаться наедине с собой, в потере индивидуальности. (…) Социофобия выражается в стремлении к одиночеству, к изоляции; другие люди либо пугают, либо раздражают, либо до них нет никакого дела; поддерживается минимум необходимых контактов. Встречаются разные ее градации, начиная от отчуждения в связи с фрустрацией основных базисных потребностей и заканчивая стремлением к невротической изоляции (…) Мотивационно-личностный континуум: соцоиофобия, сепарация, сепарация-аффиляция, аффиляция, социофилия. Каждая из этих направленностей понимается как межличностная переменная личности.

Это обстоятельство позволяет нам связать направленность личности с феноменом позиции, точнее, с двумя ее разновидностями – личностной позицией и социальной позицией личности. (…) Итак, в личностной позиции мы выделяем: изоляцию, Я-центрацию, Я-другой – интеграцию, другой-центрацию, слияние; социальная позиция включает в себя, с нашей точки зрения, пять типов: отчуждение, нарциссизм, эгоизм, гуманизм, альтруизм, конформизм»31. (31 Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности. М„ 1998. С. 400-411).

Д.А. Леонтьев, резко высказываясь по поводу стремления к типологизации личности, приписывая ей «господствовавшую в педагогической и психолого-педагогической литературе, особенно в 60-70-е годы, но бытующую кое-где и по сей день типологию школьников по «направленности» их личности», явно отмежевывает свой «тип или путь развития личности» от упомянутой типологии32. (32 Леонтьев ДА. Очерк психологии личности. М., 1993).

Здесь он считает уместным выделение автономного, симбиотического, импульсивного и конформного типов, за которыми, по их содержанию, легко прослеживаются уже знакомые нам «жизненные позиции» или «паттерны привязанности», или наконец типы направленности личности, выделенные И.Д. Егорычевой: гуманистический, эгоцентрический, негативистический и социоцент-рический33. (33 Егорычева ИД. Личностная направленность подростка и метод ее диагностики // Мир психологии. 1999. № 1. С. 264-277).

Интересным представляется замечание Д.А. Леонтьева, полностью совпадающее с нашим пониманием типов этих жизненных позиций: «Автономный путь или тип развития является единственным путем, ведущим к достижению личностной зрелости и полноценного человеческого существования. Остальные три из четырех описанных типов, моделей или путей развития личности ведут в тупик. (…) Вступив на один из этих путей (а выбор его во многом определяется особенностями родительского отношения в подростковом и более раннем возрасте), мы попадаем на конвейер, влекущий нас по жизни этим путем. Покинуть его можно лишь ценой больших внутренних усилий. В частности, основная задача любой серьезной психотерапии, какими бы методами она ни пользовалась, – направить человека по автономному пути развития. Если эта задача будет решена, он уже не будет нуждаться в психотерапии»34. (34 Леонтьев Д.А. Там же. С. 30). (Аналогично задаче психолога в концепции Э. Берна - Ф. Эрнста).

Концепция И.Д. Егорычевой позволяет рассматривать направленность личности как причинно-следственную связь доминирующих отношений – доминирующих социальных установок – доминирующих смыслообразующих мотивов ведущей деятельности – ее личностного смысла – жизненной позиции личности – личностных ценностей. Вся эта причинно-следственная цепь проявляется в двух позициях: в отношении личности к себе и в ее отношении к другим (обществу), со всеми вытекающими из этих отношений последствиями. Такое понимание основ типологии личности сближает описываемую концепцию с концепциями Э. Берна – Ф. Эрнста, Дж. Баулби – К. Бартеломью, подходом В.Н. Мясищева, концепциями направленности личности М.Ш. Магомед-Эминова и типом или путем развития личности Д.А. Леонтьева. Не противоречит она с точки зрения признания иерархической схемы диспозиционной регуляции социального поведения личности и концепции В.А. Ядова. В целом подход И.Д. Егорычевой можно назвать социально-психологической моделью личности. И.Д. Егорычевой выделено 4 основных типа личностной направленности и 8 подтипов-акцентуаций (рис. 5). Сочетания Я+, Я–, О+, О– (где О – Общество, Другие) оказались связанными с проявлением определенного типа личностной направленности.



Страница сформирована за 0.89 сек
SQL запросов: 173