УПП

Цитата момента



Быстро поднятое упавшим не считается.
Это о хорошем настроении!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Нет ничего страшнее тоски вечности! Вечность — это Ад!.. Рай и Ад, в сущности, одно и тоже — вечность. И главная задача религии — научить человека по-разному относиться к Вечности. Либо как к Раю, либо как к Аду. Это уже зависит от внутренних способностей человека…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Детское воровство — следствие родительского равнодушия

Сейчас много детей имеют непреодолимое влечение к воровству. Почти все эти дети либо рождены с асфиксией, либо пережили какую-нибудь родовую травму. Воровство для них — это болезнь, очень трудно излечимая и устойчиво сохраняющаяся порой до тридцати лет. При этом, взывание к их совести отклика никакого не дает, Совесть запечатана. Возникает впечатление, что эти дети бессовестные, они не слышат вашего переживания, не знают вашего горя, украв, они не переживают за другого человека.

Иной случай: ребенок крайне непослушлив, постоянно живет чем-то своим, отклика на взрослого нет. Здесь тоже совесть заглушена. Отсутствие отклика на взрослого, игнорирование его слов, их невосприятие, непослушливость — признаки запечатанной совести.

Оттаивание совести

Восстановление или оттаивание совести — дело очень сложное, которое порой затягивается на многие десятки лет, требует величайшего терпения со стороны родителей и всех окружающих людей. Только особою любовью, возмещающею в детях дефицит любви, эта печать совести растепливается иногда к сорока, а иногда даже к пятидесяти годам. Но это может произойти лишь при постоянном участии кого-либо: мужа или жены, детей или престарелой матери, которая остается со своим повзрослевшим сорокалетним сыном. Если же рядом никого не будет, то он, с запечатанной совестью, станет преступником. По статистике известно, что дети, рожденные с асфиксией, или родовой травмой, составляют до 70% преступного мира.

Внутриутробное развитие имеет огромное значение. Это тайна многосложного бытия, и пребывать в ней нужно с благоговением и страхом Божиим. Ну, а если ничего этого не было у уже родившихся детей? Возможно ли что-нибудь поправить?

В Церкви все возможно, потому что освящающая сила любви настолько велика, что в мире нет ничего выше этого. Трудов, конечно же, придется положить много, но любящий не пожалеет на это никаких сил.

Анализ многих печальных случаев болезненного состояния детей, особенно телесного и душевного, привели исследователей к исходной точке — к моменту рождения ребенка. Оказалось, что этот небольшой отрезок времени, когда совершается выход дитя из утробы матери на свет, имеет в отдельных случаях почти катастрофические последствия для всей его дальнейшей жизни.

Родовая травма

Сегодня у всех на слуху выражение «родовая травма». В последнее время оно стало применяться очень часто и даже в тех родильных домах, где довольно хорошее современное оборудование по вспоможению в родах. Тем не менее, родовые травмы фиксируются и там. В чем же причина? Почему в последнее время так возросло число родовых травм? Ответ на этот вопрос придет сам собой, если мы обратим внимание на условия, в которых происходят роды — в любви или в холодности, в отвержении дитяти. При этом многое зависит от того, в каком состоянии пребывают мать и отец по отношению к малышу.

Рассмотрим самый крайний случай — отвержение рождающегося младенца. Когда это происходит? Если женщина рожает впервые, она боится болей. Страх перед болями, а потом непосредственное их переживание порождает в женщине глубокую занятость собою. Мать совершенно забывает о своем ребенке. Боли бывают настолько сильные, что женщина полностью поглощается ими. При этом внутренний страх подсознательно отторгает младенца как виновника, причину ее страданий. Чем сильнее страх, тем тяжелее роды. Возникает прямая связь между нелюбовью, отвержением малыша и умножением боли.

Если взять статистику по стране, то процент родовых травм в целом ныне сильно возрос. И дело здесь не столько в том, кто принимает роды, и как принимает, а сколько в том, кто рожает. Родовая травма возникает часто не по причине внешних действий, которые приходится применять при рождении того или иного ребенка, а по причине крайней неподготовленности, глубоко неправильных настроений матери и полном отсутствии или очень слабом участии отца.

Почему мама не хочет терпеть боль

Начнем с того, как дитя проходит через родовой канал. Физиологически — это некий мышечный коридор, и со стороны матери при этом может быть или вспоможение, или препятствие, или неучастие в ребенке. Немало матерей, которые, рожая первый раз, боятся родовых болей и мучений, наслышавшись или начитавшись о них. В этом случае, само предродовое состояние тревожное и мышечный тонус крайне напряжен, поэтому, когда начинаются роды, схватки, женщина, пребывая в испуге, может совершенно забыть о рождающемся младенце. Она переживает роды, будучи озабочена только собой, собственными болями и муками. В этом случае чаще всего таким испугом она усугубляет напряжение мускулов, родовой канал противится движущемуся по нему ребенку. Несмотря на то, что физиологически сами роды обеспечивает подсознание матери, подающее импульсы, однако сознательная часть и испуганная сторона души начинает препятствовать им. Наступает внутренний конфликт и фактически борьба с ребенком, причиняющим боль. Из-за этого ребенок переживает сильнейший стресс: душевный и физический. Физический затем сказывается на его физическом здоровье, душевный — на психологическом.

Родовые травмы бывают самые различные: растяжения мышц: в области шеи, в области спины, иногда происходят вывихи, что может закончится какими-либо повреждениями мозга, которые, вдобавок, могут сопровождаться психическими отклонениями.

Продолжительные роды

Очень важный момент — продолжительность родов. Часто бывает, что родовой канал сильно сопротивляется, ребенок никак не может родиться, время растягивается, роды не могут произойти довольно долго, порою затягиваясь на целые часы. В результате младенец задыхается, недостаток крови, поступающей из организма матери, отсутствие внешнего дыхания, к которому он уже подготовлен, приводит к глубокой асфиксии. Дети рождаются синие, т.е. пережившие глубокий недостаток кислорода. Подобное часто встречается и у тех матерей, которые постоянно заботятся о себе, а не о ребенке. Удушье детей наступает задолго до родов, уже в утробе матери они начинают переживать разную степень кислородного голодания. Это может произойти или по причине сжимающейся пуповины, через которую происходит снабжение кровью ребенка, или по причине сдавливающих действий и различных конвульсий, которые могут совершаться со стороны матери, или же по причине нагрузок. Мать, совершенно забыв о малыше и перестав о нем заботиться, может прыгать, поднимать какие-то тяжести, и тем самым будет наносить ему различные внешние физические повреждения. В результате дитя оказывается в физиологически крайне неблагоприятном положении.

Другой важный момент — отсутствие внимания к ребенку сильно сказывается на его душевном состоянии. Он начинает шевелиться, напоминать о себе. Но, несмотря на это, он может остаться вне внимания матери или же будет получать в ответ материнскую тревогу, возбуждение или раздражение. Ему становится неуютно, он начинает переворачиваться и, в конечном итоге, обвивается пуповиной. Совсем крайний случай, когда дитя переворачивается и идет вместо головы ножками вперед. Все это осложняет роды, причиняет дополнительную боль и муки самой матери. В результате состояние новорожденного часто бывает крайне тяжелым. Дети рождаются в предсмертных агониях, нередки и смертельные случаи. Эта внутренняя борьба иногда убивает младенца еще в утробе. Рождается мертвый ребенок, хотя день-два назад он был жив, прослушивался пульс. При анализе выясняется, что умер он не во время, а накануне родов.

Когда нужно готовиться к ношению ребенка и родам

Неправильное питание, неправильная физическая подготовка матери сильно влияют на физиологическое состояние во время родов. Мать, имеющая закаленный организм (закаленный, — значит, приспособленный к самым различным некомфортным условиям, неудобствам, нагрузкам), конечно же, роды переживает физически намного проще, потому что она привыкла к разным внешним невзгодам, может потерпеть боль, отсутствие уюта. Если говорить о женщинах прошлых веков, то рождение в поле между работой было обычным делом, настолько они были здоровыми и крепкими. Женщины могли физически трудиться до самих родов, и, несмотря на это, ребенок рождался здоровым. Мышечная система материнского живота вполне могла надежно хранить внутри него дитя в достаточно благоприятных условиях. Напряженность внешних мышц, совершающих работу, никак не сказывалась на мягкости внутренних, облекающих самое дитя.

Сегодняшняя же мать физически совершенно не подготовлена. Эта неподготовленность дает расслабленное телесное состояние, не может защитить младенца, и всякое внешнее напряжение становится напряжением всех ее мышц — и внешних и внутренних. Всякое усилие, которое она переживает снаружи, передается во все ее внутреннее, т.е. она неспособна удержать физическое усилие только на внешнем слое мышц. Внешнее тут же передается внутреннему.

Боксер переносит сильнейшие удары в живот, внутренние органы не отбиваются. Почему? Потому что внешняя стенка живота имеет достаточную силу и мощь, чтобы удержать этот удар снаружи, не передать его внутрь. Что происходит у человека нетренированного? От удара все органы моментально получат повреждение, потому что удар будет передан им через рыхлые мышечные стенки живота. Любого нетренированного человека можно поразить одним толчком в грудь или живот, в то время, когда тренированный даже на сильный удар не отреагирует, ничего, кроме резонанса внешней стенки, не произойдет.

Так и женщина, которая крепка, сильна в работе, имеет эту внешнюю огражденность всего внутреннего и ношение ребенка, и роды переносит легче.

Эгоизм матери во время родов

Там, где мать не внимает малышу, а больше занята собою и боится родовых мук, дитя во время родов часто оказывается просто брошенным матерью, т.е. его состояние можно сравнить с состоянием человека, вверженного в тьму кромешную.

Неудивительно, что часть детей умирает при родах или рождается в предсмертной агонии. Большинство людей во время родов испытывают огромную внутреннюю физическую муку. Причем взрослые люди, достигшие сорока, пятидесяти лет, бессознательно обращаясь к этим воспоминания, затем заявляют, что за всю свою жизнь не переживали подобных физических мучений, таких мук, которые пришлось им испытать во время родов. У какой-то части больных возникает просто катастрофическое чувство совершенной брошенности, ввержения во тьму, причем во тьму крайне угрожающую и холодную в душевном смысле.

Отсюда становится понятным, почему многие дети после рождения страдают трусостью, боязнью остаться в одиночестве, сильной привязанностью к матери. Дети после таких родов не отпускают от себя мать ни на минуту, малейший выход матери в другую комнату переживается ребенком как катастрофа. Он тут же начинает плакать и цепляться за мать. Многие дети не могут из-за этого спуститься на пол, просятся на руки. Они не отпускают матери, ищут постоянного единения с ней. Из-за этого многие дети требуют от матери, чтобы она спала с ними. У некоторых мальчиков такой душевный стресс во время родов доходит до того, что они даже в семи-восьмилетнем возрасте продолжают спать с мамой. Это категорически недопустимо, и по всем целомудренным требованиям должно быть запрещено. После двух лет мальчик не должен телесно находится с матерью, его место в колыбели, а затем в кровати.

Многие дети сейчас до такой степени привязаны к матери, что не могут отпустить ее от себя. Детский душевный стресс бывает настолько глубок, что иной раз порождает различные душевные, психические повреждения. Сугубая капризность, малодушие, боязливость, крайнее самоугодие, себялюбие ребенка — все это результат стресса, пережитого во время родов. Естественно, что если во время родов младенец переживает такое, то и до родов мать, вероятно, была в индифферентном отношении к ребенку, не пеклась о нем, не ждала его. Если малыш нежданный и нежеланный, и мать вынуждена его рожать, то эти душевные потрясения младенца усугубляются.

Отец во время родов

Каково значение в этом случае отца? Часто случается, что при подсознательном отвержении дитя не имеет поддержки и со стороны отца. Он занят своими делами, единственное, на что он способен, это на некоторые переживания, о том, что роды начались, но не более. О том, насколько это серьезно, как неблагоприятные последствия родов могут сказаться на ребенке, он не задумывается и не ведает. Чаще всего у такой невнимательной матери и муж такой же невнимательный. Такой отец вообще может и не вспомнить о том, что должен родиться ребенок, даже в день родов. Мать в роддом увезет не он, а кто-нибудь из родных. Он в это время может оказаться то ли в запое, то ли с друзьями, то ли на работе, то ли в своих увлечениях. Среди молодых людей встречаются отцы с виду интеллигентные, образованные, но занятые своими делами: деньгами, заботами, вещами и совершенно не обращающие никакого внимания на свою семью. Дети, особенно мальчики, во время родов оказываются полностью брошенными в душевном смысле. Из этого отцовского отношения с первых дней формируются в ребенке трусость, малодушие, предательство, душевная изнеженность.

Почему сын становится наркоманом

В дальнейшем мы увидим, что мальчики, пережившие такой физиологический и душевный стресс, находят утешение опять же в физиологических средствах — курении, наркотиках. Неудивительно, что сегодня расположенность к восприятию этих злоутешающих или ложноутешающих средств имеют преимущественно дети, пережившие трудности во время родов и брошенность во время пребывания в утробе матери. Участь таких детей еще больше усугубляется тем, что их родители не изменяются по сути своей после их рождения. Их дети обречены на ту же нелюбовь, неуют, душевную неокормленность. В результате много таких детей составят затем преступную часть населения страны. При этом преступления могут иметь вполне законный характер («все так делают») или могут быть скрыты за вполне благополучным внешним видом.

Психопатические отношения с отцом

Причем иногда случаются и вовсе парадоксальные ситуации. Ребенок может желать внимания от отца и, недополучив его любви, он будет любыми путями и средствами привлекать к себе отцовское внимание. А так как раньше опыта отцовской любви у него не было, то образ любви в нем отсутствует. Тогда он привлекает внимание лишь таким образом, каким отец обращался к нему. Например, отец был к нему холодным, злым, раздражительным. И ребенок будет привлекать к себе его внимание этим же. Он будет вызывать отца на раздражение, ожесточение, гневливость, обиду, истерику, при этом в своих действиях будет настолько изощренным, настолько хватит его смекалки и насколько ему понадобится внимание отца. Ребенок и не знает, чем еще возможно привлечь к себе любовь отца. Где-то внутренне он в этом нуждается, душа ждет любви, но способ, каковым он может быть в общении с отцом, у него только тот, который отец ему преподал. В свою очередь отец просто и не подозревает о том, что ребенок, оказывается, хочет его внимания, а все вызывающие поступки сына — это незнание, как его привлечь. Другого способа он не знает, поэтому он провоцирует конфликт, чтобы отец раздражился, раздосадовался. И пока педагог со стороны не увидит характер их отношений, не поймет, что ребенок все делает в действительности не от зла, а по глубине своей души, от потребности любви, до тех пор ситуация не прояснится. Только вниманием к ребенку кто-то еще, кроме отца (может быть, это будет мама, бабушка, воспитатель, дедушка) может преподать ему образ любви, и этот образ будет им внутренне схвачен. А затем этот образ любви к отцу нужно бережно и деликатно развивать в ребенке и направлять в нужное русло.

Можно, например, спросить:

— Ты маму так любишь, как папу?

Он вдруг сознается:

— Нет, не так.

— А что ты делаешь, когда маму любишь?

— Я ее ласкаю, целую.

— А что ты делаешь, когда любишь папу?

— Я его дразню.

И ребенок полагает, что он говорит то, что должно быть, потому что он другого образа любви не знает.

— А ты можешь с папой поступать, как с мамой?

— Не знаю.

— А ты попробуй. Попробуй быть нежным к папе, как к маме.

Ребенок после этого разговора уходит и пробует изменить свое отношение к отцу. Здесь начинается научение ребенка правильному действию. Все это коррекционная педагогика, которой надобно заниматься воспитателю и с отцом, и с ребенком. Часто отец не в состоянии учиться этому, потому что у него выработалась установка на такой характер отношений еще до рождения ребенка. И если благодаря помощи воспитателя он как-то сознает это, то ему предстоит еще большой труд по перенесению на собственного ребенка своих пробуждающихся теплых отношений, ведь наверняка, есть же у него теплые отношения к кому-то в этом мире. Он должен попытаться перенести их на ребенка, к которому у него, может быть, никогда их и не было. Но он этого не осознавал, не задумывался, ходил довольный своими предпринимательскими делами, или своей работой, или идеей постройки храма, или радостью от посещения богослужения. Он и не предполагал, что, оказывается, был равнодушен к ребенку. Это может оказаться для него откровением.

Можно услышать такой диалог:

— Что происходит с вами, когда ваш ребенок так себя ведет с вами?

— Я испытываю досаду, злюсь, раздражаюсь на него.

— А вы к кому-нибудь испытываете доброе, нежное чувство? К жене, например?

— К матери или к дочери иногда бывает.

— Вы можете это чувство перенести на своего сына?

— Не пробовал.

— Попробуйте… Вот сейчас можете?

И он с некоторым усилием над собой пытается это сделать.

— А теперь попробуйте в этом чувстве быть со своим сыном.

И вот он начинает это пробовать. И тут ему придется очень много тренироваться, упражняться. Это очень тяжелый душевный труд.

Чаще всего, у такого отца отношения со своими родителями были подобными: он был нелюбим собственным отцом. Нужно вспомнить, что происходило у него из-за этого со своим отцом, осознать, покаяться. Только тогда у него затеплятся более-менее добрые отношения с сыном.

Покаяние — труд души

Через покаяние Господь открывает, научает многому. Но и от человека требуется труд. Для того, чтобы усвоить подаваемое Господом, повторить, закрепить, не упасть назад, требуется усилие. Необходимо хранить себя от греха, укреплять в себе благой образ. Для этого необходимо осознать свои грехи по отношению к своим родителям, раскаяться в них. А затем нормальное состояние души, которое после очищения начнет восстанавливаться, нужно в себе поддерживать, направляя его к ребенку. Этот труд обычно занимает несколько лет.

Если выросшие дети и состарившийся отец не восстановят душевные отношения, то характер таковых отношений, — совершенно безблагодатный, — может иногда сохраниться и в следующих поколениях: во внуках, в правнуках, вплоть до четвертого колена. В Ветхом Завете сказано: грех умножается до четвертого поколения, пока в четвертом поколении не придет в такую степень, что будет уже неуправляем. Ничто внутреннее уже не будет сдерживать и ничто внешнее не способно будет его остановить.

Священнику, пастырю, необходимо все это знать. Именно он должен оказывать поддерживающую помощь отцам, матерям и детям. Когда окормляешь всю семью, то ее надо постепенно, день за днем восстанавливать. В детях — отношение к родителям, в родителях — отношение к детям. Важно, чтобы их собственный труд освящался Церковью, и тогда Господь, восстанавливая человека в его божественном, Богодарованном естестве, участвуя в человеке в Таинствах, будет умножать этот труд и будет Сам благодатно вести его по жизни.

Поначалу пастырю придется вложить в такую семью много человеческого участия, но по мере постепенного приобщения к Церкви, к ее освящающим действиям, плоды становятся все более и более явными. Тогда это человеческое участие уменьшается, а освящающее действие Божие в людях возрастает и, в конечном итоге, человек становится вполне церковным. И уже тогда он идет по жизни сам, под водительством Божественной благодати. А Божия благодать, подаваемая в Таинствах и действиях Церкви, восстанавливает Божественный образ в отношениях между людьми.

О нравственной глухоте

Трудные роды

Как проявляются на детях родовые и дородовые душевные стрессы? В нравственной глухоте. Дети, пережившие трудные роды, рождаются в нравственно глухом состоянии. Когда они просто в добром расположении, то необыкновенно нежны, чутки, внимательны. При этом их душевная чуткость настолько глубока и настолько точна, что человек, впервые встретившийся с таким ребенком, уходит в удивлении, очаровании, восхищении от него, от такой необыкновенной преданности, простоты, искренности его чувств, от ласковости, чуткости, жертвенности, которую обычно проявляет такой ребенок. И в то же время наблюдается совершенная нравственная глухота к различным, сколь-нибудь продолжительным нуждам этого, обратившегося к ним человека. Такие дети не могут долго пребывать в добре или хранить свои обещания. По отношению к ним от взрослого можно часто услышать следующее:

— Значит, ты способен так меня подводить? Ты солгал, ты только что обещал одно, а сделал совершенно другое. Тебе было поручено это, а ты вроде забыл, и сделал совсем другое. Ты только что говорил, что любишь меня, а теперь вдруг украл у меня же. Все делал для меня, а в последнюю минуту обчистил меня и уже все растратил. Как же так?..

Можно далее и далее продолжать этот воображаемый диалог… Но, к сожалению, в своей нравственной глухоте ребенок не слышит этих увещеваний и воззвать к нему невозможно. Это результат трудных родов, а часто и плохого ношения в утробе.

Нечуткость к чужим страданиям

Настрадавшись в утробе и во время родов, дитя имеет чуткость к страданиям, но пережив эти страдания как абсолютное свое состояние, закрывшись от голоса своей совести, оно остается нравственно совершенно глухим. Поэтому за ваш счет такой ребенок будет покрывать все свои потребности, не отдавая отчета, что при этом происходит с теми, кем он пользуется и за чей счет себя удовлетворяет.

Сейчас много детей, которые воруют. При этом какой-либо разговор с ними, увещания ни к чему не приводит, дети как бы не слышат. Пока разговариваешь, они, чтобы их не ущемляли и не увещевали, меняют свое поведение, но только на день, на два максимум, а через день, глядишь, — опять украли. Постепенно общение с ребенком показывает, что он совершенно бессовестный, внутреннего закона, который бы ограждал и сдерживал порывы, у него вообще нет. Удерживать все внешние увещания и разумные построения ему не на чем. На какой-то момент общения с вами он ценит все ваши увещевания, но на следующий день это все теряет цену и завтра он украдет вдвойне. Он может и раздеть вас, и унести самое дорогое. Подобные переживания особо свойственны родителям, потому что, в конечном итоге, дети, которые имеют такую заглушенную совесть и склонность к воровству, дом свой полностью разворовывают.

Обычно в своих потребностях, утешениях душевных и физиологических они прибегают к куреву, алкоголю, наркотикам, в результате чего дом нищает и никакие беды, переживаемые родителями — ни слезы матери, ни отчаяние, ни попреки отца, ни побои, никакая ругань, — ничто не может изменить его. Изнутри такому сыну или дочери нечем откликнуться на беду родителей. Есть крайние случаи, когда пятнадцатилетний сын просто избивает мать из-за того, что она не дает денег или не идет на другую работу, чтобы зарабатывать на его прихоти. Сейчас нередки и такие случаи. Это результат внутриутробной асфиксии любви, которая нередко переходит в физическую асфиксию.

Такие дети в подростковой преступности составляют большинство. Это люди, потерявшие внутренние законы. Это люди, у которых крайне трагическое переживание, которое они испытывали во время родов, заглушило и закрыло совесть.



Страница сформирована за 0.79 сек
SQL запросов: 171