УПП

Цитата момента



Даже слово Бога нужно уметь продать людям, иначе они его не станут слушать.
Ог Мандино

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пытаясь обезопасить ребенка на будущее, родители учат его не доверять чужим, хитрить, использовать окружающих в своих целях. Ребенок осваивает эти инструменты воздействия и в первую очередь испытывает их на своих ближних. А они-то хотят от него любви и признательности, но только для себя. Но это ошибка. Можно воспитать способность любить, то есть одарить ребенка этим драгоценным качеством, но за ним остается решение, как его использовать.

Дмитрий Морозов. «Воспитание в третьем измерении»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

Внутриутробная асфиксия

Асфиксия в детях в большинстве своем в той или иной мере подавляет совесть. С подавленной, закрытой, заглушенной совестью дети на многие годы жизни теряют чувство внутреннего нравственного закона, внутренней подсказки, как поступать. Бывает, что пробуждение совести происходит лишь после тридцати-тридцати шести лет, и то не у всех. Если такой ребенок будет приобщен к Церкви, совесть может постепенно возродиться и восстановиться, и то, чаще всего, не ранее тридцати лет.

Еще пребывая в утробе, эти дети прилагают немало усилий, чтобы вызвать материнское внимание к себе. Они слышат страдания матери во время родов, ввиду чего и сами сильно страдают. В итоге они рождаются с ярко выраженной чуткостью к матери, к ее состояниям. Они легко чувствуют настроение, состояние другого человека, но будучи заглушены в совести, могут при этом совершать поступки совершенно противоположные тем, которых требует от них чуткость.

Нравственная верность связана с совестью и устойчивостью действий по совести, а чуткость связана со способностью различать и распознавать нужду. Поэтому чуткость — явление сердечное, душевное, а нравственная верность — явление духовное, т.е. это действие духа в совести человека. Поэтому вышеописанные дети несут в себе неожиданные крайние противоречия. Умственная отсталость или задержка умственного развития при этом связана с задержкой первого крика. А задержка первого крика есть признак того, что ребенок несет в себе печать различных переживаний, повреждений, которые будут сказываться на всем его развитии. Иногда бывает задет гипофиз, т.е. слабое кровообращение в плоде сказывается на гипофизе и тогда встречаются различные задержки развития скелета, мышц, некоторая рахитичность детей, утонченность костной системы, ее слабость, мышечная неразвитость. Иногда это сказывается на внутренних органах: на селезенке, печени, на сердце. При этом часто бывает, что кровеносная недостаточность и кислородное голодание влияет на развитие сердечных мышц и отсюда — предрасположенность к сердечным заболеваниям. Иногда ребенок уже рождается с некоторыми болезнями сердца: недостаточностью клапанов, слабостью мышцы, мерцательной аритмией, слабым тонусом сердца.

Сегодня рождается немало детей, имеющих таковые признаки, нуждающихся в выхаживании с помощью современной аппаратуры. Такие дети лежат в барокамерах, при специальном подключении жизнеобеспечивающих аппаратов. Они находятся под постоянной капельницей для поддержания жизни, неделю, две, а иногда даже месяцами. Помимо этого, участилось количество рождений раньше положенного срока, очень много восьми-, семимесячных детей, стали рождаться дети шести- и пятимесячные.

Причины преждевременных родов

Ребенок начинает переживать чувство глубокой асфиксии любви, т.е. не кислородного голодания, а голодания любви еще в утробе матери. Постоянная потребность в материнской любви и требования, чтобы мать любила, будут вызывать активность ребенка и побуждение, призывание ее к себе. Но материнская глухота порой бывает настолько глубока, что мать может не обращать на дитя внимания, не замечать толчков, переворачиваний, различных его движений. Младенец сначала кулачками, потом ножками ударяет и даже бьет мать изнутри, но не с желанием нанести ей боль, а с желанием достучаться до нее. Но мать, несмотря на это, увлечена своими семейными делами, общественной деятельностью, диссертацией, не обращает внимания на дитя. Тогда вслед за недостатком любви начинается голодание физиологическое. Ребенок, оказавшись обвитым своей пуповиной, задыхаясь, сам вызывает преждевременные роды, дабы вырваться наружу, потому что чувствует, что может просто погибнуть там, в неприветливой утробе . И хотя неверующие врачи в большинстве своем объясняют преждевременные роды чисто физиологическими причинами, в действительности же, преждевременные роды наступают по причине нравственной глухоты родителей. Чем более эта глухота, тем раньше начинает страдать ребенок, тем раньше активизация к родам.

Потеря материнской любви к ребенку одновременно может сопровождаться материнской агрессией против него. Например, рождение ребенка крайне неудобно для матери, она боится родов, боится тех неудобств, которые причинит ребенок. В связи с этим мать в душе не желает ребенка. При этом сознательно она может быть вполне согласна с тем, что он должен родиться — ведь она понимает, что нехорошо не желать ребенка, отторгаться от него. Однако, подсознательно она его не хочет и не желает. Отношения между матерью и младенцем происходят на уровне души, а не сознания, поэтому ребенок еще в утробе слышит от матери постоянное нежелание, антагонизм и даже вражду. При таком отношении материнский организм сам начинает развиваться в сторону избавления от плода. Бывают случаи, когда ребенок рождается мертвым по причине задушенности матерью еще в утробе. Объяснить матери, что это она его задушила, невозможно, потому что она этого не осознает. Такое физиологическое уничтожение ребенка в утробе часто происходит по материнскому антагонизму. Там же, где этого не происходит, а материнская агрессия продолжается, ребенок изгоняется из утробы самой матерью и случаются преждевременные роды.

Бедное дитя не имеет со стороны матери никакой поддержки. Нет ее и со стороны отца, потому что он или вообще не ведает о том, что происходит, ибо он равнодушен, индифферентен, хладен, и драма, которая разворачивается между ребенком и матерью, его или не интересует, или роды не имеют для него никакого значения.

Тоска о родном человеке

Неудивительно, что большинство детей, рожденные в таких условиях, имеют особое сочувствие к матери. Это природа души ребенка. Малыш по своей нравственной открытости, которая свойственна детям и дарована от Бога, христианским образом отвечает на такую нравственную дебелость матери. То есть дитя чуткою своею душою слышит ее нравственное бессилие.

Как мы с вами реагируем, если видим, что на огороде разрастается колючий бурьян? Проще всего сжечь его и засыпать место ядохимикатами. Так обычно и делает наше падшее естество, встречаясь с чьей-то агрессией, отторжением. А христианское отношение требует от нас услышать, что под бурьяном находится невозделанная почва. Она нуждается в орошении, в культивации, и если все это проделать, разве будет расти на ней колючий бурьян? Нет, ему уже не будет места. Там начнут произрастать разнообразные огородные культуры, только почву надо удобрить. Но услышать это может только христианская душа.

Пребывающий в утробе матери младенец несет в себе христианскую, по природе своей, душу. Казалось бы, на такую мать должен родиться гнев, раздраженность и обида, но ничего подобного не случается. Ребенок все эти беды и страдания переживает только физиологически. От этих страданий, совершающихся особенно во время родов, от боли, на детскую душу налагается печать пережитого, которая может заглушить совесть. В то же время, по отношению к матери в ребенке развиваются участие и чуткость. Христианская душа его соболезнует материнской пустыне и жаждет оросить эту пустыню. Поэтому уже в утробе малыш сочувствует и милосердствует ей. Эта детская боль души за мать и за отца может породить потом удивительную участливость к родителям. Такие дети обычно сильно привязаны к матери, хотя с ее стороны они так и не получают любви, даже после своего рождения. Часто это бывает потому, что матери ее неоткуда взять.

Когда же они попадают к другим взрослым, бабушкам, дедушкам или в детский сад, то сразу заметны. Чем? Они ласкаются, льнут ко всем, особенно к тем, которые отвечают каким-либо вниманием и чуткостью к ним. Эти дети сразу подбегают, прижимаются щекой, стараются, прижавшись, подольше удерживать в объятиях своих новую воспитательницу и, чаще всего, вьются возле нее и рядом с ней. Другие дети, в противоположность первым, нелюдимы, замкнуты, безответны, насторожены. Однако, по мере оттаивания и расположения ко взрослому, которому ребенок начинает доверяться, он постепенно привязывается и начинает проявлять сначала робкие, затем все более явные попытки участия. При этом чуткому сердцу взрослого всегда будет слышна в малыше глубокая затаенная тоска о родном человеке. Этот недостаток любви настолько глубоко и сильно заметен и у тех и у других детей, что они на всю жизнь сохраняют эту потребность в любви со стороны других людей. Этот недостаток любви проявляется в итоге чувственным образом, потому как духовного опыта такой ребенок в родителях не знал. Он, возможно, раскроется для него позднее, и будет даваться ему с большим трудом.

Истоки душевной черствости

К сожалению, такое чувственное притяжение ко взрослым потом образует в ребенке характер чувственной преданности и одновременно нравственной притупленности. От недостатка любви он будет льнуть ко взрослому, но ответной любви он дать не сможет. Ребенок, который недополучил любви, постоянно нуждается в восполнении душевных сил. Поэтому во внешнем поведении он льнет, но по внутреннему отношению ко взрослому он совершенно безнравственный, т.е. отдать душевное от себя не в состоянии. В этом ребенке обычно развивается корыстная стяжательность, т.е. ложная жертвенность, которая на самом деле вызвана корыстью. Потребность в любви, во внимании, в чуткости и есть его корысть. Ради этого такие дети могут совершать удивительные поступки жертвенности: отдать все игрушки, всю одежду, все, что у них есть, только ради того, чтобы получить то, чего им недостает. Они готовы отдать все свое внимание, ласку, все остатки своих душевных сил ради того, чтобы иметь ответное внимание, ответную любовь. Они готовы преданно служить и выказывать всякую верность и преданность любому, кто откликнется и будет внимателен к ним, но во всем этом есть одна глубокая корысть — это потребность во внимании, в любви. Как только в этой любви будет отказано или ее будет недоставать, начинаются самые различные, безнравственные, безобразные сцены: каприз, возмущение, негодование, истерика, раздражение, обида до глубины души, буквально «истязание» взрослого, который вроде бы обещал дать, поначалу показал, что он внимателен, любит, и вдруг перестал…

Нравственное нечувствие — причина распада семей

Такое состояние несет на себе печать внутриутробной жизни, поэтому оно самое глубокое. Оно является причиной нравственной глухоты, дебелости большинства людей настоящего времени. Нравственная малоподвижность, нечувствие, слабость самоотвержения, почти неспособность к подвигу, эгоизм, равнодушие имеют сокровенный характер, почти не постижимый даже спустя десять, пятнадцать лет уже взрослой жизни в церковном укладе. Вся трагедия заключается в том, что все это продолжается на протяжении почти всей жизни человека и нередко приводит к тому, что распадается семья, он не может ее сохранить. Никто не может покрыть ему этот недостаток любви. Чувство, что жена (или муж) не любит, будет постепенно разрастаться в течение всей супружеской жизни. Как бы ни умудрялся один из супругов проявлять свою любовь, внимание, чуткость, все равно будет встречаться с укорами хладности и невнимания, — этот бездонный колодец нравственной глухоты, нечувствия ничем нельзя насытить. Только смирение самого человека и труд над исполнением заповеди Божией «возлюби ближнего», укрепленный искренним покаянием, еще как-то будет помогать в осознании и некотором исцелении. Если этого не будет, развитие характера может войти в крайние категорические проявления — месть, озлобленность, в которые потом впадают такие люди. Недополучив свое, они тут же приходят в крайнее ожесточение, вспыльчивость, совершают ужасные безрассудные поступки отмщения.

Господь покрывает

Единственный, Кто может все это покрыть, — это только Господь. Он поможет излечить эту глухоту и насытить душу тем, чего ей недостает. Господь в Церкви исполняет милость Свою двояким образом. Первое — непосредственно действием Духа и благодати Божией на душу такового ребенка или взрослого. В Таинстве Покаяния человеку нужно исповедать грехи всего своего детства, отрочества и юности, исповедать то, как он стяжевал от людей их внимание и любовь разными правдами и неправдами своего характера. В Таинстве святого Причастия вручить себя Господу, чтобы усвоиться Ему, стать земною Его частью, в которой и через которую Господь совершал бы домостроительство Своей Церкви. Участие Бога в жизни человека может проявиться также действием благодати через церковных людей. Эти люди, освящаемые благодатью, несут в себе благодатные чувствования, благодатные отношения. Действия любящей христианской души по отношению к ребенку — это и есть добродетели, которыми верующий человек обращается к окружающим людям и это доброе, добродетельное отношение, исполненное благодатным дыханием, наполняет нуждающуюся душу. Причем именно верующий человек может по-настоящему наполнить душу такого ребенка. «Почему?» — могут спросить. Ведь есть много людей неверующих, но достаточно добрых, сердечных, мягких, участливых по отношению к таким детям. Ребенок, попадая в их среду, в их тепло, умягчается, высвобождается, распрямляется. Но при этом все равно в нем остается некоторая недораскрытость, она проявляется в какой-то капризности, упрямстве, неожиданном проступке, который он вдруг совершит, подведет, или украдет, или недоделает, не доведет дело до конца. Человек душевный, не духовный, до конца наполнить эту душу любовью или понести ее немощи не в состоянии. Церковный, т.е. духовный человек в своем нраве несет способность участия в ребенке, при котором детская душа меняется, преобразуется, отвлекается от зла и лукавства и, поддержанная в добром расположении, оживает душевными силами, воскрыляется в них. Напротив, дети, не получающие такого общения церковных людей и пережившие трудное внутриутробное развитие и роды, в большинстве своем так и будут ощущать недостачу чего-то, и эта неудовлетворенность жизни в человеческом мире может преследовать их всю жизнь.

Воспитание жертвенности и заботы

Если ребенок имел много любви и душевного участия от родителей, он, естественно, имеет, что дать, поэтому ведет себя нравственно, заботливо, попечительно, участливо и жертвенно. Он отдает себя.

На сегодняшний день большинство детей рождается с асфиксией любви. Степени этой асфиксичности различны, поэтому чувство некоторой душевной недостаточности в той или иной степени существует у всех. Этим объясняются многие крайности нашего поведения, которые выражаются в разных формах истязующей привязанности друг к другу. Отсюда разные претензии, которые мы предъявляем ближним, как следствие нашей привязанности к ним, наших притязаний. Несостоявшиеся притязания рождают претензии, неудовлетворенные претензии рождают различные укорения, возмущения, ненависть, в результате этого складывается вся драма наших отношений. Так как, фактически, все мы имеем ту или иную степень недостачи душевного тепла и любви, всем нам свойственны некоторые притязания по отношению к ближним, которые их не исполняют. Из-за этого притязания каждому из нас свойственна некоторая претензия к близким людям, отсюда происходит всякая раздражительность, обидчивость, претензии, укоры, разочарования. Фактически, для таковых людей дружба невозможна, ее будут заменять различные привязанности. Все это происходит не только сейчас. И во времена Василия Великого род человеческий находился в таком же тяжелом состоянии. Почему Василий Великий, постригая в монашество, категорически запрещал дружбу? Потому что во всякую дружбу незримо вплетает свои корни чувственная привязчивость, некоторый недостаток любви. Отсюда естественны различные притязания, потом претензии, из этого возникают возмущения, ссоры и даже месть друг другу. Мы же привели этот пример, чтобы показать, насколько глубоко испорчена природа человека и какое значение для всей жизни человеческой имеют внутриутробные и младенческие отношения ребенка с его родителями.

Мирянину же дружба не только разрешается, но даже и необходима, чтобы укрепить силы души — нравственную, попечительную, разумную. В мирской среде некоторые монашеские правила неудобоносимы. В Церкви силы души освящаются и облагораживаются. Освящаются, т.е. очищаются от большой доли притязательных отношений, из-за которых именно между друзьями происходят наиболее глубокие ссоры. Ссоры есть признак не дружбы, а притязаний друг ко другу, признак страстной привязанности.

Если человек пришел в Церковь и работает над собой, он все более облагораживается в своих отношениях. Печальнее всего, когда такая привязчивая дружба связывает людей в супружестве, из-за этого супружество нередко прекращается.

Об отложении своей воли

Большинство из нас в Церковь пришли без отсечения своей воли ради воли Божией. Следование своей воле у нас столь велико, что мы ничего не делаем по смирению, т.е. отлагаясь от своей воли. Живущий привязанностью не свободен от нее и потому не может по естеству желать и искать в сердце волю Божию. Сердце такого человека занято собственной волей. Даже отложение своей воли, о чем говорят святые отцы, он делает по-своему — отлагая волю вовсе.

Душа наша из трехсоставной (ум, сердце, воля) становится двусоставной (ум, сердце), а воля отсекается совсем. В результате неофит оказывается не способным ни к какому делу. Гаснет деятельная способность, парализуется инициатива, а вместе с ней все добрые качества — отзывчивость, взаимопомощь, чуткость, преданность делу, чувство долга, обязательность, верность слову. Все подменяется простым механизмом: «благословят — не благословят». Ценность слова «благословят» становится столь великой, что ради нее отсекается вообще всякая воля к добру. И человек перестает не только исполнять волю Божию, то есть творить добро, но даже отказывается и искать ее. На пустое место приходят семь злейших первого и воцаряются в нем.

Возможно ли сегодня нормальное супружество?

Асфиксия — это кислородное голодание. Если его отнести к любви — это недостача нравственная. К нормальному супружеству, даже церковному, сегодня никто не готов. А уж вне Церкви супружество вообще немыслимо. Сегодня, когда подавляющее большинство венчанных в церкви супружеских пар существуют без поводыря, без духовного наставника, который правильно направлял бы и наставлял супружескую чету именно к духовному жительству, а не к душевным притязаниям, церковную семью сохранить довольно трудно.

Церковные семьи удерживаются в супружестве только сознанием, что они венчаны, но большинство из них специально не трудится, потому что не знает, над чем трудиться. Поэтому, когда между супругами рождаются претензии, они обычно просто терпят друг друга.

Хватает ли ребенку отцовской любви?

Выше мы рассматривали случаи недостачного отцовского внимания. Добавим к этому, что сразу после родов в ребенке это проявляется не слишком сильно, но потом дети обнаруживают особенное притяжение к отцу. Через полгода после рождения дети пробуждаются в тяготении к отцу. Те малыши, которым не досталось отцовского внимания в утробе, тянутся к отцу настолько сильно, что практически игнорируют мать. В подобных случаях матери подсознательно переживают некоторую ревность к отцу. Отсюда иногда возникают разные нестроения между супругами. Если отец не проявил внимания к ребенку, то эта недостача как в девочке, так и в мальчике, потом очень сильно сказывается на их потребности в отце. Для девочки это необходимо, чтобы проявиться в своем, женском, для мальчика — чтобы укрепиться в своем, мужском. И так как у обоих эта потребность велика, влечение к отцу очень большое. Но бесчувственный отец не может измениться в течение одного года в своей нравственной скудости, поэтому чадо и после рождения, всем сердцем обратившись к отцу, все равно его любви не получает.

При недостатке отцовского внимания и любви, по мере вхождения в возраст, характер мужских отношений может принять глубоко чувственный, а не нравственный характер. Отсюда появляется мужская пошлость, развязность, свобода ложного мужского достоинства, по которому мужчина может запросто рассказывать все свои интимные дела, свои похождения с женщинами, всю подноготную отношений со своей женой. Все это он может вынести в свою мужскую компанию, посмеяться над всем этим и почувствовать при этом некое свое мужское величие. Все это признаки крайнего отсутствия мужского начала в мужчине по причине того, что от отца не получено должного образа поведения. На сегодняшний день, к сожалению, большинство мужчин пребывает в таком скудном состоянии.

Неудивительно, что мужская среда сегодня легко скатывается к разным пошлостям, шуткам, особенно к высмеиванию всего нравственного, духовного и благочестивого. В нашей, церковной, среде это выражается в том, что люди, встретившись с каким-нибудь церковным явлением, услышав какие-то слова церковного значения, потом могут весело использовать их в разных двусмысленных обстоятельствах и различным образом уничижать и опошлять содержание подлинного церковного. Тут же вплетаются различные шутки, прибаутки по этому поводу и все святое опошляется.

Все это признак нравственной дебелости. Подобное можно встретить и у некоторых женщин, получивших недолжное, скудное в любви, материнское воспитание.

Ответы на вопросы

Как быть, если ребенок нежеланен другими членами семьи, и мать скрывает беременность?



Страница сформирована за 0.77 сек
SQL запросов: 171