УПП

Цитата момента



Когда лошадь сдохла — слезай с нее!
Кстати о привязанностях

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Особенность образованных женщин - они почему-то полагают, что их эрудиция, интеллект или творческие успехи неизбежно привлекут к ним внимание мужчин. Эти три пагубные свойства постепенно начинают вытеснять исконно женские - тактичность, деликатность, умение сочувствовать, понимать и воспринимать. Иными словами, изначально женский интеллект должен в первую очередь служить для пущего понимания другого человека…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

11. Начал дело – будь в нем до конца, даже если другие ушли

Под делом в данном случае мы имеем в виду дело воспитания, то или иное событие, в которое мы вмешиваемся как воспитатели.

Если ребенок уходит от разговора с нами, это значит, что мы начали его неверно. Значит мы не нашли той минуты и не почувствовали того состояния детской души, в котором навстречу нам идет его собственная потребность в разговоре, в нашей помощи, в этом нашем движении к нему.

Воспитывать до конца — это значит научить ребенка правильно воспринимать и исполнять то или иное дело и посредством правильных поступков верно выстраивать свою жизнь.

Увидеть результат воспитания можно только по конкретным действиям ребенка. В деле воспитания детей взрослые должны быть рядом как садовники, поэтому воспитание должно быть бережным, должно учитывать собственную свободу ребенка. Нельзя насильственно внедрить что-либо в ребенка, как нельзя привить дереву не присущее ему. Это невозможно. Чуждое все равно высохнет. Плодом может быть только то, что сродно ему.

В деле воспитания важно увидеть, услышать, почувствовать, что несет в себе ребенок, и взращивать то, что в нем есть. Одно — может быть, с рождения, другое — всеянное в течение жизни, третье — уловленное, напечатленное самим ребенком… Может быть, взращивание этого посеянного и есть начало настоящего воспитания. Это видение сокровенного в ребенке в каждую минуту общения с ним — будь то общение мягкое, ласковое или будь то общение строгое, требовательное — обязывает взрослых не насаждать что-то чуждое, а взращивать то, что уже есть, тонко чувствовать, в каком слове и участии он нуждается на данный момент. Это может быть слово или утешение, поступок, действие или же какие-то вещи, книги, средства.

Закладывать доброе в ребенка нужно прежде всего поступками любви, ибо как растению требуется тепло и солнечный свет, так и ребенку требуется родительская любовь. Но как и растению необходимы и теплые условия дня, и прохладные, даже суровые условия ночи, так и в отношениях к ребенку родительская любовь должна быть разнообразной: в одни минуты — доброй и ласковой, в другие — строгой и требовательной.

Итак, начал дело — будь в нем до конца, даже если другие ушли. Этими другими может быть второй супруг, дедушка, бабушка. Пусть ничто не приводит родителя в отчаяние, пусть хватит его родительской любви быть в деле воспитания и преданности ребенку до конца.

12. Держи слово: не обещай напрасно, обещанное исполни

Правило это относится к неправде отношений с нашими детьми. Как часто мать в сердцах или отец в некотором раздражении бросает предупреждение о своем действии. Например: «Я тебе устрою…» (звучит конкретное действие-угроза). Но ребенок по каким-то причинам вновь повторяет то, что вызвало раздражение родителя. В большинстве случаев родители не имеют решимости исполнить то, что обещают: в сердцах или раздражении они бросают суровые предупреждения, которые вообще невозможно выполнить. Например, мать говорит: «Я выгоню тебя из дому!», отец: «Я отправлю тебя в колонию!». Ни то ни другое обещание ни мать ни отец выполнять, конечно, не собираются. Но все сказанное требует своего исполнения, даже если оно сказано в сердцах, ибо зачем оно тогда было сказано?

Ребенок, буквально восприняв родительские слова, попадая первый раз в провинность, переживает не только трепетный страх, но и надежду на неисполнение обещанного. В ребенке уживаются два чувства. Одно — это надежда на милость родительскую, другое — это дерзновенное сопротивление родителям: не исполните! Раздвоенное состояние детской души одинаково неполезно ни первому движению — надежде, ни второму — дерзости. И поэтому ненужно, неполезно, нехорошо экспериментировать, срываясь на ребенке, обещать то, что заранее не может быть выполнено.

В других случаях мы ставим ребенку условие и обещаем при выполнении его какое-то вознаграждение. И вот ребенок наши условия выполнил, а награды нет. И тогда наступает еще одна большая неправда в отношениях, при которых теряется авторитет родителя, теряется внутреннее почитание его по любви. Ведь ребенок может исполнить родительскую просьбу-волю или по любви, или по обещанному вознаграждению. Причем дети довольно часто, даже в случаях вознаграждения, исполняют наши условия больше по любви, хотя и награда имеет некоторое значение. И там, где по любви ребенку недостает сил, там вознаграждение помогает в этом укрепиться. Но когда взрослые не исполняют обещанного, это ударяет по любви ребенка. В этом случае движение любви к родителям, которое держало и хранило детскую обращенность в исполнении задания, прерывается, и вместо него остается одна заинтересованность — вознаграждение. Так рвутся очень тонкие и очень хрупкие нити отношений с сыном или дочерью.

Держать слово значит исполнить сказанное. Здесь речь идет о простоте исполнения того, что обещано, ибо ребенок прост в общении со взрослыми и по своей детской простоте слово обещанного воспринимается им так, как оно было произнесено. Нередко родители, не желая исполнить своего обещания, либо каким-то образом уменьшить обещанное вознаграждение, начинают как-то выкручиваться из ситуации, пытаются исполнить свое слово каким-то иным образом, подменяя одно вознаграждение другим, исполнение одного обещания — исполнением другого. Но для ребенка держать слово — это значит исполнить именно то, что было обещано, а вовсе не подмененное, не искаженное. В этой неискажаемости, простоте исполнения того, что было сказано, и заключается для ребенка понимание того, что называется «держать слово».

Супружеские правила

1. Согласись, полюби, возрази

Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви, согласись и остановись. Пусть твоим учителем станет терпение.

Исполнение этого правила порой бывает чрезвычайно трудным. Ибо когда супруг делает что-либо не так, как я вижу, немедленно возникает требование к супругу: исполни по-другому, сделай так, как я хочу, потому что я знаю лучше. Когда это будет так исполнено, во мне будет радость жизни, радость единства с тобой.

Но поскольку ты не выполняешь того, что мне хочется, во мне рождается чувство неудовлетворенности, и отсюда стремление вернуть себе душевный комфорт. Как это сделать? Заставить другого делать так, как я хочу, как мне видится. В результате рождается движение немедленного преобразования поступка и действия моего супруга, я начинаю требовать от него другого действия. И выражается это через мои возражения. Не из любви рождено возражение, не ради любви оно произносится. Я возражаю не ради всего того чистого и красивого, что есть в моем супруге. Нет. Я изменяю его, я возражаю ему ради собственного душевного комфорта, потому что именно о нем, о собственном вожделении я радею, пребывая в состоянии нетерпения, досады и возражения.

Чтобы все это в себе прекратить или остановить, нужно остановиться самому. Остановиться, чтобы хотя бы потерпеть то, что происходит. Пока я буду терпеть, может быть, сумею осмыслить свои собственные действия, нужно уразуметь, что же происходит во мне. В этом случае я смогу покаяться, измениться и пожертвовать собою, обратиться к другому, как к ценности. Не к себе, как к ценности, защищая себя и изменяя другого, а в любви другого и изменяя себя.

Лишь в том случае, когда видишь, что другой делает не так, согласись, затем полюби его, из любви возрази, потому что это возражение будет ради него, а не ради себя.

2. Будь искренним, доверчивым, бережным

Что же значит — быть искренним, доверчивым и бережным?

Первое — быть искренним. Это значит не скрывать в себе те внутренние переживания, которые возникают. Мы часто обнаруживаем для других радость, а вот переживание обиды, раздражения мы таим. В результате однажды возникшее раздражение накапливается, к нему добавляются досада, обида, а сам случай не анализируется, не проговаривается, не согласовывается. Со стороны одного супруга продолжается накопление обиды, а со стороны другого — продолжается неправильное действие, которое вызывает эту обиду. При этом другой может и не подозревать, что он обижает своим действием, тем более, он умеет молчать. Такие накопления внутреннего недовольства, в конечном итоге, приводят к взрыву. Человек терпит, терпит, потом силы терпения заканчиваются и он срывается.

Правило быть искренним предлагает супругам не таиться в негативных переживаниях, а сразу же все говорить друг другу. Говорить, пока еще в душах много добра, пока душа исполнена нежности, сразу сказать о том, что смущает, обижает, ранит. Это скажется от доброты, а в не в упрек другому. Когда же иссякнет нежность, доброта, все претензии все равно скажутся, но только уже с упреком, со злом.

Время до свадьбы и сразу после свадьбы наиболее благоприятно для того, чтобы молодым научиться по возможности открывать друг перед другом свои помыслы, и через это примиряться друг с другом, научиться соглашаться друг с другом. В эту пору они могут многое прощать друг другу, ибо Душевных Сил для этого много.

Другое дело, если супруги уже пришли в состояние глубокого раздора и не имеют сил примиряться. Однако попытка начать согласование возможна и в семьдесят лет. И перед самой смертью можно научиться соглашаться и примиряться друг с другом. Для этого правила нет возраста.

Рассмотрим два приема. Первый — сразу реагировать, по ходу событий. Например, у меня возникло несогласие с другим, можно сразу в этом несогласии признаться. Единственное что нужно соблюсти — это десятисекундную паузу. Она нужна, чтобы вглядеться: из какого движения души я буду сейчас говорить. Если я из раздражения скажу — это будет одно. Если же я искренне признаю, что я в раздражении — это будет совсем другое. Нужны десять секунд, чтобы прийти в состояние правды. А уже из правды говорить о том переживании, которое возникло. Тут хороша такая позиция: «Помоги мне, я в немощи. Ибо я попал в раздражение на тебя по такому-то поводу, и не знаю, что с этим делать. Скажи мне, как быть». И тогда я начинаю рассказывать о раздражении, как о своей слабости, а вовсе не выяснять мотивы негативного поступка, который ввел меня в раздражение.

Очень ценна и такая позиция: «Я источник твоего раздражения. Я повинен во всем». Эту позицию легко принимает другой, принимает просьбу разобраться: что же произошло, почему я попал в эту ситуацию, просьбу мне помочь.

Второе — доверять другому. Доверять тому, что другой услышит мое искреннее желание быть с ним в мире. Доверять чистоте его души, признавать, что эта чистота существует, и обращаться к ней, а не к злому ее началу. Не во зле его обличать, а доверять его доброте.

Недоверие доброму в другом есть просто фокусировка взгляда в злое другого. А правило доверять требует вглядеться в доброе и опереться на него.

Начинать упражняться в этих правилах желательно не с очень трудных ситуаций. Лучше всего начинать с малых досад. Всякая большая досада или большое предательство совершается на почве малых досад и малых предательств. Со временем, научившись справляться с малыми, появятся силы, чтобы справиться и с большими.

Третье — быть бережным к другому. Искренне открывая ему свое раздражение, доверяя доброму строю его души, быть с ним бережным в обхождении, не задеть слабые струны его души, по которым он может сорваться в раздражение, в обиду, не задеть тех участков его сознания, которые сразу выходят в самолюбие, в гнев, в отчаяние.

Например, жена в присутствии гостей нередко допускает маленькие уколы в адрес мужа, тем самым задевая его самолюбие. Жена чувствует в этом какое-то особое удовольствие и потому от случая к случаю находит все более изощренные фразы и ситуации, в которых производит эти уколы.

Как мужу признаться в этом жене, чтобы при этом сохранилось правило бережности? Быть искренним — значит сказать об этом. Но он ведь переживает чувство самолюбия, которое в нем поднимается и, не выполняя правило бережности, может так и сказать: «Ты делаешь зло тем, что укоряешь меня прилюдно. Ты бестактна». Он понимает, что если так скажет, то тем самым заденет ее собственное самолюбие и тогда начнется ссора. Надобно всмотреться в ситуацию, выбрать минуту, когда услышится сказанное. Как сказать так, чтобы не уколоть? Нужно сказать не о ее неправде, а сказать о своей слабости. Не она зла, а я самолюбив, и самолюбие настолько сильно во мне, что доброго движения души, прощения не хватает, чтобы не отреагировать… И тогда он говорит о своей слабости. Тут может быть и предварительное слово: — Прости, но я не могу не сказать. Просто дальше мне будет еще трудней. Помоги мне, если сможешь…

— В чем помочь?

— Когда ты подкалываешь меня, я уязвляюсь самолюбием и ничего с этим поделать не могу. Мне очень трудно. Можешь ли ты удержаться от таких фраз?

Исполнить правило бережности — это прийти в состояние обережения ее от озлобления, от раздражения на меня. Если такие мотивы будут двигать действиями супруга, тогда найдутся и слова, и интонация, даже если он какую-нибудь ошибку и допустит — ее можно будет исправить.

Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви — согласись и остановись. Пусть терпение станет твоим учителем.

3. Прости, отдай, уступи

Прежде всего «прости». Оно относится к тем случаям, которые уже произошли, особенно с родителями, все случаи обид, раздражений, неприязни. Нужно попытаться начать очень трудную, очень непростую работу внутреннего восстановления человека в чистоте — работу прощения.

Простить родителей своих.

У каждого человека существует болезненная точка, «Ахиллесова пята», которую кто-то другой может без труда задеть. Поэтому в любой момент, когда снова возникнет на кого-то обида, надо посмотреть, а где корень этой обиды, откуда и когда появилась эта маленькая точка, исполненная энергетикой обиды. Может быть, это произошло со своими родителями. Там, в детстве, мать или отец впервые обидели именно аналогичным действием, словом. И попытаться простить их, насколько это получится. И, может быть, придет время, когда получится простить полностью, до конца.

Необходимо научиться обнаруживать момент, с которого начинается раздражение, возмущение или же неприязнь к другому человеку (я вступаю в общение, а чувствую, что раздражаюсь на него). В этот момент у человека совершенно нет Благодатных Сил. Он наполнен раздражением. И пока он будет сохранять это раздражение, оно будет в нем присутствовать.

Чтобы выйти из этого состояния, необходимо внутренне попытаться простить этого человека за то, что он делает не так, как мне хочется, не так, как я чувствую, не так, как мне видится. Простить его — это значит сместить злую энергию силой благодатного прощения. И окажется, что можно с человеком продолжать общение. Если бы я не простил, то мое раздражительное не позволило бы мне дальше быть с ним в чистоте действия. Более того, раздражительность затмевает ум человеческий. Ум пленяется раздражительной энергией, забирается в эту раздражительную точку и уже не может ясно видеть ситуацию, последствия ситуации, не может видеть причины происходящего. Он все видит эгоцентрично, исключительно со своей позиции. Видит так, что видение ума умножает энергию раздражения. Таков механизм действия раздражения, обиды. И поэтому до тех пор, пока человек не освободился от раздражения, пока он не простил другого, у него и ум пленен, и все то, что он слышит от другого, и видит в другом, умножает в нем раздражение или обиду.

Недаром мы, разговаривая с кем-то, иногда вдруг обнаруживаем, что наши слова поняты совершенно наоборот. Как же можно их «наоборот» понять? Раздражение умеет так повернуть ум, что он начинает понимать все наоборот. Причем, мало того, еще и достраивает, додумывает за меня то, чего я вообще не имел в виду. А для чего? А для того, чтобы как можно сильнее закрыться в своей обиде или раздражении. Потому первое действие — прости.

«Отдай». Человек чего-то хочет от меня. Ну так возьми и отдай! Но это трудно. Долго зарабатывал, покупал, приобретал, наконец-то имею, не успел даже попользоваться и вдруг — отдай. Конечно, по-человечески с этим согласиться невозможно. Столько сил человеческих потрачено и тут вдруг — отдать. И только по-христиански можно это понять. Ибо если я знаю Бога, тогда я знаю, что все, что у меня есть — от Него. И потому сколько бы ни отдавал, все необходимое для меня у меня непременно будет.

Возможно ли поверить этому? В духовном —возможно. Вера именно этим и отличается, что она может этому поверить, потому что для нее, для веры, это явь. И потому человек просто отдает. У него попросили цветной телевизор, он его отдал. А потом долго-долго цветной телевизор не появляется. Человек недоумевает — почему Бог не дает цветного телевизора? И в скором времени внутри себя обнаруживает, почему цветной телевизор был ему просто ненадобен. Можно было бы иметь, да не полезно. А почему не полезно, спустя несколько лет понял. А тогда сумел просто поступить по вере.

Если есть упование на Бога, то человек способен исполнить это действие «отдай». Без упования на Бога, конечно, чисто по-человечески исполнить его очень трудно. Но и в этом случае тоже есть смысл. Нужно учиться пробовать отдавать ровно настолько, насколько хватает человеческих сил.

Особенно это касается тех случаев, когда другой хочет взять наше внимание. Ну так отдайте! Пусть он говорит, если ему очень хочется говорить. Пусть выскажется. Пока он говорит, у вас есть время поразмыслить как сделать так, чтобы ему ваше общение стало полезным. В этих размышлениях, глядишь, можно провести и время, пока тот говорит. И если какой результат из этого будет, то это полезно и ему, и вам.

Когда человек долго общается с другим, возникает угроза перенять его интонацию, его эмоциональное состояние. В результате человек будет искать себе аналогичного общения, состояния, которые к подлинному, глубокому общению никакого отношения не имеют.

Поэтому человеку нужно научиться различать, с кем он может общаться, с кем нет, а с кем — до какой степени.

Наконец, бывают такие случаи общения с людьми, когда человек по немощи своей просто не в состоянии выдержать шквал давления собеседника. Тогда, конечно, нет сил простить его. И потому, нет никаких сил отдать ему свое внимание. Человек приходит к мысли о том, что встреча с таким собеседником для него разрушительна.

И, наконец, «уступи». Т.е. уступи другому в его намерениях, в его стремлениях. Он хочет вперед тебя — уступи, пусть пройдет. Он хочет раньше тебя взять — пусть возьмет. Он хочет раньше тебя свою мысль высказать — пусть скажет. Он хочет раньше тебя пережить какую-то эмоциональную радость — пусть переживет. Разве не в этом состоит милость к человеку, чтобы другому доставить радость? Другой момент: полезно ему это или нет. Бывают такие случаи, когда, другому уступать нельзя. Только имея опыт уступок, оказывается, возможно иметь опыт различения, где следует уступить, а где — нет.

В результате получается, что выполнение этого простого правила «прости — отдай — уступи» дает большую область новых переживаний, нового опыта и обретения мудрости в общении с другим человеком. Здесь обретается не только мудрость от ума, но и мудрость сердечная. И оказывается, что только духовный человек, исполненный любовью, действительно может прощать, отдавать, уступать.

Уступи… Как же можно уступить, когда чувствуешь, что твоя позиция кажется правильной, а другой человек говорит неверно? А вдруг уступить чему-то неверному значит дать возможность этому неверному состояться в жизни? В этом случае вступает в действие педагогическая позиция человека. Относительно ребенка, относительно супруга она одинаково может быть выражена как педагогическая. Педагог не будет стремиться настаивать на своем, если в этом не будет острой нужды, если не грозит смертельная опасность для его подопечного. Педагог даст возможность испытать другому опыт ошибки, он предваряюще скажет, что нужно сделать вот так, но другой хочет сделать по-своему. Педагог уступает для того, чтобы другой имел опыт ошибочного действия и негативного результата. По исполнении негативного результата, ученик или супруг могут вспомнить слово, упреждающее в том, что можно было сделать по-другому и получить искомый результат, но, увы, это не было сделано и результат был негативным.

Уступчивость позволяет другому учиться у жизни. Пока между нами стоит моя неуступчивость, в другом происходит тренировка его собственного упрямства или же непонимания. Поэтому проще уступить.

Итак, прости, отдай, уступи ближнему из любви.

Бывают такие моменты, когда не могу исполнить «отдай», потому что человеческое естество удерживает меня и никаких сил нет поступить духовно. Но только отдавая в телесном, можно приобрести в душевном, приобрести в духовном, и отдавая в духовном, умножиться в духовном. Дать духовное от себя невозможно, ибо духовное отдает в человеке Сам Бог. Нужно только человеческое согласие на то, чтобы воля Божья совершалась через человека, чтобы воля человека соединилась с волей Божьей. В этом случае духовное уже не имеет границ, не имеет пределов.

Нужно отметить, что под духовным подразумевается духовное от Духа Святого. Этим понятием сегодня обозначаются самые различные предметы, ничего не имеющие общего с традиционным пониманием этого слова.

Если видишь, что другой делает не так, как ты считаешь правильным, — прости. Требованием, то есть раздражением и гневом, делу не поможешь. Лишь та душа, которая простила, в действительности способна помочь.

Если другой хочет взять — отдай. Нет большего замка для действия подлинной жизни в человеке, чем привязка к вещам или деньгам. Сребролюбие закрывает все человеческое и дает простор всем движениям Эго.

Если другой видит, знает, думает не так, как ты — уступи. Торопливость рождает в нас слепое сопротивление. Уступчивость и кротость открывают зрение души. Нет действия более доходчивого, чем душевное. Последнее в спешке не рождается, а упрямство для него смерти подобно.

4. Терпение, терпение, терпение

Оказывается, это одно из самых трудоемких правил, так как сил для терпения у человека нет. Немного потерпел, а дальше не удержался — сорвался, закричал, разгневался, обиделся. Как часто человек после долгого терпения все же срывается. Но, тем не менее, именно терпение позволяет обретать Душевные Силы и учиться их накапливать, позволяет хранить мир в семье, в коллективе, в отношениях с близкими. Терпение позволяет обретать мудрость, ибо действительно терпящий супруг — это человек, который исполняется Душевными Силами для вдумчивого наблюдения над тем, что происходит в другом. Это позволяет обретать любовь к другому, к ближнему, искать тот момент и то действие, которое поможет человеку увидеть неправду собственного поступка, слова, либо измениться без участия супруга, либо с его подсказки, но эта подсказка будет не в искушение другого, т.е. не в озлобление, не в раздражение, это будет подсказка от любви, а значит та, которая будет принята.

Нетерпеливые супруги легко высекают искры друг из друга, а терпение хранит мир, в котором рождается мудрость и участие, умножается любовь.



Страница сформирована за 0.89 сек
SQL запросов: 171