УПП

Цитата момента



Настоящие мужчины никогда не женятся на настоящих женщинах, ибо настоящие мужчины никогда не повторяют своё предложение дважды, а настоящие женщины никогда с первого раза не соглашаются.
Повторяю…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента




Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Недельный Эго-ритм

Эго Триадный ритм формирует в жизни человека свой круг событий, Эго-событийность. Эго-событийность приводит к разрыву естественных Совестливых состояний в человеке.

День — это один жизненный цикл, неделя — это другой жизненный цикл, год — это третий жизненный цикл. Человек, живущий по Эго, не реализует годовой жизненный цикл в своем внешнем действии, потому что для него его просто не существует. Недельный жизненный цикл еще как-то существует, но как загнанный в интенсивность зарабатывания, при возможности отдохнуть в течение двух нерабочих дней. Получается, что недельный круг состоит из пятидневки и двухдневки. Пять дней интенсивной работы, чтобы два дня отдохнуть.

Но если вы внимательно всмотритесь, то обнаружите одну интересную вещь. В этом ритме все подчинено производству, производственному комплексу, и человек, как винтик в производстве, отдыхает для того, чтобы потом пять дней интенсивно работать. Более того, человек выделяет большие средства для того, чтобы этот отдых был максимально глубоким, чтобы получить достаточное восстановление своих мышечных и Душевных Сил, чтобы в последующие пять дней производительность и прочие параметры эффективного труда были в совершенстве исполнены.

Дневной Эго-ритм

Недельному ритму подчиняется ритм дневной. Он заключается в том, чтобы человек в течение дня после интенсивного рабочего периода занялся интенсивной разгрузкой. И поэтому дневной ритм имеет ту же самую картину, что и недельный. Семь часов труда, потом какое-то количество часов активного отдыха. При этом, если в наиболее здоровых формах человек этот отдых проводит в виде какого-нибудь трудового или спортивного действия, то с развитием страстной Эмоциональности в человеке, он все больше и больше отходит от подобных форм проведения отдыха к пассивным, когда внешняя физиология пассивна, зато эмоциональность активна. Происходит это благодаря зрелищам, сегодня особенно благодаря видео и телевидению.

Современное телевидение обладает таким спектром технических возможностей, которые позволяют любого, даже очень низкоэмоционального человека, пробудить в Эмоциональности, даже очень приглушенную Эмоциональность активизировать. Человек, садясь перед телевизором в полнейшей усталости, вдруг через полчаса приходит в состояние необычайной Эмоциональности. Для того, чтобы обеспечить человеку такую активную эмоциональную жизнь перед телевизором, необходимо опираться на какие-то его реальные внутренние потребности. Что это за потребности? — Потребности Эго-влечений. Восемь Эго-влечений удовлетворяются за счет любой телепередачи, особенно за счет целого пакета телевизионных программ, который прокручивается в течение одного вечера. Недаром, если детей отпустить в свободу самоопределения своего времени, большинство из них усаживаются перед телевизором на четыре, восемь, десять часов подряд и при этом просматривают все подряд, совершенно не разбираясь в том, что нужно, что не нужно, потому что на внешнем плане все, что они смотрят, не очень для них значимо. Все значимо на внутреннем, подсознательном плане, на котором откликаются на телевизионные передачи сами Эго-влечения через Эмоциональный уровень.

Дневной ритм современного человека, к сожалению, заключается в экстенсивной работе, экстенсивной не по характеру самой работы, а по внутреннему ничегонеделанию. Сегодня человек погружается в работу большей частью не глубоким уровнем своего «Я», не откликом на нужду, не действием Совести, а движениям либо по Способностям, либо по потребностям Эго.

Современный человек работает, чтобы заработать — один мотив. Человек работает, чтобы добиться следующей ступени иерархии — мотив сугубо Эго-влеченческий, для того, чтобы получить лавры, почет, звание, ордена, медали, т.е. движение чисто тщеславное — третий мотив. А это не труд. Трудом в Нравственной Психологии считается только действие по нуждам, отклик на нужду, исполнение, покрытие нужды. Но такого отклика сегодня в большинстве случаев почти нет. Так или иначе, человек исполняет свои Способности, работает по Способностям и поэтому работает с удовольствием, с радостью, по много часов, но выполняя действие всего лишь по первому уровню. Глубинные уровни не задействованы, поэтому такая работа на деле внешне экстенсивна, а внутренне пуста. Она не ведет человека к развитию по вертикали, к овладению большей глубиной и богатством своего «Я».

После такого семичасового рабочего дня человек погружается в быт и досуг своей семьи либо во внесемейный досуг. И этот досуг сугубо эмоционален, сегодня он практически весь переходит в область Эмоциальности — это телевизор, видео, какая-нибудь азартная игра, в которой человек пробуждается к движению в гордости, в желании опередить другого, в страсти надмения над другими людьми (это карты, вертушка, лото, спортлото, спринт) и прочие вещи, во всем, что лежит на грани «а вдруг мой шанс?», том числе и спорт, особенно большой спорт. И в результате человек постоянно находится в прерванном ритме.

Ритмы Эго и характер поведения подростков

Чем больше человечество погружается в потребности Эго, тем более вся техническая оснащенность цивилизации работает на их удовлетворение, и способ удовлетворения становится день изо дня все более изощренным. При этой внешней изощренности на внутреннем плане происходит все большее приближение к оголенным (как оголенные провода) ритмам конкретных Эго-влечений. Особенно это видно на ритмах сексуальности. Сегодняшняя рок-музыка — это практически только такие ритмы.

 Когда-то в периоды духовного кризиса на Западе вдруг были открыты ритмы Африки. Неожиданно в оскудевшей западной духовной атмосфере они оказались как бы палочкой-выручалочкой. Человек снова зажил интересно! Только если в Африке эти ритмы сдерживались в человеке жесткими табу, теми табу, которые существуют в обычаях этих народов и потому не дают разгула сексуальности, несмотря на характер самих ритмов, то в западных условиях, где таких табу не существует, эти ритмы на фоне бездуховности вдруг произвели неожиданный бум. Так родилась рок-музыка. Едва родившись в условиях снятых внешних и внутренних табу (внешних табу нет, потому что не было сдерживающих обычаев и традиций; внутренних — не было, потому что Духовность, то состояние целомудрия, которое сдерживает изнутри человеческую сексуальность, пришло в кризис), сексуальные ритмы в творчестве начали расти семимильными шагами.

 Действительно, на протяжении буквально всего лишь тридцати лет рок-музыка произвела переворот в эмоциональной жизни людей. Это семимильное шагание в творении все более ярких образцов рок-музыки в конечном итоге привело к сегодняшнему состоянию, когда наиболее талантливые рок-музыканты исполняют свою музыку только ради одного: выйти на сцену, забыть про зрительный зал, максимально отрешиться от всего окружающего и погрузиться в то, что доминантно звучит в самом исполнителе. И так как основу рок-музыки составляют ударные инструменты, основное воздействие осуществляется ударником. Он, отдаваясь ритмам своей сексуальности, в конечном итоге выдает эти ритмы вовне, в ударнике. Зрительный зал, вслушиваясь в эти ритмы, естественно, откликается своей собственной сексуальностью, идет интенсивное пробуждение этих ритмов в человеке. Отклик на них в человеке происходит во всех мышцах, каждая мышца звучит. Едва только начинают звучать ритмы современной музыки, как немедленно каждый услышавший начинает испытывать в себе желание покачивания в такт, похлопывания ладонями, движения ногами и т.д. Все начинает двигаться в такт…

Музыка, близкая к Духовности, не может слышаться телом. Первый концерт Чайковского телом услышать невозможно. Тело на него не реагирует. На «Реквием» Моцарта тело также не откликается. На музыку, близкую к Духовности, откликается душа человека, поэтому звучание происходит совсем в другой области человеческого «Я». И ритмы, которые при этом начинают пробуждаться в человеке, совершенно другие, интенсивность их иная. В этом разница между современной и классической музыкой, хотя не любая классическая музыка является духовной.

Сегодняшние ритмы рок-ансамблей, воспроизводимые людьми, имеющими разные доминанты собственных Эго-влечений, задают ритмы всех восьми Эго-влечений. Особенно ярко в них действуют ритмы сексуальности, влечения к пище, гнева, печали, праздности. И вот эти фундаментальные ритмы в течение одного концерта посредством профессионального навыка в отдаче Эго ритмам исполнителей обрушиваются на человека, на зрительный зал. Недаром там, где молодежь с искренностью отвечает на эти ритмы, после концертов (психологи подтвердили это экспериментами) усиливается потребность в Эго-влечении к пище. Мороженое, например, после концерта идет лучше, чем до него; различные сексуальные проявления у молодежи становятся более ярко выраженными, чем до концерта. Более того, известны факты, когда на этих огромных стадионах сексуальность активизировалась во время самого концерта… Ритмы печали, активизированные на таком концерте, приводят молодежь к самоубийству или провоцировали попытки самоубийства. Ритмы гнева приводят к тому, что молодежь иногда на самом концерте отгрызает друг другу уши, носы, вгрызается в тело, бьет и истязает. В Барнауле в доперестроечные годы во времена повального увлечения рок-музыкой произошел фантастический случай, который привел в совершенное замешательство организаторов этих концертов: выяснилось, что во время концерта четверо двадцатилетних парней невесть где нашли ведро и в центре стадиона, на котором устраивалось шоу, лбами разбили его всмятку. Зачем они это делали — непонятно, но, если вглядеться с позиции страстных влечений гнева и печали, то становится ясно: соединяясь вместе, они могут выдать такую внешнюю реакцию, такое внешнее поведение.

К сожалению, сегодня ритмы Эго, проходя через Эмоциональность, активно возбуждаются в каждом из нас через просмотр телевизионных передач: одна передача фантастичнее другой по экстенсивности эффектов, которые усиливаются и с помощью резких смен цветовой гаммы, и с помощью различных спецэффектов. Практически человек оказывается безоружным перед этим давлением на него Эмоциональности, и даже самые сдержанные в Эмоциональности люди, остановившись «на минутку» перед телевизором, в конечном итоге, окунаются в него на полтора-два часа.

Ритмы Эго и современные дети

Неудивительно, что дети, сызмала находясь в телевизионном ритме, улавливают их и живут страстной Эмоциональностью Эго-влечений.

Характер внешнего поведения детей резко изменился. Наблюдательный взгляд видит, что сегодняшние дети, особенно девочки, несут в себе ритмы гордости. Сама походка, жест, посадка головы, движение головы — это движение гордости, движение честолюбия, движение надменности, самодостоинства, самодостаточности. Маленькая девяти-десятилетняя девочка вздергивает головку так, как будто она взрослая, видавшая виды женщина, очень уверенная в себе, властно управляющая всеми вокруг. Таких примеров очень много.

Еще один очень печальный факт: дети сегодня перестали играть в простые игры. Каждая игра имеет свой ритм, и потребность к той или иной игре — это потребность внутреннего «Я» человека. Если же человек отдан Эго-Триадным состояниям и Эго-влечения в нем доминантно усилены, энергетически обеспечены, то он все более и более жаждет именно Эго-влеченческих игр в своем внешнем проявлении.

Неудивительно, что в танцах разных времен, народов, культур тоже существует очень четкое изменение характера танца. Возьмите танцы средневековые, затем — середины нынешнего века и танцы последних времен. Вы увидите, что внешний рисунок танца, его ритмика меняются. А ритмика всегда идет в удовлетворение внутренних потребностей человека, потому что нет более удовлетворяющего свободного действия, чем танец. Танец — это отражение на внешнем плане внутренней жизни человека. И неудивительно, что по мере того, как ритмы Эго смещались в сторону доминантно сексуальных ритмов, танец менял свой внешний ритм и внешние очертания. Причем, чем больше выражен единичный ритм какого-либо влечения, тем менее выражены формы, в которых он выполняется, т.е. формы оскудевают. Неудивительно, что сегодня наиболее скудная по внешним формам, но наиболее сладостная по внутренним переживаниям форма танца — в виде круга, в который собирается молодежь. Еще более упрощенная форма — круг снимается, идет просто общая масса, толпа, и повторяется одно и то же очень однообразное и примитивное движение, но главное — сохраняющее внутренний ритм. При этом вовсе не значимо наличие партнера, это вовсе не важно как я выгляжу перед другими, поэтому не нужно и наличие света. Более того, чем меньше света, тем меньше акцента на внешнее и поэтому тем большая погруженность во внутреннее, а внутреннее узкоритмично, и поэтому сам поступок, поведение, характер танца очень скудны.

Но с оскудением явных внешних признаков проявления человеческой глубины, естественно, происходит оскудение и всей жизни человека. Если он в танце скуден, не может быть, чтобы в жизни был глубок и многообразен, ибо то, что в танце — происходит и в его жизни, потому что природа его танца и его жизни одна: погруженность в Эго-ритмы.

Непрерванный жизненный ритм

В отличие от прерванного ритма современной жизни, существует ритм непрерванный. Если вглядеться в явления природы, вы увидите, что в природе существует смена ритмов. Осень сменяется зимой, весна — летом. При этом ритм лета совершенно не похож на ритм осени, равно как ритм зимы не похож на все остальные. Каждое время года имеет свой ритм.

Городской человек этих ритмов не воспринимает. Лишь только в какие-то моменты, выйдя из особо душной комнаты или из особо интенсивного взаимодействия с другим человеком, он вдруг замечает: мороз, мягко ложащийся снег, удивительный зимний вечер… И он начинает чувствовать, что в природе совершается что-то удивительное, благодатное. Но проходит несколько часов, и он про это забывает, он снова включен в ритм города. Лишь пожив долгое время в селе, причем, не в экстенсивной форме сегодняшнего сельского производства, а там, где еще сохранились ритмы настоящей деревни, настоящего села, человек начинает чувствовать, что сельский, сельскохозяйственный ритм, привязанный по внешности к сезонам года, оказывается привязанным и по внутренней ритмичности жизни к самому человеку. Погружаясь в эти ритмы, человек становится более спокойным, уравновешенным, смиренным, в нем проявляется большая благодарность вообще к жизни, к людям, большая способность быть с другими людьми.

Недельный ритм Совести

Сегодняшняя деревня совсем не похожа на ту, о которой я говорю. Телевизор, современные производственные, сельскохозяйственные ритмы, интенсивно приближают село к городскому ритму. Но, тем не менее, где-то еще сохраняются такие ритмы. Человек, соблюдая ритмы природы, начинает в своем производительном труде также жить не дневными ритмами, а, как минимум, ритмами недельного трудового цикла. Когда начинается посевная, человек работает, не думая о досуге. Так всегда было в тех общинах, где человек был приближен к ритмам природы. Проводя посевную, он возвращался домой практически только для того, чтобы поспать, немножко подкрепиться пищей и снова вернуться в поле, закончив посевной цикл. Окончив посевной цикл, человек отдавал себя празднику. И как посевная шла в одном ритме, так и праздник идет в едином ритме. И эти ритмы разные.

В ритм посевной очень трудно войти. Каждый человек, который работал физически, знает, насколько трудно войти в ритм физической работы, но по мере того, как он в нее входит, вырабатывается ритм «первого дыхания», потом «второго», и затем «третьего дыхания». Это разные ритмы, разные состояния в человеке от разных уровней пребывания в работе, в труде. Вот эти пробуждения все более глубокого уровня дают простор в действии, казалось бы, невозможном на предыдущем уровне. Всякий более глубокий уровень позволяет исполнять все большие объемы по сравнению с предыдущим.

И на протяжении цикла семи или десяти дней человек открывается в самых глубоких, удивительных ритмах и глубоких уровнях, которые исполняют данную работу с высоким качеством и невероятным объемом. Недаром человек, отданный работе на протяжении нескольких дней, выполняет один объем, а человек, который в эти самые дни работу прерывает (работа — активный эмоциональный праздный отдых, потом опять: работа — отдых, т.е. работа в прерванном ритме) — совсем другой. При этом первый объем в несколько крат больше, чем второй.

Есть такая притча. Однажды отец сказал сыну:

— Ты уже взрослый, поэтому пора тебе браться за взрослую работу. Пойди и наколи дров. И пусть поленница за день вырастет от сих — до сих.

— Ну как это возможно, папа? — спросил сын.

— Возможно, — сказал отец, — если ты будешь слушаться.

— Я буду слушаться, — и пошел делать.

В конце дня отец пришел принимать работу.

— Сколько ты сделал?

Сын, пригорюнившись, показал на поленницу. Он сделал десятую часть того, что предложил ему сделать отец. Отец сказал ему:

— Плохо. Делай снова.

На следующий день сын снова взялся за поленницу, и, когда пришел отец, то поленницы было две десятых. Тогда отец предложил продолжить работу, увеличив объем поленницы в два раза.

— Но это невозможно, — сказал сын.

— А ты попробуй, — сказал отец.

На тридцатый день сын за день выполнил объем поленницы, превышающий первое задание в десять раз.

Вот это и есть движение человека в самом себе к более глубокому уровню. Люди большого спорта знают этот момент и знают эффект открытия второго и третьего дыхания. Это обретение более глубокого уровня бытия в природе, в мире и открытие других ритмов. И когда человек семь дней подряд находится в одном действии, он, оказывается, растет в своем развитии.

А потом — три дня праздника. При этом каждый праздник имеет свою динамику. Эта динамика имеет цикл более, чем три дня. Три дня — это минимальный цикл. А существует пяти и семидневный цикл праздника. Недаром в дореволюционных традициях был самый большой праздник — праздник Пасхи, который длился семь дней подряд. В таком семидневном цикле тоже происходит развитие человека. Оно не прерывается, идет постепенное углубление внутреннего уровня, в котором человек действует и, следуя которому, поступает вовне. Соблюдение полных циклов приводит человека ко все большему развитию.

После семидневного или трехдневного праздника снова начинается цикл следующих работ определенного типа, определенного ритма, в которых тоже продолжается развитие. Оно также заканчивается праздником, и в зависимости от длительности периода работ увеличивается и длительность периода праздника: чем короче период работ, тем короче период праздника. Снятие этого ритма и соединение в одном дне работы и праздника одновременно («сначала поработали, а потом — попраздновали») пресекает возможность Совестливого развития человека. И неудивительно, что в этом состоянии человек полностью погружается в Эго Триадное бытие. Движение к Совестливой Триаде становится почти невозможным, потому что всякий момент движения к Триаде Совести по своим ритмам пресекается прерванным ритмом дня.

Годовой цикл ритмов Совести

Помимо недельного цикла существует годовой. Ни для кого сегодня не секрет, что человек имеет месячные биоритмы: физический, эмоциональный, интеллектуальный. У каждого он свой, индивидуальный, но в целом они имеют определенную цикличность в году. Однако существует ритм годовой. Здесь интересна особенность: чем больший ритм по объему, тем более глубокая структура человеческого «Я» оказывается способна владеть этим ритмом. Более того, именно годовые ритмы свойственны глубинной структуре человеческого «Я». Если же человек живет на внешних планах своего «Я», то он имеет ритмы очень маленькие, короткие. Недаром сегодня самый короткий ритм трехчасовой. Человек живет трехчасовым ритмом, многие люди всю свою жизнь строят по принципу трехчасового ритма. Большинство же людей живет шестичасовым, суточным ритмом. Но чем больше человек погружается в свое Совестливое «Я», тем в большей мере он начинает обретать ритмы объемные по протяженности и по глубине. И в конечном итоге он начинает встречаться с потребностью в годовом ритме. На внешнем плане это ритмы, имеющие не физиологическую, не эмоциональную природу и даже не интеллектуальную. Это ритмы, имеющие нравственную и духовную природы, т.е. это ритмы Совести.

Такой годовой ритм или годовой круг, и есть круг Совести. Каким-то непонятным образом он совпадает с годовым циклом в природе, но дело не в самом факте такого совпадения, а в том, что происходит формирование смыслового бытия человека в мире, где нравственное становится ценностным. Мне трудно привести пример такого годового цикла, взятый из современности. Дело в том, что современность настолько не живет нравственными уровнями, что сегодня практически самый большой по протяженности цикл может быть где-то месяц и то только потому, что он совпадает с биологическими ритмами и в основном поддерживается именно ими. А вот смысловые нравственные ритмы сегодняшнему человеку практически незнакомы или знакомы лишь небольшой части людей. В прежние времена это было. Есть ли он сейчас? Есть. И существует он за счет только одного общественного института.

Речь идет о нравственном ритме церковной жизни. В прежние времена весь народ жил в ее годовом ритме. Он не физиологический, не эмоциональный, не интеллектуальный, он глубоко нравственный и духовный. К сожалению, отторжение жизни церковной от сознания современного человека и от его бытия привело к тому, что большинство современных людей практически не знают, что такое внутренняя, смысловая жизнь Церкви.

Знакомство с этой жизнью обнаруживает удивительную вещь. Оказывается, церковный календарь, начинающийся 1 сентября, практически формирует годовой круг нравственного становления и развития человека. Погружение в этот годовой круг нравственного становления помогает человеку развить в себе чувство Совести. Опора на Совестливое ощущение или на Совестливый опыт в себе самом постепенно приводит человека к тому, что он начинает различать, где состояние Эго, а где состояние Совести. Постепенно на внешнем плане психология мечтания начинает меняться на психологию преодоления.



Страница сформирована за 0.91 сек
SQL запросов: 171