УПП

Цитата момента



Ругань — это обыденный мордобой. Вы в этом участвуете?
Специалист по рукопашному бою

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Прежде чем заговорить, проанализируйте голос и настроение вашего собеседника, чтобы выяснить его или ее настроение. Оцените его или ее состояние, чтобы понять, как себя чувствует ваш собеседник: оживлен, скучает или спешит. Если вы хотите, чтобы окружающие прислушались к вашему мнению, вы должны подстроиться под их настроение и перенять тон и ритм их голоса, хотя бы на некоторое время.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Франция. Страсбург

Структура человеческого «Я»

В начале темы необходимо сказать несколько слов о представлениях, существующих в Нравственной Психологии относительно структуры человеческого «Я».

В Нравственной Психологии структура человеческого «Я» рассматривается как состоящая из пяти уровней. Все пять уровней проявляются в конечном счете в действии Воли, которая сама по себе не входит ни в один из уровней. Воля слышит либо Эго-ядро человека и поэтому действует по наказу Эго, либо слышит импульс Совести и поэтому действует по зову Совести. И в зависимости от этого внешний поступок становится либо эгоистическим, либо совестливым.

Первый уровень — это Способности, т.е. средства души, через которые человек взаимодействует с окружающим миром. Нравственная Психология выделяет шестнадцать ведущих Способностей, начиная от царственной интеллектуальной и заканчивая пластической, которая обеспечивает телесное или физическое действие человека.

Второй уровень — Эмоциональность. Это очень сложное образование души. Внутри этого уровня происходят основные закономерности запечатлений, восприятие детьми родительского способа бытия в мире, причем не только внешнего, что естественно, но и самого главного — внутреннего, т.е. тех душевных состояний, которые переживают взрослые и которые потом запечатлеваются в детях подсознательно и руководят ими во взрослом поведении. Механизмы запечатлений одни из самых стойких. Они позволяют ребенку улавливать то душевное содержание, которое несут в себе родители, то смысловое содержание, которое взрослые реализуют в своей жизни.

Третий уровень — это Эго-влечения или страсти человека. Само основание Эго представлено восемью фундаментальными Эго-влечениями, которые подразделяются на два и шесть. Два царственных — гордость и тщеславие. Гордость является царицей всех Эго-влечений человека, властно правит всеми остальными и наиболее энергетически обеспечена.

 Шесть подчиняются первой из них — «матушке». Это влечение к пище, сексуальное влечение, влечение к деньгам и вещам, к гневу, к печали и, наконец, к праздности, т.е. беззаботному проведению жизни, своего времени, которое называют еще влечением уныния. Уныние — это не значит «пригорюнивание». Влечение уныния подразумевает «уныл от дел», т.е. сбежал от дел, убежал от забот, от отклика на нужду других. Убежал куда? — К праздному проведению времени, в наслаждение, праздную радость или же в хмурое проведение времени, в унылую праздность, малодушие, одиночество.

Эти три уровня: Способности, Эмоциональность и Эго-влечения составляют Триаду Эго в человеке.

К счастью, в человеке есть более глубокий уровень, Четвертый по счету — Душевные Силы, благодаря которым человек слышит нужду других людей, в том числе и стратегическую, т.е. ту, которую человек испытывает в своем развитии от Эго-состояния до состояния нравственного. Эту нужду мы называем «стратегической», слышание ее, отклик на нее и помощь в ней человеку является на деле помощью в истинном его становлении.

И, наконец, Пятый уровень, еще более глубокий, наименее нам известный, таинственный, едва слышимый в каждом из нас и практически мало и редко поддерживаемый — это Совесть человека. Причем, Способности, Душевные Силы и Совесть составляют Триаду Совести.

Способности могут действовать как в Триаде Эго, так и в Триаде Совести, в зависимости от того, что в человеке преобладает.

Воля человека либо перехватывается Эго-влечением, помрачается им, либо, руководствуясь Совестью, через нравственные Силы Души соединяется со Способностями. Склонение Воли к Совести высвобождает ее из власти страстей (Эго-влечений) и формирует в человеке навык праведной жизни. Напротив, вовлечение Воли в страсти приводит к безнравию и проявлению разных степеней эгоизма.

Так, примером Способности, действующей в Триаде Эго, может служить врачевание, которое мастерски исполнялось на живых людях, например, в концлагере Освенцим в годы Великой Отечественной войны.

По Способности, погруженной в Триаду Совести (той же самой, врачевательной) человек слышит боль, болезнь других людей и участвует в их исцелении. Поэтому такой человек просто лечит, бескорыстно лечит других.

Видите, Способность одна и та же, а по склонности Воли может быть либо в Триаде Эго, где она делает одни поступки, либо в Триаде Совести, где выполняет совсем другое.

Рассмотрим каждый уровень подробно.

I уровень - Способности

Самый первый уровень, поверхностно выходящий на отношения с окружающим миром, — это Способности.

Что такое Способность? Способность — это слышание свойств, внутреннего устроения и состояния самого предмета, на который она обращена.

…Сломалась машина. Подходит мастер. Пытается ее починить — не получается. Подходит второй. Тоже пытается — не получается. Подошел третий. Туда заглянул, там что-то повернул, где-то подкрутил, и машина заработала. Двое первых обращаются к нему с вопросом:

— Что ты сделал?

Он отвечает:

— Не знаю.

— Как не знаешь? Ты же что-то сделал?

— Слегка подкрутил…

— А откуда узнал, где и как надо подкрутить?

— Не знаю…

И он действительно не знает, как это в нем происходит, но явственно чувствует, что надо что-то сделать именно здесь, а не в другом месте. Это и есть Способность. Она вслушивается и слышит то, что происходит в самом предмете.

Когда мы говорим о Способностях, то имеем в виду именно то состояние человека, которое помогает ему общаться с миром. Люди способные не нуждаются в полной информации о предмете своего знания. Часть знания и чувства предмета содержит в себе их Способность. Поэтому, когда они начинают учиться в училище, в техникуме или институте, предмет своей Способности находят быстро и легко. Причем они его как-то схватывают. Это схватывание — действие их Способности.

Не имеющие Способности вынуждены запоминать. И они пока помнят, могут с этим предметом по алгоритмам как-то обращаться.

Каждый ученик имеет свою меру Способностей, данную ему от Бога. Большинство детей по природе своей не имеет сразу несколько ярко развитых умственных Способностей. В результате один ребенок легко усваивает физику, но не может усвоить русский язык, потому что у него нет Способности в усвоении русского языка, он его не чувствует. Поэтому он вынужден запоминать правила и навыкать ими пользоваться. Каждый раз, встречаясь с затруднением, учащийся вынужден вспоминать, перебирать их в памяти. А если готового рецепта в памяти нет, то данную ситуацию или задачу он решить не сможет. В то же время другие ребята русский язык вообще не учат. Когда их спрашивают правило, они отвечают на «2». Когда же пишут диктант, то пишут его на «5», потому что у них есть внутреннее чувство русского языка. Это и есть Способность.

Если сам учитель тонко чувствует русский язык (лингвистическая Способность), то во время урока он не пересказывает знания по русскому языку, а живет в русском языке по своей Способности. Это его проживание воспринимают способные ученики, и, благодаря душевному резонансу, Способность пробуждается Способностью.

Невозможно неспособному человеку выйти на кафедру и, рассказывая о русском языке, поддержать этим Способности своих учеников. Своим словом он будет создавать у них только действие рационально-рассудочное, логическое, но не действие по Способности к русскому языку. Более того, даже способный к русскому языку при таком учителе эту Способность свою практически не воспроизводит, она в нем гаснет. Если он в течение десяти лет школьного обучения так и не встретит учителя, живущего его Способностью, то дар, по закону резонанса, у него не раскроется. К одиннадцатому классу он, вероятнее всего, уже не будет чувствовать русского языка, а будет вынужден работать так же, как не имеющие Способности, — по алгоритму.

Существует обучение репродуктивное и обучение раскрывающее, или поддерживающее. Обучение репродуктивное преподает только внешние знания, а обучение раскрывающее возбуждает и поддерживает Способности в учащихся, а потому во многом зависит от состояния преподающего учителя: преподает он по Способности или по алгоритму. Учитель, живущий на кафедре в полноте своих Способностей, может раскрыть таланты, которые очень глубоко зарыты или очень скудны у детей или у студентов и практически ими даже не сознаются.

Иной школьник или студент говорит: «У меня к русскому языку Способностей вообще нет». Но вот он встречается с учителем, который в его присутствии живет этой своей Способностью, живет внутри русского языка — и вдруг к концу года ученик тоже начинает в себе это чувствовать. Чем более Способный учитель предстанет перед учениками, чем глубже живет он по Способности, а не по тем методическим схемам, по которым осуществляется преподавание в большинстве случаев, тем больше раскрывается возможностей для пробуждения и поддержания Способности в самих учениках. К сожалению, учебный процесс в современной школе все более становится репродуктивным, а не раскрывающим и развивающим.

Человек, имеющий глубокие Способности, в специальном образовании нуждается лишь частично. Знание является для него дополняющим, помогающим, как бы справочно расширяющим его чувство предмета, но само это чувство является проявлением Способности. Если у человека нет какой-либо Способности, то данным предметом он может заниматься только усвоив некоторый алгоритм обращения с ним, имея его либо в памяти, либо постоянно перед собой, на столе.

Получив прибор из магазина, мы открываем инструкцию и начинаем читать, как с ним обращаться. Мы работаем с ним по алгоритму, заглядывая в каждый пункт, а затем приступаем к эксплуатации. И при этом постоянно сохраняется внутреннее беспокойство: «А вдруг делаю что-то не то?». К сожалению, сегодня в большинстве случаев освоение специальностей происходит именно по такому методу. Взрослому или ребенку предлагают массу специальных рецептов или же алгоритм обращения с окружающими предметами, его заставляют репродуктивно усвоить этот алгоритм.

Такова сегодня образовательная школа, таков сегодня институт, такова сегодня аспирантура вместе с докторантурой. Иногда, совершенно случайным образом, наиболее одаренные дети проскакивают эту систему, оставаясь не забитыми по своим Способностям. Наиболее одаренные из них интуитивно находят выход из положения — они просто не учатся. В результате люди, которые добиваются в жизни наилучших результатов, нередко формируются из троечников и двоечников и совсем не обязательно из отличников, потому что первые сумели проскочить мимо системы, подавляющей Способности, алгоритмизирующей их действия.

Итак, Нравственная Психология выделяет в человеке 16 фундаментальных Способностей. Среди них царственная — Интеллектуальная, Умственная, или Познавательная, которая входит в контакт с миром и усваивает символическую жизнь мира.

Всякая деятельность может быть интеллектуализирована или же осмыслена, осознана через умственное действие. Ум способен абстрагировать поступающую из внешнего мира информацию. Если все обучение сводить только к абстрагированию, можно практически убить все живое в мире, пытаясь манипулировать абстрактными понятиями, оторванными от реалий. Но ум способен еще и схватывать внутреннюю сущность жизни мира, и формулировать ее в символы, законы, принципы, теории, знаки.

Владение самими принципами вовсе не есть действие ума. Действием умственной Способности является слышание сути явлений, которое передать другим невозможно. Сообщить можно только символы как результат вербального структурирования умственного действия.

Если рядом есть человек, который умом схватывает суть явлений и пытается это объяснить другому, то последний, в свою очередь, способен своим умом совершить то же, что делает первый. Умственной Способностью можно схватить то, что происходит внутри другого. Если в человеке есть это, он услышит другого. Если его нет, то человек не услышит сути, но увидит только символы, суть которых останется закрытой.

К сожалению, сегодняшнее обучение заключается именно в передаче этих символов. Вся процедура урока, лекционного общения и любого другого образовательного действия чаще всего сводится к тому, чтобы передать от одного, знающего символы, к другому, который их не знает, в виде теорий, принципов, слов, знаков. Единственное, до чего поднимается такой тип обучения,— это не только передать набор символов, но приложить к ним и способ действия, некий алгоритм, как обращаться с ними в заданной системе так, чтобы в пределах алгоритма исполнять некое действие с символами. И пока учащемуся хватает багажа символов и алгоритмов, он это действие исполняет. Но если умственное действие требует большего количества символов или алгоритмов, он уже этого передать не может, потому что дальше требуется собственно действие ума, а не манипуляции с символами. Но действия ума не происходит, потому что человека этому не научили. Репродуктивная форма передачи символов и требование выбора репродукции из того, что ему дают, практически забивает или уничтожает сущностные стороны Способности.

И получается, что при репродуктивном обучении, передавая знаки или символы, обучаемый для понимания практически может опираться только на тот внутренний опыт умственных действий, который имеет сам. В субъективном понимании услышанного через внутренний опыт, символам придается иное сущностное значение, не всегда совпадающее с тем, которое вкладывал говоривший.

Существуют пять Способностей, которые сродны эмоциональности, — это Музыкальная, Изобразительная, Зодческая, Литературная (или Лингвистическая, чувство слова) и Подражательная. На последней стоит остановиться особо.

Подражательная Способность позволяет человеку быстро перенимать опыт других. Зрительное, слуховое, словесное, двигательное, интонационное или эмоциональное подражание свойственно человеку уже с детства. В значительно мере благодаря этой Способности совершается обучение, схватываются характерные особенности родительского поведения. В дальнейшем подросток, или юноша перенимают Подражательной Способностью образ «идеального героя», отождествляют себя с ним, носят его образ в себе. Именно Подражательная Способность позволяет артисту играть несвойственные ему роли. Если в артисте сохраняется детская способность отождествляться с подражаемым образом, могут появляться психические нарушения. Большинство же людей научаются использовать Подражательную Способность без видимого вреда для себя, ради своих корыстных целей. И потому они могут быть со сверстниками — одними, с родителями — другими, с директорами — третьими, т.е. они становятся артистами в жизни. Правда, дело здесь не в самой Подражательной Способности, а в том нравственном основании, каким человек живет.

Способности, имеющие отношение к человеку: Врачевательная, Организаторская, Педагогическая, Ораторская.

Врачевательная Способность — это слышание физиологического и психического состояния человека. К сожалению, современные медицинские институты врачевательную Способность совершенно не развивают. Работа над развитием Способности не происходит, больше задаются стереотипы или алгоритмы, внешний рисунок действий. Способность интуитивным образом схватывается учащимися или студентами от педагога, опять же, если он сам живет по Способности. Однако только небольшая часть преподавателей продолжает жить в своей Врачевательной Способности. Лишь случайным образом за семь лет обучения в медвузе врачевательная Способность может сохраниться в студентах, которые пришли учиться, уже имея эту Способность.

К сожалению, в большинстве случаев происходит погашение Врачевательной Способности из-за огромного потока информативного материала.

Душевные Силы, предназначенные для пробуждения Врачевательной Способности, целиком уходят на усвоение различной медицинской информации. В результате после окончания института большинство врачей даже не может поставить точный диагноз, и лишь с течением времени, благодаря многолетней практике, часть из них восстанавливается в своей врачевательной Способности.

Результаты экзаменов, по которым люди отбираются в мединститут, вовсе не определяют наличие или отсутствие у абитуриента Врачевательной Способности. Но об этом никто и не думает. Идет отбор по репродуктивным способностям человека, а это — Способности ума, это Способность Познавательная, а вовсе не Врачевательная.

Согласно традиционным представлениям, врач расспрашивает больного, устанавливает некоторую симптоматику и уже по ней определяет болезнь. Определив болезнь, выписывает лекарство и отпускает больного лечиться.

Мне пришлось знать одного дедушку, народного целителя. У него это происходило совершенно другим образом. Я видел, как он принимает больных. Больной стучался в дверь, проходил по комнате, садился перед дедушкой и тот сам ему говорил:

— У вас здесь болит, у вас там-то не все в порядке, и там…

Потом несколькими вопросами дедушка еще уточнял кое-какие подробности, назначал лекарства и отпускал больного домой.

Как-то я его спросил:

— А как вы узнаете, чем он болен? Вы же его ни о чем не спрашивали, и он вам ничего не рассказывал о себе?

— Как же не рассказывал?— ответил дедушка.— Когда он постучался, когда вошел, когда подходил ко мне, он многое о себе сказал. Когда он садился — тоже кое-что поведал. А когда сидел и смотрел на меня, он почти все про себя и дорассказал…

Это и есть врачевательная Способность — слышать то, что происходит в другом человеке, в его сущности, видеть внутреннее состояние организма, чувствовать его по тем малоприметным внешним проявлениям, которые он выказывает невербально.

Итак, Врачевательная Способность, как было упомянуто выше, у многих врачей за годы обучения в институте приходит к нулевому состоянию, и потом у одних может восстановиться только практикой, а у других так никогда и не восстанавливается.

Сегодня активная практика занятий с больными, практика врачевания в институте происходит как дополнительная иллюстрация к умственным представлениям, не более.

Современный врач — это чаще всего действие по уму, а не по Врачевательной Способности. Отсюда общение врача с больным происходит таким образом. Когда больной обращается к врачу, тот, в силу нераскрытости внутренней Врачевательной Способности, точный диагноз установить не может. Доктор не слышит больного. Он может только расспросить и выяснить у больного симптоматику, запросить результаты разных анализов и потом сравнить их со своим умственным знанием, чтобы затем провести интеллектуальный разбор, после чего подобрать нужные лекарства по одной из известных схем. В результате этого он выписывает рецепт, а затем, на следующих приемах, уточняет, успешно ли проходит лечение. Но внутреннего чутья при этом нет. Такой способ врачевания есть результат репродуктивного обучения Врачевательной Способности. И в этом — трагедия сегодняшней медицины.

Человек, у которого Врачевательная Способность преобладает над умственными, все-таки имеет больше шансов стать достаточно хорошим врачом.

Организаторская Способность слышит порядок и способ устроения дела, вместе с этим слышит Способности людей, их уровень, знает технологию дела и отсюда, естественно, позволяет правильно поставить человека в технологическом процессе.

Организаторская Способность слышит весь спектр Способностей другого человека. Это уникальная Способность, которая (равно как и Педагогическая Способность) может охватывать по Способностям весь коллектив. Благодаря этому организатор знает, на что способен тот или иной человек, точно и умело пользуется этим знанием при расстановке людей по рабочим местам. Кстати, для выработки самой краткой схемы в устроении дела он является лучшим работником, ибо он способен с максимальной пользой для дела расставить людей по Способностям на всех этапах технологического процесса.

Чем более точно произойдет совпадение между требуемым и реально предложенным качеством, т.е. чем более точно человек будет поставлен на свое место в данной технологической цепочке, тем выше будет результат труда. В итоге, на каждом участке технологии будет стоять человек нужных Способностей. Эту возможность дает Организаторская Способность.

У нас же, к сожалению, под организатором подразумевается совершенно иное. Под организаторской деятельностью обычно подразумевают способность человека ставить людей в зависимость от себя, от своих Эго-влечений. Чаще всего это происходит так: человек по гордости рвется к власти и хочет побыстрее эту власть практически реализовать. И тогда он расставляет людей относительно самого себя в некоторой иерархической пирамиде. Эта расстановка людей воспринимается им и окружающими как организация людей. Это действительно расстановка людей, но не организация процесса производства, ибо собственно дело здесь не организуется. Зато организуются люди относительно самого «организатора», или его тщеславия, материальных или блудных потребностей, или же его симпатий и антипатий.

Еще одна Способность — Ораторская, т.е. Способность сказать слово так, чтобы другой человек услышал. Это особая Способность чувствовать слушание других людей, Способность ощущать как другие слушают и тонко идти по тому, как и что они слушают. В этой Способности человек занят не собою, а людьми, и в этой занятости он может передать себя людям. Внутри этой Способности существует как бы двойное действие — слышание людей, и одновременно передача им, благодаря этому слышанию, своего знания.

Успех выдающихся ораторов зависит от их Способности тонко чувствовать, что в людях можно привести в движение, как и какими словами повести за собой. И он не только ведет за собой, он может пробудить в людях подобную Способность. Случается даже, что люди, услышав такого выдающегося оратора, сами становятся ораторами, настолько сильное воздействие может оказать на человеческую жизнь подобная встреча.

Способность пробуждать переживания в других людях в процессе изложения материала называется Ораторской Способностью.

Педагогическая Способность. Она включает в себя два дарования — Учительный и Воспитательный. Благодаря учительному Дару человек, имеющий другие Способности, например, интеллектуальную или музыкальную, может по ним передать ребенку знания и умения. Нередки случаи, когда к преподаванию привлекается человек с разными Способностями, но не имеющий учительного Дара. Он может быть хорошим математиком, агрономом, музыкантом, он даже может любить детей, но, не имея учительной Способности, он, в лучшем случае, лишь займет детей на какое-то время и не более. Потом дети начнут от него страдать и разбегаться.

Воспитательный Дар — это прежде всего чувство и знание детской души, умение воодушевить и повести за собой ребенка и, наконец, главное — умение так выстроить обучающие события, чтобы помочь ребенку отсекать в себе отрицательные свойства характера, поддерживать и развивать добрые. Воспитательный Дар слышит в ребенке его отношение к окружающему миру и распознает его Способность быть в нем духовно, нравственно и телесно.

За Воспитательный Дар ошибочно принимают Организаторскую Способность, по которой «воспитатель» может лишь правильно расставить детей в том или ином деле, чаще всего относительно того или иного распорядка жизни. Если он еще и не любит детей, но любит распорядок, детям с ним приходится туго. Трагично развиваются отношения с детьми там, где вместо Организаторской Способности в «воспитателе» царствует властность или какая-нибудь страсть (Эго-влечение). Тогда «воспитатель» расставляет детей не столько относительно распорядка жизни, столько относительно себя, развивая и поддерживая в них при этом те же страсти, какими живет сам.

К сожалению, в современных педвузах Воспитательная Способность фактически не развивается. Вместо нее весь учебный процесс опирается на Интеллектуальную (Познавательную) Способность. Кроме знаний педагогических и некоторых опытных иллюстраций к ним, студент там чего-то большего ничего не получает. Неудивительно, что к воспитанию он в действительности не готов. А, став администратором в школе, подлинных воспитателей, мешающих его видению устроения дела, будет удалять. Подлинные воспитатели будут сильно усложнять ему жизнь.

Две следующие Способности имеют отношение к окружающей природе — Растениеводческая и Животноводческая.

Благодаря Растениеводческой Способности человек слышит растительный мир как организм, слышит его реакцию на окружающие условия. Он может определить, какая почва нужна растениям, какие им потребуются внешние условия — температурные, световые и т.д., как они могут сочетаться между собою.

Мир растений — особый мир, и человек, имеющий эту Способность, сердцем чувствует жизнь растений. Он глубоко чувствует внутренние процессы, которые в них происходят. Иногда от таких людей приходится слышать: «Растению нехорошо, ему трудно в этих условиях…», подтверждая этим, что он по-особому видит природу, по-особому чувствует ее.

В сельскохозяйственных вузах вместо этой Способности развивают Интеллектуальную, нагружая человека знаниями. Неудивительно, что вместо агрономов получаются живые компьютеры.

Животноводческая Способность — это слышание состояния животных. Иногда говорят: «Если человека воспитывать вместе с кошками, собаками, рыбками, то он станет чутким». В действительности это не так. В нем развивается чуткость к животным, которая может вылиться в Животноводческую Способность. Но не нужно ожидать, что этим воспитается чуткость к людям.

Животноводческая Способность сама по себе очень глубоко слышит животных, откликается на них, но никакого отношения к развитию чуткости по отношению к человеку не имеет. Другое дело, когда ребенок живет в обстановке чуткости к людям. Тогда в этой обстановке развивается чуткость и к животным. Интересно заметить, что человек, обладающий чуткостью к людям, не всегда может обладать животноводческой Способностью. И наоборот.

Человек, имеющий Животноводческую и не имеющий Растениеводческой Способности, не сможет быть агрономом. И хотя в животноводстве — он прекрасный мастер, в агрономии все же будет допускать частые ошибки.

Есть Способности взаимодействия с окружающим миром. Это Ремесленные Способности: взаимодействие с глиной, деревом, металлом, песком, водой, камнем и т.д.

Можно наблюдать, как мастер берет в руки глину и начинает что-то лепить из нее. Глина как бы оживает у него в руках, несколько плавных, мастерских движений — и кувшин готов. Создается впечатление, что он даже не тратил никаких усилий, все сделалось само собой. Но стоит другому, не владеющему этой Способностью человеку, взять кусок глины, и у него ничего подобного не выйдет. Повторяя внешние действия мастера, он практически исполняет только их репродукцию, не чувствуя внутреннего движения материала.

Существует Техническая Способность — взаимодействие с теми предметами, которые уже созданы человеческими руками, предметами, которые имеют прямое отношение к умственной деятельности человека: механическими, электрическими, электронными изделиями. В результате сочетания технической и высоко развитой умственной Способностей человека наука получает выдающихся ученых, которые от экспериментов восходят к теориям, выводят закономерности, открывают законы.

В случае, когда такой взаимосвязи не наблюдается, мы имеем дело с разного уровня экспериментаторами. Человек может не владеть теорией, но технику чувствует довольно сильно. В то же время репродуктивные знания, которые человек приобрел в институте, иногда не помогают даже в такой элементарной операции, как починка магнитофона.

Техническая Способность позволяет взаимодействовать и внутренне чувствовать предметы, изготовленные самим человеком. Допустим, рабочий взял металлическую болванку и изготовил из нее некий механизм. В данном случае отношения деталей внутри механизма — между колесами и рычагами — слышит Техническая Способность, а сам момент изготовления колеса — Ремесленная. Но при этом того, как это колесо будет взаимодействовать с рычагами и другими колесами, Ремесленная Способность не слышит. Если человек не имеет Технической Способности, он может, как владеющий ремеслом, мастерски изготовить все эти колеса, но совершенно не понимать, что с ними будет происходить дальше.

Классификационная Способность — слышание и различение всевозможных типов, классов предметов окружающего мира и умение систематизировать их.

Классификационная Способность может быть как внутренней, так и внешней. По внешней — человек расставляет предметы по их внешним данным. Люди с этой Способностью бывают аккуратны в быту, они слышат порядок в пространстве, в доме, комнате. Внутренняя Классификационная Способность, выражается в ощущении внутренней цикличности мира, его явлений, предметов. Благодаря этой Способности рождаются ученые, создающие теории, имеющие отношение к типологии и классификации. Такие люди обладают чувством меры, красоты предмета и чувством связанности предметов между собой. Они умеют так гармонично систематизировать различные предметы, что эти предметы приобретают некоторую внутреннюю взаимоприемлемость и взаимопереходность. Они могут выстроить картину мира, в которой предметы будут согласованы по принципу своей внутренней сродности. А так как любая сродность и любая согласность внутренних взаимодействий предметов является гармонией, то эта Способность проявляется как чувство гармонии.

Кроме того, существует Пластическая Способность. Это Способность выражается в пластике движения, чувстве своего тела. В чистом виде пластическая Способность позволяет схватывать движения тела другого человека и повторять их. Если человек просто повторяет эти движения, то это еще не означает, что он повторяет ритмы или смысловое его содержание. Он повторяет само действие.

Существуют различные сочетания Способностей. Хореография, например, — это соединение двух Способностей: Пластической и Музыкальной. Есть люди, которые, пытаясь научиться танцу, тщательно повторяют внешнюю схему движений; при этом, даже многократно ее повторив, допускают ошибки. Это репродуктивное научение, действия Способности здесь нет. Человек, имеющий Хореографическую Способность, учится совсем иным образом: он всматривается в танцующих и некоторое время не делает ничего; при этом во время всматривания душевным зрением запечатлевает то, что переживает танцующий в своем теле. Душевное состояние танцующего человека, пластическое состояние его тела должно быть запечатлено, уловлено, схвачено. И если Пластическая Способность у человека есть, то она позволяет схватить у другого, у мастера, то, как он это внутренне делает, не во внешнем рисунке, а во внутреннем движении. После того, как бы насытившись впечатлением, человек входит в танец, и у него сразу получается, и удивительно точно.

Благодаря сочетанию этих двух Способностей некоторым людям для такого вслушивания, всматривания, вчувствования в танец требуется минимальное время. Бывает, ребенок посмотрит, как другой показывает (буквально два-три движения), и этого уже достаточно, он сразу же повторяет, причем иногда лучше, чем сам учитель.

Пластическая Способность в чистом виде обуславливает спортивное развитие человека. Пользуясь ею, человек может добиваться результатов в спорте.

В нравственной оценке развития любой Способности, в нашем примере — Пластической, в частности, в спортивном развитии, существуют внутренние и внешние результаты. Внешний — это звание чемпиона. Внутренний результат — это радость, которую человек испытывал от действия по Способности. Если человек остается в чистоте самого действия по Способности, он в большой спорт не идет. Он ограничивается только раскрытием своих Способностей. Внешние результаты, удовлетворяющие тщеславие, гордость, самодостаточность, достигаемые в большом спорте, его не интересуют.

В соединении с другими, пластическая Способность рождает драматический (театральный) Дар. Но это уже не отдельная Способность, а соединение нескольких: Умственной, Литературной, Пластической и Музыкальной Способностей во взаимодействии с Эмоциональностью, которые, собственно и дают театральную игру.

Говоря о Способностях, целесообразно особо остановиться на таком понятии, как Дар. Дар — это сочетание Способностей или с Эмоциональностью или с Душевными Силами. Исходя из этого определения, рассмотрим Педагогический Дар.

Педагогический Дар — это соединение Педагогической, Организаторской, Познавательной (Интеллектуальной) и других Способностей с Душевными Силами. Только такое сочетание позволяет полно реализовать Педагогическую Способность. Если же человек Душевными Силами не располагает, а имеет лишь Организаторские, Ораторские и Интеллектуальные Способности, и при этом расположен к детям, то из него получается педагог-организатор, который ведет за собой, и может делать это прекрасно. Но дефицит Душевных Сил не дает возможности говорить о наличии Педагогического Дара. Он сам не способен на глубокие человеческие отношения ни в своей собственной семье, ни в школе. Равно он не может такие отношения воспроизводить и поддерживать в детях. Будучи подвижным, он может возбудить в детях энтузиазм, устроить вместе с ними дела по их эмоциональным потребностям — дискотеку, классный вечер, поход, выход в кино, театр, музей. При этом он будет держать учеников в эмоциональном или дисциплинарном напряжении, они обязаны постоянно идти за ним. Они хотят видеть в нем учителя, живущего вместе с ними, старшего друга, а он постоянно выступает в роли ведущего учителя. Из-за этого возникают ссоры, конфликты, непонимания, разочарования. Обычно причина таких нестроений в том, что учитель в своих отношениях с детьми идет от Эго: или от тщеславия, или от гордости, или от чувства самодостаточности, или от всего одновременно.

Истинный же Педагогический Дар включает в себя Педагогическую, Организаторскую Ораторскую, и, возможно еще некоторые Способности, которые во взаимодействии с Душевными Силами обращены к ребенку.

Педагогический Дар позволяет слышать глубину возможностей детей. Что это значит?

Дело в том, что жизнь каждого ребенка есть непрерывное становление. Каждый новый день, новая встреча, событие влияют на ребенка, высвобождая его Душевные Силы и Совесть или, наоборот, закрепощая их в покров Эмоциональности и узы Эго-влечений.

Состояние становления семилетнего ребенка и шестнадцатилетнего юноши будут совершенно разными. Если каждый из нас вспомнит себя в возрасте двадцати или тридцати лет, то увидит, что и эти два состояния неодинаковы, хотя в те моменты нам думалось: «Какая может быть со мной перемена? Никакой перемены, вроде, и нет».

Но сейчас, оглядываясь назад, мысленным взором всматриваясь в то, что было в нашем житейском внутреннем опыте, мы видим, что каждый год прожит по-разному и каждый год дал нам нечто новое. Сегодня мы не похожи на себя самих года три назад.

Становление человека происходит либо в нравственную сторону, либо в безнравственную, то есть человек идет путем нравственного восхождения, совершенствования или путем падений.

Педагог — это тот человек, который внутренне слышит точку, в которой находится его ученик в данный момент, слышит его внутреннее состояние, слышит точку подсознательного выбора: идти путем нравственным, или безнравственным; Слышит, определился ли ученик в нравственном или безнравственном, или еще продолжает выбирать. Слышание этого состояния и умение участвовать в ребенке, умение поддержать его нравственное и есть Педагогическая Способность.

Воспитательное действие, сделанное по рецепту или по рассудку, может наложить любое решение на любую ситуацию. Но это вовсе не значит, что накладывающий решение слышит ситуацию.

Человек, живущий по Педагогической Способности, обязательно почувствует и услышит то, что происходит на самом деле. Услышать по рассказу очень трудно, почти невозможно, поэтому необходимо общение с человеком, в данном случае с ребенком. И поэтому человек с Педагогической Способностью заранее что-то определенное сказать затрудняется, если и скажет, то с некоторой оговоркой — «может быть», «возможно», «вероятно».

И только человек, обладающий глубоким Педагогическим Даром и большим опытом, может услышать ситуацию по рассказу кого-то из близких, например, матери, отца, брата, сестры либо друга, людей, которые глубоко внутренне заинтересованы в судьбе того, о ком они рассказывают, по поводу которого они пришли испросить совета.

Почему именно в таком случае возможно услышать ситуацию? Только потому, что он своей внутренней болью, открытостью на ближнего своего (на сына или на дочь) воспринимает все, что в нем (ребенке) происходит, и неосознаваемо передает это педагогу в состоянии сопереживания. Педагог через родителя может услышать ситуацию ребенка, но при этом полнота слышания возможна не всегда. Чаще же всего педагогу необходимо встретиться с самим ребенком, прожить его ситуацию, чтобы почувствовать ее изнутри, услышать стратегическое состояние ребенка. И это стратегическое слышание, т.е. слышание вглубь ребенка и вдаль его жизненного развития, благодаря Педагогическому Дару позволяет решать многие ситуации. При этом ему совсем не требуется зубрить учебники, накапливать рецептурные педагогические навыки и т.д. Это не значит, что знания не нужны. Знания очень помогают, но они помогают при наличии самой Способности, и не имеют самостоятельной ценности.

Старые мастера, принимая к себе в подмастерье ученика, знают способ для выявления Способностей. Мастер предлагает ученику побыть в его мастерской и по тому, как будет вести себя ученик, сразу видит: по Способности он пришел сюда или по любопытству. Если по любопытству, то он немедленно во все влезет, все захочет попробовать, скажет: «Дайте и я». У пришедшего по Способности такого не произойдет, потому что она заставляет вести человека особым образом: человек начнет во все вслушиваться внутренним зрением своей Способности. И поэтому рядом с мастером он очень тихий, очень кроткий, очень вдумчивый и ко всему присматривающийся. И когда мастер видит такого паренька, он отмечает в себе: «Ага, по Способности пришел». А дальше необходимо измерить глубину этой Способности. Чем глубже Способность, тем дольше ученик не подступает к самому ремеслу, тем дольше он живет внутренним усвоением дела, всматриванием, вслушиванием, вчувствованием. И этого внутреннего проживания ему некоторое время достаточно, он может долго жить им одним. Благодаря полноте внутреннего проживания и наблюдения того, как другой делает, ученик с большой Способностью может длительное время просто быть, присутствовать при мастере, выполняя при этом самые черновые работы в помощь ему.

Один кузнец рассказывал про свою кузню. Ребятишки, бегая мимо, забегали к нему и останавливались, глядя на то, как он работает. Он отметил, что некоторые залетели, поглазели да и побежали дальше, а один остановился, задержался. Потом не один раз он еще прибегал и задерживался. Очень часто. Не сразу он попросился помогать, но однажды тихо сказал: «Дяденька, можно я побуду у вас?». И этого ему было вполне достаточно. Вот из таких вырастают лучшие ученики.

Поэтому в настоящей артели (если существует артельный характер труда), наблюдается особая атмосфера. В такой артели происходит взращивание настоящих мастеров, людей знающих артельную атмосферу формирования воспитанников в каком-либо деле. Там вы увидите неспешность в общении с учениками, неспешность не в плане неделания, а в плане приобщения ученика к делу.

Сегодня артельный характер труда и обучения потерян, в настоящее время мы видим обратное — ученика спешат поскорее задействовать в рабочую цепочку, он срочно должен все попробовать.

Современная педагогика, к сожалению, не учитывает фундаментальных особенностей воспитания мастеровых людей. Она спешит: простое действие, потом посложнее, потом еще более сложное. В этой гонке уже не может действовать Способность, ибо у нее другая внутренняя логика взаимодействия с предметом, и она всегда неспешная.

У всякой Способности существует так называемый инкубационный период. Если мастер этот период не выдерживает, тогда Способность в ученике гаснет или отодвигается, или ее свойствами человек пользуется вполсилы. Действия ученика переходят в интеллектуальный план и начинается работа на внешнем, физически-репродуктивном плане. В результате человек, конечно же, чему-то научается, обретает навык и умения, но не более, потому что была работа над навыком, а вовсе не над Способностью.

В то же время и Способность без навыка — как мастер без инструмента. Но если есть один инструмент, а мастера нет, дело не пойдет. То же происходит и с привычкой. Чем больше мы работаем над привычкой, тем глуше состояние Способности. Если до предела развита привычка, Способность вообще может и не проявиться.

Отечественная педагогика из раскрывающей превратилась в репродуктивную, при интенсивном способе действия. Это было связано с требованиями народного хозяйства определенного этапа нашей истории. В результате на сегодняшний день мы имеем два поколения людей, которые несут в себе репродуктивный способ взаимодействия с окружающей природой. Способности пригашены, в результате этого — глубокая отсталость в стране по всем областям и отраслям, за исключением только тех, где требуются люди строго по способностям. Самые лучшие силы страны с трудом и случайно проскакивают через систему одиннадцатилетнего школьного обучения, а затем через систему института и аспирантуры, которые еще более забивают и закрывают многие Способности.

Когда педагогика начала переходить на интенсивные способы развития обучения, началась гибель Способностей. Эта гибель началась еще два века назад, с того момента, когда ввелась урочная система, но не в духе Каменского. Каменский ничего похожего в урочной системе даже не предполагал. Произошло полное извращение идей Каменского. Познакомившись с настоящими трудами Яна Амоса Каменского, вы увидите, что там говорится совершенно противоположное тому, что стало реалиями современной школы.

Сегодня существует много школ и гимназий, в которых, по утверждению работающих там педагогов, происходит гармоническое развитие человека. Но даже если все шестнадцать Способностей развивать одновременно, будет ли это гармонично развитый человек? И где при этом будет нравственное? Нравственное будет в сознании. А сознание — в умственной Способности. Для развития нравственного ставится задача получения наиболее полного знания о нравственном. При таком ложном действии практическое исполнение нравственного подразумевает эмоциональное расположение друг ко другу при наличии общего интереса по Способностям.

Способность задает делу интерес. В рамках одного интереса, в пределах одного дела — открытость друг на друга, переживание радостей друг друга… А ведь эта радость существует до тех пор, пока интересы совпадают или есть взаимная нужда друг в друге. Такое единство ложное, временное, даже если время измеряется месяцами, годами. Эта радость не нуждается в ответности. Человек к человеку всей своей глубиной в ней не поворачивается.

В подлинно нравственных отношениях, где нравственное не провозглашается, а реально живет в человеке, все отношения складываются ответственно и надолго. Это отношения отклика на нужду, отношения верности людям и своему слову, отношения преданности общему делу, которые рождаются движением нравственных Душевных Сил. Тогда Способности дают возможность качественного исполнения всякого дела, а нравственные Душевные Силы определяют отношения между людьми — с кем и для кого это дело выполняется, определяют отношения как к людям, так и к самому делу.

Отсюда переживание радости в нравственном действии, т.е. в добродетели, происходит много спокойнее — нет крика, шума, плещущих рук. Эта радость тихая, глубокая, умиротворенная и способная к очень большому действию. При этом она может быть и веселой, но в ней всегда присутствует мера. Появляется чувство благодарности, которое разворачивает одного человека к другому, он готов все для него сделать. Это радость, призывающая к действию.



Страница сформирована за 0.12 сек
SQL запросов: 171