УПП

Цитата момента



Любовь - это свобода. Привязанность - это рабство.
Впрочем, рабство может быть и сладким.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Главное различие между моралью и нравственностью в том, что мораль всегда предполагает внешний оценивающий объект: социальная мораль — общество, толпу, соседей; религиозная мораль — Бога. А нравственность — это внутренний самоконтроль. Нравственный человек более глубок и сложен, чем моральный. Ходить голым по улицам — аморально. Брызгая слюной, орать голому, что он негодяй — безнравственно. Почувствуйте разницу.

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

III уровень – Эго-влечения

Третий уровень в структуре человеческого «Я» — это Эго-ядро.

Эго-ядро состоит из восьми фундаментальных Эго-влечений, которые определяют большинство поступков и жизненных смыслов современного человека.

Любое Эго-влечение в каждом из нас представлено в очень большом спектре различных вариантов, причем внутри одного Эго-влечения разновариантность огромна. Вследствие этого Эго-ядро одного человека не похоже на Эго-ядро другого. В мире почти не существует двух людей, похожих друг на друга по Эго-ядру — настолько велика эта многокомпонентность или многовариантность состава Эго-ядра.

 Для Нравственной Психологии этот уровень наиболее значим, потому что именно с ним при рассматривании большинства ситуаций семейных отношений она имеет дело в первую очередь.

У каждого человека существуют доминантные Эго-влечения, причем на определенный период одно из них является доминантным. Но помимо этого существуют стратегические доминантные Эго-влечения. Например, кто-то из людей обладает стратегической доминантой — гордостью. Соответственно это: честолюбие, властолюбие, стремление к гегемонизму, и наконец — демонизм. Некоторые Эго-влечения проявляются в определенные периоды жизни усиленно, в другие — ослаблено, но, в конечном итоге, нарастают по мере жизни погруженного в Эго-состояние человека.

Всякое Эго-влечение — именно Эго, ибо оно для себя, на себя, под себя и ради себя. Оно всегда держит в своей доминанте свой интерес, свое желание, свое хотение. Это Эго-влеченческая, потребностная сфера человеческого «Я». И в завершенной форме — это желание в потреблении тех благ, которых хочется остаться вообще одному. Даже в Эго-влечении тщеславия, которое, казалось бы, наоборот, стремится к массе людей, человек хочет остаться один в центре массы. И чем большая масса внизу, а он один — наверху, тем лучше. Артист достигает вершин известности, когда он — известный артист и эта вершина — его, он там один. Это вершина полноты удовлетворения его тщеславия.

Так же и гордость — это состояние, которое ведет человека к одиночеству, причем к сознательному, смысловому, внутреннему одиночеству самодостаточности, самоценности, к хотению, желанию такого одиночества, настоящего, надмевающегося над всеми. В этом одиночестве и достигается вся полнота удовлетворения. Например, когда человек пребывает в гордости, властолюбие достигает вершин власти, и он там один — это состояние самоеудовлетворенное.

Восемь Эго-влечений подразделяются на два и шесть. Первые два Эго-влечения — царственных. Одно из них занимает ведущее место в структуре Эго. Это гордость человеческая. Второе — тщеславие.

Гордость — это чувство самодостаточности, когда человек чувствует, что ему для того, чтобы жить в мире, достаточно его внутреннего опыта, достаточно его знаний, достаточно его представлений, достаточно его само-чувствия. Гордость является царицей всех Эго-влечений человека, властно правит остальными семью и энергетически наиболее сильно обеспечена.

Ведущее средство, которым располагает Эго-влечение гордости — ум, царственная Способность. Ум доставляет познание окружающего мира. Чем большие познания, тем большие чувства самодостаточности и самоудовлетворения.

Увлеченность своими врожденными Способностями также влечет к гордости. Она становится самодовлеющей и при этом неосознаваемой.

От гордости возникает жадность к приобретению все больших познаний. Остановки не будет — гордость никогда не удовлетворится объемом имеющихся знаний.

Ум в Триаде Эго имеет тенденцию к образному мышлению, которое работает на логическом плане. Так рождаются воображаемые продукты ума, различные проекты, концепции мира и т.п. Чем больше гордость, тем больше человек погружается в масштабное, а потому часто недействительное, сочиненное фантазиями ума, ни на что не взирая, не считаясь ни с людьми ни с природой. Таким способом создавались глобальные системы, приводящие к экологическим катастрофам.

Умом человек формирует и самого себя — он гордо знает, кто он такой. Чем больше гордость, тем большая себезначимость. Если же человек, пользуясь умом, ведет себя не в познание мира, а в познание себя развивающегося, он начинает тонко отграничивать себя от других. Собственное отличие оценивается как «опережающий личный опыт». Придавая своим открытиям особую значимость, он стремится во что бы то ни стало поделиться с другими. Если же вдруг обнаруживается личное несовершенство, некомпетентность, он переживает внутреннее смятение, как потерпевший поражение. Чтобы спасти ощущение самодостаточности, он начинает эмоционально восстанавливать свое самочувствие, подогревает, прихорашивает свои эмоции различными фантазиями.

Ум такого человека стремится углубиться как в макро, так и в микрокосмос. Когда нет развитого ума, то в познании окружающего мира он берет столько, сколько сможет охватить собою. При этом, проигрывая по уму, человек пытается реализоваться по гордости.

Иногда ум, предполагая нечто о самом себе и о других, находит подтверждение правильности своих внутренних открытий в нахождении определенных формулировок. Так возникают различные «ярлыки» ума, приклеиваемые к другому. Реальная возможность встречи на глубине с другим человеком при этом закрывается, пропадает слышание другого. Ему навешиваются ярлыки: «невежда», «идиот», «псих», «тряпка» и т.п., которые принижают другого и укрепляют в человеке собственную самодостаточность. Существуют социальные ярлыки: «отвратительный», «мерзкий», «дурно пахнет», «нос картошкой» и т.д. Ярлыки бывают и более тонкие: «неэстетичный», «неэтичный», «непластичный», «недуховный». У каждого свой набор. В этом случае к Эго-влечению сразу же подключается Эмоциональность, и отчетливо проживается разной степени отторжение на эмоциональном уровне. Внешне это выливается в эмоциональный жест пренебрежения, низведения, унижения или отвращения, в конечном итоге брезгливое отложение от инаковости другого.

Эти ощущения в эмоциональном ключе ведут к заключениям ума: «я чуть выше, чем он, и его можно не слушать». Внутреннее слышание другого погашено. У некоторых людей срабатывает еще и иной уровень отторжения, который совершается в подсознании. Он срабатывает как мистическая самозащита. Ощущение «выжатого лимона», упадка сил после общения с кем-то говорит о том, что сработал механизм защиты Эго. Чем большая гордость, тем большая и самозащита или самозамкнутость.

Эта безгранично возрастающая способность все мерить собою, собственным чувством как единственно приемлемым, может приобретать шизофренический характер. Когда защитный механизм гордостной самозамкнутости достигает определенного уровня, человек заболевает шизофренией. Пробиться внутрь этого коллапса самодостаточности невозможно. Человека несет. Извне он становится недосягаем. Кроме себя он уже никого не может слышать.

Человек, свободный в своей воле, будет конструировать более тонкие защиты. На третьем уровне, если человек гордо ощущает себя знающим: он знает нечто или он знает то, что хочет, или он знает себе цену — это проявление гордости в чистом виде. При этом рождается патологическое ощущение себя необычным, что может стать еще одним проторенным путем в психиатрическую лечебницу.

Люди, по гордости находящиеся в состоянии атеизма, воспринимают верующего как человека ограниченного в свободе. Атеист именно по гордости не может переступить порог Церкви. Человеческими силами изменить такого человека невозможно, исправить его может только Бог.

Есть еще один вид защитных механизмов — бытовые механизмы гордости. Это некий абсолют уверенности, созидание в себе установочных, незыблемых личных правил. Например: «Главное: были бы деньги» — Эго-влечение к деньгам закрепляется умом и гордостью. Также: «Быть порядочным, образованным, уметь хорошо одеваться — нормально, все, что наоборот — ненормально».

У каждого человека имеется больше десятка таких установок. Одни — явные, другие — скрытые или тайные. Для установок характерна резонансность с массами, с товарищами по профессии. Бывают установки общенациональные, общечеловеческие, глобальные. Это и есть рациональное сознание человека — рациональный ум, погруженный в гордость, в Триаду Эго. Оно формирует жесткий стиль человека, открывающийся в его поведении.

В Триаде Эго действие Совести всегда ограничено. Человек, находящийся в Триаде Эго, начинает тяготиться Совестью, и, освобождаясь от нее, он обычно ощущает легкость.

Обычно легкость возникает у человека, сделавшего выбор, определившегося в позиции. Переступив Совесть или наоборот — с решимостью предав себя ее велениям, человек перестает колебаться и мучиться. С этого времени его поступки ясны. Они или нравственны, или преступны.

Если Совесть в человеке не затоптана, то она колеблет и тревожит безнравственные установки сознания. Иногда это не сознается, но переживается как неуютное, тягостное настроение души. Человек ищет выход и находит свободу нравственному чувству при обращении к Богу.

Бывает и наоборот. Эго-влечения с силой поднимаются в человеке, но натыкаются на общественные установки, не дающие ему свободы. Это могут быть супружеские обязанности, гражданские или родительские нормы. Тогда он ищет свободы от этих установок и находит ее в алкоголе, наркотиках. В них он переживает явное чувство свободы. Но с выходом из опьянения это чувство быстро проходит. После временного высвобождения, после протрезвления давление установок возникает вновь. Человек начинает чувствовать, что от одной выпивки до другой установочные зажимы все увеличиваются и возрастают. Возникает желание освободиться и раскрепоститься вновь. Это и есть тяга к алкоголю.

Первая стадия возврата к алкоголю на физиологическом уровне — желание и необходимость похмелья. Эго вырывается из телесных установок. Возможно было бы телом перетерпеть, а душою смириться. Но Эго-сознание не знает такого выхода. Он ему покажется тягостным, возмутительным, невозможным.

На следующей стадии плененное Эго-влечениями сознание начинает переживать «ужас». Сначала во сне, потом наяву. Война с установками сознания переживается в кошмарах. Возврат из похмелья в нормальное состояние сознание на мистическом уровне воспринимается гордостью, Триадой Эго как ужас.

Гордость подсознательно боится продуктов своей деятельности. При доминанте печали алкоголизм приводит к самоубийству. При доминанте агрессивной гордости — к белой горячке, а в дальнейшем — к смерти. Осознание своей страсти к алкоголизму открывает возможность смирением побороть свою гордость, на каком-то этапе своего желания вырваться из алкогольной зависимости.

Каждый человек мистически чувствует те потусторонние силы, которые поддерживают его гордость. Он слышит в себе желание чувствовать себя человеком состоявшимся. И человек верит этому состоянию по своему нравственному невежеству, от Эго, по гордости.

Для гордого очень важен иерархический статус человека. Уважаемый, как и попираемый, — два социальных статуса. Много людей, которые по гордости уверовали в статус как в залог благополучной жизни. Так появляется слепая вера — фанатизм.

Установочное содержание гордости формирует взаимоотношения между людьми. В сознании создаются внутренние комплексы, гасящие возможность встречи с людьми. Возникают свойственные этому состоянию ощущения, представления. «Я больше, чем он», «Как здорово пообщались…», «Я нашел истину!» — переживание установок, закрепленных гордостью. Установка «Я печальное» — означает, что «Я всегда хуже другого». Установка «Я доминирующее» — означает, что «Я всегда торжествую над всеми».

При установочности всякое общение напористо, энергетично. Человек берет лидерство и дальше не позволяет никем себя заменить, чувство торжествующего «Я», безмерная самооценка, надмение над другими («обо всем имею свое мнение!») ведет к властолюбию, захвату власти. Властолюбие иногда бывает настолько сильным, что человек достигает положения, обеспечивающее ему власть над людьми более образованными и тонкими, чем он сам.

В некоторых такое энергичное властолюбие порождает робость. Робость — защитный механизм Эго. Робость слуги формирует пирамиду властности. Верх — самый большой властолюбец, более слабые (по гордости) стоят ниже ступенью в иерархической пирамиде и удовлетворяют свою меньшую по степени гордость, приближаясь к вышестоящему настолько, насколько допускает степень гордости последнего. Нижестоящий, когда на него кричат, также удовлетворен. Искренний крик осознается как признание себя приближенным. Получивший допинг от крика разряжает его на нижестоящем, и так до конца пирамиды. Низы разряжаются на своих детях. Дети на таких же, младших по возрасту. Такая энергетика крика, умножаясь, проходит сквозь всю пирамиду. Особенно пагубно сказывается она на детях. Дети вырастают психологически неполноценными. Плоды этой пирамиды пожинает четвертое поколение. В седьмом поколении общество выходит на грань самоубийства.

Парадоксально, что при этом все люди, даже занимающие низшие ступени пирамиды, остаются довольны ею. На жалость по отношению к себе они даже проявляют агрессию. Они не желают ни от кого помощи, она им не нужна. Она мешает занимать соответственную им нишу. Им и так комфортно. Вышестоящие на них кричат потому, что они к ним приближены, и в них доминирует чувство самодостаточности.

В такой Эго-устойчивости и существует вся пирамида. Но если кто-то затормошился, зароптал, его тут же выплюнут и поставят ниже. В такой пирамиде, основанной на свободе Эго, более всего в самом человеке страдает его Совестливая часть, происходит катастрофическое оскудевание Душевных Сил. А пока суд да дело, возникший разгул Эго приводит к буйству: «Нет, нет, нет! Мы хотим сегодня! Нет, нет, нет! Мы хотим сейчас!». И низ пирамиды начинает рваться. В четвертом поколении удержать буйство низов еще возможно, но в седьмом уже нельзя. Верхи уже неспособны его удержать.

Самая маленькая пирамида — это семья, в ней сегодня буйствует стихия хотений и желаний. Один настаивает — все остальные оказываются под ним. В течение дня положение может меняться по нескольку раз, все зависит от психических составляющих домочадцев.

Поскольку маленькие пирамиды — семьи — в развале, то большая пирамида — страна — растаскивается каждым по его потребностям. Так действует и работает в людях гордость.

Что же она есть? Можно определить так: Гордость — это самодостаточность в практической реализации себя; это ощущение самодостаточности в отношениях с окружающими людьми, с миром вещей и предметов, с самим собой.

Внутренняя гордость проявляется в разных формах  честолюбия, властолюбия, стремления к над-стоянию над людьми, которое проявляется в стремлении подниматься вверх по иерархической лестнице, в мечтах и желаниях быть Премьером, Королем, Царем, Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций с правами полного владения всем миром…

Чувство самодостаточности может возникнуть независимо от уровня образования. Человек может быть совершенно невежественным, но самодостаточным, т.е. его уровень видения мира, видения жизни и опыт осознается им как достаточный для того, чтобы уверенно быть и действовать от себя. Все то, что ему не ясно или не согласное с ним, он просто отметает с порога или же наперед не слышит.

К примеру, человек деревенский задает вопрос брату, который живет в городе и продолжает учиться, несмотря на имеющийся диплом:

— Что ты здесь делаешь? Зачем тебе нужен этот институт? Зачем все это? У тебя дача есть? — Есть. Жена есть? — Есть. Чего же тебе еще нужно?..

И внутренне в этот момент он искренне убежден, что образ жизни брата и его дополнительная учеба есть блажь, дурь. «От сытости дуришь!» — говорит он ему. И ощущает, что он действительно прав, настолько велико чувство самодостаточности.

Не менее трудная ситуация у человека образованного. С получением знаний чувство самодостаточности у него утончается, при этом становится еще более сильным, стойким, фундаментальным.

По мере получения человеком образования чувство самодостаточности может укрепляться, расширяться и углубляться. Наиболее самодостаточным может оказаться человек высокообразованный. В нем развивается ощущение, что он в своей области есть «нечто». Попробуйте этому человеку предложить общение с дилетантом. Классический физик не сможет говорить с дилетантом, он будет постоянно внутренне чувствовать: «Какая необразованность!». Это не просто действие сознания, нет. В нем живет реальное переживание отторжения другого человека. Он не просто отказывается от общения с ним, он внутренне надстоит над человеком.

В то же время мы знаем немало дилетантов, которые двигали физику, становясь, в конечном итоге, профессионалами высокого класса. Дилетант (т.е. человек, который не имеет диплома) не несет в себе самодостаточности, и поэтому ощущает, что чего-то недобрал, чего-то не знает, ему всегда чего-то не хватает. Отсюда чувства самодостаточности не возникает, он всегда открыт и в нем нет гордости. Если ему скажут: «Ты вообще ничего не понимаешь», он с этим согласится и пойдет разбираться. А если вы скажете самодостаточному физику, что он ничего не понимает в физике, он вам такое устроит… Но после это разбираться никуда не пойдет, а в уверенности, что он вам устроил, а при этом еще и доказал, что он утвердился над вами, пойдет с чувством глубокого удовлетворения.

Каждое из проявлений гордости имеет свое название: честолюбие, любознательность, своеволие, непослушание, самомнение и многое другое, начинающееся с «само»: самолюбие, самосовершенствование, самоудовлетворение, самосознание. Все слова, начинающиеся с «само» — это названия разных форм гордости.

Совершенствование — нравственное понятие, а самосовершенствование — нет. Самообразование — гордое занятие. Самодур — это полнота самодостаточности при необразованности и т.д.

К этой же категории «само» можно отнести понятие «достоинство». Достоинство — это «достоин чего-то». Сегодня мы потеряли способность к различению нравственного от безнравственного. И поэтому многие классические наименования сегодня несут новые семантические смыслы. Так обстоит дело с понятием «достоинство», которое для современного человека исполнено исключительно положительного смысла. В действительности же достоинство — это форма проявления гордости. Это торжество Эго от удостоенности со стороны людей всеобщим вниманием, признанием заслуг, уважением. И отсюда — чувство возвышения над ними, которое вообще закрывает слышание другого человека. Человек с внутренним достоинством не слышит никого. Такому человеку очень трудно быть любящим и чутким супругом.

Гордость не слышит людей, потому что воспринимается только собственное «Я» и собственное представление о мире. Всякое инаковое представление может трактоваться ей как форма идиотизма. Человек инакового отношения к жизни относительно самодостаточного рассматривается им как ущербный.

В чувстве самодостаточности существует такое страшное явление, как гордость духовная, гордость за себя, за то, что Я иду путем самосовершенствования, ощущение, что Я иду, Я совершенствуюсь, что Я изо дня в день расту. Вот это внутреннее чувство роста, внутреннее чувство само-совершенствования — тончайшая форма самодостаточности. В этом случае человек радуется всякому моменту явления чего-то нового в себе, духовного или бездуховного — не имеет значения. Человек, переживая это новое явление, радуется самому себе, состоявшемуся. Чувство, что «Я состоялся», и есть чувство самодостаточности.

Это самое труднораспознаваемое и самое умопомрачающее действие гордости. Духовность при нераспознанной гордости закрепляется как Эго-установка. Обнаруживает это человек нередко уже перед смертью. Обнаруживается им, что вся его духовность — от гордости, что он убил самого себя и даже не коснулся Триады Совести.

При неразличении Совести в себе, при незнании ее, при отсутствии наставника, трудно, невозможно прийти к умению отличить Духовные ценности от ценностей Эго. Чем большая гордость, тем чаще человек ошибается в своем выборе. Для различения необходимо внутреннее духовное зрение.

Второе Эго-влечение — это тщеславие, влечение к положительному мнению окружающих людей. Оно свойственно всякому человеку. Каждый из нас ищет положительного мнения о себе окружающих.

Посредством тщеславия происходит социализация человека, то есть усвоение поведения в обществе согласно с мнением окружающих людей. Переживания, испытываемые людьми при социализации, возникающие при этом референтные группы (малые — большие, ближние — дальние), круги общения — все это изучает социология — наука, занимающаяся исследованием механизмов тщеславия в человеческом обществе.

Человек в определенные возрастные периоды по тщеславию болезненно воспринимает свои внешние данные. В подростковый период человек воспринимает себя через свое лицо. Тщеславие, проявляющееся в самооценке, концентрируется на характеристике лица. Подросток отождествляет себя со своим лицом.

Примерно в это же время происходит отождествление себя с одеждой: «Если я несу на себе очень красивую одежду, то в эту минуту я — человек, а если я надел на себя одежду безобразную, то я — никто, я стесняюсь, боюсь, жмусь, прячусь и т.д.».

Это можно наблюдать, когда мы отправляемся в поход, на дачу или на сельскохозяйственные работы, и приходится одевать менее модную и менее привлекательную одежду. Бывает, человек едет через весь город и переживает, что он в какой-то телогрейке. Для нравственной простоты подобное переживание — это совсем нелепое состояние, но для тщеславия — очень серьезное переживание.

А какую сладость вызывают покупки дорогих и красивых вещей! Вот купили сережки с алмазными вкраплениями… И всего-то там ничего — маленькое такое вкрапленьице, но через это маленькое человек весь из себя выходит — радость-то какая! И чрез это весь в себя ложного входит, в свое тщеславие.

У подростков существует период, когда они проживают себя чрез мельчайшие детали, например, на руке. Такой деталью в какой-то период могут быть подкрашенные ногти. Подкрасила, и глядишь — кажется на самом деле стала другой: и мизинец оттопырен, и манеры стали другими. Как это объяснить? Очень просто. Это тщеславие пожинает восхищение окружающих людей.

Тщеславие имеет большое число вариантов. Разные люди на определенных этапах своей жизни погружаются в тщеславие через разные внешние проявления, и часть этих внешних проявлений остается на всю жизнь, в частности, отождествление себя с одеждой. Другая часть отождествлений имеет чисто возрастные периоды. В младенчестве тщеславие совсем не переживается, если только родители сами специально не разовьют его, не начнут, к примеру, одевать, приговаривая: «Молодец! Какая ты у меня красуля!». Тогда даже трехлетний ребенок может красоваться собой, хотя это еще не свойственно его возрасту.

Возьмем другой пример — приобретение автомобиля. Тщеславие здесь тут как тут! Еще бы — я перед друзьями: надо видеть, как я выхожу из машины, как я сажусь — моя машина! Когда человек имеет вещь, и в этом удовлетворен, он по гордости еще и самодостаточен. В этом случае налицо крайняя форма гордости. Вообще-то машина есть всего-навсего средство передвижения и больше ничего. Но так машину проживать может только тщеславие.

Уровень притязаний, формируемый тщеславием, у каждого человека различен. Некоторым людям достаточно того, чтобы их принимали в своем доме, в своей семье. Если везде вокруг попирают, ругают, — это неважно. На это они не обращают никакого внимания. Но если в семье скажут плохо, сразу же возникает обида, чувство недовольства, неуверенности в ближних, неуравновешенности и т.д. Иному человеку семьи маловато: важно, чтобы его принимали в своем коллективе, сотрудники его учреждения. Третьему и этого мало — ему важно, чтобы весь город его принимал. Четвертому — маловато и города — важно, чтобы страна почитала его. Пятому и страны мало — человечество подавай. А шестому и человечества маловато — он успокоится, если состоится в эпохах, да не в одной, а в нескольких сразу — как, например, Сократ. До сих пор вспоминают, до сих пор люди обращаются. Как хочется, чтобы и ко мне обращались спустя десяток столетий!

Действие тщеславие может быть очень тонким. Например, человек создает потрясающую симфонию. Что движет им? Нередко оказывается, что тщеславие. Или по гордости человек создает философскую теорию, которую многие даже понять не могут. Но люди, имеющие аналогичное притязание гордости, начинают ее понимать, и не столько потому, что их удовлетворяет сама философская система, сколько благодаря самодостаточности, которая дается через нее. Люди с меньшей гордостью ее понять не могут. У людей простых, негордых, к философии тяги нет. Им не свойственно притязание все понимать, схватывать, овладевать, все делать конечным. Они могут уяснять, разуметь, открывать реальность. Ум их, если и проникает в глубину, сохраняет смирение перед непостижимостью этой глубины.

При тяготении человека к философии его интеллектуальные способности могут не иметь никакого значения. Есть люди с очень низким интеллектуальным уровнем, но имеющие большую тягу к философии. Что-то такое они все-таки выуживают оттуда, после чего чувствуют себя причастными к ней. Они могут бегать на философские диспуты, писать доклады и сообщения, но абсолютно ничего в этом не понимать. От того, что они там что-то все-таки улавливают, хотя бы саму атмосферу, восполняется их самодостаточность, гордость.

Таким же образом тщеславие пользуется окружающими людьми, вовсе не имея на это оснований по Способностям. Тщеславие вообще может не иметь никаких Способностей, но, тем не менее, ищет внимания окружающих людей. Не получая этого внимания, в конечном итоге, оно приходит в такое страдание, что появляется комплекс недостаточности или одиночества. Но в этом оно находит свое удовлетворение, ему очень комфортно чувствовать себя непризнанным и одиноким. В итоге человек вообще замыкается. Зато окружает себя массой мечтательных действий: музыкой, альбомами по искусству, книгами и этим удовлетворяет свое тщеславие, чувствуя свою причастность к знаменитым людям, чувствуя, что он все-таки из их круга. А то, что он по-настоящему ничего не понимает ни в книгах, которые его окружают, ни в искусстве, ни в музыке, его не волнует.

 Кстати, многие от тщеславия имеют огромные библиотеки, хотя к книгам на некоторых полках вообще не притрагивались. Однако книги стоят, потому что сам факт их присутствия несет чувство внутренней причастности к высокой литературе.

Там, где нет таких явных притязаний, человек все равно может переживать общение с людьми через тщеславие и часто очень болезненно. Например, посмотрев фильм или прочитав замечательную книгу, он бежит к сотрудникам, к друзьям для того, чтобы поделиться впечатлением, и с вдохновением, ярко рассказывает об услышанном или увиденном. И вдруг краем глаза видит, как кто-то усмехнулся, и… как будто холодок прошел по душе, оборвалось что-то. Уже не с таким запалом, без горячности человек продолжает рассказ — возникает некоторая настороженность. А тут вдруг еще двое перешепнулись между собой и похихикали. И снова что-то упало в сердце. В этот момент кто-то язвительную фразу бросил по поводу рассказываемого. Уже совсем все настроение упало, и никакого желания рассказывать дальше нет.

Что же в человеке переживает такие эмоции? Тщеславие, и переживают именно эмоции. И потому они сначала горящие и пламенные, потом постепенно гаснущие. В конечном итоге — состояние удрученности, огорчения, обиды, вплоть до отторжения тех людей, с которыми он только что общался.

В этих ли переживаниях назначение человека? Увы, для многих ничего иного в жизни и нет. Человек может прожить до старости, не подозревая, что живет он против себя самого, что утверждаясь, он теряет, что превозносясь, он истощается. И, в конечном итоге, к концу жизни можно превратиться во вредного и несносного старика или озлобленную на весь мир старушонку, с которыми невмоготу жить даже самым близким людям.

Гордостью и тщеславием в человеке запрещается Любовь. Любовь как душевное свойство, как Сила Души подменяется любовью-чувством. А в основании любви-чувства лежит эгоизм. В то же время Любовь как Сила Души изгоняет гордость и тщеславие. Она в своих действиях противоположна им. Она просвещает ум и сердце, открывает утешение в скорбях и неожиданных поворотах жизни.

Из шести оставшихся Эго-влечений первые два обычно плохо сознаются человеком и мало ему открыты, но подставляют вторые шесть. «Матушкой» пяти Эго-влечений является влечение к пище. На Руси она называлась чревоугодием.

Там, где в человеке сохраняется Эго-влечение к пище, все остальные будут неизбежно присутствовать. Они могут быть ослаблены. Но полное искоренение их практически невозможно, пока Эго-влечение к пище остается. Ибо «матушка» всех покроет, всех защитит. Кроме того, это ведущее влечение обладает такой же способностью, как и гордость: самому проявляться не всегда, чаще подставлять другие. И если у человека развиты остальные пять Эго-влечений, то ведущее порой не видно. Хотя при этом оно-то как раз и является фундаментом всего остального. Стоит только начать работу с «матушкой», как она тут же показывает всю свою власть и силу над человеком.

В действительности физиологические потребности человека незначительны, для их удовлетворения пищи требуется немного. Существует мнение, что достаточно горсти зерна на целый день. Однако даже тогда, когда организм физиологически насыщается, есть мы почему-то не прекращаем. С этого момента обнаруживается в нас влечение к пище, причем влечение двух видов: желудочное и вкусовое. Желудочное нуждается в набитости желудка до определенного тугого состояния. У каждого тугость различная, поэтому есть большие чревоугодники и есть маленькие. Вкусовое же чревоугодие не нуждается в большом количестве пищи. Оно нуждается в малых дозах пищи, но в большом разнообразии и особой пикантности по вкусу.

Бывает, человек чувствует, что он поел, но, несмотря на это ему все равно хочется есть. Это «хочется» есть желание желудочного влечения к пище. Вкусовое влечение требует очень большого разнообразия, но каждого вида пищи понемногу. Бывают такие минуты, что вроде бы поел, а чего-то не хватает. Оглядываешь весь стол — но нет этого «чего-то». И вроде бы хорошо поел: и первое, и второе, и десерт — ну все, но чего-то еще бы надо… Лезешь в холодильник — первая, вторая полка, и вдруг — “ах!“ — маленький огурчик завалялся! Вот чего хочется! Надкусил, чуть попробовал, — и все, больше ничего не надо.

Сластены, например, ищут конфеты. Хорошо ведь поел, а чувствуется какая-то незавершенность. Для завершения достаточно съесть хотя бы одну шоколадную конфетку. Одному — именно шоколадную, другому нужна карамелька, третьему — мармелад. Но обязательно на свой вкус вот это завершение: маленькую капелюшку — и больше ничего не надо.

Есть люди, которые завершают свое вкусовое Эго-влечение ложечкой варенья — и достаточно. А если варенья нет, то возникает ощущение, что чего-то не хватает, обед какой-то неполноценный.

К этому Эго-влечению относится и влечение к алкоголю. Вкусовые впечатления от алкоголя — это уже начало Эго-влечения к алкоголю в чистом виде.

Всякое Эго-влечение стремится к удовлетворению своей потребности в крайней своей форме — в одиночку. Т.е. если человеку чего-то хочется, важно, чтобы полнота желаемого ему и принадлежала. Отсюда желание пользоваться этим благом в одиночку.

…Очень хочется шоколадных конфет, но их нет. В доме нет, в магазинах нет, а желание такое сильное, что идешь по магазинам специально ради этого. И, наконец, находишь, покупаешь, с внутренним вожделением бежишь домой, чтобы с толком, с расстановкой, постепенно, одну за другой съесть. Открываешь дверь и видишь, что дома никого нет. Как хорошо! Садишься максимально удобно, раскладываешь это на столе очень красиво, затем начинаешь разворачивать первую конфетку… и вдруг — звонок в дверь. И внутреннее чувство: «Куда бы спрятать?». Убрал, спрятал. А пока гость сидит — «Скорей бы ушел». Наконец ушел, проводили, теперь можно сесть и спокойно поесть. И человек садится и спокойно съедает — сколько может…

Это, конечно, крайняя форма, но любое Эго-влечение ведет себя подобным образом. Если сегодня еще не достигнуто такое состояние, значит, через несколько лет оно будет таковым по логике развития самого Эго-влечения.

Человек, полностью отдавшись Эго-влечению, может при этом мучится, но над собой он уже не властен.

У Людовика ХIV это Эго-влечение было доведено до крайней формы. Обычно за монаршим столом сидят приближенные — всегда считалось честью обедать вместе с королем. За столом Людовика никто не обедал. Он сидел один. При этом трапеза продолжалась от четырех до шести часов, через стол проходило от 150 блюд до 187. И каждое блюдо важно было ему попробовать. После этого трапеза заканчивалась.

Однако по богодарованной природе человека ему свойственно воздержание. Это не равнодушие к пище, не потеря аппетита и не отторжение каких-то продуктов питания или неприятие их. Это свойство души, по которому человек слышит свою реальную потребность в пище и может остановиться, исполнив только телесную необходимость, не входя в насыщение Эго-влечения.

Там, где воздержание свободно от страсти чревоугодия, там душа владеет телом. Там, где страсть или Эго-влечение владеет человеком, там тело правит душою, и душа — служанка телу.

Эго-влечение не менее сильное и знакомое по силе и власти над человеком — сексуальное, т.е. потребность в сексуальном удовлетворении.

Сексуальное Эго-влечение близко по действию своему к Эго-влечению к пище. Человеку требуется особая работа над собой, чтобы уметь контролировать себя в моменты обострения сексуального влечения. Существует бессчетное множество разновидностей этого влечения как по характеру выбора, так и по характеру проявления. Сегодня оно стало всеобщим и всепоглощающим.

В то же время с самого рождения человеку свойственно чувство целомудрия. В детях оно проявляется как способность к чистой ласке, свободной от какого-либо телесного влечения. Оно довольствуется созерцанием другого человека и даже только памятью о нем. Оно укромно, сокровенно. Может проявляться в заботе, чуткости к другому, вниманию к нему, но не имеет никаких посяганий на удовольствие от приближения к нему. Наоборот, не нуждается в чувственных отношениях, остерегается их. В супружестве целомудрие проявляется в возрастающей любви, в попечении о ближнем. Оно дарит любовь, но не пользуется любовью другого.

Следующее Эго-влечение — Эго-влечение к печали, состоянию отчаяния, удрученности, одиночества, тоски, обиды на других людей. На первый взгляд кажется, что эти состояния неприятны человеку, но кто переживал их в себе, тот знает, насколько не хочется из них выходить. И если человек отдается своей волей этому Эго-влечению, то оно крепко держит его в желании переживать чувство одиночества, тоски, или обиды на другого. Состояние обиды может продолжаться месяц и больше, и никакого желания выйти из него нет, хотя в какой-то момент человек головой понимает, что так нехорошо, надо выходить, выкарабкиваться — но не может, потому что Эго-влечение обладает мощной внутренней силой.

Эго-влечение к печали обладает силой настолько могущественной, что способно превозмочь жизнелюбие человека. Нет ни одного Эго-влечения, кроме этого, которое могло бы превозмочь, подавить инстинкт самосохранения. Лишь Эго-влечение печали имеет силу, энергию для того, чтобы подавить свойственное человеку по богодарованной природе жизнелюбие. Именно благодаря этой силе Эго-влечение к печали приводит человека к самоубийству. Эго-влечение к печали очень мрачное, тяжелое.

Игры различных Эго-влечений имеют определенный смысл в жизни человека, Эго-влечения ведут его к определенной цели. Нередко главной и конечной целью этой игры является самоубийство, т.е. лишение человека высшего дара, который у него есть — дара жизни. Чтобы этот дар отнять, существуют различные варианты увлечения человека в игры Эго. Допустим, человек имеет влечение к пище или деньгам. Это влечение, доведенное до страсти, знает только самое себя и только предмет своей страсти. Все остальные смыслы жизни, знания, умения становятся лишь средством для удовлетворения основной страсти. Фактически для жизни — это смерть. Живой человек — это тот, в ком Силы Души имеют свободное проявление. Силы Души бескорыстны, в них нет ничего самостного. Более того, они жертвенны. Человек, пребывающий в них, самоотвержен ради ближнего.

Такое пребывание в жизни является самым большим даром для человека. Животворящей Силой Души по отношению к другим силам является жизнелюбие. Запретить жить человеку значит запретить ему быть обращенным к другим, запретить в нем любовь к людям, а вместе с этим фактически лишить его этого дара.

Под любовью к человеку мы не имеем в виду любовь к человечеству. Ибо последнее — это смерть, это состояние Эго-влечения гордости, которое само себя реализует, предаваясь идее любви, когда хочется любить все человечество сразу. Только гордость полагает, что она способна любить «все человечество».

Самая крайняя форма смерти — это самоубийство, физическое лишение себя дара жизни через насилие над собой. Для того, чтобы это произошло, все семь Эго-влечений ведут игру так, чтобы в последний момент подставить Эго-влечение печали. Тогда оно вылезает наружу.

Многие из нас переживали чувство полного одиночества, бессмыслия в мире, внутреннего краха, безысходности. Самая глубокая форма безысходности претворяется в действие самоубийства. Безысходность субъективно воспринимается человеком как полное отсутствие сил. На самом же деле это невероятно большое, огромное наличие сил, которые, в конечном итоге, реализуются в действии самоубийства. Потому что нет среди действий душевно более трудоемкого, чем убить самого себя.

Противоположным ему является инстинкт самосохранения, вынуждающий человека резко активизироваться при угрозе жизни. Осознание человеком самого себя в одно мгновение как бы исчезает, его нет. Есть только одно действующее начало — инстинкт самосохранения. Человек бежит, перепрыгивает через высочайшие заборы, через рвы, делает совершенно невероятные усилия, к которым, казалось бы, совсем не готов. Похоже, что в мире нет ничего более сильного, чем человек, включившийся в этот инстинкт. Это огромное наличие сил. Тем не менее, в состоянии печали человек отдается действию таких сил, которые больше, чем инстинкт самосохранения.

Какой же могучей должна быть сила, чтобы привести человека к полному истощению чувства самосохранения и жизнелюбия! Она исполняет человека решимостью взять в руки пистолет и покончить с собой. Физически это действие большого усилия не требует, но на душевном плане такое решение требует гигантских усилий. И все они постепенно совершаются игрой разных Эго-влечений, а в конечном итоге — Эго-влечением к печали. Все это происходит в человеке подсознательно, он обычно не приученный к осознанию происходящего в нем, не знающий самоотвержения, становится легкой добычей собственного Эго.

Противоположно этому Эго-влечению покаяние за содеянное. Покаяние имеет разрушительную силу для всякого греха. Оно высвобождает Силы Души из плена любого Эго-влечения, утверждает в душе надежду, дарит радость жизни, чувство благодарности Богу, открывает и укрепляет веру. Иногда оно проявляется в сокрушении сердца, когда сердечный навык того или иного Эго-влечения распадается, исчезает.

Следующее Эго-влечение — гнев. Оно также кажется неприятным, но только извне. Неприятно общаться с гневливым человеком, но если мы сами в гневе — это уже совсем другое. Тот, кому свойственны яркие, сильные гневные состояния, знает, что выйти из гнева бывает чрезвычайно сложно. Более того, пока гневный эффект не будет доведен до конца, человек остановить себя просто не может. Власть гнева и сила гнева, т.е. энергия гнева, очень велики.

Удаляет гнев из человека кротость. Она растворяет это Эго-влечение и сама воцаряется в сердце человека. Кротость приносит с собой мир, незлобие, открывает способность терпения, проявляется в мужестве, т.е. способности стоять в добром до конца, даже до смерти.

Еще одно — Эго-влечение уныния или же праздности, влечение проводить время в удовольствии для себя. Отдаться праздности или унынию — это значит уйти от работы над собой, от всякой заботы о других. Праздность — значит уход от дел, от забот, от исполнения нужд окружающих людей, от отклика на нужду. Последнего это Эго-влечение вообще не знает и знать не может. Но зато есть постоянное желание заполнять тем или иным способом свое безделие. В одном случае — человек много лежит после того, как проснулся, в другом— много шатается из угла в угол, мается и не знает, чем бы заняться. И, в то же время, он, вроде бы, очень занят, но непонятно, чем. В третьем — всякая праздность: весело проводить время, танцевать, петь, состояние стрекозы: «Лето целое пропела, оглянуться не успела…».

При этом влечение к праздности использует Способности, то есть оно практически через них себя и осуществляет. Человек ударяется в ту или иную Способность и оказывается вдалеке от заботы о других. Он легкомысленно увлечен: сегодня математикой, завтра — литературой, с утра до вечера он будет находиться в них и ничего другого не помнить. Благодаря своим Способностям, при активном проживании влечения к праздности он вдали от семьи, вдали от друзей, он где-то там. От него нет смысла ждать отклика на человека — его просто не будет. Так же и при увлечении музыкой, театром, поэзией, садоводством.

Сегодня Эго-влечение уныния или праздности активно проявляется в повальном увлечении телевизором, компьютером.

Совсем иное свойственное человеку по его природе усердие ко всякому доброму делу. Если человек сызмала воспитан в таком усердии, то он будет жить своим трудом. В труде реализуется важнейшая жизненная потребность — служить ближним. Нравственные Силы Души высвобождаются в этом усердии к доброму делу, благотворение становится для человека естеством жизни. Такой человек надежен, ему можно доверять дело.

Далее: Эго-влечение к деньгам и к вещам, влечение к обогащению, т.е. восприятие себя как личность через вещи, через богатство. Крайняя форма — «скупой рыцарь». При этом совсем неважно, как использовать свое богатство. Важно и значимо то, что оно у меня есть. Формами влечения к богатству являются самые различные варианты коллекционирования. Например, чувство самодостаточности и удовлетворенности «я есть что-то» от того, что собрана большая библиотека. Читается она или нет — это неважно. Важно, что она есть. И важно, что существует внутренний процесс постепенного увеличения ее.

Существует коллекционирование предметов большего масштаба и габаритов, например: квартиры, дачи, машины при постоянной смене машин каждые два-три года.

Другой вариант — это накопление различных банковских бумаг, от отечественных купюр до иностранной валюты.

Третий вариант — это влечение к одежде, наличие шкафа со множеством костюмов и платьев. Известны случаи, когда после уличения человека в каких-то преступлениях, связанных с крупными коммерческими операциями, на его квартире обнаруживали несколько сот пар обуви. Причем все это было предназначено не для продажи, оно было здесь, чтобы было. Сюда же входит коллекционирование марок, монет, картин известных мастеров, редких изделий из фарфора и т.д. Эти мелкие страстишки на самом деле являются проявлениями крупного Эго-влечения к вещам и деньгам.

В то же время в жизни встречаются люди, которым свойственно иное качество — нестяжание. Они бескорыстны в отношениях с людьми, милостивы к нуждающимся, имеют мягкое сердце, великодушны. В них есть особое спокойствие и свобода духа. Отсюда широта отношений к людям, такт и чуткость.

Самое удивительное заключается в том, что все перечисленные положительные качества в разной мере свойственны каждому человеку. Вопрос вот только в том, воспитаны ли, развиты ли в человеке эти качества и трудится ли он сам над ними, ищет ли в себе их восстановление.

Итак, восемь Эго-влечений составляют Эго-ядро человека. В результате того, что каждое Эго-влечение у каждого из нас представлено в различных вариантах, наше внутреннее чувство собственного эгоистического «Я» очень богатое. Оно создает ложное чувство полноты жизни со всеми ее переливами и переменами настроений.

Три уровня — Способности, Эмоциональность и Эго-влечения — составляют Триаду Эго. Способности обслуживают заказ Эго-влечений и служат мастерскому исполнению их любой потребности. Эго-влечения переживаются человеком как состояние «хочется» («мне очень хочется чего-то»).



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 171