УПП

Цитата момента



Если все прочитают книги Козлова, то все станут эгоистами. И тогда мне ничего не достанется.
Одна сердитая мама

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пытаясь обезопасить ребенка на будущее, родители учат его не доверять чужим, хитрить, использовать окружающих в своих целях. Ребенок осваивает эти инструменты воздействия и в первую очередь испытывает их на своих ближних. А они-то хотят от него любви и признательности, но только для себя. Но это ошибка. Можно воспитать способность любить, то есть одарить ребенка этим драгоценным качеством, но за ним остается решение, как его использовать.

Дмитрий Морозов. «Воспитание в третьем измерении»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

ЖАЖДА СОЧУСТВИЯ

Жажда сочувствия имеет два типа проявления. Первое её проявление - это жажда сочувствия со стороны, - острая потребность в сочувствии окружающих людей.

Вторая её разновидность - это жажда выражения сочувствия, проявляющаяся в том, что человек навязывает своё сочувствие другим, наслаждаясь своей причастностью к их жизни, представляя себе их переживания по тем или иным поводам и без зазрения совести влезая в их дела, демонстрируя своё сострадание.

Такое извращённое проявление сексуальной энергии часто бывает выражено у религиозных проповедников или у людей, отказавшихся от личной жизни ради духовной помощи окружающим, по их мнению, грешникам, живущим в страдании и не обретающим счастья по причине собственных заблуждений и неверия.

Жажду выражения сочувствия часто проявляют богатые дамы, являясь в бедные кварталы с благотворительными дарами и ахая и ужасаясь по поводу «невыносимых условий, в которых вынуждены жить эти несчастные».

Жажда сочувствия со стороны обычно проявляется в виде манипулирования другими людьми с целью получения подобного сочувствия. Так мать может прямо или косвенно показывать сыну, как она буквально убивает себя ради его блага и как его поведение заставляет её невыносимо страдать. Подобные матери могут демонстрировать обмороки или сердечные приступы в случае, когда сын пытается встречаться с женщиной, которая ей не нравится, и всячески провоцировать у него чувство вины, раскаяния и сострадания к ней.

ЖАЖДА УКРЫТИЯ

Жажда укрытия - одна из гипертрофированных форм застенчивости, когда человек наслаждается ощущением внутренней безопасности, забиваясь в свою духовную скорлупу и укрываясь там от превратностей реального мира.

Естественная потребность в осознании своей личности и получении удовольствия от ухода в свой внутренний мир свойственна интровертам. Они, хотя и общаются с окружающими, при этом не вступают с ними в активный эмоциональный контакт, уделяя внешнему миру лишь часть своего внимания.

Крайние формы жажды укрытия наблюдаются у некоторых больных шизофренией, которые настолько погружаются в мир внутренних образов, что полностью утрачивают способность общаться с внешним миром. Человека с жаждой укрытия, ещё не развившейся до патологического уровня, можно легко заметить в компании или толпе. От него исходит специфическое ощущение замкнутости его мира и его внутреннего одиночества, особенно подчёркнутое общающимися между собой и реагирующими друг на друга людьми.

ЖАЖДА ЭМОЦИЙ

Жажда эмоций во многом сродни жажде ощущений. В большей степени она свойственна женщинам, хотя встречается и среди мужчин. Люди такого типа получают удовольствие не столько от общения с себе подобными, сколько от сильных эмоций, возникающих в процессе такого общения, и возбуждающих переживаний сексуальной природы.

Так, женщина может устроить бурю в стакане воды по самому незначительному поводу, подзаводя и накручивая себя вплоть до истерики, когда выбросы сексуальной энергии начинают неконтролируемо перемещаться по телу, вызывая щемящие, возбуждающие ощущения.

С жаждой эмоций связаны яростные ссоры молодых влюблённых, чья сексуальная энергия не расходуется до конца в половых сношениях и её избыток выплёскивается в бурных, близких к оргазму переживаниях драматических ссор, заканчивающихся не менее бурным примирением и обычно сопровождающихся половым актом. Поскольку подобные способы обращения с сексуальной энергией приводят к истощению организма, ссоры, которые вначале дают дополнительное сексуальное удовлетворение, перестают его приносить и обращаются в дурную привычку, уничтожающую любовь и духовную близость.

Жёны, которые целыми днями «пилят» и упрекают своих мужей, насильно втягивая их в конфликты, а потом рыдают и хлопают дверями, тоже компенсируют свою сексуальную неудовлетворённость избыточной жаждой эмоций.

Существует ещё множество всевозможных жажд, не вошедших в этот список. Потренируйте свою наблюдательность, подмечая признаки жажд у себя и своих знакомых, давая названия новым разновидностям жажд, обнаруженных вами. Подумайте, из каких потребностей развились эти жажды, по какой причине они развились и недостаточность удовлетворения каких потребностей они компенсируют.

«ЧЬЁ ИСКУССТВО ЛУЧШЕ?»

Развивая свои жажды или потакая им человек, с одной стороны, может добиться выдающихся успехов в каком-либо виде деятельности, но, с другой стороны, он проигрывает, лишая себя нормального удовлетворения многих естественных потребностей, и, в результате, обкрадывает самого себя, лишая себя способности наслаждаться жизнью и ощущать её великолепие и разнообразие. Эту мысль Спокойные развивают в притче «Чьё искусство лучше?».

Однажды встретились ученики великих мастеров рукопашного боя и заспорили, чьё искусство лучше, а рассудить свой спор попросили мудрого старца, живущего неподалёку от места их встречи.

Старец, недолго думая, назначил им несколько испытаний в результате которых выяснилось, что трое бойцов превосходят в своих умениях остальных, но, как ни пытаются, друг друга победить они не могут.

Тогда мудрец подозвал их к себе и велел каждому рассказать о своей жизни.

- День и ночь я оттачиваю своё искусство, - начал самый свирепый на вид боец. - Утренние лучи солнца не успевают ещё коснуться верхушек гор, а я уже выбегаю из своей хижины и сокрушаю ударами всё, что встречается на моём пути. Вокруг моего жилья на расстоянии трёх полетов стрелы все камни обращены в пыль, а все деревья изрублены в щепки. Теперь я решил голыми руками выдолбить в скале пещеру, и не пройдёт и года, как я поселюсь в ней.

Настал черёд другого бойца рассказать о себе. Был он серьёзным и суровым и имел вид аскета.

- Долгие часы я провожу в размышлениях и медитации, - заговорил он. - С их помощью я научил дух управлять телом, и оно, слушаясь моей мысли, может стать стремительнее стрелы, летящей в цель, сильнее самого сильного зверя и податливее воды. Долгие годы я укрощал тело болью и лишениями, чтобы заставить его подчиняться духу. Этот тяжёлый бой я веду каждодневно, ибо знаю, что если дам передышку, то тело моё возьмёт верх над разумом…

Третий боец ничем не отличался от обычных людей, и если бы мудрец собственными глазами не видел, сколь искусен он в бою, то по облику и поведению никогда не заподозрил бы в этом человеке великого воина.

- Стыдно мне перед своими соперниками, - начал свою речь третий боец. - Волею судеб вот уже более пяти лет я не могу оттачивать своё мастерство так, как делают это они, потому что мне пришлось отправиться в путешествие по просьбе моего наставника, и лишь недавно я нашёл то, что искал для него. Всё это время, как только выпадал случай, я ел побольше и спал подольше, потому что не знал, что ожидает меня завтра. Прежде чем отправиться странствовать, я несколько лет работал по дому у своего Учителя, лишь изредка получая его уроки. Я и сам не могу понять, как мне удалось научиться стольким вещам. Как-то само собой происходит, что я проникаю разумом в суть вещей.

Настал черёд мудреца сказать своё слово и решить, кто же из троих обладает наиболее ценным знанием. Немного подумав, старец изрек:

- Разумный предпочтет достижение цели меньшим потом, так как труд нам дарован для созидания…

В этой притче первые два бойца демонстрируют ярко выраженные жажды. Не зная подробностей их жизни, трудно судить, какая жажда или какой набор жажд направлял их действия. Может быть, это была жажда господина или жажда совершенства, жажда следования авторитету или жажда усложнения жизни. Тут могут быть замешаны жажда самолюбования или самоутверждения, а может быть что-то совсем другое. В своём чистом виде жажды проявляются достаточно редко, обычно ведущая жажда человека представляет собой набор близких по типу жажд.

В данном случае нам не важно, какая жажда двигала этими бойцами, главное, что эта жажда искажала их картину мира и нарушала их внутреннюю гармонию, заставляя их маниакально фиксироваться на одной форме деятельности, усиливая и питая изначальное нарушение сексуальной энергии. Они были победителями, они упорно добивались того, чего хотели, но были ли они счастливы? Возможно, они и были удовлетворены собой и своими достижениями, но тяжкий каждодневный труд по преодолению себя вряд ли обеспечивал им значительное количество положительных эмоций и радости жизни.

Что ожидало их в будущем? Снова непрестанный каторжный труд по преодолению самих себя до тех пор, пока старость и немощь окончательно не победят их могучие тела? За всю свою жизнь они научились лишь одному- быть сильными и побеждать в битвах, но они не научились самому главному - они не научились жить.

И хотя эти бойцы достигли того же самого уровня воинского искусства, что и третий ученик, они фактически выбросили потраченные на учение годы из своей жизни, ибо «вкус жизни», наслаждение жизнью, обучение жизнью прошли мимо них, не дав их телам и душам полноценного набора впечатлений, которым питается и на котором растет и совершенствуется человеческая душа.

Искусство третьего бойца было более универсальным. Наверное, он не смог бы выдолбить руками пещеру в скале, как сильный воин, или контролировать своё тело волевым усилием, как аскетичный боец, но поединок - это не только сила и не только контроль. Поэтому чем универсальнее и разностороннее подготовка, чем шире возможность восприятия, чем более задействованы интеллект, эмоции и инстинкты, тем выше мастерство. Боец, признанный лучшим, достиг того же самого результата более лёгким путём за счёт правильности и универсальности питания своей психики, то есть за счёт гармоничного удовлетворения своих естественных потребностей.

Итак:

ЖАЖДЫ - ЭТО ГИПЕРТРОФИРОВАННЫЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ. В СЛУЧАЕ ЕСЛИ НЕКОТОРЫЕ ИЗ ЕСТЕСТВЕННЫХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ДОЛЖНЫМ ОБРАЗОМ НЕ УДОВЛЕТВОРЯЮТСЯ, ВОЗНИКАЮЩЕЕ ИЗ-ЗА ЭТОГО НАПРЯЖЕНИЕ КОМПЕНСИРУЕТСЯ ЧРЕЗМЕРНЫМ УДОВЛЕТВОРЕНИЕМ КАКИХ-ТО ИНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ МОГУТ УВЕЛИЧИВАТЬСЯ В СВОЕЙ ИНТЕНСИВНОСТИ ДО НЕОГРАНИЧЕННЫХ ПРЕДЕЛОВ.

НАПРАВЛЯЯ ЗНАЧИТЕЛЬНУЮ ЧАСТЬ СВОИХ УСИЛИЙ НА УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ТОЙ ИЛИ ИНОЙ ЖАЖДЫ, ЧЕЛОВЕК ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ ПОДАВЛЯЕТ ЧАСТЬ СВОИХ И БЕЗ ТОГО ПЛОХО УДОВЛЕТВОРЯЕМЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ, И ВОЗНИКАЕТ ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ - НАКАПЛИВАЕМОЕ ОТ НЕУДОВЛЕТВОРЁННОСТИ НАПРЯЖЕНИЕ УСИЛИВАЕТ ЖАЖДУ И Т. Д.

ПОСТАРАЙТЕСЬ ОПРЕДЕЛИТЬ, ЕСТЬ ЛИ У ВАС ПОТРЕБНОСТИ, ИМЕЮЩИЕ ТЕНДЕНЦИЮ НЕЗДОРОВОГО ПЕРЕРАСТАНИЯ В ЖАЖДЫ, ОПРЕДЕЛИТЕ, КАКОГО ТИПА ЖАЖДЫ ВЫ У СЕБЯ ЗАМЕЧАЕТЕ. ПОДУМАЙТЕ, ИЗ КАКИХ НЕУДОВЛЕТВОРЁННЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ РАЗВИЛИСЬ ВАШИ ЖАЖДЫ, ПО КАКОЙ ПРИЧИНЕ ОНИ РАЗВИЛИСЬ И НЕДОСТАТОЧНОСТЬ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ КАКИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ОНИ КОМПЕНСИРУЮТ, А ЗАТЕМ ПОСТАРАЙТЕСЬ НАЙТИ СПОСОБ УДОВЛЕТВОРИТЬ СВОИ ЕСТЕСТВЕННЫЕ ПОТРЕБНОСТИ, ПРЕЖДЕ НЕ НАХОДИВШИЕ ДОЛЖНОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ.

КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЖАЖД

Жажды - это ваша составная часть, и бороться с ними - то же самое, что бороться с собой. Борьба с чем бы то ни было - это занятие, отнимающее массу времени, энергии и сил, и борьба с самим собой - одно из самых неблагодарных занятий на свете. Поэтому вместо того, чтобы бороться со своими жаждами, вы должны использовать их и организовать свои действия таким образом, чтобы жажды, исчерпав свою интенсивность, сошли на нет, вернувшись к нормальному уровню естественных потребностей.

Воины жизни учатся управлять жаждами так же, как они управляют эмоциями, вызывая их или заставляя их исчезать по собственному желанию. Научившись вызывать жажды, они затем развивают умение правильно их использовать.

Каждая жажда имеет две составляющие - конструктивную и деструктивную. Положительная функция жажды заключается в том, что она вынуждает человека сильнее концентрироваться на достижении поставленной цели, а отрицательный эффект проявляется в истощении нервной системы, потере внутренней гармонии и адекватного само о сознания. Используя жажды для достижения тех или иных целей, Спокойные выполняют специальные медитаций, увеличивая таким образом положительный эффект жажд и смягчая отрицательный. Так, добавляя к жажде жизни внутреннюю улыбку и чувство любви к собственному телу, можно стимулировать или расслаблять организм, повышая его сопротивляемость и жизненную силу.

Конструктивная составляющая жажды слуги находит великолепное применение в сексуальных отношениях, когда мужчина, с наслаждением выполняя желания женщины, доставляет удовольствие им обоим, или когда человек выказывает уважение родителям или людям, являющимся для него авторитетами, осознанно удовлетворяя таким образом некоторые свои психофизические потребности.

Наставник, правильно управляя учеником, использует конструктивную составляющую жажды господина, с одной стороны пользуясь безоговорочной властью и осознанно удовлетворяя при этом свои потребности в передаче другим людям накопленных за долгие годы знаний и опыта, но, с другой стороны, не впадая в упоение властью и не получая садистского удовольствия от доминирования над слабым.

Осознанно использовав по назначению каждую жажду, человек как бы «перерастает» её, и жажда затухает сама по себе, но память о ней закладывается в подсознание, и в случае необходимости её можно искусственным образом на время вернуть к жизни и вновь использовать в своих целях.

Притча «Волшебное копьё» рассказывает об использовании жажды ученика в целях его обучения.

Один из Следующих По Пути Истины, проходя через город, решил дать представление на базарной площади, чтобы заработать себе на пропитание на ближайшие несколько лет.

Прикрепив к дорожному посоху нож вместо наконечника, странник сделал самодельное копье и стал показывать всевозможные трюки. Вскоре вокруг него собралась большая толпа, а кто-то из местных удальцов даже попробовал посостязаться со странником в воинских умениях, но как бы они на него ни нападали, с оружием или без, он легко побеждал их, удерживая древко копья лишь тремя пальцами и награждая атакующих обидными тумаками, а то и щекоча или ударяя их остриём.

Когда же день стал близиться к вечеру и странник решил закончить своё представление, из толпы зрителей вышел юноша и обратился к нему с такими словами:

- Воистину тебе нет равных в умении обращаться с копьем, а я давно ищу Учителя, который бы согласился преподать мне это искусство.

Юноша был из богатой семьи, и об этом лучше всяких слои говорили его красивая одежда и гордый облик. Ожидая решения собеседника, он проявлял явные признаки нетерпения и не смог скрыть искру высокомерия, мелькнувшую невзначай в его прищуренных глазах.

Видя, что странник медлит с ответом, юноша поспешил продолжить свою речь, пообещав тому хорошую плату за обучение, и предложил ночлег в своём доме вместе со слугами.

Странник не желал наживать себе могущественных врагов, но очень хогел продолжить путешествие. Поэтому он сказал юноше:

- Я ничтожный человек, а не великий мастер, а всё, что ты видел, - лишь проявление могущества волшебной силы этого копья, - он указал на посох с прикрепленным к нему ножом и продолжил: - Всё, чему я обучен, - это умение прислуживать ему.

Загоревшиеся в глазах у юноши алчные огоньки выдали его желание завладеть волшебным копьем.

Пренебрежительным тоном, в котором не осталось и тени почтения к страннику, юноша сказал:

- Мой отец купит у тебя копье, и ты получишь за него всё, что пожелаешь. Если же ты воспротивишься этому, то копье отберут у тебя силой.

Улыбнувшись, странник ответил:

- Не я владелец копья, а оно - мой властелин. Его нельзя ни купить, ни украсть, ни отобрать силой. К нему только можно пойти в услужение и научиться исполнять его прихоти.

- Так вот почему у этого копья такой невзрачный вид, - воскликнул юноша. - Волшебная сила не хочет привлекать к себе внимание непосвящённых. Научи же меня оказывать ему почести и выполнять его приказания.

- Если желаешь научиться служить ему и пользоваться его покровительством, - ответил странник, - придется тебе сначала заплатить за место чиновника при копье, обучение и содержание за год вперёд, а затем отправиться в путешествие к святым горам вслед за копьем, ибо туда оно как раз и направляется.

К вечеру того же дня всё было улажено, и странник с юношей и копьем двинулись в путь…

Шли дни, менялись времена года, и юноша из своевольного, изнеженного и капризного подростка превратился в могучего воина.

Однажды, когда спутники взошли на высокий перевал, странник бросил копье в глубокое ущелье и с трудом удержал юношу, который чуть не прыгнул за ним вниз.

- Ты постиг высокое мастерство, но не познал корней жизни, - обратился мудрый странник к своему молодому другу. - Ни одна вещь на свете не стоит того, чтобы рисковать из-за неё жизнью. Что же касается волшебной силы копья, то, пока ты учился управлять им, предугадывая его желания, она вся перешла в тебя.

После этих слов на юношу снизошло прозрение.

- О Великий, - обратился он к мудрецу, - возьми меня в ученики и назначь плату за обучение.

- За истинное знание не берут мзды, ибо ты и так отдаёшь ему жизнь, - сказал странник.

- Почему же ты тогда при нашей встрече потребовал плату? - спросил юноша.

. - Люди не ценят того, что им достаётся даром, и мерой всех достоинств сделали золото. Но истинные ценности всегда с тобой и вокруг тебя. Это ты сам, воздух, которым ты дышишь, земля, на которой ты стоишь, пища, что утоляет твой голод, вода, утоляющая твою жажду, и одежда, что согревает тебя. Никакие другие богатства с ними не сравнятся,

Однако ты никогда не пошёл бы со мной в день нашей встречи, если бы я рассказал тебе об этом. Люди мира больше всего ценят власть, и ты тоже был таким. Но я увидел в тебе жажду истины и стал учить тебя любить жизнь. В день нашей встречи я взял тебя в ученики, но ты узнал об этом только сейчас.

Странник улыбнулся, взглянув на ученика, и пошёл своей дорогой…

В этой притче странник разглядел в юноше жажду истины, которую тот не осознавал, влекомый более сильными жаждами - жаждой обладания, жаждой могущества и жаждой самолюбования.

Играя на этих жаждах, странник заставил юношу последовать за ним, и жажда обладания волшебным копьем помогла капризному подростку преодолеть все тяготы скитаний и обучения и превратиться в опытного воина.

Тогда странник выбросил копье и дал юноше новое объяснение своих действий. Это помогло ученику осознать свою жажду обладания, и эта жажда, выполнив своё предназначение, изжила сама себя и исчезла, расчистив место иной жажде, уже более мягко выраженной, - жажде следования за Учителем.

Со временем и эта жажда выгорит и исчезнет, на смену ей у юноши возникнет новая жажда, уже почти превратившаяся в нормальную потребность, и юноша перейдет на новый виток Пути, расширяющий его модель мира.

Когда человеком владеет одна или несколько жажд, эти жажды заглушают естественное проявление потребностей человека. Более того, человек часто даже не подозревает о том, что у него есть какие-то неудовлетворённые потребности, но общая неудовлетворённость постепенно накапливается, даже в том случае, если основные жажды удовлетворяются, и это нарушает гармонию его существования.

Так человек, обуреваемый жаждой власти и добившийся богатства и высокого общественного положения, редко бывает счастлив в личной жизни, поскольку естественная потребность в любви и человеческой близости не выходит у него на сознательный уровень, он не уделяет должного внимания удовлетворению этой потребности и, в связи с этим, не может чувствовать себя полностью счастливым.

В пылу борьбы за власть он не замечает своей внутренней неудовлетворённости, но, как только борьба заканчивается и он выходит на вершину успеха, происходит ужасная вещь. Его жажда полностью удовлетворена, она перестаёт быть основной ведущей силой его действий, и тут на поверхность выходит годами накапливавшаяся неудовлетворённость остальных потребностей, и наступает душевный кризис. Ему повезёт, если он сможет пробудить в себе иную жажду и заняться процессом её удовлетворения, в противном случае его ждет эмоциональный хаос и потеря смысла жизни.

По той же самой причине любовь, которая казалась безмерной, страстной и вечной, обращается в отчуждение или даже отвращение после медового месяца. Человек, готовый идти на любые крайности ради удовлетворения своей жажды любви и сексуальной близости и всеми путями добивавшийся взаимности, после получения вожделенной награды - предмета своего обожания - удовлетворяет наконец свою жажду, и тут на поверхность выходят иные неудовлетворённые потребности, такие, как потребность в разнообразии, потребность в одиночестве, потребность в понимании и сочувствии, потребность в надёжности и безопасности и т. д.

Ерш же, как обычно бывает, партнёры, удовлетворив свою жажду сексуальной близости, выясняют, что они не способны удовлетворить остальные жажды и потребности друг друга, любовь исчезает, и на её месте возникает сложный букет из разочарований, негативных чувств и горьких воспоминаний о былой страсти.

Подобную ситуацию Лермонтов великолепно описал в знакомом нам со школы рассказе «Бэла». Там Печорин со всем пылом страсти добивается любви похищенной для него девушки и, в конце концов влюбив её в себя, начинает испытывать нестерпимую скуку.

Вообще Печорин может служить ярким примером неприятных последствий, к которым приводит отсутствие удовлетворения естественных человеческих потребностей. В его случае первое, что бросается в глаза, - это неспособность Печорина к установлению эмоциональных контактов с другими людьми. В его жизни нет места глубокой дружеской привязанности или любви. Мы не знаем, каким образом в его модели мира возник подобный запрет на любовь и привязанность - возможно, в этом была виновата холодность его матери или разочарование в первой любви. Часто в основе подобного внутреннего отрицания любви и привязанности лежит глубинный страх испытать боль, если человек, которого ты любишь, отвергнет тебя, бросит или предаст.

Мы замечаем, что, когда Печорин не поглощён удовлетворением какой-либо своей жажды, он испытывает состояние скуки и внутренней пустоты. Жизнь кажется ему ненужной и бессмысленной, поскольку именно чувство любви и эмоциональной привязанности, не важно к чему-к месту, где ты живёшь, к миру, который тебя окружает, к делу, которым ты занимаешься, к животным, друзьям или близким, - и является основным источником положительных эмоций, делающих человека счастливым и заставляющим его ощущать свою жизнь наполненной и осмысленной.

Неспособность к эмоциональной привязанности компенсируется у Печорина набором жажд, близких к жажде самоутверждения и жажде ощущений. Ощущение опасности, игра со смертью, азартные игры, соревнование в борьбе за любовь женщин - это те самые стимулы, которые возбуждают его, на время заполняя пустоту и помогая заглушить ощущение общей неудовлетворённости и разочарования,

Воины жизни лишены жажд. Они учатся осознавать, развивать и удовлетворять все свои потребности, и это делает их независимыми, счастливыми и гармоничными.

Будда когда-то сказал: «Желания приносят страдания. Человек, который избавится от желаний, избавится от страданий».

Спокойные придерживаются другой точки зрения. Избавить человека от желаний может только смерть. Когда хочется есть, можно усилием воли подавить голод, но, если полностью избавиться от желания есть, человек умрёт. Поэтому последователи Шоу-Дао переформулировали эту мысль Будды следующим образом: «Жажды приносят страдания. Человек, который избавится от жажд, избавится от страданий».

Эта формулировка также требует некоторых дополнений и уточнений, потому что одного лишь избавления от жажд недостаточно для того, чтобы ощущать себя полностью счастливым. Оно должно сопровождаться осознанием своих подлинных потребностей и знанием о том, как их правильно удовлетворить, одновременно неограниченно развивая свою способность наслаждаться жизнью.

Хотя это может показаться парадоксальным, но в истории Будды и в истории Печорина есть нечто общее. Поиск избавления от страданий через отсутствие желаний, через отсутствие эмоционального отношения к происходящему, на долгое время ставший основной навязчивой идеей принца Гаутамы, возник у него в связи с глубокой эмоциональной травмой, подобно тому, как сформировалось глубинное отрицание эмоциональных привязанностей у Печорина.

Мы помним, что в молодости Будда был счастливым и беспечным принцем, жившим в прекрасном дворце, окруженном великолепным садом.

Его малейшие желания немедленно выполнялись угодливыми слугами. Отец Гаутамы, желающий, чтобы ничто не омрачало жизнь его любимого сына, повелел, чтобы принца полностью оградили от любых проявлений горя и страданий. Принц вырос, не подозревая, что в мире существуют беды и нищета, болезни и смерть.

Беззаботная юность принца закончилась, когда он увидел мёртвого человека. В этот момент, столкнувшись с реальностью, прекрасная, светлая и радостная модель мира Гаутамы разрушилась, как карточный домик. Никогда не сталкиваясь с горем, болью, страданием и смертью, он не знал, что это такое, а поэтому не умел сопротивляться им.

Психическая травма была настолько сильна, что принц решил перечеркнуть всю свою прошлую жизнь. Воспоминания о радости полностью улетучились из его души, сменившись од ним ужасающим, раздирающим душу воспоминанием о том, что мир наполнен горем, страданием и смертью. Новый взгляд на мир будущего основателя великой религии был столь же ограниченным и неполным, что и его прежний взгляд на мир, но теперь все помыслы Гаутамы обратились в одну-единственную жажду, основанную на жажде жизни, жажде безопасности - он решил найти универсальный рецепт, как раз и навсегда избавить человечество от страданий.

Так, после долгих лет скитаний, умерщвления плоти и медитаций, Гаутама достиг просветления, став Великим Буддой, а человечество получило новую религию.

Пример Будды показывает нам, что, используя жажды, можно многого добиться, но, в случае если вы не собираетесь облагодетельствовать человечество новой религией или какими-то гениальными свершениями, разумнее будет не слепо отдаваться своим жаждам, автоматически следуя за ними, а отслеживать их, сознательно используя их конструктивную составляющую и постепенно ослабляя и сводя на нет составляющую деструктивную.

Так, жажды, заставляющие вас просаживать деньги за карточным столом, покупать массу вещей, которые вам совершенно не нужны, скандалить в тщетной попытке изменить мир или окружающих людей, гнать на бешеной скорости в автомобиле, наслаждаясь ощущением опасности и риска, рыдать, погружаясь в пучины жалости к себе вместо того, чтобы попытаться как-то исправить ситуацию, - деструктивны, и, осознав их, нужно предпринять определённые шаги в направлении удовлетворения естественных потребностей, из-за неудовлетворённости которых развились эти жажды.

Конструктивные жажды заставляют вас целеустремлённо добиваться поставленных целей, которые могут быть действительно важными и полезными для вас. Чтобы стать чемпионом в каком-то виде спорта необходимо иметь сильную жажду победы, жажду постоянного совершенствования.

То же самое относится к изучению чего-то, к работе или творчеству. Отметив у себя конструктивные жажды, научитесь управлять ими таким образом, чтобы посвящать себя этим жаждам лишь в отведённое для них время. Например, не стоит дома навязчиво думать о работе или предаваться бесплодным фантазиям о достижении цели. Отдавая себе отчёт о своих жаждах, постарайтесь в то же время полноценнее удовлетворять потребности, из-за неудовлетворения которых развились эти жажды. С некоторой практикой вы достигнете определённой гармонии во взаимодействии жажди потребностей, когда, с одной стороны, какая-то жажда будет помогать вам добиваться нужных результатов, а с другой стороны, у вас не будет накапливаться общая неудовлетворённость, и, почувствовав, что следование жажде чересчур истощило вас, вы сможете на время переключиться на удовлетворение нужных потребностей, приводя свою психику к состоянию гармонии.

Итак:

НЕ ПЫТАЙТЕСЬ БОРОТЬСЯ С СОБСТВЕННЫМИ ЖАЖДАМИ. ВМЕСТО ЭТОГО УЧИТЕСЬ ОСОЗНАВАТЬ ИХ И УПРАВЛЯТЬ ИМИ. УПРАВЛЯТЬ ЖАЖДАМИ МОЖНО ЧЕРЕЗ ПОТРЕБНОСТИ, НЕДОСТАТОЧНОСТЬ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ КОТОРЫХ ВЫЗВАЛА РАЗВИТИЕ ЖАЖД.

ЧЕМ ПОЛНОЦЕННЕЕ ВЫ БУДЕТЕ УДОВЛЕТВОРЯТЬ ЭТИ ПОТРЕБНОСТИ, ТЕМ СЛАБЕЕ БУДЕТ ВЫРАЖЕНА ЖАЖДА-

ЖАЖДЫ БЫВАЮТ КОНСТРУКТИВНЫЕ И ДЕСТРУКТИВНЫЕ. СЛЕДОВАНИЕ ДЕСТРУКТИВНЫМ ЖАЖДАМ НАНОСИТ ВАМ ОЧЕВИДНЫЙ ВРЕД, И ПОСТЕПЕННО, БЕЗ НАПРЯЖЕНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ НИХ.

КОНСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ ПОМОГАЮТ ВАМ ДОБИВАТЬСЯ ЦЕЛЕЙ, ПОЛЕЗНЫХ ДЛЯ ВАС. НАУЧИТЕСЬ КОНТРОЛИРОВАТЬ СВОИ КОНСТРУКТИВНЫЕ ЖАЖДЫ (ОПЯТЬ-ТАКИ ЗА СЧЁТ РЕГУЛЯРНОГО УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ИЛИ НЕУДОВЛЕТВОРЕНИЯ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ) ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, СЛЕДОВАНИЕ ЖАЖДЕ ПОМОГАЛО ВАМ ОПТИМАЛЬНЫМ ОБРАЗОМ ДОБИВАТЬСЯ ПОСТАВЛЕННОЙ ЦЕЛИ, А С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ЧТОБЫ ИЗ-ЗА СЛЕДОВАНИЯ ЖАЖДЕ У ВАС НЕ НАКАПЛИВАЛАСЬ ОБЩАЯ НЕУДОВЛЕТВОРЁННОСТЬ.

ТОГДА, ПО МЕРЕ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ, ЖАЖДА БУДЕТ ИСЧЕРПЫВАТЬ СЕБЯ, ОБРАЩАЯСЬ В НОРМАЛЬНУЮ ПОТРЕБНОСТЬ.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 190