АСПСП

Цитата момента



В конце концов каждый остается один. И вот тут-то и важно, кто этот один.
Поцелуйте своих близких!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Проблема лишь в том, что девушки мечтают не о любви как таковой (разумею здесь внутреннюю сторону отношений), но о принце (то есть в первую очередь о красивом антураже). Почувствуйте разницу!

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

Бездумное, лишенное лотки физическое оскорбление.

Решающим моментом для зарождения склонности к саморазрушению служит проявление насилия в форме эмоционального или физического оскорбления, дополняющее ощущение покинутости. Это проявление эмоционального или физического оскорбления должно также нарушать законы элементарного здравого смысла. Если ребенок избит за поломку вещи, представляющей для его семьи какую-то значительную ценность, он, по крайней мере, знает, за что несет наказание, хотя само по себе битье детей едва ли можно считать приносящей положительные результаты мерой воспитания. Но когда ребенка регулярно избивают по одной лишь той причине, что родители пьяны или пребывают в дурном расположении духа, у ребенка разрушается представление о справедливости и разрывается логическая причинно-следственная связь. Тот же сценарий нанесения оскорбления может иметь место при наличии у родителей различных психических отклонений, когда отец или мать представляет себе ребенка исчадием ада или носителем какого-либо злого начала, которое в нем необходимо искоренить.

Наказание без причины.

Если ребенка за пролитое молоко выгоняют из-за стола, оставляют без ужина и на весь следующий день запирают в его комнате, то такое наказание разрушает в ребенке чувство справедливости, поскольку по тяжести своей оно скорее соответствует расправе за какое-либо преступление, которого ребенок вовсе не совершал. В таких ситуациях дети начинают понимать, что жизнь — вещь совершенно непредсказуемая. То их бросают совершенно одних, порождая в им чувство покинутости, а то подвергают жестокому обращению без сколько-нибудь обоснованной причины. Иного восприятия жизни появиться у них не может. А такая жизнь вовсе не стоит того, чтобы ею дорожить.

Цикл «покинутость — оскорбление» в своих максимальных проявлениях может достигать чрезвычайно широкой амплитуды. Мне приходилось работать со взрослыми, которых в детском возрасте избивали, связывали, жгли сигаретами, обливали мочой, насиловали, заставляли в присутствии взрослых производить половые действия непередаваемой извращенности, вынуждали убивать животных и так далее. К несчастью, в деле истязания детей человеческое воображение поистине не знает границ. Последствия тому в большинстве случаев одни и те же: ребенок становится чрезвычайно восприимчив к воздействию дракона саморазрушения. Как только чудовище берет верх, ребенок немедленно выплескивает испытанное им насилие на окружающих, проявляя его в форме вандализма, агрессии или криминальных действий.

Еще более усложняет обстановку то, что иногда люди испытывают настоящую страсть к саморазрушению и без наличия описанных выше условий. Люди — загадочные существа, и в их поведении всегда отыщется исключение из любого правила. Иными словами, дракон саморазрушения иногда способен найти лазейку к человеку — особенно в юношеские годы, — даже несмотря на то, как складывалось его воспитание в семье. Я лично склонен полагать, что результат выбора — позволять дракону саморазрушения довлеть над собственной судьбой или нет — всегда зависит от самого человека.

Рассказ о Спили: история развития саморазрушения.

Стоили был богачом по всем стандартам. Он много путешествовал и вел первоклассный образ жизни. Он был членом самых изысканных частных клубов, разъезжал на последней марке спортивной машины и одевался у лучших модельеров. Была у него и одна странная склонность — резать себя осколками стекла, пока рана не начинала обильно кровоточить. Обычно такие эксцессы случались на исходе ночи после большой дозы выпитого вина, смешанного с каким-нибудь наркотиком. Стоили постоянно испытывал чувство отчаяния и демонстрировал все признаки склонности к самоубийству. Он зачастую терял над собой контроль и испытывал страх при мысли, что в один из дней перешагнет опасную грань, или перерезав себе вены, или приняв слишком большую дозу наркотика.

В семье Стоили был старшим из четырех детей. Его отец был крупным финансовым воротилой, занимавшимся скупкой и перепродажей терпящих убытки предприятий и компаний, а мать принадлежала к «сливкам» высшего общества и отличалась склонностью к ипохондрии. И мать, и отец крепко выпивали и, находясь дома, подвергали детей жестокому обращению. Стенли рос под присмотром нянек и воспитателей, так как его родители постоянно путешествовали. В шестилетнем возрасте его отдали в школу-интернат. В течение последующих 10 лет его переводили из одной школы в другую, поскольку его отовсюду отчисляли за плохое поведение. Он чувствовал себя одиноким и покинутым. Периодически его подвергали физическому и сексуальному оскорблению: дома — отец, а в школе — классный наставник. В ответ он научился оказывать на людей давление и манипулировать ими в личных целях. Это давало ему определенное ощущение контроля, который над своей собственной жизнью он удержать не мог.

Стекли начал выпивать еще в детском возрасте, и в 11 лет научился наносить себе резаные раны и делать наколки. Он перенял оскорбительное отношение к себе родителей и сделал грубость своей основной манерой обращения с окружающими. Образование его остановилось на самой зачаточной стадии, и родители фактически купили ему диплом, делая крупные пожертвования в частные школы, которые он посещал. У Стенли не было никакой мотивации для получения образования: он знал, что в 21 год унаследует крупное состояние своих родителей.

Стекли был упитанным, с избыточным весом юношей, обладавшим довольно заурядной внешностью. Он ненавидел черты лица, доставшиеся ему от родителей, и не строить иллюзий по поводу своей привлекательности. Он чувствовал, что не способен соперничать своей внешностью с другими представителями его класса. Его нападки были направлены на себя самого, поскольку он считал свою жизнь никчемной и бессмысленной. В 25 лет он унаследовал еще более крупную сумму денег и принялся расшвыривать их направо и налево, не получая от этого, однако, ни малейшего удовольствия. Он резал себе руки чуть не каждый день, а перед сном завел себе привычку выпивать по две бутылки вина, запивая им снотворное. Трижды его увозили на «скорой помощи» для промывания желудка. Один раз он порезал руку настолько сильно, что долгое время находился под присмотром врача. В течение нескольких лет он переходил от одного психотерапевта к другому, но поскольку не делал никаких попыток работать над собой, то не добивался и положительных результатов.

Когда Стенли обратился за помощью ко мне, он пребывал в таком отчаянии и был так напуган, что у него появилась более сильная, чем обычно, мотивация для работы над собой. Однако даже находясь в отчаянном положении, он не мог удержаться от оскорблений и в отношении меня лично, и по поводу моего кабинета, метода моей работы, одежды и всего, на что способен был направить свои нападки. Накануне он присутствовал на одной из встреч, сопровождавшейся безмерным количеством спиртного, после которой он отправился в поход по магазинам, где оставил целое состояние. Поначалу мне приходилось держать себя с ним очень сурово и настойчиво требовать от него внимания, сдержанности и трезвого образа жизни. Он постоянно хотел прервать курс лечения и отправиться отдохнуть в Париж или Мадрид, но я предупредил, что не возобновлю работу с ним, если он не воспримет курс лечения со всей серьезностью и не посвятит себя ему всецело. С ворчанием, жалобами и нападками он, тем не менее, подчинился. Работа была долгой, тяжелой и мучительной для нас обоих.

Стенли регулярно угрожал покинуть меня совершенно так же, как когда-то покинули его самого. Он пытался нанести мне оскорбления, каким в детстве подвергали его. Помимо этого, он сто/л же регулярно оскорблял и себя, постоянно ощущая собственную покинутость. Однако постепенно, по мере возрождения в нем чувства самоуважения и способности к дисциплине, его отношение к себе изменилось, и он скорее предпочитал теперь жить, нежели умереть. Он реже резал себе руки и в конце концов перестал совсем. Долгое время большой проблемой для него оставалось спиртное, но впоследствии он смог отказаться и от него. Коренным образом жизнь его переменилась, когда он занялся филантропической деятельностью, потребовавшей от него времени, определенных, обязательств перед людьми и, конечно, денег.

Какими бы ни были причины и основания для развития склонности к саморазрушению, будь то испытанное насилие над собой, ощущение покинутости или просто жизненный выбор, человек способен избавиться от этого нежелательного спутника путем использования серии определенных упражнений.

Семь ступеней развития дракона саморазрушения.

Первая ступень: ребенок покинут.

Вторая ступень: ощущение покинутости ломает внутренний стержень ребенка.

Третья ступень: нанесение эмоционального или физического оскорбления.

Четвертая ступень: ребенок поворачивается против себя самого.

Пятая ступень: ребенок боится остаться без присмотра.

Шестая ступень: ребенок начинает понимать, что приобретение контроля со стороны является для него жизненно важной необходимостью.

Седьмая ступень: ребенок утрачивает осознание ценности жизни. Смерть кажется ему лучше

Первая ступень: ребенок покинут.

Пораженный драконом саморазрушения грудной малыш или ребенок в раннем возрасте ощущает отсутствие проявления к себе любви, выражающегося в его кормлении и обеспечении безопасности. Для ребенка это все равно что оказаться одному посреди бушующего океана, где ему негде укрыться от ветра, холода и дождя. Если с самых первых дней жизни чувство покинутости воспринимается ребенком слишком остро, смерть для него неизбежна. Если спорадические проявления ласки все же присутствуют, смерть посредством Дракона саморазрушения будет подступать к нему но процесс может растянуться на многие годы.

Исследования показывают, что для ребенка, один из родителей которого покончил жизнь самоубийством очень велика вероятность того, что он уйдет из жизни подобным же образом.

Ощущение покинутости является одной из ключевых составляющих для формирования разрушительной модели поведения. Ощущение это зарождается в детстве, вместе с базисным чувством доверия. Последствия как эмоциональной, так и физической зависимости для ребенка одни и те же: формирование недоверия к окружающее миру и недоверия к своей способности справиться с жизнью. Причины замкнутости значения не имеют. Отсутствуют ли родительское внимание вследствие психического расстройства, госпитализации, алкоголизма, наркотической привязанности, самоубийства, смерти, войны, нищенского образа жизни или постоянной занятости — последствия одни и теже.

Если окружении ребенка заполнены любящими дедушками и бабушками, старшими братьями и сестрами, ближайшими родственниками или семьей, взявшей ребенка на воспитание, тяжелые последствия могут быть устранены или же интенсивность саморазрушения значительно умерена. Однако слишком часто дети остаются предоставленными на произвол судьбы, без проявления к ним ласки и заботы со стороны взрослых. Таким образом, смысл ключевой составляющей заключается в том, что ребенок ощущает и испытывает свою покинутость, какие бы причины ее не вызывали.

Вывод и принятое решение: «Я совсем один, а мир вокруг такой ужасный. Я слишком мал, чтобы ужиться в нем».

Вторая ступень: ощущение покинутости ломает внутренний стержень ребенка.

Не испытывая на себе проявления ласки и внимания, ребенок начинает осознавать, что никто не заботится ни о его теле, ни о том, что его окружает. Он может часами лежать в своей кроватке в мокрых пеленках. Когда он голоден, болен, испытывает холод и страх, никто к нему не подходит, не берет на руки, давая ему уверенность в том, что кто-то держит под контролем ситуацию, в которой он находится.

Это открывает путь к проникновению в его сердце дракона саморазрушения. Когда никто не проявляет о ребенке заботу и внимание, дракон берет эту ответственность на себя, так как не видит вокруг соперников. Он говорит: «Я о нем позабочусь. Я буду ему вместо родителей. Отдайте этого ребенка мне, и я воспитаю его, как это нужно мне». Однако на этом этапе еще не готовы условия, обеспечивавшие бы чудовищу гарантированную победу. Необходимо еще нанесение ребенку оскорбления, что создавало бы для дракона требуемую ситуацию.

Вывод и принятое решение: «Никто обо мне не заботится. Никто не контролирует ситуацию. Я всеми покинут».

Третья ступень: нанесение эмоционального или физического оскорбления.

Дети, страдающие склонностью к саморазрушению, часто подвергались необоснованному, иррациональному наказанию или прямому истязанию. Это истязание могло быть следствием проявления садистских наклонностей их родителей, умственных отклонений, извращенности воспитателей или суровых моральных законов, которых придерживались их родители. Какой бы ни была причина, нанесенное оскорбление подрывает в ребенке всякое представление о наличии справедливости в правилах игры и разумной обоснованности жизни.

Фред, приговоренный к пожизненному заключению за убийство полицейского, рассказывал следующую историю о первых годах своей жизни: «Мой отец, крупный, дородный мужчина, был матросом торгового судна и появлялся домой очень ненадолго, основное время проводя в море. Он любил крепко выпить и побывал во многих тюрьмах за драки и нарушение общественного спокойствия. Мать, маленькая, испуганная мышка, работала не покладая рук, пытаясь хоть как-то удовлетворить нужды семьи. Когда отец был дома, она ощущала непреодолимую робость, и на ее защиту или какую-нибудь поддержку рассчитывать не приходилось. Время от времени в пьяном угаре отец вытаскивал свой ремень и жестоко избивал нас, своих детей, без какой-либо причины, просто уча нас тому, что жизнь — это не кровать, устланная лепестками роз, и нам следует к этому привыкать». Фред хорошо усвоил преподнесенную отцом науку. Всеми покинутый, избиваемый без причины, он в 13 лет убежал из дому и с головой окунулся в жизнь преступного мира и проституции.

Вывод и принятое решение: «Мои воспитатели подвергают меня оскорблениям и не способны держать себя под контролем. Я оставлен без присмотра, потому что не могу их остановить. Окружающий мир — это враждебное место».

Четвертая ступень: ребенок поворачивается против себя самого.

Ребенок почти всегда перенимает поведение, наблюдаемое им в своих воспитателях. Широкие исследования свидетельствуют, что если родители подвергали ребенка оскорблениям, тот, в свою очередь, также приобретает тенденцию к оскорбительному поведению, направленному как на окружающих, так и на себя самого. Ребенок идентифицирует себя со своим агрессором и считает: «Если они меня бьют, значит, я должен быть плоим, иначе из-за чего же она меня будут бить». Маленький ребенок не в состояния осознать то, что родители могут быть неправы.

Ребенок, пораженный драконом саморазрушения, зачастую может оказывать такое же разрушительное воздействие на свое окружение. Однако чаще всего люди проявляют тенденцию к саморазрушению и не стремятся причинить вред окружающим. В решающей степени это зависит от уровня их зрелости.

Следующим соображением ребенка в процессе развития дракона является мысль, что «если я плохой, я должен понести наказание. Значит, я должен убедиться, что меня наказывают». Иногда соображение может быть и такого рода: «Если я плохой, значит, я плохой и по отношению к окружающим. Я их тоже накажу». Гамма подобных умозаключений может быть весьма широкой и многообразной, поскольку дракон саморазрушения применяет разноплановый подход к победе над человеческой личностью.

Вывод и принятое решение: «Я плохой. Я должен быть наказан. За это я накажу весь мир».

Пяты ступень: ребенок боится остаться без присмотра.

Во-первых, в силу своей покинутости, ребенок чувствует, что никто не несет ответственности и не держит под контролем то, что его окружает. Это вызывает в нем страх, поскольку речь идет о его возможности выжить в данных условиях. В раннем возрасте ребенок совершенно беспомощен, и если ему не предоставляется поддержка, смерть является для него реальной угрозой.

Во-вторых, подрастая, ребенок видит, что его родители или воспитатели большую часть времени не способны контролировать свои действия. Его родители могут страдать хроническим алкоголизмом, умственными расстройствами или иметь склонность к садизму. Они теряют над собой контроль без каких-либо внешних провоцирующих воздействий. В результате ребенок начинает все больше опасаться неконтролируемых действий с их стороны, а поскольку у него перед глазами нет модели контролируемого поведения, он также тяготеет к неуправляемости собственных действий. Стремление к внешнему контролю становится для него жизненно важной необходимостью.

Внутренний контроль является для него иллюзорным и сомнительным.

Вывод и принятое решение: «Мои родители неуправляемы. Мне необходим чей-то надзор. Моя жизнь в опасности».

Шестая ступень: ребенок начинает понимать, что приобретение контроля со стороны является для него жизненно важной необходимостью.

Такой ребенок растет в атмосфере непредсказуемости, где отсутствует адекватное руководство со стороны наставников. В результате в сознании ребенка происходит чудовищный раскол. Став старше, такие дети зачастую обращаются к наркотикам или алкоголю как к средству защиты от пугающей их окружающей среды или как к ответу на давление сверстников, которому они не способны противостоять. Чудовищными последствиями такой тенденции служит потеря ребенком контроля над собой и его привязанность к наркотической или алкогольной зависимости.

Этот процесс заслуживает пристального рассмотрения. Сначала ребенок испытывает на себе оскорбления со стороны родителей. Он воспринимает себя «плохим». Он думает: «Раз я плохой, я заслуживаю дурного обращения. Следовательно, я сам буду дурно обращаться с собой. Подвергая себя дурному обращению, я лучше буду постоянно держать ситуацию под контролем, нежели испытывать на себе периодические проявления дурного обращения и оскорблений». Он полагает, что в большей степени контролирует ситуацию, если принимает на себя задачу саморазрушения. Таким образом он воспитывает в себе зависимость от контроля.

Пораженные драконом саморазрушения люди делают следующий шаг навстречу гибели. Они формируют привычку обеспечивать себе контроль со стороны смерти. Всем известно, с какой настойчивостью алкоголики доказывают, что они способны удержать себя под контролем. «Со мной все в порядке, — говорят они. — После пяти стаканов „Кровавой Мэри" я отлично управляюсь с машиной». Свидетельства обратного встречаются на каждом шагу. Эти люди не только теряют контроль над двигательными функциями своего тела, но утрачивают и контроль над машиной, что нередко заканчивается трагически.

Следствием потери контроля являются скандалы, ссоры между супругами, сексуальное оскорбление детей, нанесение себе увечий, потеря работы — это лишь малая толика бесчисленных результатов неуправляемого поведения.

Люди, находящиеся под воздействием дракона саморазрушения, известны своей склонностью к опасному риску, чем они пытаются доказать свой контроль над ситуацией. Они гонят автомобиль или самолет на предельно возможной скорости или выписывают отчаянные пируэты на мотоциклах, чтобы посмотреть, как далеко они могут пролететь, прыгнув на полной скорости с трамплина. Они за один день могут проиграть все, что имеют, в карты или в рулетку. Зависимость помогает им убедить себя, будто они всегда контролируют свои действия, но в действительности они никогда этому не верят. Они могут снова и снова подвергать себя риску, поскольку не доверяют получаемым доказательствам и считают их случайным стечением обстоятельств. Они могут выиграть заключенное пари и даже сделать себе имя, но в результате они неизменно терпят поражение, заходя в своих опытах слишком далеко. В конечном итоге они утрачивают над собой контроль и доказывают правомерность и обоснованность самых худших своих страхов — они действительно неспособны были контролировать свои действия.

Вывод и принятое решение: «Я все время должен держать себя под контролем. Я должен доказывать себе, что у меня есть над собой этот контроль. Я буду контролировать дурное обращение».

Седьмая ступень: ребенок утрачивает осознание Ценности жизни. Смерть кажется ему лучше.

Дракон саморазрушения окончательно решает судьбу ребенка, когда подводит его к следующему парадоксу. «Удерживай контроль во что бы то ни стало, — говорит чудовище и туг же высказывает следующую мысль: — Жизнь не стоит того, чтобы ее продолжать». В юности такие люди подвергают свой самоконтроль все новым и новым испытаниям, проводя их методом самого дурного с собой обращения. Лежащая на поверхности их сознания идея заключается в следующем: «Я докажу, что способен контролировать свои поступки и смогу победить смерть». Однако в глубине их сознания таится предательская, коварная мысль: «Жизнь не стоит того, чтобы ее продолжать». Так люди, пораженные драконом саморазрушения, неизбежно приходят к финальному заключению: «Смерть лучше жизни». Для таких людей смерть — это всегда самоубийство, пусть даже иногда оно может выглядеть как несчастный случай. Ирония состоит в том, что самоубийство является для них финальным и подконтрольным актом. «Я убью себя, — говорят они. — Больше никто этого для меня не сделает».

Развитие этого процесса можно остановить, однако лишь приложив к тому старание, самодисциплину и огромное желание.

Вывод и принятое решение: «Смерть лучше, чем жизнь. Я убью себя».

Большая ложь дракона саморазрушения.

Дракон саморазрушения заставляет людей поверить, будто тщательный внешний контроль за ними служит решением всех проблем. Ничто не может быть дальше от истины. Хотя основное восприятие людей с умственными отклонениями заключается в том, что их считают дикими, необузданными и смертельно опасными, большинство людей становятся пациентами психиатрических лечебниц именно из-за повышенного над ними контроля, а не его недостаточности. Человек, обуреваемый навязчивыми идеями и целыми днями моющий под краном с водой свои руки, на самом деле страдает от избытка контроля. Как это ни парадоксально, одно лишь это действие не подвластно его контролю, хотя во всем остальном любое проявление его личности подвергается жесткому повышенному контролю.

Многие из профессиональных спортсменов и рок звезд достигли своего уровня именно потому, что сами их усилия, направленные на приобретение наиболее полного внешнего контроля, позволили им настолько преуспеть в том, чем они занимаются. Однако это желание находиться под внешней опекой никогда не может быть полностью удовлетворено, пока делами заправляет дракон саморазрушения, поскольку вместе с потребностью в контроле приходит и саботирующая его установка «жизнь не стоит того, чтобы ее продолжать», сидящая глубоко в подсознании человека. Сказочное самообладание спортсмена на хоккейном поле способно перейти в полную потерю контроля под воздействием наркотического или алкогольного опьянения, результатом которого может оказаться потеря мастерства и любое проявление насилия.

Утверждение, будто внешний контроль способен уберечь человека, — ложь. Контроль извне не в состоянии восполнить утраченный внутренний стержень личности человека, совершенно необходимый для продуктивной жизни. Внешний контроль — вещь замечательная для тренировки спортсмена или для обучения человека инженерному мастерству, но не способная заменить ему чувство собственной значимости, саморуководство и уверенность в своих силах, которые не нуждаются во все новых и новых проверках, чтобы доказать свою прочность и жизнеспособность.

Дракон меняет свое обличив: саморазрушение перерастает в жадность.

Дракон саморазрушения тесно связан с драконом жадности. Оба чудовища обладают целым рядом общих качеств, далеко не последним из которых является тяга к зависимости. Люди, испытывающие на себе воздействие одного из этих драконов, зачастите демонстрируют наличие признаков или симптомов, характерных для его полярно противоположного собрата. К примеру, саморазрушители нередко неспособны контролировать свои аппетиты к еде, наркотикам, власти или сексу. Они ведут жизнь, полную эксцессов в любой из областей, свойственных человеческому существованию, и рано или поздно один из таких эксцессов оканчивается для них трагически. Эти дикие эксцессы служат лишь отвыкающим моментом и глубоко пронизывающем человека чувстве отчаяния.

Когда саморазрушители начинают освобождаться от переполняющего их чувства отчаяния, они зачастую демонстрируют чудовищные аппетиты ко всем проявлениям жизни. Это может служить признаком выздоровления, но одновременно таит в себе большую опасность, поскольку возросшие аппетиты способны привести человека к утрате контроля над собой, оборачивающейся новым эксцессом. Таким образом, люди, терзаемые драконом саморазрушения, могут переходить в лапы дракона жадности и затем опять возвращаться к чудовищу саморазрушения. Такой процесс способен повторяться снова и снова. Переход от сопровождающихся обильными возлияниями кутежей к подавленности и отчаянию, сменяющимися новыми кутежами, очень характерен для всех, подверженных воздействию одного из этих драконов.

Саморазрушение: дракон паники и отчаяния.

Отличительным признаком дракона саморазрушения является ощущение паники, почти всегда находящей отражение в глазах пораженного чудовищем человека. Хотя налитые кровью глаза в большей степени являются характерным признаком пьяницы или наркомана, это же внешнее проявление свойственно и людям, склонным к саморазрушению. Их глаза отражают панику и внутреннее напряжение человека, словно ищущего ответ на мучающий его вопрос и не способного его отыскать. Это взгляд испытывающего внутреннюю зависимость, терзаемого навязчивой идеей человека, оказавшегося в безвыходном положении. Определить его внутреннее состояние можно одним словом — отчаяние. Это чувство отчаяния является разрушителем испытываемой человеком боли. Однако не менее часто проблема внутренней боли находит свое разрешение в склонности к алкоголизму в какой-либо иной зависимости или в акте саморазрушения.

Когда дракон саморазрушения прочно укоренился в сознании своей жертвы, в глазах у человека появляется новый взгляд — взгляд отчаяния. Взгляд, наполненный паникой, свидетельствует о потере человеком контроля над собой. Взгляд, наполненный отчаянием, отражает чувство, что «жизнь не стоит того, чтобы ее продолжать». Эти взгляды могут замещать друг друга, что во многом зависит от ситуации. Чтобы понять, о чем идет речь, и самому понаблюдать, как проявляется на лицах людей печать паники и отчаяния, посетите часть города, где в продаже закончилось дешевое вино, и вы на каждом шагу увидите эти ищущие, мечущиеся голодные взгляды. Следует, конечно, иметь в виду, что есть множество людей, ведущих более спокойный образ жизни, при котором паника и отчаяние проявляется на их лицах с меньшей степенью интенсивности. Однако при определенном опыте вы без труда сумеете различить тот же характерный блеск в их глазах.

Нередко ощущение паники и отчаяния саморазрушения в той или иной степени интенсивности является свойственным и для каждого юноши. Большинство из них безболезненно проходят участок пути, отличающийся характерными переживаниями, и навсегда оставляют его позади. Это можно считать естественной, связанной с гормональным развитием частью процесса созревания человеческого организма. Однако некоторые юноши испытывают на себе мощный натиск чудовища саморазрушения, действительно представляющий угрозу для их существования. В этом случае последствия могут достигать катастрофических масштабов и, если не принять необходимые меры, способны развиваться по нарастающей до конца жизни. К большому несчастью, подобный процесс стремительно ведет человека к смерти, зачастую являющейся результатом попытки самоубийства.

Степень зрелости и дракон саморазрушения.

Степень зрелости во многом зависит от того, насколько экстремальными являются проявления склонности к саморазрушению. Чем ниже степень зрелости человека, тем с большей вероятностью его деструктивное, насильственное поведение в отношении к окружающим будет сопровождаться актами саморазрушения. Чем степень зрелости человека выше, тем меньше насилия он будет направлять на окружающих и тем больше его склонность к саморазрушению будет проявляться в отношении его самого.

Уровень грудного младенца: выливающееся в преступления безумие.

Уровень малыша, делающего свои первые шаги: желание быть пойманным за руку.

Уровень подростка: короткая жизнь без оглядки на завтрашний день.

Уровень юноши: склонность к самоубийству. Уровень взрослого человека: диверсия, направленная против себя самого.

Саморазрушение на уровне зрелости грудного младенца.

На уровне зрелости младенца ребенок практически не обладает какими-либо разновидностями внутреннего контроля, и, следовательно, его поведение тяготеет к неконтролируемости во всех областях его деятельности. Мир осознается им как «я» и «не я». А поскольку «не я» воспринимается им как нечто враждебное, оно подвергается решительным атакам с его стороны.

Саморазрушители, остановившиеся в своем развитии на уровне зрелости младенца, являются, возможно, самыми опасными людьми на земле, так как они постоянно пребывают в состоянии непреодолимого страха, неспособности управлять своими поступками и демонстрируют склонность к агрессии. Поскольку их действия отличаются неистовством и крайней жестокостью, полиции нередко приходится убивать их прямо на месте преступления или препровождать в тюрьму в самых экстремальных условиях. Многие из таких людей обладают совершенно безумной тягой к преступлениям. Абсолютный контроль над поведенческими реакциями — единственное, что способно оказывать воздействие на людей такого типа, так как только он позволяет им чувствовать себя в безопасности.

Поскольку они постоянно пребывают в состоянии полного отчаяния, этим взрослым младенцам безразлично, какими будут последствия их действий. Они приветствуют приход смерти, независимо от того, своей ли собственной рукой она принесена или рукой пытавшегося остановить их от совершения какого-то более страшного преступления. Даже будучи препровожденными в тюрьму или доставленными в больницу, они пытаются причинить вред всем, находящимся рядом с ними, и, конечно, самим себе.

Их саморазрушение обычно носит физический характер и выражается в нанесении себе всяческих увечий, своей дикостью и примитивизмом вызывающих у окружающих чувство отвращения. К жертвам своим они проявляют не меньшую жестокость.

Саморазрушение на уровне малыша, делающего первые шаги.

На этом уровне у малыша проявляется необходимость адаптации к социальным условиям, хотя у него еще слишком силен страх перед огромным внешним миром. Поэтому когда малыш поражен стремлением к саморазрушению, он ведет себя так, словно размахивает над головой красным флагом, предупреждая окружающих: «Я в беде. Мне нужно внимание. Пожалуйста, остановите меня, не дайте мне разбить себе голову или нанести увечье».

Проявляют склонность к саморазрушению люди взрослые, остановившиеся на уровне зрелости малыша, по отношению к окружающим. Их насильственные действия направлены таким образом, чтобы человека, их производящего, могли остановить, задержать и в конечном итоге уделить ему внимание и проявить о нем заботу.

Поскольку малыши интересуются правилами и законами, регулирующими жизнь общества, взрослые саморазрушители этого уровня зрелости ограничиваются мелкомасштабными криминальными действиями. Они втягиваются в небольшие банды и кланы и тяготеют к взяточничеству и коррупции на самых низких уровнях общественной лестницы и правительства. Их саморазрушение может сопровождаться алкогольной или наркотической зависимостью, но все эти склонности способствуют достижению одной цели — привлечь к себе внимание окружающих и добиться от них проявления заботы.

Саморазрушение на уровне зрелости подростка.

На уровне зрелости подростка саморазрушительное поведение нередко маскируется за демонстрацией каких — либо достижений или внешнего успеха. Дикое, разрушительное поведение многих эстрадных артистов помогает им привлечь к себе внимание широких слоев общества и либо способствует занятию ведущего положения на эстрадном Олимпе, либо приближает их к окружению «звезд». Страх перед потерей самообладания и стремление разубедить себя в подобной возможности заставляют саморазрушительных спортсменов создавать вокруг себя рискованные опасные ситуации, способные подарить ему аплодисменты зрителей, но, по большому счету, приносящие спортсмену невосполнимый вред и в конечном итоге разрушающие его. Подобная манера поведения собирает вокруг человека поклонников, может обеспечить его деньгами, но не способна принести ему ощущение контроля над собой, безопасности и восприятия смысла жизни.

Неумеренность в употреблении спиртных напитков, жизнь без оглядки на завтрашний день и крупномасштабные вечеринки — все это отличительные черты повседневной жизни взрослого подростка — саморазрушителя. На этом уровне зрелости дракон саморазрушения показывает себя во всей своей дичайшей, необузданной удали и выглядит наиболее притягательным. Здесь он наименее распознаваем, поскольку не рассматривается как проблема и остается в тени достигнутого человеком успеха. Взрослые подростки не хотят признавать наличия в себе склонности к саморазрушению и, следовательно, не обращаются — и не получают — за помощью в решении их проблем. Когда же они получают необходимую помощь, она оказывается малоэффективной, поскольку эти люди не обладают достаточной психологической утонченностью, чтобы заглянуть в себя и увидеть истоки их разрушительного поведения.

Нередко дракон толкает людей этого уровня зрелости на деструктивное поведение по отношению к окружающим. Когда они попадают в дорожно-транспортную катастрофу, они не только сами попадают в больницу или в морг, но и тащат за собой всех оказавшихся поблизости. Пускаясь в безумные милитаристские авантюры, они берут на себя ответственность за бесчисленные жертвы среди солдат и мирного населения. Все что ни попадает в сферу влияния дракона — окружающая среда, имущество и сама жизнь человека — подвергается его чудовищному, опустошительному воздействию. Целые народы могут подвергнуться истреблению дал оказаться в рабстве вследствие решений, принимаемых склонными к саморазрушению взрослыми подростками.

Саморазрушение на уровне зрелости юноши.

На уровне зрелости юноши саморазрушение проявляется, возможно, наиболее катастрофическим образом. На этом уровне разрушительные действия человека уже направлены не на окружающих, а всецело переносятся на себя самого. Это уровень совершаемых сознательно самоубийств, употребления наиболее разрушительных наркотиков и особенно сильной алкогольной зависимости. В отличие от взрослых подростков, взрослые юноши обычно избегают успеха в жизни и мучительно переживают от недостатка контроля за ними со стороны окружающих. Их отношения с драконом саморазрушения приобретают интимный характер.

Поскольку по сравнению с подростками юноши обладают большей утонченностью, саморазрушители, остановившиеся на этом уровне зрелости, проявляют и большую благосклонность в принятии предлагаемой им помощи. Они способны заглянуть в истоки их саморазрушительной манеры поведения и осознать ее губительные последствия. Фактически большая часть их разрушительных действий является их криком о помощи, обращенным к друзьям и близким родственникам. Если им предлагается помощь, они с большим успехом способны добиться положительных результатов, нежели взрослые подростки. С другой стороны, обладая способностью взглянуть на себя изнутри, они тяготеют к острому переживанию ощущаемой психической боли и, как следствие, испытывают большую склонность к самоубийству.

Саморазрушение на уровне зрелости взрослого человека.

Этот уровень зрелости дракон саморазрушения не донимает частыми набегами, а если и совершает их, они обычно ограничиваются 35-летним возрастом человека. Люди взрослые обладают, конечно, большими возможностями освободиться от тенденции к саморазрушению, что обеспечивается их способностью глубокого проникновения в собственную психику и правильным пониманием протекающих так процессов. Тем не менее разочарования в жизни или стрессогенный фактор определенных отношений может привести их к саморазрушительной тенденции, выражающейся в злоупотреблении алкоголем или направленных против себя самих диверсиях. Самоубийство редко является результатом подобного поведения, и его разрушительное воздействие сказывается чаще всего на самом человеке, нежели на его окружении.

Взрослые люди наиболее охотно воспринимают помощь, предлагаемую консультантами, и способны быстро и эффективно использовать на деле полученные рекомендации. Они не тяготеют к затяжным консультациям со специалистами и используют терапию как средство для избавления от дракона саморазрушения раз и навсегда.

Как дракон саморазрушения оказывает влияние на вашу жизнь.

Воздействие дракона саморазрушения на ваше здоровье.

Этот дракон оказывает на ваше здоровье самое разрушительное воздействие. Неумеренное курение, спиртные напитки, наркотики, жадность в еде и многое другое причиняют вашему организму непоправимый вред. Даже совершенно здоровый от рождения человеческий организм не способен длительное время выдерживать безжалостное к себе отношение. Саморазрушение — это медленное самоубийство, являющееся результатом постепенной гибели вашего организма. С другой стороны, дракон саморазрушения гораздо чаще служит причиной прямого самоубийства. Каким бы здоровьем ни отличался ваш организм, он не выдержит падения с двадцать пятого этажа или пригоршни принятых одновременно таблеток снотворного.

Воздействие дракона саморазрушения из ваши творческие способности.

Множество по-настоящему талантливых людей не выдержали натиска дракона саморазрушения: Винсент Ван Гог, Эрнест Хемингуэй, Джим Моррисон, Джон Белуччи, Мерилин Монро — лишь крохотная часть из этого списка. В действительности катастрофически большое число талантливых людей добровольно ушли из жизни или оборвали свой путь творческого развития в результате утраты способности к творческому самовыражению. Причиной тому служит непреложный факт, заключающийся в том, что творческая энергия и саморазрушение представляют собой где стороны одной медали. Когда одна из сторон переходит в другую, ей требуются и противоположные качества для существования.

Если вы человек творческого склада характера, вы, конечно, знаете, что для создания чего-то нового должно быть разрушено нечто существующее. Черная или белая основа полотна уничтожается, когда на нее ложатся первые мазки будущей картины. Сносится старое здание, расчищая место для возведения нового произведения архитектуры. Сносятся стены, загораживавшие восприятие перспективы. Разрушение открывает двери для прихода новых творческих возможностей. Волны созидательной энергии прокатываются над странами, пережившими разрушительные войны или природные катастрофы. Свидетельством тому — выстроенные заново города и целые страны, испытавшие на себе трагедию второй мировой войны, и восставшая из пепла атомных бомбардировок Япония.

Если вы обладаете творческим складом характера, у вас также сильно развита восприимчивость к воздействию разрушительных элементов. Когда же эти элементы порождаются драконом саморазрушения, вы можете стать игрушкой в его когтях, балансируя на грани самоубийства, вместо того чтобы направлять свою энергию на творческое самовыражение. Из созидателя вы превращаетесь в потенциального самоубийцу.

Если вы человек талантливый, вам необходима большая общественная поддержка из-за обостренности восприятия окружающего мира и пониженной сопротивляемости воздействию дракона саморазрушения. Однако современное западное общество осмеянием и отсутствием поддержки отбивает у своих детей охоту к развитию способности творческого самовыражения. Тонкая творческая натура обладает повышенной восприимчивостью и ей в большей степени, чем обычному человеку, необходима любовь и внимание окружающих, чтобы не утратить способность к творческому созиданию. Эмоциональная покинутость и оскорбления свели на нет талант не одного гения. В конце концов единственными, кто не оставит вас до последнего момента, — если, конечно, вы личность достаточно известная, — будут ваши нахлебники и вымогатели, стаями кружащиеся вокруг своего вырождающегося идола. Элвис Пресли служит этому наглядным примером.

Воздействие дракона саморазрушения на ваше духовное развитие.

Как и остальные чудовища, дракон саморазрушения не мог пройти мимо религии. Некоторые духовные традиции внушают верующему необходимость уничтожения своего старого «я», чтобы дать себе возможность родиться заново. Это обычно подразумевает отказ от ваших прежних ценностей и приобретение взамен серии постулатов, проповедуемых данной религией. Иногда эта серия новых верований начисто разрушает вашу способность творческого самовыражения, запрещая танцы, пение песен, любого рода игры, секс и мало-мальски творческий подход к одежде.

Если вы склонны к саморазрушению, вас может привлечь религия, проповедующая суровый образ жизни и строгое соблюдение требуемых правил поведения. Вы можете увидеть в этой религии структуру, способную обеспечить контроль над вашей выходящей из-под личного контроля манерой поведения. Какое-то время это способно приносить определенные результаты, но в конечном итоге, поскольку саморазрушительные тенденции продолжают свое развитие, вы можете потерпеть серьезную неудачу, которая послужит причиной для вашего изгнания из группы единомышленников. Многим последователям культа Джима Джойса, совершившим массовое самоубийство в Гайане, и прежде с трудом удавалось контролировать свои поступки. Некоторые духовные традиции включают в свои каноны положение о том, что если вы погибнете, защищая свою веру, вы обретете вечное спасение. Это положение позволило саморазрушителям в течение многих лет предпринимать бесчисленные акты самоуничтожения во имя их религий. Вспомните хотя бы участников крестовых походов или волну самоубийств в ходе Ирано-Иракской войны. В христианской традиции распятие Иисуса Христа вдохновило многих людей рассматривать свои саморазрушительные действия как духовные акты, а не как самоубийство, каким они и являются на самом деле.

Буддийская традиция трактует разрушения своего «я» как путь к открытию просвещенности. Если вы склонны к саморазрушению, вы можете исказить подобное учение, воспринимая саморазрушительные акты как духовные по своей природе. Я знал одного молодого человека, имевшего серьезные отклонения в психике, который после прочтения и неправильного толкования некоторых буддийских писателей начал прижигать себя горящими сигаретами, чтобы перешагнуть через боль, порождаемую его эго — системой. В результате он занес в свой организм инфекцию, потребовавшую длительного лечения. На протяжении столетий все новые и новые последователи отдельных религиозных учений истязали себя плетьми, нанесением ран, увечий или распятием, демонстрируя силу своей веры только для того, чтобы однажды их действия, выйдя из-под контроля, не оказались причиной их смерти.

Некоторые из духовных практик коренных жителей Америки, таких, как Танец Солнца племени Лакота Сисек, также проповедуют умерщвление плоти. Является ли исполнение Танца Солнца актом саморазрушения или же это акт духовного развития? Разрешить подобный вопрос невозможно, поскольку ответ на него каждого индивидуума будет различным. Для некоторых индивидуумов исполнение Танца Солнца несомненно является актом, имеющим высочайшее духовное значение. Для других, терзаемых драконом, это действо может представлять собой отчаянную попытку взять под контроль свою тенденцию к саморазрушению, что нередко заканчивается нанесением себе еще большего вреда. Некоторые из исполнителей Танца Солнца принимали смерть во время церемонии.



Страница сформирована за 0.67 сек
SQL запросов: 191