АСПСП

Цитата момента



Вы не можете считать, что правы, пока не посмотрите на ситуацию глазами другой стороны.
Поверните голову!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наблюдение за детьми в моей школе совершенно убедило меня в правильности точки зрения – непристойности детей есть следствие ханжества взрослых.

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Мета программы и позиции на линии времени

Каким-то образом контекст реимпринтинга обеспечивает нас средствами изменения паттернов мета программы и метода разделения молекулы. Например, вы можете легко повлиять на человека так, чтобы он был во времени или сквозь время, удалялся или приближался, или производить разделение от настоящего к прошлому, или от прошлого к будущему, или от настоящего к будущему. Вы можете сделать так, чтобы разделение производилось самим человеком, другими или контекстом.

В конкретной модели у вас есть набор измерений, образующий контекст изменения, которое происходит в результате пересечения различных уровней перспектив и временных рамок данного контекста.

Таким образом, на оси абсцисс у нас будет время. Кроме того, у нас есть следующие логические уровни: идентичности, убеждений, способностей, поведения и внешнего окружения на оси ординат, и позиции восприятия на оси аппликат: собственная, чужая, мета позиция — все они используются в мета программах.

Таким образом, то, что я имею внутри данной системы, является гештальтом, контекстуальным пространством моей жизни, благодаря которому у меня есть куда направиться на поиск необходимых мне ресурсов. Взаимодействие всех этих измерений помогает осуществлять изменения.

Мое физическое местонахождение в данном контекстуальном пространстве приведет к сдвигу мета программы, из которой я в данное время действую.

Вопрос: Я уверен, что только что сказанное вами является ответом на мой вопрос. Выкристаллизовываются ли благодаря данному травмирующему опыту какие-либо характерные элементы мета программы?

Ответ: Да, формируется привычный элемент мета программы, потому что в этот ранний период, вероятно, мне еще неизвестны другие позиции, куда бы я мог направиться. Возможно, он формируется потому, что является первым случаем восприятия мной данной мета программы. Он выкристаллизовывается. Это похоже на то, что происходит с песчинкой, попавшей в устрицу: дальше жемчужина начинает формироваться вокруг данного импринта до тех пор, пока мы опять не проникнем внутрь слоев, окружающих данное песчаное зернышко. После этого мы можем слегка сдвинуть эту песчинку и вырастить еще более красивую и совершенную жемчужину.

Данный процесс применяется для разрешения вопросов, связанных с убеждениями и относящихся к прошлому, чтобы очистить собственную историю и лучше налаживать и поддерживать отношения с другими людьми. Коль скоро мы добились примирения с другими и со своим прошлым, самое время добиться примирения с самими собой и обратиться в будущее. Именно туда мы сейчас и устремимся.

В завершение нашей работы с реимпринтингом давайте суммируем все важные моменты.

Линия времени и процесс принятия нового решения

Кто-то спросил, как я поступаю с человеком, который имеет убеждение: «Я толстяк».

Это является глубинным убеждением об идентичности.

Итак, каким образом я изменяю данное глубинное убеждение? Как подготавливаю человека к новой идентичности?

Прежде всего, нужно постараться обнаружить глубинное убеждение, ту песчинку, которая положила начало формированию данной личности. Я хочу вернуться туда, где человек впервые пришел к такому решению. Возможно, я даже обнаружу, что у этого человека есть другие, более ранние глубинные убеждения.

Затем мне нужно встать поодаль и выяснить обстоятельства, при которых человек пришел к таким решениям.

В каких-то случаях вы обнаружите, что мать этого человека была тучной: «И я должен быть, как моя мать».

Иногда вы обнаружите, что его мать была худой: «Я вовсе не собираюсь быть таким, как моя мать».

Иногда это: «Никто обо мне не заботится, поэтому я должен питаться самостоятельно».

Я стараюсь обнаружить, какого рода убеждение и обстоятельства привели его к такому убеждению о себе. Далее мы привносим новые ресурсы в эту ситуацию из прошлого и заставляем человека осознать следующее: «Это то решение, которое я принял. Является ли оно наиболее приемлемым? Или я пришел к нему только потому, что тогда имел ограниченную перспективу и недостаточные ресурсы?»

После этого я переношу это новое решение в настоящее. Мы разрушаем старую молекулу, но нам не нужно вновь сочленять эти элементы, и человек будет должным образом и экологично увлечен в будущее. Иногда мне приходится создавать новую способность, чтобы создать новое убеждение. Иногда же человек бывает готов воспринять и усвоить новую способность не ранее, чем я освобожу его от старого убеждения.

Воображаемые блохи

Я приведу вам один пример. Дэвид Гордон и я много лет назад работали с одной женщиной, у которой была навязчивая идея: она была убеждена в том, что на нее нападают клопы, и называла их настоящими воображаемыми блохами - воображаемыми, потому что никто кроме нее не верил в то, что они настоящие. Но они были настоящими, поскольку нападали на нее и она это чувствовала. Она не могла не обращать на это внимание, испытывая ужасные ощущения от их нашествия.

Она должна была что-то делать, чтобы от них защититься. Поэтому у нее было семьдесят две пары различных перчаток: для вождения автомобиля, для одевания и т.д. Она всегда покупала платья с рукавами, полностью скрывавшими ее руки. Она постоянно до красноты царапала свою кожу. Она действительно находилась в затруднительном положении.

Поскольку блохи были все-таки воображаемыми, у них проявлялись некоторые незаурядные способности. Например, у всех есть блохи, и особенно - у ее родителей. Разумеется, она очень любила своих родителей, но поскольку у них было больше всего блох, она не могла проводить с ними много времени. И поскольку блохи были воображаемыми, то могли проникать даже через телефон, поэтому, когда звонили ее родители, блохи проникали к ней через телефонную трубку. Таково было ее убеждение.

Разумеется, множество людей пытались убедить ее, что это полный абсурд. Мы с Дэвидом предприняли массу попыток добиться с ней раппорта, необходимого для выяснения ее субмодальностей и стратегий, но провести это убеждение через порог сознания нам по-настоящему удалась, когда я начал проводить подстройку к ее системе убеждений. Я сказал: «Ну хорошо, эти блохи действительно есть. Но мне кажется, что вы всю жизнь действовали по принципу «подальше от них». Вы пытались избавиться от блох, вы всегда старались заставить их уйти куда-нибудь. Возможно, это неэффективный способ. Пытался ли кто-нибудь лечить вашу настоящую воображаемую аллергию на настоящих воображаемых блох?

Это напоминает мне симптомы аллергии. У некоторый людей бывает аллергия на разносимую ветром пыльцу: они не могут видеть эту пыльцу, но она попадет в нос, и им от этого становится плохо. Но вовсе не обязательно прятаться от пыльцы или отгонять ее. Существуют специальные лекарства, которые воздействуют на иммунную систему таким образом, что снижают аллергические симптомы».

После этого я вытащил пузырек плацебо и сделал следующие пояснения: «Здесь находятся настоящие воображаемые таблетки. Они воображаемые, потому что не содержат никаких настоящих лекарств, но они настоящие, потому что излечат вашу аллергию и изменят ваши ощущения».

Поскольку нам уже было все известно о субмодальностях ее стратегии убеждений, я начал ей описывать, как они будут действовать, что она будет при этом чувствовать и какие наступят изменения, ориентируясь при этом на ее критические субмодальности. Разумеется, ей не удалось найти каких-либо слабых мест в этой логике. Когда она опять пришла к нам через неделю, то была по-настоящему напугана. Причина состояла в том, что эти настоящие воображаемые таблетки сработали.

Она села и сказала: «Как я смогу узнать, какие платья мне покупать? Как я смогу узнать, как мне вести себя с родителями? Как я смогу узнать, кому можно ко мне прикасаться? Как я смогу узнать, что мне делать или куда идти в окружающем меня мире?»

Вам необходимо осознать, что если бы мы не помогли ей выработать стратегии, закрывающие эту «дыру», то она вполне могла опять вернуться к навязчивой идее по экологическим причинам. «Вот я здесь, оставленная наедине с неизвестностью».

То, что она говорила, означало: данное убеждение служило ей заменой многих способностей к принятию решений. Это стало важной обратной связью и, определенно, не было проблемой. Таким образом, она наконец оказалась готова к тому, чтобы услышать, что представляет собой стратегия принятия решений. Мы вернулись к самому началу и помогли ей выработать все данные способности.

Мы определили, какого рода критерии потребуются для ответа на ее вопросы: как я смогу узнать и как находить свидетельства этих критериев.

Для начала мы взяли некоторые из созданных ею ресурсов по принятию решений и передали их маленькой девочке, которая решила создать блох, поскольку эта навязчивая идея была у нее в течение более чем пятнадцати лет.

Суть всего сказанного в том, что убеждения, способности и все уровни без исключения соединяются и образуют целостную систему человека.

Любовь

Поскольку мы завершаем данное исследование, посвященное нашим отношениям с другими людьми, мне кажется, есть еще ресурс и тема, с которой я бы хотел вас оставить, - любовь. Наши жизни формируются любовью и теми, кого мы любим. Возможно, сегодня мы добились более глубокого понимания того, что выражено словами «любить ближнего своего, как самого себя».

Я считаю, что существуют различные виды любви. Часто мы начинаем с любви, которая складывается вокруг поведения. Возможно, это любовь, строящаяся вокруг сексуальности или взаимных симпатий — кто-то помогает мне выжить, я помогаю им выжить.

Далее мы, возможно, начинаем любить кого-либо за то, о чем они размышляют, что собой представляют, что знают. Вместо того чтобы испытывать влечение к кому-либо из-за его тела, марки его машины или того, сколько он зарабатывает, некто начинает нас привлекать в силу своего разума.

Более глубокий уровень любви начинается с того момента, когда вы начинаете разделять убеждения и ценности друг друга. Далее следует уровень, когда вы начинаете разделять идентичность.

Вы дружите с кем-то или поддерживаете какие-то отношения не из-за того, что он во что-то верит или что-то имеет, а из-за того, что он собой представляет.

Но наступает и такое время, когда мы поднимаемся до любви, которая превосходит все, что мы назвали ранее, - духовной любви. Я считаю, что она одинаково важна как при развитии отношений, так и при их прекращении.

В каком-то смысле можно утверждать, что если у вас есть отношения на духовном уровне, то они никогда не прекращаются. Любой, кто пережил смерть человека, которого любил, достигает той стадии, когда уже больше не может непосредственно воспринимать личность, поведение, убеждения и т.д. этого человека. Связь должна перейти на духовный уровень.

Я встречал людей, которые после смерти любимого человека или прекращения отношений перенимали тип поведения этого человека. Это иногда является очень полезной и важной частью обряда, который вам хотелось бы иметь при завершении отношений.

Когда этот человек присутствует, он выполняет функции определенной части системы. Но когда его больше нет, вам самому приходится обеспечивать эти способности. Иногда определенные убеждения и ценности становятся сильней. Иногда, как многие из вас могут обнаружить в процессе реимпринтинга, вы перенимаете некоторые аспекты идентичности этих значимых для вас людей

Я полагаю, что этот процесс приобретает важность при проживании и переживании горя — внутренняя интеграция всех этих уровней отношений.

Несколько лет назад у моего отца случился инсульт, которого никто не ожидал. Ему было только пятьдесят семь. Приступ был настолько сильным, что никто не надеялся, что он проживет еще несколько часов. Поэтому вся наша семья прибыла в госпиталь, чтобы быть вместе с ним.

Мы начали делать все, что только могли, чтобы он поправился и продолжал жить. Я также делал все что мог и что позволял мой опыт в области медицины.

Он прожил первый день и продолжал жить на следующий. Однако при инсульте ситуация с течением времени ухудшается, потому что мозг увеличивается в объеме, а поскольку объем черепа остается прежним, то мозг начинает выдавливаться через нижнюю часть черепа. В результате происходит нарушение всех жизненно важных функций организма: температуры тела, дыхания, кровяного давление и частоты сердцебиений. Это достаточно интересный парадокс, поскольку, стараясь вылечиться, наш организм фактически сам начинает себе вредить. И мозг, который организует все это, оказывается поврежденным в первую очередь.

Состояние моего отца ухудшалось, и доктора заявили, что он в коме и больше не слышит нас. Но мы, разумеется, не теряли надежды и делали все, что только могли. Кроме того, мы верили, что он по-прежнему слышит нас. Однако его организм постоянно слабел, он потерял уже четверть своего веса, утратил зрение. Он не мог двигать правой половиной тела и не управлял левой.

Разумеется, мне было тяжело наблюдать, как мой отец, всегда сильный и ловкий, превращается в ничто.

На пятый или шестой день положение стало критическим. Это напоминало ситуацию, как если бы мы пытались вместе бежать изо всех сил и падали лицом в грязь. Из последних сил мы пытались подняться, но только вновь и вновь падали.

Моя мать и сестра - мы все просили отца подать знак, что он еще с нами. Мы все хотели сохранить ему жизнь.

Внезапно этот человек, который уже не мог самостоятельно производить мочеиспускание, слепой, до предела истощенный, с едва теплящейся в нем жизнью, поднял левую руку и, обхватив меня за голову и притянув ухом к своему рту, издал звук, в котором мне послышалось «Привет», но это было «Прощай». Затем он нащупал руку моей сестры и положил ее на свою руку, затем нащупал руку матери и положил ее на руку сестры, затем нащупал мою руку и положил ее на руку матери, а поверх всех наших рук положил свою. Это было его последним сознательным действием. Я никогда не видел ничего более прекрасного.

В эту ночь моей матери приснился сон, в котором она увидела отца. Ему снова было шестнадцать: именно столько ему было, когда они полюбили друг друга.

В этом сне она видела, что он уходит, и, конечно же, не хотела этого. Она хотела, чтобы он остался или взял ее с собой. Сперва она разозлилась, затем опечалилась.

Но она сказала, что он выглядел таким счастливым оттого, что может пойти туда, куда собрался (будучи опять шестнадцатилетним), и она не могла его остановить.

Потом он обернулся к ней и сказал, что она не может следовать за ним туда, куда он идет: ее время отправляться в путь еще не наступило. Ей может показаться, что пройдет еще немало времени, прежде чем они увидятся вновь, но в общем масштабе времени — это совсем небольшой срок. И тогда они опять будут вместе, уже навсегда.

Для меня это положительный импринт. Когда я думаю о моем последнем в жизни поступке, если бы мое тело превратилось в развалину, доставляло мне страдания и стало практически бесполезным — мой отец, бесспорно, имел полное право не желать жить дальше — если бы у меня было такое же присутствие духа, чтобы подвести черту, завершить все свои земные дела так, если бы я мог использовать все, чему научился в НЛП, чтобы сделать нечто подобное в завершение своего физического бытия, тогда бы и моя жизнь и мои труды были не напрасны.

Именно это я и хочу получить от НЛП.

Когда придет время, для вас все изменится и вы ничего не сможете с этим поделать, и случится то, о чем вы и помыслить не могли, - «вам останется лишь быть совершенно безупречным в самом себе», как сказал Дон Хуан Карлоса Кастанеды.

Медитация о любви

Узы любви никогда не разрываются. Они лишь перемещаются на другие уровни.

Я попрошу вас на мгновение закрыть глаза и подумать о каком-нибудь дорогом вам человеке, с которым вы не всегда можете быть вместе. Это не должен быть кто-то находящийся при смерти или уже умерший. Это может быть кто-то, с кем вы уже давно не виделись.

Я бы хотел, чтобы вы присмотрелись к тому, как думаете об этом человеке. Где вы мысленно можете представить этого человека? Что вы мысленно слышите? Ясную ли вы видите картину? Далеко ли она? Яркая ли она?

Далее подумайте либо о своем друге, либо о каком-то объекте — возможно, о чем-нибудь из своего прошлого. Даже если этот человек или предмет больше не с вами, вы чувствуете, будто он всегда здесь, рядом. Это может быть одна из ваших игрушек: вы вспоминаете ее с теплотой, но без печали. Это может быть ваш друг, которого вы всегда чувствуете рядом с собой, независимо от того, где находитесь.

Я хотел бы, чтобы вы обратили внимание на то, как мысленно визуализируете или слышите этот объект или этого человека, так что они как бы постоянно с вами.

Возьмите воспоминание о человеке, который вам дорог, но с которым вы не можете быть рядом, и измените качества этого воспоминания таким образом, чтобы они совпадали с качествами воспоминаний о человеке или предмете, которые вы постоянно ощущаете рядом с собой. Возможно, нужно приблизить этот образ. Возможно, вместо того чтобы видеть его позади или слева от себя, вы поместите этот образ в своем сердце. Может быть, имеется определенное качество цвета или яркости, благодаря которому он кажется ближе или реальнее. Может быть, это какое-то конкретное качество голоса, тона, темпа или глубины.

Позволив воспоминанию об этом человеке отыскать свое место в вашем сознании, в ваших убеждениях и ценностях, в вашей идентичности, вспомните на мгновение о чувстве любви, любви чистой, любви без границ, любви без меры, о той любви, что ничего не просит и ничего не предлагает взамен, о любви, которая просто есть.

Обратите внимание на то, откуда приходит любовь. Приходит ли она откуда-то из самой глубины? Исходит ли она из сердца? Или занимает все пространство вокруг вас?

Начните видеть эту любовь как чистый сияющий свет. Позвольте ему стать ярче и сиять внутри и вокруг вас. Затем возьмите этот свет и превратите его в сверкающую серебряную нить. Протяните эту нить от своего сердца к сердцу дорогого вам человека, полностью осознавая, что эта нить света может соединять ваше сердце с его сердцем, независимо от того, где, как далеко и в каком времени он находится.

Это нить, которую вы можете протянуть к какому угодно количеству людей, нить, которая никогда не рвется, нить, в которой никогда не кончается свет. Поэтому, когда вы видите себя сидящим здесь, вы можете видеть, что к вашему сердцу подходит столько нитей, сколько людей вы встречаете.

Почувствуйте нить, проходящую сейчас сквозь вас. После чего свет этой нити начинает шириться и сиять, так что наполняет со-

бой все окружающее пространство. Знайте же, что это свет, который может наполнить своим сиянием всю вселенную.

Ощутите себя в этой аудитории. Самое главное - убедитесь в том, что вы можете чувствовать эту любовь к себе. На какое-то мгновение почувствуйте, как ваше сердце бьется в груди.

Знайте также, что вы совершенный человек, совершенное существо. Знайте, что вы можете быть самостоятельной личностью, что вы можете быть индивидуумом. Почувствуйте свою собственную незаурядность, свою неповторимость. Возможно, что сегодня вечером вы сможете обнаружить или заметить, как все эти нити прикреплены к вашему сердцу другими.

Всего лишь на одно мгновение БУДЬТЕ в этой комнате, так чтобы полностью отдавать себе отчет в происходящем, и ничего больше: просто будьте. Дайте же себе воспринять во всей полноте это существование, эти звуки, свое тело, воздух и свет вокруг себя, воздух, наполняющий ваши легкие, доставляющий кислород и жизнь для всего вашего организма. Вспомните и о других людях, о тех, что окружают вас, о других существах, других индивидуумах, о необычных людях. По мере того как ваши глаза раскрываются для восприятия наполняющего комнату света, перенесите это существо полностью сюда.

Интеграция конфликтных убеждений

В этом разделе мы поговорим об интеграции конфликтных убеждений и исследуем, как интегрировать некоторые части нашей идентичности или системы убеждений, чтобы они работали вместе, поддерживая друг друга.

Один из моих любимых метафорических образов для процесса изменения убеждений содержится в проповеди Иисуса о сеятеле и семени.

Он говорит о том, что сеятель сажает семя повсюду. Семя содержит в самом себе чудо собственного бытия, своей идентичности, произрастая и развиваясь в побег по своим собственным законам. Сеятелю или садовнику не приходится заставлять семена расти. Семя само содержит в себе чудо жизни.

Но сеятель должен подготовить контекст. Как говорится в проповеди, если сеятель бросает семя на невспаханную землю, то птицы уносят его. Если семя падает на каменистую почву, то его корни начинают сперва быстро расти, но затем солнце опаляет их, и поскольку камень не дает им прорасти глубже, растение засыхает.

Если семя падает на землю, поросшую сорной травой, то оно может пустить корни, но затем сорные травы все равно заглушают его, потому что борются за одно и то же пространство. И лишь когда зерно падает на удобренную, вспаханную почву, то произрастает и приносит плоды.

Это хороший метафорический образ для того, что называется развитием нового убеждения или идентичности.

Человек, который серьезно болен, может сказать: «Я верю в то, что могу поправиться».

Но иногда такое убеждение не имеет под собой никакой почвы, никаких глубоких оснований. Это всего лишь слова, всего лишь пустая надежда. Если нет богатых репрезентаций, если у человека нет внутренней карты того, как будет выглядеть выздоровление и хорошее самочувствие в визуальном, аудиальном и кинестетическом плане, то, следовательно, для роста этого убеждения не подготовлена почва.

И если в это время появляется некто и заявляет: «Полная чушь, разумеется, ты не сможешь поправиться, нужно смотреть фактам в глаза: твое положение безнадежно».

Это подобно той птице, что прилетает и крадет зерно — убеждение из неглубоко вспаханной почвы. Человек оказывается сломлен и начинает терзаться сомнениями и тревогой.

Когда зерно падает на каменистую почву, переполненную ограничивающими импринтами из прошлого, то если даже у этого человека есть какие-то репрезентации, какие-то части, готовые воспринять данное убеждение, корни этого убеждения не смогут хорошо прорасти. Они растут какое-то время, пока не наткнутся на старые молекулы, на эти камни из прошлого, не позволяющие корням новой идентичности проникнуть на всю глубину, сквозь все богатство жизненного опыта данного человека.

И, оказавшись под гнетом трудностей, которые часто сопровождают всякий процесс изменения, это новое убеждение начинает чахнуть. Именно старая молекула, этот старый камень из прошлого и есть причина того, что данное убеждение не может как следует укорениться.

Иногда, если семя падает вместе с другими семенами, они завязывают между собой борьбу за то, чье существо, чья идентичность будет наполнять собой этот сад. То или иное семя может прорасти неподалеку, получая питание из богатой почвы. И тогда у вас окажутся две взаимоисключающие личности, пытающиеся существовать на одном и том же месте.

Из последних двух глав мы узнали, каким образом подходящая почва создается из способностей и как разрушать камни старых убеждений, превращая их в почву, на которой может что-то произрасти.

Конгруэнтность на уровне идентичности

В этой главе нам предстоит убедиться в своей конгруэнтности как на уровне идентичности, так и на уровне убеждений, чтобы у нас не оказалось двух различных частей, занимающих одно и то же пространство.

Мы часто обнаруживаем, что после того, как человек прояснил свою личностную историю, в нем по-прежнему остается какая-то часть, которая развилась из прошлых убеждений. И хотя этих старых камней или шрамов здесь больше нет, ему по-прежнему необходимо интегрировать ту свою часть, которая выросла из импринта, охватывающего всю идентичность.

Например, однажды я работал с женщиной, которая по всеобщему убеждению была шизофреничкой. Несколько раз она была госпитализирована, и этот опыт достаточно ее травмировал. Я обнаружил весьма травмирующий ранний импринт в ее жизни, нечто, о чем нельзя было говорить, что нельзя было признавать. Мы провели реимпринтинг, и произошли очень действенные изменения.

Она проделала весь путь до настоящего и почувствовала огромное облегчение, освободившись от этого импринта. Но несколько недель спустя начались очень интересные переживания. Она сказала, что появилось ощущение очень глубокой неуместности, поскольку все линии поведения, все стороны идентичности, построенные вокруг раннего импринта, утратили всякий смысл. Женщина создала себе все эти защитные механизмы настолько основательно, что даже была готова попадать время от времени в психиатрическую больницу, чтобы только сохранить их. Теперь же, оглянувшись на все это, она поняла, что они ей больше не нужны.

Женщина не знала, что делать со всем этим поведением и с этой частью идентичности. Она выработала способ существования, который сейчас, похоже, был уже совершенно не нужен. Она не хотела возвращаться к своему старому существованию, чтобы получить ощущение цели, но по-прежнему должна была как-то обходиться с той своей частью, у которой уже не было никакой цели. Сейчас она сама уже могла видеть, почему люди считали ее действия сумасшествием.

Что же ей было делать? Она по-прежнему обладала этой своей частью, от которой никуда не могла деться. Эти способности, этот образ действий по-прежнему оставались частью ее идентичности. Вопрос заключался в том, как ей интегрировать их в свое поведение, чтобы они были уместны для ее настоящего и будущего.

Я предложил ей заняться поиском положительного в этой части, чтобы она могла начать интегрировать ее в будущее.

В дальнейшем я приведу описание демонстрации, где рассмотрю кое-что из того, что мы проделали.

Осуществление значительных изменений, решение проблемы, существовавшей долгое время, также ввергает человека в новый кризис, в новый переход. И ее новое и старое «я» не были скоординированы, не были еще интегрированы.

Когда я впервые начал работать со своей матерью в тот период, когда она лечила рак, первое, на что я обратил внимание, была ее крайняя неконгруэнтность в отношении собственной личности. Весьма интересно задуматься о метафорическом образе рака.

Рак является какой-то частью вас, частью вашего тела, которая вдруг впадает в неистовство, выходит из под контроля. Это часть вас самого, но это и не часть вас.

Часто при многих наших наиболее опасных заболеваниях, - по крайней мере, тех, что на сегодняшний день считаются неизлечимыми, - появляется вопрос их отождествляемости с телом, что также связано с нашей идентичностью, в частности с иммунной системой. Иммунная система является частью нашего тела, отвечающей за сохранение его тождественности самому себе. Иммунная система отличает себя от не-себя, а затем избавляется от того, что является не-собой. Такие заболевания, как артриты, рак, СПИД, даже некоторые виды сердечных заболеваний и диабет — все являются результатом ошибок иммунной системы.

Иногда она не распознает в чужаке чужака; иногда же само наше тело начинает воспринимать в качестве чужака. Это бывает при артрите, туберкулезе кожи или рассеянном склерозе. Иммунная система начинает «нападать» на суставы при артрите, на нервную систему при рассеянном склерозе и на саму себя при СПИДе.

Как показывает мой опыт работы с людьми, страдающими такого рода недугами, в их психологических идентичностях часто происходит похожий конфликт. Несомненно, находясь в конфликте с самим собой, вы не можете мобилизовать все свои ресурсы на выздоровление.

В случае моей матери это был весьма интересный конфликт. Рак начал развиваться, когда самый младший ее сын (последний из пяти) покинул дом. Она была матерью в течение более тридцати лет, и вдруг ей пришлось переходить в новое состояние, когда личность, исполняющая роль матери, должна прекратить свое существование.

Какая-то часть ее идентичности была построена вокруг роли матери. И в течение всех этих лет она отдавала себя другим. Она поступилась собой и весьма компетентно взяла на себя заботу о других, но какая-то ее часть существовала сама по себе и не имела возможности расти в течение многих лет.

По мере того, как дети взрослели и у нее появлялось все больше времени для себя, она бралась нянчить детей, чтобы как-то занять это время. Она опять заботилась о других. Образовался конфликт между той ее частью, которая знала, что нужно делать, чтобы быть матерью, и той частью, которая хотела что-то делать для себя.

Она хотела путешествовать, посещать интересные места, иметь какие-то увлечения.

Проблемой было то, что эта идентичность матери, эта система убеждений, ориентированная на других, говорила, что ориентироваться на себя эгоистично, и не в этом ее миссия. Ее миссией была забота о других людях.

Ориентированная на себя сторона была убеждена: «ориентироваться на» - значит стать мучеником. Это выражалось в постоянном позволении другим людям управлять ее жизнью и в непозволении себе когда-либо делать то, что хочется.

Когда человек подобным образом вступает в конфликт с самим собой, происходит очень интересная вещь: конфликт может разразиться от любой мелочи.

Когда человек полностью конгруэнтен, в мире могут происходить совершенно невообразимые вещи, но он никогда не будет выведен из равновесия. Но находящийся в состоянии внутреннего конфликта может оказаться в стрессе от ничтожнейшего пустяка.

Например, случайно сломав ноготь, он может разразиться в свой адрес самой жестокой бранью, и настроение будет на весь день испорчено.

Стресс происходит не из-за какого-то внешнего события. Стресс, особенно вызывающий заболевание, возникает из нашей реакции на происходящее вокруг.

Поскольку такому человеку каждый раз приходится делать выбор из двух взаимоисключающих вариантов: например, сделать что-то для себя или для других, - то в случае любого выбора у него будет повод упрекнуть себя либо в излишнем эгоизме, либо в неразумном альтруизме.

Принимать решение - это функция вашей идентичности. И когда есть конфликты, касающиеся того, кто вы на самом деле, ни один из вариантов выбора не будет верным. Если вы делаете выбор в пользу одной стороны, то получаете стресс с другой, и наоборот. И возникает ощущение, что вы вообще не способны принимать правильные решения. Ведя речь о том, что нужно вырабатывать волю к жизни, необходимо иметь образ будущего, который согласовывался бы с вашей миссией. Но если при этом человек потерял интерес к жизни, если ему все равно, будет ли он жить долго или скоро умрет, то в какую почву в таком случае вы собираетесь бросить свое семя?

Переживаемый моей матерью конфликт в действительности уже не касался прошлого. Он уже касался таких вопросов, как КТО Я ЕСТЬ? Какова моя миссия?

Как их сделать частью себя, как заставить эти две идентичности действовать сообща?

Каждая из них старалась избавиться от другой, уничтожить другую. Поэтому нам сейчас предстоит заняться тем, каким образом научить отдельные части, конфликтующие убеждения, жить в гармонии.

Как я сказал ранее, то, что выздоровление от смертельно опасной болезни мы называем «ремиссией», не является простым совпадением.



Страница сформирована за 0.63 сек
SQL запросов: 191