АСПСП

Цитата момента



Если уж мечтать, так ни в чем себе не отказывая.
Эх…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Неуверенный в себе человек, увидев с нашей стороны сигнал недоверия или неприязни, еще больше замыкается в себе… А это в еще большей степени внушает нам недоверие или антипатию… Таким образом, мы получаем порочный круг, цепную реакцию сигналов, и при этом даже не подозреваем о своем «творческом» участии в процессе «сотворения» этого «высокомерного типа», как мы называем про себя нового знакомого.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

ГЛАВА 2. ГОЛОС СОЦИАЛЬНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ

Голос инстинкта рождается с нашим появлением па свет. Голос обусловленности набирает силу по мере взросления.

Голос обусловленности имеет три грани. Во-первых, он — часть того, что делает нас людьми. Это звучащий в ушах голос общества. Чаще всего он говорит тоном наших родителей. Его можно назвать социальным голосом. Со времен опытов Павлова выражение «условный рефлекс» приобрело отрицательный оттенок, так как подразумевает ограниченность, покорность внешним раздражителям. Однако голос обусловленности может быть как сдерживающим, так и освобождающим. Мы живем в обществе. Только благодаря обществу и языку мы способны воплотить в жизнь свои потенциальные возможности. Как станет понятно чуть позже, за это приходится платить свою цену.

Во-вторых, голос обусловленности включает в себя наши культурные взгляды, убеждения и мировоззрение. Все это оказывает большое влияние на то, как мы относимся к власти, в какие отношения с ней вступаем, как оцениваем риск и распределяем роли, обязанности, права мужчин и женщин.

Наконец, голос обусловленности передается через конкретных людей — вначале через семью, затем через учителей, старших и друзей. Сейчас нас интересует именно эта сторона социального голоса, так как в ней упомянутые условности приобретают решающее значение.

Обучение

Голос обусловленности — одно из следствий ненасытного желания учиться. От способностей к обучению зависит наше выживание. Люди идут к зрелости дольше всех прочих животных. Нам приходится учиться тому, что представители других видов знают инстинктивно. Это означает, что в детстве мы намного больше зависим от опеки и защиты взрослых, но впоследствии благодаря обучению обретаем повышенную гибкость мышления и свободу действий.

Дети учатся с жадностью. В первые годы жизни они лезут во все щели и суют в рот все подряд (иногда совершенно несъедобные вещи). Ребенок продолжает учиться и позже; он усваивает очень многое, хотя не все эти уроки полезны. В раннем возрасте нам еще не хватает познаний и осознанности, чтобы выносить суждения о полезности и правильности, и потому немалая доля условностей закрепляется у нас в голове без их оценки. Накопленные сведения впитываются без оглядки на то, хороший или дурной потенциал они в себе несут. Лишь намного позже (и то не всегда) происходит переоценка полученного наследия условностей.

Условности играют важную роль в наших взаимоотношениях, поскольку оказывают сильное влияние на то, как мы ведем себя в рамках этих отношений. Голос обусловленности предлагает правила и границы, которыми должна определяться наша жизнь. Он поясняет, каким нужно быть, что верно, что ошибочно, что важно и как следует поступать.

Голос условностей может поддерживать голос инстинкта либо сопротивляться ему. Последнее случается чаще. Мощная обусловленность может остановить генетические побуждения и подавить их. Голос обусловленности нередко формируется другими людьми так, чтобы он противодействовал нашим естественным, врожденным порывам. В этом случае голоса ведут непримиримую войну, сражаются за превосходство и право быть услышанными.

Но если такая большая часть нашей личности представляет собой «вшитую схему», то какой смысл усваивать типичное поведение и навязанные взгляды, которые с немалой вероятностью могут оказаться бесполезными?

Одна из причин заключается в том, что человек должен научиться очень многому. Инстинктивными могут быть лишь самые простые формы поведения. Чем сложнее поступки, тем больше обучения они требуют. Природа даровала нам высокий потенциал обучаемости в обмен на повышенный срок зависимости от других. Если эволюция решилась на такую замену, то обучаемость, должно быть, действительно очень важна. Освоение нового не прекращается даже после того, как мы взрослеем. Мы учимся на протяжении всей жизни.

Другой причиной усиления роли обучения является разнообразие условий жизни. Представим, что человек родился в семье эскимосов, получил при рождении полный набор эксимосских знаний о жизни, а затем переселился в центр Нью-Йорка. Однако тот факт, что он лучший охотник на тюленей на своей родине, едва ли поможет этому человеку уворачиваться от машин на оживленных улицах.

Обучаемость повышает наши шансы выжить (и, следовательно, вероятность генетического бессмертия) независимо от места рождения. В этом смысле мы можем сами определять свою судьбу. Есть и оборотная сторона медали: мы настолько любим учиться, что нередко усваиваем довольно странные типы поведения, убеждения и ценности, которые могут помешать нам полностью воплотить в жизнь свои потенциальные возможности.

НАШ МИР И ЧТО ОН ЗНАЧИТ

Подрастая, мы начинаем замечать, что у всех вокруг две руки, две ноги, голова и одинаковый набор черт лица. Окружающие говорят на одном языке и едят примерно одну и ту же пищу. Ничуть не удивительно, что в результате мы начинаем полагать, будто все остальные видят, слышат и чувствуют то же, что и мы. Возникает уверенность в том, что другие люди разделяют наше восприятие мира в целом и частностях.

Ошибочность таких предположений постигается трудно, в череде случаев взаимного непонимания. Да, человеческие органы чувств устроены очень похоже, но наши поступки основаны на толковании увиденного и услышанного — на том, что они означают именно для нас. Каждый извлекает из переживаний свой смысл, который иногда немного, а иногда очень сильно отличается от впечатлений других людей. Вы когда-нибудь задумывались о том, в каком мире живет ваш спутник жизни? Он в чем-то похож на ваш мир, но в то же время полностью отличается от него.

Вот что происходит: мы откликаемся далеко не на все зрительные впечатления, звуки, запахи и ощущения, окружающие нас со всех сторон. Вокруг столько информации, что мы не в силах обработать ее целиком. Приходится что-то выбирать и упрощать, иначе просто не удастся извлечь главное. В эту секунду вы сознаете содержание нашей книги. Возможно, одновременно вы замечаете какой-нибудь посторонний шум. Но чувствуете ли вы биение своего сердца, воспринимаете ли форму рук и ощущения в пальцах? Осознать их довольно легко, но чаще всего мы делаем это только по достаточно веским причинам.

Некоторые явления привлекают наше внимание сразу. Чуткость к запаху дыма или потере равновесия существует, судя по всему, с самого рождения. Что касается прочих сигналов, то люди обладают просто фантастическими способностями фильтровать свои ощущения. Много лет назад я (Джозеф) снимал квартиру прямо над железнодорожной станцией. Высунувшись в окно, я мог бы бросить бумажный Шарик прямо на крышу вагона. В первые дни я просыпался ровно в половине пятого утра, когда прибывал первый поезд. Вскоре я крепко спал, несмотря на чудовищный грохот.

Наше внимание привлекает нечто новое, непривычное. Когда ощущение новизны исчезает, явление становится совершенно обыденным. Громкая музыка часто отступает на задний план и мы перестаем ее замечать. Отбрасываются не только слуховые, но и зрительные впечатления. Обои, которые сразу после переезда на новое место казались кричащими (кстати, почему у всех, кто делал ремонт в квартире до нас, такой ужасный вкус?), вскоре становятся привычной частью жилья.

Поговорим о других примерах. Впервые встречая будущего партнера, замечаешь в нем немало новых очаровательных привычек и манер — как он откидывает голову назад, когда смеется, как потирает щеку, задумавшись. Когда узнаешь человека получше, новое становится старым, а привычное нередко начинает раздражать. Через несколько лет те особенности, которые околдовывали в период ухаживания, вызывают чуть ли не отвращение. Мужчину, познакомившегося с женщиной в шумной компании, могла привлечь ее непосредственность и открытость. Спустя три года то же самое может казаться ему вульгарностью и бесстыдством. В первые месяцы знакомства женщине может нравиться энергичность избранника, а позже она сама удивляется, как ее мог привлечь такой деспотичный характер. Меняется, конечно, не само поведение, а наше мнение о нем.

С другой стороны, порой мы машинально отбрасываем какие-то впечатления, если они не привлекают нашего внимания. Мне (Робину) довелось как-то работать с одной компанией, весь автомобильный парк которой был окрашен в темно-коричневые тона. Я возненавидел свою машину с первого взгляда. Этот цвет показался мне отвратительным. Усевшись за руль, я не сомневался, что все вокруг начнут оглядываться и отпускать в мой адрес язвительные замечания. Хуже того, я заподозрил, что на таких ужасных машинах ездят только сотрудники этой компании. Однако, выехав на улицы, я тут же начал замечать вокруг море темно-коричневых автомобилей. На каждом повороте я видел, как навстречу движется машина точно такого оттенка. Прежде я никогда не замечал этот цвет, просто вычеркивал его из сферы внимания.

Голос обусловленности действует как направленный канал. Он одновременно представляет и следствие внимательности к определенной части переживаний, и причину отбора тех или иных сведений из всего, что воспринимают органы чувств. Голос обусловленности похож на русло реки, чьи очертания определялись первоначально крошечными изъянами в твердой породе и потоками горных ручьев. Позже русло становится таким широким, что огромные потоки воды лишь подчеркивают его контуры, делают их глубже и отчетливее. Но даже реки иногда обращаются вспять, а мы способны менять черты своего голоса обусловленности.

Если считать мир щедрым и чудесным местом, начнешь обращать внимание на то, что подтверждает эту точку зрения. Если верить, что все представители противоположного пола непроходимо тупы, именно на глупость будешь обращать внимание — и непременно начнешь ее замечать. Наши убеждения играют роль самоосуществляющихся пророчеств.

Несколько лет назад у нас был один общий знакомый, чья самооценка была столь низкой, насколько это вообще возможно. Отец пытался уберечь его от несчастий и в результате так запугал, что парень ничего не мог сделать, не получив предварительно разрешения. Мамочка добилась над ним полной власти, постоянно твердя, что он ничего собой не представляет. В итоге этот человек вырос с уверенностью в том, что любая женщина будет над ним насмехаться, а от этого ему станет еще хуже. Убежденность в этом была настолько сильной, что его привлекали лишь те женщины, которые действительно отличались склонностью издеваться над мужчинами и подрывать их веру в себя.

Год за годом он сталкивался с неудачами в личной жизни и причитал: «Я знал, что так оно и выйдет». Он говорил это и друзьям, и самому себе, чтобы оправдать собственные неудачи. В конце концов, он женился на женщине, которая пилила его без передышки. Неприспособленность этого человека к жизни приводила его родителей в отчаяние. Домашние желали ему только добра, но, к сожалению, каждая душеспасительная лекция начиналась с рассказа о том, какой он неудачник. Все сводилось к одному: он ни на что не годен. Легко догадаться, что его жена вполне могла выйти замуж за подобного человека под влиянием веры в то, что все мужчины слабаки и их приходится постоянно пилить.

При образовании пары взгляды супругов часто дополняют друг друга, как соседние фрагменты головоломки. Вопрос лишь в том, какая картинка получится в результате: яркая, красочная и веселая либо тусклая и мрачная. Все зависит от убеждений, на которых построена наша жизнь. Мы ищем подтверждений не только своих сильных сторон, но и недостатков.

КАК В ЭТОМ РАЗОБРАТЬСЯ?

В личных отношениях важно все. Представитель противоположного пола бросает взгляд в нашу сторону и улыбается. Что это значит? Дружелюбность? Стоит ли подойти и завязать разговор? Может, он просто смеется над нашим отвратительным вкусом в одежде? Заинтересованная улыбка вызывает возбуждение, а сочувственная — обиду или стыд.

Итак, прежде всего мы реагируем на происходящее и лишь потом действуем (вступаем в разговор либо отворачиваемся и краснеем).

Мы действуем, опираясь на интерпретации, но они, разумеется, могут оказаться ошибочными. Один из секретов хороших отношений заключается в умении проверять свои выводы. Это особенно важно в сфере личных отношений, так как чем теснее близость, тем больше нас заботит происходящее.

Столкнувшись с грубостью случайного знакомого, мы просто выбросим это из головы. Когда грубо ведет себя наш спутник жизни, это приносит боль и поневоле заставляет задуматься о причинах такого поведения.

Есть три способа избежать недоразумений, особенно если происходящее задевает ваши чувства:

Проследить за собственными рассуждениями и подумать о том, насколько обоснованы выводы об увиденном или услышанном.

Сделать свои рассуждения честными, четко понять, что видели и какие выводы сделали. Если эго уместно, можно оценить и возникшие ощущения.

Проследить за рассуждениями других людей — например, попросить их описать, как они пришли к своим выводам, и посмотреть, имеет ли их версия какие-то выгодные стороны.

К примеру, я (Джозеф) однажды повздорил с женой из-за какой-то работы по дому. Я сказал, что сумею это сделать. Жена заявила, что не сумею. Я обиделся и замкнулся в себе, но она считала, что ее слова правдивы и реалистичны. Обговорив эту ссору позже, мы обнаружили, что совершенно по-разному понимаем слово «уметь». Я полагал, что сумею сделать нечто, если чувствую, что способен на это, — независимо от того, что делал в прошлом. Для меня «уметь» — это внутреннее ощущение, состояние ума.

Слова жены я воспринял как оценку моей личности, однако для нее «уметь» значило только одно: успешно делать это в прошлом. Это была просто констатация факта, а не предположение. Поскольку прежде я ничем подобным не занимался, она считала само собой разумеющимся, что я не умею это делать.

Если хочешь, чтобы общение было недвусмысленным, следует избегать двух опасностей. Во-первых, не нужно слишком долго пояснять свою точку зрения, не обращая внимания на то, что думает об этом другой человек. Во-вторых, не стоит расспрашивать, что «на самом деле» имел в виду собеседник (разумеется, обычно такой вопрос задаешь в надежде, что он признает правильность твоих взглядов).

Все мы считаем, что нам известен верный путь к хорошим отношениям. Мы полагаем, что знаем, как они должны развиваться. Иногда мы даже думаем, что знаем других лучше, чем они сами. Все эти представления основаны на нашем личном опыте.

Разве не стала бы жизнь проще, если бы каждый встречный первым делом протягивал нам запись выступлений его внутреннего голоса? Представьте, сколько времени можно было бы сберечь, если бы нам не приходилось методом проб и ошибок определять, что у других людей совершенно иные представления о важности и правильности тех или иных вопросов! К тому времени, когда понимаешь то, что не видно глазу, нередко уже поздно - привязанность к избраннику слишком сильна. И тогда ты пытаешься изменить его или надеешься, что он изменится сам (под влиянием твоей любви). Как хочется, чтобы другие видели мир нашими глазами!

Умение определять чужие убеждения и ценности очень важно для взаимоотношений. Влечение возникает обычно на физическом уровне, но для того, чтобы отношения стали крепкими, взаимная тяга должна переместиться от половых органов к голове.

Но как определить ценности другого человека?

Просто вслушиваться в его слова и наблюдать за поступками.

В каждом шаге человека отражаются его представления о себе и окружающем мире. Если вас тянет к кому-то, обращайте внимание не на собственные ощущения, возникающие в присутствии этого человека, а на его жизненные принципы и взгляды на мир. Все это отражается в человеческих поступках.

Голос обусловленности нашептывает нам самые разные сведения и держит в курсе событий сразу на нескольких уровнях. Его можно разделить на ряд категорий, каждая из которых оказывает воздействие на все остальные.

Теперь мы подробнее поговорим о каждой их этих частей, чтобы вы могли приступить к точному определению тех сообщений, которые способствуют вашим личным отношениям — либо, напротив, препятствуют им. Позже мы расскажем о том, как превращать мешающие стороны голоса обусловленности в полезные.

Обсуждая устройство голоса обусловленности, мы воспользуемся понятием нейрологических уровней, которое ввел американский психолог Роберт Дилтс. Эти уровни представляют собой подходящее средство анализа, служат удобной отправной точкой, откуда можно перейти к оценке влиятельности различных граней голоса обусловленности.

Личность

Первым уровнем является личность. Это образ самого себя — мы в своих собственных глазах. Впрочем, в разной обстановке наши представления о себе могут сильно меняться. В рок-опере «Томми» группы The Who главным героем был слепой и глухонемой мальчик, не добившийся в жизни ничего, кроме умения мастерски обращаться с игральным автоматом-бильярдом. В остальное время он считал себя неудачником, несчастным и одиноким калекой, но стоило ему занять место у аттракциона, как он становился богом — полной противоположностью обычных представлений о самом себе.

Какая личность была настоящей?

Он выбирал это сам.

У каждого есть определенный образ себя в рамках взаимоотношений. «Ловкий парень», «преданный и верный муж», «великолепный любовник», «сердцеед», «неудачник», «тот, кто всегда рядом», «отец семейства», «сирена» или «Дон Жуан». Какими бы словами ни описывалось ощущение себя в тачных отношениях, эти слова оказывают глубочайшее влияние на характер этих отношений.

У меня (Робина) есть один приятель (для удобства я буду называть его Стив). Мать Стива ушла из дома, когда он был совсем маленьким. Его воспитал отец, а в подростковом возрасте Стив после долгих лет разлуки опять встретился с матерью. К тому времени она снова вышла замуж и родила еще одного сына. Моего приятеля познакомили со сводным братом, которого, по странному стечению обстоятельств, тоже звали Стивом. Его мать обратила внимание на то, что дала второму сыну то же имя, лишь в тот момент, когда знакомила их друг с другом. Она сказала моему приятелю: «Как это глупо. Я совсем о тебе забыла».

Легко представить, как это могло отразиться на его самооценке. В тот миг он оказался перед очень важным выбором.

Он мог, например, решить, что настолько непримечателен, насколько может быть зауряден человек, чье имя забыла даже его мать.

С другой стороны, он мог прийти к выводу о том, что с ним все в порядке, но его мамочка - ужасная, бездушная тварь.

Наконец, он мог понять, что и он сам, и его мать — нормальные люди, просто она была смущена и допустила легкомысленную оплошность. Он мог отнестись к ней с сочувствием, а не отвращением. Первые два решения принять обычно легче, чем третье. К сожалению, нам не известно, к какому именно заключению он в итоге пришел, но оно, без сомнений, определялось характером его воспитания и самоощущением вплоть до этого критического момента.



Страница сформирована за 0.69 сек
SQL запросов: 191