УПП

Цитата момента



Мудрость начинается с готовности к потерям.
Хотя — что такое «потеря»?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



…Никогда не надо поощрять жалоб детей и безоговорочно принимать их сторону. Дети сами разберутся, кто из них прав, кто виноват. Детские ссоры вспыхивают так часто и порой из-за таких пустяков, что не стоит брать на себя роль арбитра в них.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4330/
Мещера-2009
Я и другие

Представления о себе могут быть отрицательными, положительными и нейтральными. Человек с заниженной самооценкой может выбрать в партнеры «завидный трофей», то есть не того, кто ему реально подходит, а просто того, кто придает ему больше солидности.

Тот, чье мнение о себе непомерно раздуто, напротив, выглядит высокомерным. Некоторые видят в таком человеке вызов, пытаются опустить его с небес на землю либо доказать собственную власть, изменив его. Сложность состоит в том, что характер людей с завышенной самооценкой труднее всего менять.

Кого ищете вы? Спутника жизни или средство укрепления собственной самооценки? Чего вы хотите? Убедиться в своих силах, одолеть и пленить трудную добычу?

Характер

Как связан со всем этим характер? Интересно, что в английском языке это отвлеченное понятие означает, помимо прочего, актерскую роль, за которой кроется настоящая личность.

В слабохарактерности обвиняют только других. Каждый убежден, что у него-то с силой характера все в порядке. Но как он проявляется? Характер не может существовать независимо от поступков.

Как вы определили свой характер? Подумайте и попробуйте составить такое описание.

Обратите внимание на использованные слова. Они могут существовать независимо от других черт характера?

Вероятно, вы использовали понятия вроде «заботливый», «порядочный» или «обаятельный», но все подобные описания подразумевают взаимоотношения с другими людьми.

Итак, если личность представляет собой самовосприятие, образ самого себя, настоящее лицо за актерской маской, то характер определяется тем, каков человек в общении с другими. Так как это просто роль, мы можем выбирать любую маску, если нынешняя нам не нравится.

Убеждения и ценности

Следующим уровнем голоса обусловленности являются убеждения и ценности — то, во что мы верим, что считаем правдой по отношению к себе и другим, что для нас важно.

Убеждения часто проявляются в таких, например, словах: «Жениться нужно один раз и на всю жизнь», «Раз уж начал, нужно закончить», «Если сам честен перед собой, то и другие будут с тобой честными», «В один прекрасный день я встречу свою мечту» или «Кто-то этим все равно воспользуется, так почему не я?»

Мы нередко путаем убеждения с твердыми фактами.

Ценностями называют то, что важно для нас в отношениях с другими. Они выражаются такими фразами: «Нужно заботиться о своих близких», «Я просто хочу, чтобы меня хоть кто-то любил» либо «Я не смогу жить рядом с тем, кто мне изменил».

Это очень важная сфера, и позже мы поговорим о ней подробнее.

То, что мы считаем правильным и важным, играет роль фильтров, оказывает влияние на сигналы, которые мы слышим, видим и ощущаем. Наши убеждения и ценности могут становиться для потенциальных партнеров и гостеприимно распахнутыми дверями, и непрошибаемой стеной.

Одни ценности являются общечеловеческими, другие относятся к определенной культуре. Миролюбивым людям трудно представить причину, по которой можно прервать человеческую жизнь. Несмотря на это, мировоззрения некоторых людей допускают убийство во имя достижения цели. Немало страшных преступлений в человеческой истории совершалось людьми, которые не сомневались, что поступают правильно. С другой стороны, многие переживали мучения и трудности, помогая другим, так как ставили чужие страдания выше собственных.

Чем большей крайностью отличаются поступки, тем крепче вера человека в праведность своих побуждений.

В десятилетнем возрасте я (Джозеф) ходил в довольно скверную школу в западной части Лондона. Там было тесно, и потому игровую площадку устроили на крыше здания. Не помню, какой именно высоты были ограждения, но типичной угрозой среди учеников были вопросы о том, не хочешь ли ты «нырнуть в бетон» или «нюхнуть асфальту». Я был тогда сорокакилограммовым слабаком, полагался больше на свои мозги и присоединился к одной влиятельной школьной банде, так как в нее входил самый крупный и сильный парень нашего квартала. Если бы меня кто-то тронул, обидчику пришлось бы иметь дело с ним.

Однажды я ввязался в драку с другим членом банды и одолел его. В первые минуты я испытывал гордость, но потом случившееся начало вызывать у меня неприятные ощущения. Я понимал, что поступил правильно, и все же эти чувства мне не нравились. Я защищался, это было хорошо — но я причинил боль, а вот это было ужасно. Я не верил, что у меня есть право причинять боль другим, это было чуждо моей личности.

Способности и поступки

Самовосприятие, ценности и убеждения оказывают глубочайшее влияние на следующий уровень, способности и поступки (то, что мы можем сделать и что делаем). Личность, взгляды и ценности проявляются как автопилот, ведущий к тому, чего мы способны достичь.

Если считаешь, например, что представителям противоположного пола нельзя доверять, такое убеждение сведет тебя с теми людьми, чья ненадежность подтвердит твои взгляды. Ты будешь относиться к окружающим с подозрением и заметишь то, чего на самом деле нет. Так случится даже в том случае, если здравый смысл и рассудок будут твердить, что нет причин сомневаться в чьей-то порядочности. Недоверие будет казаться правильным подходом к жизни, а доверчивость, напротив, чем-то странным и неприятным, вызывающим ощущение уязвимости. Тогда у тебя будут все шансы на то, что партнеры начнут один за другим оправдывать подобные опасения.

Положительные убеждения, напротив, могут стать причиной того, что твоей доверчивостью начнут злоупотреблять. Следует соблюдать тонкое равновесие между доверием и подозрительностью.

Мы еще поговорим об этом чуть позже.

Окружение

Последний уровень — окружение, внешние обстоятельства и люди, которые рядом. Где вы любите бывать, с какими людьми предпочитаете общаться?

Представим себе человека, который чувствует, что его жизнь не может стать полнокровной без партнера. Его убеждения и ценности в отношении брака могут основываться на вере в честность, единобрачие, тесное и полное любви сотрудничество. Такой человек не станет искать подходящего партнера в клубах, где собираются любители мимолетных сексуальных удовольствий. Мы стараемся бывать среди тех людей, которые разделяют наши взгляды, ценности и самоощущения. В противном случае мы будем чувствовать себя «не в своей тарелке».

Личность, убеждения, ценности и связанный с ними внутренний голос формируются уже в раннем возрасте. Окружающий мир, культура, семья и образование капля за каплей наполняют нас представлениями о жизни. Впоследствии эти сведения подвергаются дополнениям, отрицаниям и изменениям, но фундамент голоса обусловленности чаще всего закладывается еще до того, как ребенок учится читать.

Много лет назад моя (Робина) семья перебралась на новое место. Нашими соседями оказалась супружеская пара с двумя девочками того же возраста, что и моя дочь. Как-то мы по-дружески пригласили их старшую дочь поиграть в нашем садике. Ее мама заверила нас, что дочь не хочет выходить за ограду их дома. «Она не придет. Боится расстаться с мамочкой. Она у нас стеснительная, боится чужих. Может быть, позже, когда она лучше вас узнает».

Несмотря на протесты матери, я протянул руку державшейся за ее подол малышке, поднял ее и перенес через забор. Мамаша, казалось, очень расстроилась из-за того, что дочка отпустила ее юбку. Эта бессмысленная возня длилась целую неделю: мы предлагали детям поиграть вместе, а соседка твердила, что ее дочь слишком стеснительна. В конце концов, девочка усвоила мамины намеки и стала делать вид, будто действительно стесняется.

Сейчас она уже стала взрослой, вышла замуж. Она живет через четыре дома от матери и каждый день навещает ее. По правде сказать, она до сих пор обедает с матерью, оставляя мужа одного. Молодая женщина не общается почти ни с кем, кроме своих детей. Можете не сомневаться, что все ее отпрыски - настоящие образчики застенчивости.

Голос обусловленности может формироваться и под влиянием единичных, но очень важных переживаний. Когда мне (Робину) было пять лет, скончался мой отец. В то утро мы с братом сидели в гостиной рядом с мамой и бабушкой. Страшную весть нам еще не сообщили. Стояла августовская жара, но в комнате царили леденящие душу дурные предчувствия. Мама и бабушка неуверенно переглядывались. Подозреваю, они собирались с духом. В попытках успокоить меня, бабушка сказала (руководствуясь самыми благими побуждениями, только для того, чтобы смягчить мои страдания), что отныне я уже большой мальчик и должен заботиться о маме. С той секунды кончилось мое детство, я начал смотреть на мир глазами взрослого. Мои представления о себе, о своей роли в жизни и обязанностях утвердились мгновенно, словно какой-то гипнотизер щелкнул пальцами и вызвал у меня совершенно незнакомые ощущения.

Точно так же, мгновенно, может измениться и голос обусловленности. Неожиданное потрясение способно начисто стереть все со скрижали мировоззрения и отпечатать на ней новые взгляды на самого себя, новые формулы убеждений и ценностей.

Одна супружеская пара, с которой мы когда-то общались, казалась весьма счастливой, они прекрасно подходили друг другу. Муж жил своей работой. Приходя домой, он требовал ужин, выкуривал трубку и читал в ванне книги. Дети являлись к нему перед сном, целовали и желали спокойной ночи, после чего он отправлялся в бар, чтобы пропустить рюмочку с друзьями.

Его жену воспитывала бабушка, у которой она переняла немало убеждений, передававшихся из поколения в поколение. Эта женщина любила заботиться о детях, ходить по магазинам, готовить, прибирать и стирать. В собственных глазах она была чем-то средним между служанкой и любовницей. Ее роль сводилась к тому, чтобы сделать дом уютным местом отдыха для трудолюбивого «мужа. Отсутствие внимания со стороны супруга она расценивала как добрый знак того, что все идет правильно, ровно и гладко. Подруги считали, что она слишком неприхотлива, а жизнь ее чересчур бедна событиями, но их тревоги приводили ее в недоумение, так как она имела все то, на что, согласно усвоенным в детстве убеждениям, стоило надеяться.

Этот согласованный танец «взаимной совместимости» продолжался долгие годы, а потом жена заболела. Ей удалили матку, операция вызвала осложнения. Женщина оказалась на грани смерти. Явился священник; в больничных коридорах, тихие и встревоженные, сидели подруги. Сама больная не подозревала о серьезности своего положения и даже не обратила внимания на то, что мужа рядом нет. К счастью, кризис миновал, ее окружили радостные друзья. Муж явился в больницу с букетом цветов и проявил необычную нежность.

Когда женщина вернулась домой, ее жизнь быстро вошла в прежнюю колею. А потом кто-то из друзей обмолвился о том, что муж забыл о ней, когда она лежала при смерти. Страдая от душевных мук, она спросила мужа, почему его не было рядом. Он пояснил, что вряд ли смог бы чем-то помочь в тех обстоятельствах и потому остался на работе.

На следующий день он явился домой с видом побитого пса, поджавшего хвост. Весь день напролет он думал о болезни жены и понял, что если бы она умерла, его жизнь стала бы жалкой. Он сказал (слово в слово): «Если бы тебя не стало, мне пришлось бы бросить работу, чтобы присматривать за детьми. А я не могу жить без работы». Самопоглощенности этого мужчины позавидовал бы сам Нарцисс.

Потрясение, вызванное таким проявлением эгоистичности со стороны супруга, изменило нашу героиню в одно мгновение. Она прозрела и увидела то, что давно замечали все вокруг. И то, что она увидела, ей не понравилось.

В тот момент она еще не приняла какого-то сознательного решения, но потрясение вызвало серьезные перемены в ее представлениях о себе, а возникшая новая личность принялась заявлять о своих правах. Прежний образ себя разлетелся на куски, как сброшенная на пол ваза. Женщина сбросила лишний вес, начала одеваться со вкусом, сексуально. Она нашла себе работу на неполный день и познакомилась с человеком, который ценил ее саму, а не то, что она могла для него делать. В конце концов, она бросила мужа и начала новую жизнь с другим. За полгода до того любая ее приятельница не задумываясь поспорила бы хоть на миллион, что эта женщина будет последним на свете человеком, который оставит мужа.

Все, к счастью, закончилось хорошо. Ее первый муж тоже женился во второй раз, а дети были под присмотром и поддерживали отношения с обоими родителями.

Разумеется, это только важнейшие события всей истории, которая основана на том, что мы видели и слышали сами. Нет сомнений, что в ней сыграли роль и другие, не известные нам факторы. И все же это хороший пример того, насколько резко душевное потрясение может изменить наши представления о себе, убеждения и ценности, а также наше влияние на других людей.

СЕМЬЯ И РОДИТЕЛИ

Родители вносят самый большой вклад в голос обусловленности. Они определяют его двумя способами. Во-первых, есть сведения, которые родители поощряют к усвоению или просто навязывают. Во-вторых, существуют данные, в которые мы сами предпочитаем поверить. Одни идеи мы перенимаем сознательно, а другие усвоенные мысли выявляем лишь после того, как научились оглядываться в прошлое и переоценивать его.

Такое моделирование происходит на очень глубоком уровне. Я (Джозеф) отчетливо помню, как однажды делал выговор семилетней сестренке. В ту минуту я вдруг умолк, — осознав, что мои упреки точь-в-точь совпадают со словами матери, сказанными мне когда-то в сходных обстоятельствах. Я повторял все слово в слово, с теми же интонациями. За этим, без сомнений, скрывались многочисленные ценности и убеждения об отношениях родителей и детей, которые я унаследовал от матери.

В детстве у нас есть только одна модель взаимоотношений между полами и воспитания детей. Образцом служат родители. Поскольку мы сами — результаты родительских убеждений, ценностей и образов действия, иногда кажется, что лучше задавать соответствующие вопросы отцу и матери, чем самим себе. По этой причине многие из нас находят тех партнеров, такие обстоятельства жизни, которые напоминают отношения в отчем доме. Вот почему многие мужчины и женщины выбирают партнеров, чем-то (внешне и по характеру) похожих на своих родителей, а некоторые пары вновь и вновь разыгрывают в семейной жизни драмы своего детства.

Не так давно я (Робин) побывал на крестинах. Матери малыша было около двадцати пяти. Ее отец и муж были похожи, как близнецы. Происходящее выглядело еще несообразнее из-за того, что муж величал тестя «мистером», а тот обращался к зятю: «Эй, парень».

Лучшее из возможного

Взрослея, мы все чаще сосредоточиваемся на ошибках, а не достоинствах того, как воспитали нас родители. Мы видим ограниченность и недальновидность их поступков. Конечно, благодаря полученным в процессе воспитания познаниям, наши родители, появись у них второй шанс, действовали бы, скорее всего, совсем иначе. Но в свое время они старались добиться лучшего, исходя из доступных возможностей и знаний.

Это не значит, что все было неправильно. Но мы начинаем подвергать сомнению их правоту, и это показывает, что мы поднимаемся над усвоенными в детстве условностями и оцениваем прошлое с более рациональной, взрослой точки зрения. Намного хуже было бы бездумно считать решения своих родителей лучшими из возможных вариантов. Да, вполне вероятно, это было лучшее, что они могли тогда придумать, но в ретроспективе мы часто понимаем, что решение оказалось далеко не самым идеальным. Смириться с такими мыслями нелегко, так как большинство из нас беззаветно любит своих родителей (и отчаянно ненавидит в те моменты, когда они сильны и не поддаются нашему контролю).

Взросление - это физическое и эмоциональное отдаление от родителей.

По оценкам нашего друга-психотерапевта, подавляющее большинство проблем его пациентов связано с ошибками воспитания. В то же время он признает, что к этим ошибкам приводят самые благие намерения. Иногда он в шутку отмечает, что зарабатывает на жизнь, разыгрывая роль «хорошего папочки».

Многие считают, что родители чем-то испортили им жизнь. Чаще всего так и есть. Ничего с этим не поделаешь. Немало жизненных трагедий сводится к тому, что человек всю оставшуюся жизнь ищет «приемных родителей», которые дадут ему все то, чего он не дождался от настоящих.

Генетический голос заставляет нас рожать детей, а детям приходится учиться общественной жизни. Они делают это единственным доступным способом — подражают окружающим. Это удается им чудесно, но дети не очень разборчивы. Взрослые намного превышают их размерами. Взрослые хорошо ходят и говорят, едят и пьют, а потому дети полагают, что взрослые вообще все делают хорошо. Они уже живут в той сказочной стране взрослости, куда так хотят попасть дети. Там можно ложиться спать, когда захочется, и есть сколько угодно шоколада.

Дети не обращают внимания на тонкости характера родителей. Возраст, размеры и забота — вот все, что нужно ребенку от первых образцов для подражания. Подрастая, дети начинают все больше понимать, но первичное моделирование остается самым мощным, так как служит основой любого другого. Чем младше ребенок, тем податливее и впечатлительнее его характер. Он похож на сырую глину, и все же определенные черты есть у детей с самого рождения. Мы взрослеем, глина подсыхает, на ней все труднее оставить отпечаток. Позже мы сами решаем, кто имеет право это сделать.

В годы формирования характера центром вселенной для ребенка остаются родители или те, кто их заменяют. Они кормят его, одевают и купают, холят и лелеют. Дети стараются угодить им, чтобы о них продолжали заботиться. Подражание — самая неприкрытая форма лести. Что же странного в том, что мы пытаемся воспроизводить поведение своих родителей? И если эти богоподобные фигуры утверждают, будто ты глупый мальчишка или плохая девчонка, то стоит ли удивляться тому, что мы впитываем эти сведения и выстраиваем на них свои представления о себе?

Парадокс моделирования себя по образцу родителей заключается в том, что мы редко подражаем всей совокупности их черт. Родители склонны спорить на людях и любить друг друга наедине. Если мы видим только публичные проявления их отношений, то и подражать будем лишь тому, что видим. Кроме того, мы чаще подражаем их поступкам, а не словам. Умение воспринимать невербальные сигналы относится к тем редким способностям, которые ослабевают с возрастом. Научившись говорить, мы начинаем придавать все больше важности словам, но любой малыш прекрасно понимает, что истина передается поступками, интонациями и модуляциями голоса.

Бессмертие родителей

Почему родители хотят передать детям свои убеждения и ценности, сформировать их представления о себе?

Отчасти это вызвано стремлением к генетическому бессмертию. Нам мало того, что дети унаследовали наши гены, цвет кожи и черты внешности. Хочется, чтобы они сберегли наши убеждения и особенности поведения. Когда ребенок становится похожим на нас, это словно подтверждает, что мы имеем право быть такими, какие есть. Это не так плохо, если, конечно, мы умеем ладить с детьми, которые на нас не похожи. Родители должны позволять ребенку быть собой.

Один мой (Робина) знакомый очень гордился уроком, который преподал ему в детстве строгий и циничный отец. Он поставил сына на высокий парапет и предложил спрыгнуть, пообещав поймать. Малыш послушно прыгнул, но отец не двинулся с места. Мальчик упал на землю и сильно ушибся. Смысл урока заключался в том, что доверять нельзя никому, и тогда тебе не будет больно. Мальчик твердо усвоил это и впоследствии очень радовался тому, что постиг такую важную истину еще в раннем детстве. Всю жизнь он никому не доверял и был в восторге оттого, что папина наука уберегла его от множества разочарований. Когда я беседовал с ним о недоверии к жене и о том, что это усвоенное убеждение сделало его брак несчастливым, мужчина ответил, что лучше уж неудачный брак, чем отношения, в которых он открыл бы кому-то свою душу, а потом мучился. Он намеревался преподать тот же урок своим детям (исходя, как и всякий отец, из самых благих побуждений), хотя его эмоциональная жизнь была невероятно скудной.

Важны, конечно, не крайности. Не следует ни относиться к другим с бездумным недоверием, как делал этот человек, ни слепо доверять окружающим, что тоже глупо. Важно быть внимательным к другим и замечать, какие сигналы исходят от них в данный момент. Лишь тогда можно решать, стоит ли довериться им в эту самую минуту.

Многие родители понимают, что за свою жизнь получили немало уроков. Они хотят уберечь детей от болезненного процесса обучения. Им кажется, что в этом и заключается родительский долг: нам нужно позаботиться о том, чтобы дети понимали окружающий мир «правильно».

Однако, несмотря на столетние потуги философов, люди продолжают расходиться во мнениях относительно «правильности» тех или иных взглядов на мир. Нет никаких гарантий того, что мы воспринимаем его правильно. «Мы испокон веков пытаемся понять загадку жизни, — говорила американская писательница Гертруда Стайн. — Ответа нет. Ответа никогда не было. Вот и весь ответ».

С практической точки зрения, верных путей очень много. Правильный подход к жизни — тот, что приносит результаты, приносит радость и счастье. Убеждения представляют собой наши рабочие гипотезы, навигационные карты для штурмана. Ими пользуются, пока они ведут по выбранному курсу. Взгляды, из-за которых корабль садится на рифы, отбрасывают, иначе мы станем похожими на капитана, ведущего корабль через волны, не глядя по сторонам и полагая, что карты достовернее, чем надвигающиеся утесы.

Есть еще одна причина, по которой родители стремятся определять характер своих детей. Когда они создавали семью, у них были мечты, было представление о том, какими станут их дети, когда вырастут. Родители с самого начала представляют, чего хотят от детей — как те должны вести себя в обществе, в отношениях с родственниками и других обстоятельствах. Вот почему родители радуются, когда ребенок учится делать первые шаги, а позже кричат, чтобы он не носился, как угорелый. Вот почему родители празднуют первые произнесенные ребенком слова, а потом, когда те говорят слишком много, просят их хоть минуту помолчать.

Некоторые родители чувствуют себя беспомощными, когда ребенок плачет. В крике малыша есть особая пронзительность, заглушающая все вокруг. Он требует отклика. Он заставляет родителей вскакивать посреди ночи, хотя они спят так крепко, что не замечают рева пролетающего над головой авиалайнера. Желание помочь ребенку вполне естественно. Но иногда помочь нельзя, и детские слезы невыносимо трудно переносить. Родители, которые пытаются успокоить плачущего ребенка не ради его блага, а для того, чтобы избавиться от собственного чувства беспомощности, часто сердятся на малыша, вызывающего у них неприятные ощущения. Естественные выражения боли или печали причиняют некоторым из нас огромные мучения. Но если ребенок еще в детстве усваивает, что его родители не любят проявлений чувств, то как он научится показывать другим свою любовь?

Один из способов сделать ребенка внешне «приличным» — сдерживать его порывы и привить уступчивость. Если развить эту мысль, то для того, чтобы создать семью своей мечты, нужно всех ее членов загнать в заготовленные Шаблоны. На деле это превращается в кошмар. Существующие свидетельства показывают, что чем деятельнее мы пытаемся настроить детей против их естественных склонностей, тем яростнее они сражаются с нами, тем выше вероятность того, что впоследствии придется оплачивать услуги психотерапевтов, работников социальных служб и психиатров.

Ожидания, которые родители возлагают на детей, могут стать невероятным гнетом. Некоторые родители откровенно считают детей своей собственностью и полагают, что вольны делать с ними все, что заблагорассудится. Если отец и мать видят в ребенке только средство исправления ошибок прошлого и осуществления несбывшихся мечтаний - шанс стать такими, какими они когда-то надеялись быть, — в душе ребенка разразится война. У него возникнет желание одновременно угодить родителям и остаться верным себе, собственной личности. Первое очень часто исключает второе, и тогда конфликт обостряется.

В детстве я (Робин) дружил с сыном местного аптекаря. В свое время его отец мечтал стать доктором, но это не сложилось. Он заставлял сына учиться дни напролет в надежде, что мальчик добьется того, что не удалось отцу, и станет врачом. Парень ходил зеленый и измученный, он никогда не играл с соседскими мальчишками. Не припомню, чтобы он хоть раз улыбнулся. Позже я часто гадал, удалось ли ему получить диплом и осчастливить папашу. Интересно, его хоть раз спросили, кем мечтал стать он сам

Убеждения, ценности, ощущение собственной личности, взгляды семьи на жизнь — все это, как фамильные драгоценности, передается из поколения в поколение.

В прошлом целые ремесла опирались на передачу внутреннего голоса обусловленности от отца к сыну. Детям кузнеца, к примеру, с пеленок внушали, что кузнечное дело — их призвание, оно у них в крови. Чтобы угодить отцу и получить взамен одобрение, они проводили всю жизнь у горна. Они постигали, насколько важна и почетна их работа. У них было немало причин осваивать свое ремесло, радоваться связанным с работой мелочам и довольствоваться условиями труда.

На уровне целых народов такая преемственность стала причиной возникновения огромного количества ремесел. Оправдывалась она и на уровне семьи, так как обеспечивала сохранение доходного дела.

Тот же принцип применим и к человеческим взаимоотношениям. Однако далеко не все испытывают желание ковать свои личные отношения кузнечным молотом.



Страница сформирована за 0.14 сек
SQL запросов: 191