АСПСП

Цитата момента



Гораздо благороднее полностью посвятить себя одному человеку, нежели прилежно трудиться ради спасения масс.
Интересно, о ком же конкретно тут идет разговор?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ну вот, еду я в лифте, с незнакомым мужчиной. Просто попутчиком по лифту. Смотрюсь в зеркало, поправляю волосы и спрашиваю его: красивая? Он подтверждает - красивая! - и готов! Готов есть из моих рук. Не потому, что я так уж хороша в свои пятьдесят, а потому…

Светлана Ермакова. Из мини-книги «Записки стареющей женщины»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354//
Мещера
Роль родителей и голос обусловленности

Какое влияние оказывают родители на наш голос обусловленности и создаваемые нами отношения?

Иногда - самое благотворное.

Если в нас воспитали хорошее отношение к себе, сильный и уверенный образ самих себя, то мы, скорее всего, без особого труда справимся с личными отношениями.

Если родители, не таясь, демонстрировали нам свою любовь друг к другу, у нас был вполне достойный образец для подражания.

Если они личным примером и добрым словом поощряли убеждения и ценности, что позволяют нам заботиться о себе, не причиняя вреда окружающим, то у нас есть все шансы сделать своих спутников жизни такими же счастливыми.

Если нам вовремя предоставляли нужные сведения и предлагали самостоятельно решать, что правильно, а что ошибочно, то мы, вероятно, выросли уравновешенными личностями и способны справиться со всеми трудностями жизни. Помимо прочего, собственные переживания позволяют нам по-новому оценивать родительские уроки.

Мне (Робину) было известно, что моя мама родилась в семье рабочего, где каждый знал свое место. Дед искренне верил в то, что одни рождены для роскоши, а другие - для тяжкого труда. Мы, разумеется, были рождены для бедности. «Знай свое место» — так звучал девиз каждого нового дня.

Когда мне было одиннадцать, мы с братом сдали экзамены в классическую школу — разновидность среднего образования для тех, кто входил в десять процентов лучших учеников. На протяжении первой недели обучения в этой школе я постоянно слышал, как другие ребята обсуждали нечто под названием «университет». Очевидно, все вокруг намеревались когда-нибудь туда попасть. Однажды вечером, вернувшись домой, я спросил маму, что такое университет. Она пояснила, что таким, как мы, там не место. Она вовсе не хотела меня расстроить. Она говорила искренне, это соответствовало ее взглядам на мир, унаследованным от моего деда.

С того дня учеба перестала меня интересовать. Я превратился из очень способного мальчишки в тупицу, едва умеющего считать. Замечание матери коренным образом повлияло на мою самооценку. Я поверил, что впереди меня ждет самое незавидное будущее. Воображаемые границы сдерживали меня много лет. Я стал настоящим виртуозом неудач.

Так продолжалось до тех пор, пока я не сделал успешную карьеру в сфере торговли. Вмешавшийся разум бросил вызов моим отрицательным представлениям о самом себе. Как только я открыл для себя, что на самом деле перспективы возможного успеха ничем не ограничены (разве что я сам установлю какие-то рамки), ко мне вернулись былые способности к обучению.

РОДНОЙ ДОМ

У большинства из нас отчий дом связан со счастьем, любовью и безопасностью. Какой бы ни была действительность, в глазах ребенка его дом — единственный идеал любви и надежности. Мы рождаемся с ожиданием заботы и любви, и потому все, что напоминает о родном доме, вызывает у нас прежние ощущения опеки, безопасности и счастья.

Как это проявляется? Вспомните какую-нибудь мелодию, которую услышали в раннем детстве. Мысленно прослушайте ее. Заметили, как изменилось настроение? Вернулись ли чувства, которые вы испытывали тогда?

Вспомните какой-нибудь запах из тех времен, представьте, что снова его ощущаете. Изменилось ли настроение, возродились ли чувства?

Сделайте то же самое со зрительными картинами, характерным вкусом или осязательным ощущением. Еще лучше совместить это с подлинным переживанием: поставить старую пластинку, вдохнуть знакомый запах, повертеть в руках ветхую игрушку.

Память складывается из пяти ощущений. Возрождение связи с воспоминаниями с помощью органов чувств восстанавливает испытанную ранее эмоциональную реакцию. Вот почему часто возникает искушение воссоздать прошлое, чтобы заново пережить давние ощущения счастья, любви и заботы.

По этой причине нас нередко привлекают люди, которые хорошо вписались бы в обстановку дома, где мы росли. Мальчиков тянет порой к женщинам, которые внешностью и поведением напоминают их матерей. Однако по той же причине можно прийти к взаимоотношениям, мало чем отличающимся от отношений между твоими родителями — просто потому, что они хорошо знакомы. У детей обострено чувство справедливости. Они хотят, чтобы все было правильно. Если это не удается, то, став взрослыми, они могут всю жизнь выстраивать ошибочные отношения в попытках забыть мучения прошлого.

Желание возродить былое может объяснить, почему люди, которых родители наказывали, нередко выбирают жестоких партнеров. Если же родители были беспомощными, партнер также может требовать заботы. Это объясняет, почему некоторые люди в конце концов останавливают свой выбор на самом скучном и непримечательном партнере, отказавшись от ярких и привлекательных кандидатов, - дело в том, что интересные люди не помогают вспоминать о прошлом.

Если понятие «родной дом» неразрывно связано со скандалами, голос обусловленности будет призывать к конфликтам, добиваясь тем самым ощущений любви, безопасности и счастья, ведь в детстве мы испытывали их, несмотря ни на что. Привлекательность человека, который хорошо вписался бы в обстановку нашего родного дома, может частично объяснять явление «любви с первого взгляда». По существу, эта реакция вызвана не привлекательностью, а ощущением привычности, давнего знакомства.

С другой стороны, если у нас сохранились скудные воспоминания о детстве, а повлиявшие на нас образцы взаимоотношений были отрицательными, существует вероятность того, что мы восстанем против прошлого и окажемся совершенно иными. Демонстрируя самостоятельность и бунт, мы станем именно такими, какими родители не хотели бы нас видеть. Разумеется, и в этих случаях родительское влияние проявляется так же сильно, как и тогда, когда мы ему полностью подчиняемся.

Можно возражать либо уступать, но если эти реакции не оставляют свободы выбора, мы все равно не можем по-настоящему быть собой.

Попробуйте провести такой опыт:

Составьте список понятий, которые связываете с родным домом. Они станут вашими якорями, приковывающими к ощущениям любви, безопасности и счастья.

Эти слова можно превратить в короткие предложения. Например, в моем списке встречается слово «еда», и потому я могу написать:

«Родной дом означает вкусную еду».

Если переписать этот список, подставляя вместо слов «родной дом» выражение «любовь, счастье и безопасность», получатся такие, например, высказывания:

«Любовь, счастье и безопасность означают вкусную еду».

Это соответствует вашей жизни и взглядам на взаимоотношения?

Если в вашем списке встречаются отрицательные понятия («жестокость», «боль», «мучения» или «наказание»), могут получиться очень странные предложения. Это упражнение способно пролить свет на то, какой вы и как строите свою жизнь. К примеру, для одного нашего клиента «дом» (то есть «любовь, счастье и забота») означал «холодность». Ничуть не удивительно, что его жена не умела проявлять свою нежность и откликаться на нее.

СЕМЬЯ И ДРУЗЬЯ

Переход в группу вне семьи — серьезный шаг к самостоятельности. Группы обычно возникают на основе общих убеждений и ценностей. Желающие вступить в ту или иную группу ощущают необходимость подстроиться к соответствующим взглядам, чтобы группа признала и приняла их. Таким образом, если группа имеет определенные взгляды на взаимоотношения, ее члену приходится приспосабливать к ним свое мнение.

Среди детей одних родителей и в других группах непременно существует иерархия, чаще всего основанная на возрасте и размерах. Для того чтобы поддержать свою власть, старшие братья, сестры или друзья запугивают младших, добиваясь от них повиновения. Это нередко приводит к снижению самооценки и ухудшению самовосприятия младших членов группы. Такой искаженный образ себя может сохраняться затем на протяжении всей жизни.

Поскольку взгляды группы часто опираются на мнение одной сильной личности, или лидера, а оно, в свою очередь, нередко передается ребенку от родителей, другие члены группы могут перенимать эти взгляды, дополняя ими уже усвоенные (от своих родителей). Новые взгляды могут оказаться благотворными, но стремление соответствовать общему настроению группы требует порой того, чтобы ее член перенимал и проявлял убеждения, противоречащие остальным его взглядам. Чем большее число людей разделяет некое убеждение, тем выше вероятность того, что их усвоят остальные члены той же группы.

Поступив в университет, я (Джозеф) начал курить. До того мне не нравился ни запах табачного дыма, ни сама мысль о сигаретах. Родители поощряли мое отвращение, пообещав, что, если я не начну курить до двадцать первого дня рождения, они подарят мне солидную сумму (думаю, они полагали, что если я не закурю до 21 года, то вряд ли начну курить потом). Однако, оглядываясь назад, я понял, что в их предложении был и другой подтекст: курение настолько соблазнительно, что меня стоит подкупить, лишь бы я не пристрастился к этой привычке. Все мои приятели по колледжу курили, а угощение сигаретой было одной из форм проявления дружелюбия и немаловажным признаком групповой сопричастности. Общественное давление в сочетании с неоднозначностью предложения родителей (моя мама в то время курила) сделали свое дело, и я начал курить.

Общественное давление может повлиять и на представления о взаимоотношениях. В целом, наше общество построено так, что оказывает поддержку прежде всего супружеским парам. Немало обыденных фраз выражают неявное предположение о необходимости поиска пары. «Ты все еще сам по себе, дорогой?» — в таком вопросе интерес воспринимается как упрек. Многие люди, которые еще не перешли к «нормальной» семейной жизни, чувствуют себя так, будто предают собственных родителей. Определенные виды занятий (например, политика) всегда требовали для карьеры и рекламы образа здоровой семьи. Боязнь остаться в одиночестве часто вызвана тем, что подумают окружающие, а не собственными желаниями человека. Однако вступление в личные отношения ради защиты от давления родителей или общества редко приносит настоящее счастье. В некоторых случаях лучше не иметь никого, чем заполучить хоть кого-то. В одиночестве можно быть в меру несчастливым, а рядом с «чужим» — стать совершенно несчастным.

ОБРАЗОВАНИЕ

Слово «образование» происходит от глагола «образовывать». Образование начинается с идеи развития мышления. В голову прежде всего приходят мысли о школе. Но образование — это не школа. Английские законы, к примеру, четко различают эти понятия. В них сказано, что ребенок должен получить образование, но не обязан посещать школу.

Впрочем, в школу ходили и ходят почти все. О чем вы думаете, вспоминая школьные годы? Чему вы там научились? В школе ученики изучают не только программные предметы, перечисленные в расписании. Там усваивают и уроки общественной жизни, взгляды на мир. Мы видели, как устанавливались отношения между одноклассниками, и нередко перенимали от учителей представления о себе и своих способностях. В определенном смысле школа похожа на родителей: она старается принести наибольшую пользу, но, оглядываясь в прошлое, мы понимаем, что многое можно было сделать лучше.

В школе нам преподают уроки взаимоотношений. Там мы впервые пробуем себя в искусстве общественных отношений, там у нас появляются друзья и враги. Там мы достаточно близко общаемся с представителями противоположного пола. Школа, вероятно, оказывает второе по значимости (после родителей) влияние на наши принципы построения отношений.

Некоторые школы (в том числе, многие частные заведения Великобритании) видят одной из своих задач воспитание в учениках чувства превосходства и привилегированности. С самого первого дня детям словом и делом внушают мысль об их исключительности. В результате дети растут с обостренным ощущением собственной личностью и верой в будущие успехи. Возникающий у них образ себя утверждает, что они достойны лучшего, большего, чем все остальные. Выпускники таких школ действительно достигают в жизни больших высот. Подобное самоощущение повышает их шансы на успех, а дальнейшая жизнь превращается в исполнение пророчества.

Если критерием успеха являются достижения, такой метод образования становится великолепной моделью. Если же в качестве критерия избрать человеческую близость, то стоит хорошо подумать. Ощущение собственного превосходства по отношению к партнеру очень опасно (если, конечно, у того нет желания укрепить свою заниженную самооценку).

Одни учителя руководят учениками с помощью побуждений, соглашений и умения сделать свой предмет увлекательным. Другие учителя властвуют над детьми, понижая их самооценку насмешками и угрозами. Это дается легко, и такой подход сделал покорными немало трудных подростков, но плохое мнение о самом себе серьезно затрудняет хорошие отношения с другими.

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

Многие дети проводят перед телевизором не меньше времени, чем за партой. Когда телевидения не было, представления о житейских драмах ограничивались радио и редкими посещениями кино или театра. Сейчас многие из нас оказались погребенными под лавиной выдуманных описаний «реальной жизни». Телевидение не только отражает действительность, но и оказывает на нее влияние. Чтобы быть интересными, привлечь зрителей, драматические сюжеты должны охватывать нечто большее, чем реальную жизнь; такие преувеличенные драмы оказывают сильное воздействие на наши ожидания и поступки.

Реклама эксплуатирует множество биологических различий между полами, о которых говорилось ранее. Она выставляет стереотипы в подчеркнутой, карикатурной форме. Женщины превращаются в глупеньких домохозяек, переживающих оргазм при виде чисто отстиранного белья. Мужчины покрыты машинным маслом, в карманах позвякивают гаечные ключи. Пока женщина готовит ужин, муж торчит в пивной. Все эти образы призваны исполнять обязанности театральных задников, они медленно, но верно навязывают нам определенные условности. Если бы стереотипы не оказывали воздействия, рекламщики давно бы их отбросили.

Детские книги, волшебные сказки — все они дополняют образ себя, убеждения и ценности ребенка, как новые кусочки головоломки. Многие до сих пор верят, что главным событием в жизни девушки станет тот момент, когда она в усыпанном цветами белоснежном платье пройдет между рядами в церкви к алтарю, где ее будет ждать принц Само Очарование. Многие родители мечтают дожить до этого дня и увидеть свою дочь под венцом. Мультфильмы Уолта Диснея многократно воспроизводят этот образ всеобщей мечты.

Поскольку драмы основаны на конфликтах, волшебные сказки — на романтической любви, а реклама — на стереотипах, они не имеют ничего общего с действительностью, однако оказывают большое влияние на голос обусловленности и личные отношения.

УЗНАЙ СВОЙ ГОЛОС

Почему так важно изучить и понять свой голос социальной обусловленности? Он был всегда, он давно нам знаком, так почему бы просто не смириться с этим фоновым шумом, подталкивающим человека, куда ему заблагорассудится?

Дело в том, что, познав голос обусловленности, можно понять, какие его советы тебе помогают, а какие мешают. Это позволит сделать жизнь такой, какой ее хочется видеть. Голос обусловленности похож на гипнотизера, нашептывающего свои приказы тебе на ухо; подобно добровольцу из зала, ты можешь обнаружить, что покорно выполняешь его указания (одновременно размышляя, почему, собственно, это делаешь).

Гипнотическая обусловленность

В Индии есть один способ приручения слонов. Слоненка забирают от матери и привязывают за ногу к врытому в землю столбу. Малыш пытается вырваться, но ему не хватает сил. Через некоторое время он сдается и больше не старается освободиться. Он «помнит», что сил на это не хватит, даже через много лет, когда вырастает раза в четыре. Взрослого слона по-прежнему держат на тонкой веревке, хотя он мог бы с легкостью вырвать из земли и сам столб. Но слон давно оставил эти попытки. Он «знает», что не сможет освободиться. Временами схожим приемом пользуется голос обусловленности.

Определенные привычки поведения, унаследованные от пращуров, могут показаться постороннему наблюдателю совершенно бессмысленными. Первоначальное убеждение или представление, которое когда-то стало причиной такого поведения, нередко теряется в туманах эпох.

Я (Робин) помню один случай, когда моя жена и дети стояли в коридоре нашего дома и наблюдали, как я делаю уборку. Я собирал мусор, весь до последней соринки, и складывал его в мешок. Прежде они никогда не видели, как я выполняю эту «мусорную церемонию», так как обычно я проводил ее, пока дети были в школе. Отточенность и тщательность моих движений просто зачаровала их. Я был настолько погружен в еженедельную уборку, что не обратил внимания на их появление и заметил детей только после того, как работа была закончена и домашние ознаменовали это аплодисментами. Я был так поглощен своим занятием, что лишь взгляд со стороны помог мне понять смысл происходящего. К уборке мусора я относился как к вопросу жизни и смерти.

Дело в том, что я во всех подробностях подражал поведению своей матери. До того случая я никогда об этом не задумывался и не сомневался в правильности такого подхода. Ребенком я часто видел, как мать замечала выворачивающий из-за угла фургон для сбора мусора — на лице ее отражалась настоящая паника и она кидалась в комнату, подбирая все до последней бумажки, чтобы успеть выбросить отходы. По моим детским представлениям, так и следовало прибирать мусор - панически, спешно, словно это невероятно важно. Вполне возможно, что моя мать просто подражала поведению своих родителей, а подлинные причины такого отношения к уборке давно затерялись в глубине веков. Не исключено, что когда-то таким способом пытались приостановить распространение заразы во время Лондонской чумы!

Сходным образом, лишь в двадцатишестилетнем возрасте я вдруг понял, что на поезд можно садиться не только в тот миг, когда он трогается с места. Я и раньше подозревал, что это возможно, но обусловленность постоянно заставляла меня являться на вокзал в последний момент и вскакивать на подножку трогающегося вагона. Когда я был маленьким, маме приходилось одевать и приводить в порядок троих детей, собирать чемоданы — и времени всегда не хватало. Мы добирались до станции под свисток к отправлению: мама тащила всех нас за собой и едва успевала схватиться за распахнутую дверцу отходящего вагона. Она заталкивала нас внутрь, бросала вслед чемоданы и, наконец, сама совершала акробатический прыжок, влетая на площадку, как игрок в регби, предпринявший отчаянную попытку уйти от подножки.

Теперь я вполне способен собраться заранее, без спешки, и приехать на вокзал вовремя. И все же, когда я поднимаюсь в вагон, привычное тревожное возбуждение по-прежнему сменяется всепоглощающим облегчением.

Такие формы поведения, вызванные унаследованными убеждениями, оказывают совсем незначительное влияние на мою жизнь, разве что привносят в нее немного юмора. Что кажется странным, - так это ощущение «правильности», которое они вызывают, хотя я сам никогда не принимал рационального решения поступать именно так. Но если я не замечал собственных убеждений и особенностей поведения в таких будничных вопросах, то вполне логично допустить, что у меня есть неизвестные мне самому, потаенные представления и привычки, связанные с личными отношениями.

Впрочем, мне удалось выявить немало своих убеждений о женщинах и о том, как нужно с ними общаться. Многие из них оказались очень полезными. Были и вредные, довольно неприятные для тех женщин, которые хотели со мной сблизиться. Например, я определенно верил в то, что на свете есть только одна идеальная женщина, которая мне подойдет. Она не только была совершенной, но и ждала, пока наши пути пересекутся, мечтала о счастье, которое осыплет нас, как падающие с деревьев цветы.

Умом я понимал, что в мире нет человека, созданного специально для меня, тем более что в том возрасте кипучей гормональной активности голос инстинкта постоянно твердил мне, что все девушки вокруг великолепны. Но где-то на заднем плане мягко, но достаточно громко и влиятельно мурлыкал другой голос, заставлявший меня искать свою единственную. Это из-за него я пустился в погоню за совершенством. Это он вынудил меня не обращать внимания на прекрасные качества множества знакомых девушек, так как они не соответствовали описанию, любезно предоставленному голосом обусловленности.

Мы оба знали одного молодого человека, работавшего художником по интерьеру. Его само восприятие полностью подчинялось работе. По существу, само его занятие родилось из этого образа себя. Если бы его спросили, какой он человек, тот парень тут же ответил бы, что он художник по интерьеру. Его мнение о себе предполагало творческую деятельность и стремление к совершенству. Он верил, что все вокруг можно улучшить. Каким бы великолепным ни было внутреннее убранство дома, он всегда находил способ усилить это впечатление. Первостепенную важность для него имела возможность выражать свои творческие способности, улучшая окружающий мир.

В личных отношениях его преследовали неудачи, хотя свидания он назначал довольно легко. Он был симпатичный, состоятельный, приятный в общении, любил тратить деньги и бывать в новых местах. К несчастью, он никак не мог взять в толк, почему его девушки так сопротивляются желанию их изменить. Он просто не мог понять, почему они сердятся, когда он пытается сделать их лучше. В его голове уже сложилась картина, какими должны быть его спутница жизни и вся жизнь в целом, и он невольно выбирал тех девушек, которым пришлось бы измениться, чтобы вписаться в эту картину. С его точки зрения, появление женщины, которая идеально соответствовала бы этим мечтаниям, не позволило бы ему выплеснуть свой творческий заряд, а это было неотъемлемой частью его личности.

Сексуальные и романтические отношения слишком важны, чтобы положиться на слепой случай. Мы выбираем человека, который будет нам ближе всех остальных на целом свете. Каждый день, который мы проводим с другим человеком, определяется нашим выбором. Партнер может превратить нашу жизнь в рай или ад, и все зависит от сделанного выбора. Просто удивительно, что многие люди не только почти не задумываются о личных отношениях, но и полагают, что обдумывать их вообще не стоит. Это вызывает немало проблем.

Выбирая партнера, многие предпочитают позицию «поживем - увидим». Они назначают десятки свиданий, чтобы понять, с кем можно будет поладить, а с кем — нет. Хотя на деле они ищут совместимости, у них нет четких представлений о том, как они увидят, услышат или почувствуют такую совместимость, — если она возникнет. В результате они чаще всего обречены просто проводить время рядом с первым попавшимся.

Дни, недели, месяцы протекают без всяких раздумий, а затем либо отношения безнадежно осложняются и их уже трудно прервать, либо достигается некий компромисс (не очень-то устраивающий обоих), либо оказывается, что «все вроде бы в порядке, но все-таки он (она) — не совсем то…» Однако главная причина в том, что эти люди сами не знали, чего хотели.

Другая распространенная ошибка заключается в попытках найти того, кого нам удастся изменить или превратить в свой идеал. Иными словами, человек может понимать, что в природе идеального партнера не существует, или его можно просто не встретить, но, несмотря на это, идеал по-прежнему захватывает его мысли. Он мечтает о совершенстве, а не о реальном человек, и потому, вступая с кем-то в отношения, лелеет надежду на то, что партнера удастся превратить в свой идеал.

С тем же успехом можно купить в магазине ненужную вещь, чтобы потом отнести домой, перекроить и выкрасить в любимый цвет! Разумеется, намного проще сразу купить то, что тебе нравится. Вскоре, впрочем, начинаешь понимать, что одежка — не главный залог счастья. Люди обычно яростно сопротивляются попыткам превратить их в кого-то другого даже ради счастья партнера. Скрытый смысл намека ясен: в исходном виде они, выходит, недостаточно хороши. Кроме того, если взаимоотношения подчиняются представлениям об идеале, партнер никогда не будет доволен, так как идеал недостижим по определению.

Со временем оба человека расстанутся с первоначальными иллюзиями и испытают разочарование: один — потому что его партнер по-прежнему не соответствует идеалу, а другой — потому что его не ценят таким, какой он есть.

Задумайтесь о том, каким мог бы стать ваш идеальный партнер:

Как он должен выглядеть?

Какой у него должен быть голос?

Какие чувства он должен у вас вызывать?

Какой должен вести себя по отношению к вам?

Как вы вели бы себя по отношению к нему?

Есть ли у этого идеального партнера реальный образец?

Мы сами творим свой идеал. Мы определяем все его черты до малейших подробностей. Но мы не можем определять характер других людей, переделывать их (разве что на короткое время, но за это приходится платить высокую цену).

Один наш знакомый, водитель — «дальнобойщик» по профессии, обратился к нам с просьбой разъяснить случай, который его очень озадачил. Однажды после долгого перегона он сделал привал в уединенном месте среди Йоркширских болот, за много миль от крупных городов. На другом конце стоянки рядом с телефонной будкой стоял небольшой фургон. Наш знакомый собрался было улечься спать, но в тусклом свете фонаря заметил, что в будке два человека — и они, как ему показалось, дрались. За день он очень устал, решил не вмешиваться и запер дверцы кабины. Вглядевшись в сумерки внимательнее, он понял, что это мужчина и женщина, причем женщину избивают.

Храбрецом наш знакомый никогда не был и потому решил тронуться с места, но совесть не позволила ему просто уехать. Прихватив увесистый гаечный ключ, он пересек парковочную зону, открыл дверь телефонной будки и потребовал, чтобы мужчина прекратил бить женщину. Стоявший в будке хулиган был крепким, мордатым и задиристым, он пыхтел и брызгал слюной от злости. Но, к изумлению героя нашего рассказа, первое оскорбление он услышал от женщины — которую, между прочим, пытался спасти. Она заявила, что это его не касается, и посоветовала идти себе мимо. Так он и поступил. Стоило ему развернуться, как избиение продолжилось.

Завершив свой рассказ, шофер спросил нас, как можно объяснить случившееся. Разумеется, подлинные причины могли бы изложить только те двое, что дрались в телефонной будке, но мы предположили, что мужчина испытывал потребность кого-то избивать, а женщина - терпеть побои. Трудно это представить, но для них это было осмысленно, они полагали, что так и должна быть устроена жизнь. Вероятно, оба выросли в семьях, где отец избивал мать, и потому они жили так, как, по их представлениям, жили все вокруг.

Люди ищут в своих партнерах то, что ожидают в них увидеть.

У большинства людей танец голосов обусловленности протекает не так трагично. Человека, который хочет о ком-то заботиться, привлечет тот, кому нужна забота. Мы устанавливаем близкие отношения с теми, чьи взгляды на мир дополняют наши представления.

Если человек чаще всего подчиняется именно голосу обусловленности, он, вероятно, постарается воссоздать в собственной семье взаимоотношения между своими родителями — либо, напротив, добиться того, чего от родителей никогда не получал. Трагичность этого подхода в одном: люди нередко выбирают тех, кто лишь отчасти напоминает одного из родителей, но не способен дать желаемое, и тогда старая история разыгрывается вновь. В обоих случаях во взаимоотношениях возникают серьезные трудности.



Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 191