УПП

Цитата момента



Врачи давно знают, кто по-настоящему заботится о своем здоровье всю жизнь. Это люди, пережившие в молодости серьезную болезнь.
А вам также повезло?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Наши головы заполнены мыслями относительно других людей и различных событий. Это может действовать на нас подобно наркотику, значительно сужая границы восприятия. Такой вид мышления называется «умственным мусором». И если мы хотим распрощаться с нашими отрицательными эмоциями, самое время сделать первый шаг и уделить больше внимания тому, что мы думаем, по-новому взглянуть на наши верования, наш язык и слова, которые мы обычно говорим.

Джил Андерсон. «Думай, пытайся, развивайся»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка
Женщина:

Моя клиентка разыгрывала слепую, она сказала: "Вы все просто не понимаете, что значит быть слепым". Я ответила ей: "В самом деле, у вас есть много, чего нам не достает?" Все ее тело содрогнулось, ее глаза широко открылись.

Превосходно! Тем, что вы сказали, вы обратили предпосылку ее высказывания. Она жаловалась: "Вы не понимаете, что значит быть слепым, ведь нам столь многого недостает".

Это типичный прием Карла Уитекера. Приведу пример. Карл работал с семьей и отец жаловался: "Никто из семьи ни разу не поддержал меня, не позаботился обо мне. Я всегда должен все делать сам. Никто никогда обо мне не думал, не заботился обо мне, и так продолжается всю жизнь". Его несловесное сопровождающее поведение означало: "Разве это не ужасно, что мне приходится так жить!" Уитекер внимательно наблюдает и слушает… Когда этот человек высказался, Уитекер делает значительную паузу, в то время как тот ожидает какого-нибудь поддерживающего выражения, вроде: "Ох, как плохо. Может быть, мы сможем что-то изменить в семье." Затем Карл бросает на него взгляд и говорит: "Слава богу!" Этот маневр приводит к следующим результатам:

1) разрывается шаблон поведения, поскольку реакция Карла совершенно неожиданна,
2) отец должен сосредоточиться и попытаться представить себе, что его может обрадовать в поведении его близких, и
3) оказывается честь той части в отце, которая организовала его поведение таким образом, что никто не решается открыто поддержать его и позаботиться о нем.

Подумав о смысле его высказывания, вы увидите, что это в действительности сознательная жалоба на его собственное поведение. Он вел себя таким образом, что никто никогда не мог установить с ним отношения, допускающие какую-нибудь заботу о нем. Реакция Карла, представляет собой оценку той части в нем, которая поставила его в это положение не позволяющее о нем заботиться. По существу, он говорит: "Я очень рад, что эта часть в вас установила такие отношения с членами вашей семьи и вызвала у них такое поведение".

Таков смысл рефрейминга, подействовавшего быстро и весьма эффективно. Карл предполагает, что в этом поведении есть и в самом деле нечто хорошее, что отец сможет хотя бы подсознательно понять, что значит слова "слава Богу". Но, строго говоря, это предположение не обоснованно. Возможно, хотя ж не очень вероятно, что в таком поведении нет ничего. хорошего. Я доверяю Карлу как коммуникатору, поскольку имел возможность наблюдать и слушать его. Если бы в этом случае реакция отца не соответствовала нужным ему результатам, у него хватило бы сенсорных восприятии и гибкости, чтобы испробовать более подходящий прием. У Карла достаточно тонкости, он не стал бы возвращаться к этому приему, говорить о нем, а просто перешел бы к другому рефреймингу или к другой операции, которая помогла бы выполнить требуемое изменение.

Чему я не верю, так это формулам, например, в гештальт-терапии есть формула, по которой чувство вины - это в действительности - - досада, за которой стоит раздражение, а еще глубже - потребность. Может быть, для некоторых людей эта формула и полезна. Если вы хотите пользоваться формулами, то, разумеется, это ваше право. Но если вы занимаетесь рефреймингом содержания, вы обязаны очень чувственно воспринимать все реакции на ваши действия, замечая в них те несоответствия, чтобы знать, работает ли ваш рефрейминг. Если не работает, то вы просто навязываете человеку содержание и, возможно, оказываете ему дурную услугу. Если же обратная связь говорит вам, что рефрейминг подействовал, это свидетельствует о том, что ваша догадка вызвала резонанс, что она соответствует характерным чертам подсознания этого человека.

Рефрейминг содержания можно рассматривать как временную меру, позволяющую расширить рамки восприятия субъекта. Клиент сосредоточен на определенной вещи. Это сознательное внимание приковано к тому, что все дело в X, а вы ему указываете, что в "действительности" дело в Y или Z. Если вам удается расшатать рамки его восприятия, то затем гораздо легче будет перейти к чему-нибудь другому.

Например, в Калифорнии есть человек, использующий один единственный рефрейминг содержания, который действует при анорексии. Для большинства терапевтов это тяжелая проблема, но этот человек получает при анорексии 80% излечения. Он собирает всю семью в одной комнате с простым зеркалом. В комнате ставится стол, на нем - большое блюдо с бутербродами Он входит и говорит: "Я д-р такой-то; даю вам 15 минут, чтобы вы заставили эту девушку есть. Затем я вернусь." После чего он выходит.

Семья делает все возможное, чтобы заставить ее есть. Некоторые даже связывают ее физически и заталкивают пищу ей в рот. То есть они повторяют все свои безуспешные попытки, побуждая больную есть. Через пятнадцать минут он возвращается и говорит семье: "Вы провалились, вы ни на что не способны. Убирайтесь!" Он выгоняет их всех, кроме анарексической больной. Затем он возвращается к больной и говорит ей: "Ну, что ж, как долго вы это делали, чтобы привлечь внимание семьи?"

В этом случае анаректику грубо навязывается некоторое содержание, но прием действует. В четырех случаях из пяти это разрывает цикл анарексии, и анаректик может меняться в направлении более здоровых состояний. С такими успехами я не спорю.

Женщина:

Я делаю что-то в этом роде, чтобы изменить подход членов семьи к "трудному" ребенку. Например, я говорю этому ребенку в присутствии всей семьи: "Продолжай в том же роде, пусть с тобой происходят все эти неприятности. Этим поведением ты делаешь важное дело. Продолжай так делать, пока эти дураки не обратят на тебя - внимание или пока ты не найдешь лучший способ привлечь их внимание".

Превосходно. В этой операции содержится, в действительности, два рефрейминга: первое - описание проблемного поведения как полезного способа привлечения внимания и второе - характеристика симптомов этого поведения как находящихся под контролем сознания. Это может быть очень полезно.

Каждый раз, когда вы таким образом переименовываете поведение человека, вы навязываете ему ваши собственные убеждения и ценности. Вы свободно галлюцинируете и проектируете свои галлюцинации. И в этом нет ничего дурного, если вы знаете, что вы делаете, и понимаете возможные последствия.

Приведу еще один пример из работы Вирджинии Сатир. Она работала с супружеской, парой, там муж орал на свою жену: "Ты, безмозглая сука, тяф, тяф, тяф". Когда он сделает перерыв, Вирджиния говорит ему: "Вот что я скажу вам, я знаю, что вы сердиты. У вас сердитый вид и сердитый голос, и вот, я хочу сказать вам, что для каждого члена семьи очень важно переживать свои собственные чувства и уметь выражать их. Я надеюсь, что у вас в семье все умеют сердиться так хорошо, как это делает Джим".

Это подстройка. Она строит рамку со значением. "Это. хорошо!" "Это просто замечательно!" И муж перестает орать. Он слушает положительную оценку своих криков и воплей, которую он никоим образом не ждал!

Затем Вирджиния придвигается поближе к мужу. Она мягко прикладывает руку к его желудку и говорит проникновенным тоном: "Я думаю, не захотите ли вы рассказать мне о всем вашем одиночестве, о вашей обиде и заброшенности, обо всем, что заставляет вас сердиться?"

Независимо от того, были или не были эти чувства одиночества, Заброшенности и обиды до того, как она это сказала, теперь они есть! Отец больше не кричит, больше того, он даже не сердится. И теперь Вирджиния может перейти к построению более полезных типов взаимодействия в этой семье.

Некоторые из людей, видевших мастерскую работу Сатир, попросту копируют содержание того, что она сказала и что произвело действие. Но вы никогда не станете эффективным коммуникатором, если ваши реакции будут основываться на одном содержании, поскольку содержание может быть бесконечно разнообразным. В смысле содержания каждый из нас представляет единственную в своем роде человеческую личность. Но, по-видимому, при построении наших переживаний все мы пользуемся одинаковыми процессами или стратегиями. Поэтому вы, как профессиональные коммуникаторы, больше всего выиграете, если сосредоточите внимание на признаках, свидетельствующих о процессах, - а не о содержании. Постарайтесь обнаруживать такие признаки и внимательно следить за ними. В этом - одно из преимуществ шестишаговой модели рефрейминга… Она сложнее, но зато она не посягает на внутренний мир клиента. Поскольку эта модель относится исключительно к процессам, оставляя в стороне содержание… Вот здесь написано предложение. Все ли вы его понимаете?

В некоторых случаях обеда не подают.

Мужчина:

А это верно?

Это верно даже в настоящий момент, но правда ли?

Женщина:

Эта фраза меня озадачила.

Ну, это уж зависит от того, насколько вы привередливы. Так вот, все ли вы понимаете, что в данный момент это утверждение верно? Имеет ли оно для вас определенный смысл?

То, что я проделал, кажется дешевым трюком. Так оно и есть. Я хотел показать вам, что когда вы делаете какие-нибудь утверждения, звучащие осмысленно, то люди припишут им все необходимые коннотации, чтобы сделать их осмысленными.( Предположим, я уйду отсюда, оставив здесь эту надпись. Тогда некоторые из входящих в эту комнату скажут: "Что же это значит, не будет совсем никакого обеда?" Люди обращают очень мало внимания на точность смысла. Когда я это написал, несколько человек взглянули на надпись и изумились: "Ну и ну! Ведь я же заплатил за питание!" Перед вами вполне правильное утверждение, но лишь контекст, в котором оно предъявляется, придает ему смысл.

Когда Лесли выполняла рефрейминг, описанный мной раньше в терапевтическом контексте, получился очень сильный результат, хотя она сказала нечто, в действительности не относящееся к делу. "То, что ваш ковер чист, означает, что возле вас никого нет," - сказала она, - и эта фраза не имеет ничего общего с одиночеством. Здесь очень - важен способ изложения. Вы можете сказать: "То, что ваш ковер чист, означает, что в данный момент никого нет дома", но это произведет гораздо меньшее действие, чем если вы скажете: "И вы видите, что ваш ковер чист, и вы сознаете, что это значит, что вы совсем одна!" Эти два предложения имеют совсем разные коннотации, хотя могут иметь одинаковый смысл.

Мужчина:

Таким образом, вы забрасываете якоря интонацией и подчеркиваем.

Совершенно верно. Коннотации того, что вы говорите, столь же важны, как и употребляемые слова. Все приемы построения коннотации - это приемы того гипноза, который мы называем "моделью Милтона": двусмысленность, номинализация и все эти прекрасные вещи. Человек читает предложение: "В некоторых случаях не подают обеда" и говорит себе: "Не будет обеда!" Но предложение вовсе не означает, что не будет обеда. Оно ничего об этом не говорит. Если вы скажете: "Вы сознаете, что вы совсем одна", это вовсе не значит, что потом никто не придет. Но самый факт, что такая фраза произнесена, наводит на мысль об этом.

Если я посмотрю на вас и спрошу: "Вы опять в первом ряду?" - то это всего лишь вопрос, но подчеркнутая интонация придает ему некоторое добавочное значение. "Вы опять?" "У вас опять вопрос?" Я хотел бы как можно сильнее подчеркнуть важность того, что мы называем "согласованностью" и "выразительностью". Эти две вещи всегда должны входить как очень важная часть в контекст, в котором производится рефрейминг.

Очень важен также подлинный физический контекст. Совсем не все равно, находитесь ли вы в кабинете врача и видите, что врач посматривает на вас с тревожным видом, или вы видите ту же реакцию у регистратора гостиницы. Это совершенно равные переживания, хотя сенсорные ощущения кое в чем близки. Я настаиваю на том, чтобы вы не упустили из виду контекст в течение всего рефрейминга. Это поможет вам произвести нужное действие.

Рамка, в которую вы заключаете предлагаемое вам поведение, также сильно воздействует на человека: от нее в значительной степени зависит, воспримет ли он это поведение и каким образом воспримет его. Однажды кто-то привел ко мне на демонстрацию клиентку, которая была "фригидна". Это была школьная учительница с тремя детьми. Ее муж предъявлял к ней большие сексуальные требования, чем она могла удовлетворить, и соответственно этому она тоже хотела усилить свои возможности.

Я быстро установил раппорт, а затем сказал-: "Теперь подумайте об одной вещи, которую вы могли бы удобно и легко выполнить сексуально. Не говорите мне, что это". Ее скрытые телодвижения при мысли об этом дали мне полное свидетельство о содержании, но она этого не знала. Потом я сказал: "А теперь подумайте об одной вещи, лежащей для вас как раз на границе сознательно допустимого сексуального поведения". Я попросил ее представить себе, как она в самом деле пробует со своим мужем некое не вполне приемлемое сексуальное поведение, нечто соблазнительное и интересное, что она, может быть, пока не решается проделать, но со временем, наверное, сумеет. Тем самым, я попросил ее вообразить себе поступок на самой границе ее картины мира.

Когда я об этом попросил, я получил очень полярный ответ. Нет, она этого не сделает, никоим образом. Я понял это следующим образом: Та часть в ней, которая возражала против такого поведения, испугалась, что она и в самом деле может это сделать, и помешала ей даже думать об этом.

Заметив ее полярную реакцию, я переключил мои аналогии и попросил ее представить себе самое возмутительное сексуальное поведение, - какое только может быть у нее с мужем, - нечто такое, что она ни за что никогда не решилась бы сделать. Это она могла выполнить с полным удобством. Она принялась за это и прошла нарастающую последовательность скрытых мышечных движений.

Потом ее терапевт рассказывал мне, что на следующий день она отослала детей в школу, а мужа отправила на работу, сказав ему непременно придти домой к ленчу. Когда он пришел, он увидел ее завернутой в большой целлофановый мешок, завернутый большой красной лентой: это и было то самое возмутительное поведение, которое она считала невозможным.

Если предлагаемое новое поведение воспринимается как возможное для субъекта входящее в его модель поведения, то он может сопротивляться даже мысли о нем. Но если вы достаточно далеко выйдете за пределы модели, возникнет диссоциация, позволяющая человеку представить себе предложенное. Поскольку новое поведение было предложено этой женщине в рамке, помещавшей его за пределы мыслимого, то возражающая часть к ней ничего не имела возразить, и она могла безопасно об этом думать. Размышление об этом позволило ей отчетливо представить себе это новое поведение, выработав тем самым внутренние программы на будущее. В самом деле, отчетливое представление некоторого поведения в настоящем контексте есть ни что иное как подстройка к будущему - то же, что делается в пятом шаге шестишаговой модели.

Мужчина:

Почему же эта часть не возражает против поведения, когда оно подстроено к будущему?

Видите ли, эта часть выполняющая определенную функцию, возражала против мыслей о поведении, а не против самого поведения. И когда она в самом деле представила себе такое поведение, эта часть не возражала. Если бы какая-то часть возражала против него, она бы этого не сделала.

Многие люди ограничивают себя тем, что просто не представляют себе некоторых видов поведения. Если бы они представили себе такое поведение, они бы во многих случаях нашли бы его приемлемым. Но некоторая часть в них не позволяет им даже думать о таком поведении, предполагая без серьезных оснований, что это плохое поведение. Может быть, эта часть . опасается, что если человек подумает о таком поведении, то и в самом деле на него решится.

Одно из величайших благодеяний, которое вы можете оказать нашим клиентам - это научить их делать различие между представлением о некотором поведении и самим поведением. Если они к этому способны, то они могут отчетливо представить себе, что значит совершить любой поступок. А когда они об этом думают, они могут решить, стоит ли действительно совершать такой поступок, принимая во внимание их ценности и стоящие перед ними цели.

Мужчина:

Это можно понять так, что рефрейминг - попросту особое внимание к чему-то, к своему мнению или более широкой установке и превращением их в нечто позитивное.

Нет. Будьте осторожны с тем, что называется "позитивным". Ваш рефрейминг - это способ действия, полезный в некотором контексте. Но будьте осторожны со всем "позитивным" и "негативным". "Позитивно" быть полезным. Кстати, это рефрейминг.

До сих пор речь шла исключительно о рефреймировании чего-то "плохого" в нечто "хорошее", и это обычно самый полезный путь в терапии. Но рефрейминг - это не значит просто брать вещи с негативными коннотациями и придавать им позитивные. Иногда полезно рефремировать в обратном направлении. Представьте себе, например, что человек твердо верит в себя, но не компетентен. Его уверенность надо рефреймировать в чрезмерную уверенность.

Я видел однажды, как Фрэнк Фарелли выполнил интересный "негативный рефрейминг". Фрэнк работал с одним мужчиной на конференции, где я должен моделировать его поведение. Мужчина, по существу, рассказал Фрэнку, что ничего не может добиться от своей жены. И Фрэнк преследовал этого субъекта в своей неотразимой манере, так что тот едва ли мог уследить за своими словами.

Фрэнк:

Ну что ж, ведь вы иногда обращаете внимание на других женщин, не правда ли?

Мужчина:

Нн-да, это бывает.

Фрэнк:

А с женой вы пробуете, но ничего не происходит?

Мужчина:

Ну, я вроде бы цепенею, что ли.

Фрэнк:

В каком месте вы цепенеете? Это очень важно!

Мужчина:

Во всех местах. сразу.

Фрэнк:

А с другими женщинами вы тоже цепенеете во всех местах сразу?

Мужчина:

Нет, нет. Знаете ли, у меня было немало взаимодействий с другими женщинами, и вот…

Фрэнк:

Взаимодействий? Вроде… "(Фрэнк весьма утонченный человек).

Мужчина:

Ну да.

Фрэнк:

А ваша жена об этом знает?.

Мужчина:

Нет.

Фрэнк:

А у вашей тоже бывают "взаимодействия"?

Мужчина:

Ну, нет.

Фрэнк:

Откуда вы знаете?

Мужчина:

Ну, видите ли, я просто чувствую, что…

Фрэнк:

Увы! Сила ваших чувств не всегда проникает в действительность!

И это тоже рефрейминг в своем роде. Если вы представляете себе рефрейминг просто как полезный способ взять, что-нибудь неприятное и сделать его приятным, то вам лучше найти себе другую профессию. Многие люди нуждаются в более правильном взгляде на себя и на окружающий мир, а это не всегда приятно.

Человек, с которым работал Фрэнк Фарелли, предполагал, что его жена не имела "взаимодействий" с другими мужчинами, и что она не знала о его связях с другими женщинами. Он предполагал и нечто более драматическое - что жена для него ничего не значит. Но когда жена стала отбрасывать его как горячую картофелину, это он обратился к терапевту. Вдруг оказалось, что его не устраивает никакая другая женщина на свете. Людей этого типа я называю нытиками. Они приходят с нытьем по поводу своей потерянной любви. Если бы у них был вначале большой сенсорный опыт, они бы ее может быть, и не потеряли.

Предположим, что я терапевт со Среднего Запада, и что я сам толком не" знаю, как из меня вышел терапевт. Я учился в школе, и химия показалась мне очень уж трудной, математику я не любил, а история вызывала у меня скуку. Все мои друзья готовились стать учителями, но мне этого не хотелось, я хотел найти себе новую компанию. Я чувствовал себя неполноценным, когда я занялся терапией, я увидел, что в терапевтических группах всегда говорят друг другу приятны вещи, и это показалось мне восхитительным. Так что я стал терапевтом и получил лицензию, но у меня все еще было сильное чувство неполноценности, которое меня угнетает. Если я обобщаю свои проблемы на всех других людей, то многим, из них я. не сумею помочь, потому что у людей часто нет проблемы неполноценности. Есть люди, которые почувствовали себя бы куда лучше, если бы могли ощутить свою неполноценность.

1 Разрешение на врачебную практику.

На свете немало людей, не умеющих использовать свой сенсорный опыт, чтобы проверить, что они могут делать и чего не могут. Им в действительности не достает основательного сомнения в себе. Поскольку они слишком уж в себе уверены, они часто делают вещи, наносящие им вред. Но они не используют этот опыт, чтобы приобрести полезное сомнение в своих возможностях. Они проходят одни и те же циклы, почти также как маниакально-депрессивные больные: компетентность, компетентность, а затем - провал! Я часто встречался с такими людьми. Один из способов помочь им - это дать им подножку, чтобы они споткнулись, прежде чем почувствуют себя очень уж компетентными, так что им будет слишком больно упасть. А затем вы можете приступить к построению тех видов сенсорной обратной связи, которые дадут им достоверную информацию о себе.

Итак, не следует представлять себе рефрейминг как метод, уместный лишь в контекстах, где берут что-нибудь негативное и делают его позитивным. Иногда может быть очень полезна основательная порция страха, некомпетентности, неуверенности или подозрения.

Женщина:

Вы говорите прямо как дьявол.

Знаете, вы не первая мне это сказали! Когда я вел семинар на Среднем Западе, ко мне подошел один маленький хитрый социальный работник.

Женщина:

Мужчина или женщина?

Какое это имеет значение? Разве вы - сексистка? Обратим это предубеждение! И вот эта личность подошла ко мне, застенчиво взглянула на меняй сказала: "Так, по-вашему можно хитрить?" "Да, - ответил я, - именно это я и сказал вам". "Ах, - сказала эта особа, - в молодости это у меня так хорошо получалось, но уже много лет я этого не могу. Но ведь это значит манипулировать?"

На что я ответил "Да". Полагаю, здесь мы имеем пример, где необходимо сделать рефрейминг.

Вирджиния Сатир устраивает "встречи ролей", где рефреймирование выполняется методом психодрамы. Каждый должен играть часть кого-нибудь другого. Если вы не. любите этого человека, вы получаете редкий. случай отомстить. Почему-то мне всегда доставались плохие роли. Я никогда не был  Крошкой Бо Пип или чем-нибудь в этом роде. Мне всегда приходилось быть Макиавелли. И я всегда был последним, кого рефреймировали! На одной такой встрече ролей мне довелось быть чьей-то способностью манипулировать: Не знаю почему, такое уж было у меня амплуа. И вдруг во время встречи этот человек остановился и сказал: "Мне нравится эта часть!" Правда я никогда не думал об этом, но моя способность манипулировать и в самом деле принесла мне много пользы. Если вы подумаете об этом, то убедитесь, что это верно.

Но в гуманистической - психологии произошел рефрейминг содержания: "манипулировать - плохо". Если вы посмотрите в словарь, то первое определение манипуляции состоит в следующем: "Работать или действовать рукой или руками, обращаться с кем-нибудь или пользоваться чем-нибудь особенно с умением; искусно руководить или управлять". Все это не имеет ничего общего с добром и злом. Дело здесь в том, чтобы уметь что-нибудь делать эффективно.

Если вы держитесь в рамке: "Всякий, кто манипулирует - плохой человек", то она ограничивает вас, мешая вам делать многие вещи. Если вы верите, как Сидни Джурард, что "всякий хороший человек прозрачен", то вы должны лезь из кожи вон, чтобы сказать людям всякие неприятные вещи."

Когда вы посещаете конференции по гуманистической психологии, к вам подходят люди и говорят вам: "Как вы ужасно выглядите! ", или "Я в самом деле неважно себя чувствую, но все равно я скажу вам, что хорошо себя чувствую". И когда вы поставлены в такую рамку, она ограничивает ваш выбор. Причем, неважно, "хорошая" это рамка или "плохая".

В качестве коммуникатора вы должны иметь возможность переставлять рамки., которыми люди окружают все на свете. Если человек верит, что что-нибудь плохо, то вопрос состоит в следующем: "Когда, где и для кого это плохо Рефрейминг - это другой способ делать то же, что вы делаете с помощью всех вопросов - Метамодели. Вместо того, чтобы спросить: "Для кого? ", вы попросту заменяете этот вопрос. Если кто-нибудь говорит: "Глупость сама по себе плоха, плохо быть глупым", то вы говорите: "Некоторые люди пользуются глупостью, чтобы заставить делать других для них разные вещи. Это очень ловко".

Как правило, люди думают, что успех - это хорошо, а замешательство - это плохо. Мы всегда говорим вам на семинарах, что успех - это опаснейшее из человеческих переживаний, потому что он метает вам увидеть что-нибудь другое и научиться другому образу действий. Но каждая неудача дает вам неоценимую возможность научиться чему-то, чего бы вы иначе не заметили. Замешательство - это путь к реорганизации ваших восприятий и к новым знаниям. Если вам никогда не довелось испытать замешательство, это значит, что все происходившее с вами, совершенно соответствовало вашим ожиданиям, вполне укладывалось в вашу модель мира. Такая жизнь была бы просто скучным повторением переживаний. Между тем, замешательство - это сигнал некоторого несоответствия, открывающий перед вами возможность чему-то научиться.

Выражение "неоценимая возможность" само по себе есть рефрейминг, поскольку оно направляет вас на поиск возможностей, всегда существующих даже в величайшем бедствии.

А вот еще один рефрейминг, который мы всегда делаем:

"Смысл вашей коммуникации - это полученная вами реакция".

Люди в большинстве своем думают совсем иначе. Они уверены, что понимают смысл своей коммуникации, и если кто-нибудь ее не поймет, то он сам виноват. Если же вы в самом деле полагаете, что смысл вашей коммуникации заключается в полученной вами реакции, то вы не можете упрекать в этом других. Вам остается попросту продолжать коммуникацию, пока вы не получите требуемый ответ. Мир без упреков был бы весьма измененным состоянием психики для большинства людей!



Страница сформирована за 0.66 сек
SQL запросов: 191