УПП

Цитата момента



Трехлетний ребенок спрашивает взрослого: «А ты все умеешь?»
Взрослый: «Нет!»
Ребенок: «А почему не научишься?»
Наверное, я — ребенок…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Скорее всего вынашивать и рожать ребенка женщины рано или поздно перестанут. Просто потому, что ходить с пузом и блевать от токсикоза неудобно. Некомфортно. Мешает профессиональной самореализации. И, стало быть, это будет преодолено, как преодолевается человечеством любая некомфортность. Вы заметили, что в последние годы даже настенные выключатели, которые раньше ставили на уровне плеча, теперь стали делать на уровне пояса? Это чтобы, включая свет, руку лишний раз не поднимать…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль
Мужчина:

Я поражен фразой "достаточно важно". Я знаю, что это важно, интуитивно, и это уже неоднократно подчеркивалось, но не могли бы вы объяснить, что делает это выражение таким сильным?

Это предположение. Тут содержится предположение о том, что одно более важно, нежели другое. Если я скажу: "Смотри, ты достаточно высок, чтобы достать этот стакан", то скрытое предположение заключается в том, что ты выше, чем я. Если я скажу ребенку: "Ты достаточно сильный, чтобы постоять за себя", это предполагает, что раньше он не был таким сильным, а сейчас стал. Если я скажу: "Ты достаточно взрослый, чтобы отвечать за себя", то предполагается, что когда-то он не был взрослым, но сейчас повзрослел, но еще не осознал этого. "Вы хотите этого, потому что это важно. И это означает, что это должно быть достаточно важно для вас, чтобы делать разные другие вещи, и не только эту".

Это прекрасный прием для использования в супружеской терапии. Муж и жена спорят и кричат: "Я прав", а вы говорите: "Вы спорите, потому что X, Y и Z очень важны для вас. Но достаточно ли они важны для вас, чтобы ради них вы могли изменить свое поведение, и найти другие способы общения, которые привели бы вас к чему-то лучше, нежели ссора?" Вы получаете тут прекрасный двойной эффект. Если это действительно не важно, тогда они прежде всего прекращают споры, останавливаются. Если же это важно, то это достаточно важно для того, чтобы попробовать какие-то другие способы поведения, которые могли бы сработать, поскольку то, что они делают сейчас - не срабатывает. И вся энергия, которая направлена на то. чтобы доказать свою "правоту", направляется на поиски новых видов поведения.

Одна пара, с которой я работал, каждый раз, когда муж приносил жене то, о чем она просила, она всегда требовала еще. Она знала, что не должна этого делать, но она ощущала неудовлетворение, а это просто сводило его с ума. Обычно он предлагал ей все новые и новые вещи, но более ничего не мог сделать. У нее была такая часть, в чьи цели входило получать от него заверения в том, что он все еще ее любит. То, что делала эта часть, срабатывало не очень-то хорошо. Я решил построить часть в помощь этой части. Каждый раз, когда она начинала сомневаться в том, любит ли он ее, новая часть должна была становиться активной. Этот союзник переформировал часть, требующую заверений в любви, следующим образом. Когда у нее не появлялись сомнения, союзник говорил: "Смотри важно ли, чтобы он заверил тебя в любви, подтверждая чем-то свою любовь?" "Да". "Ну, хорошо." "Достаточно ли важно для тебя получать заверения в любви для того, чтобы определить для себя, что ты можешь ему сделать такое, чтобы он приобрел уверенность в твоей любви?"

Такое вмешательство приведет к гораздо более широким поведенческим изменениям, чем простое предостережение ей других способов, с помощью которых она смогла бы добиться с его стороны заверений в любви. Союзник дает ей возможность производить много таких действий, вслед за. которыми не последует заверение в любви со стороны ее мужа, но в результате которых у него возникает спонтанное желание заверять ее в любви в другие моменты. А это именно то, чего она для себя хочет. Вы не можете прямо заставить человека заверять вас в любви. Но вы можете вести себя так, что у него появится спонтанное желание заверять вас в любви в другие моменты, мета-часть может прекрасно помочь в этом.

Женщина:

Я пыталась связать с шестишаговой моделью переформирования, которая говорит нам: "Определите, какую потребность удовлетворяет данная поведенческая реакция, и если эта реакция вас не удовлетворяет, найдите новую поведенческую реакцию, которая удовлетворяла эту потребность лучше.

Да, это шестишаговая модель переформирования. Одним из способов рассмотрения таких "проблем" является представление о том, что каждая поведенческая реакция удовлетворяет какую-либо потребность. Либо же вы можете предположить, что проблемное поведение не имеет никакого отношения к потребностям, это просто побочный продукт достижения какой-либо другой цели. Это тоже приведет вас к шестишаговой модели переформирования.

Различие между ситуацией, где целесообразно использовать шестишаговую модель и ситуацией, когда целесообразно строить новую часть личности, это различие между построением части, которая бы прекращала действие, и построением части, которая бы его инициировала. Используя шестишаговую модель, обычно вы начинаете с констатации того, что какая-то поведенческая реакция вам не нравится, а затем получаете новые варианты поведенческих реакций для достижения той же самой цели, получается, что у вас нет больше необходимости использовать нежелательную поведенческую реакцию. Это использование переформирования для того, чтобы прекратить что-либо. Ситуации, когда целесообразно изменить поведенческую реакцию. Ситуации, когда целесообразней строить новую часть - это ситуация, когда человек хочет приобрести такую часть, которая бы делала что-либо: он хочет быть способным генерировать новые поведенческие реакции, но не делает этого.

Если люди просят прекратить что-либо, тогда целесообразней использовать шестишаговую модель, понятие вторичной выгоды и т.д.

Мужчина:

А как построить часть, которая дифференцировала бы профессиональные и личные взаимоотношения? Преподаватели вуза, которые читают вам лекцию в то время, как вы с ним болтаете, по-моему весьма нуждаются в этой части.

О, да, я сразу подумал о многих людях, которым бы пригодилась эта часть.

Мужчина:

А как насчет части, которая придавала бы человеку с массой внутренних противоречий больше гибкости поведения?

Ну, вы должны быть более конкретны, когда выражаете то, что вы имеете в виду. Выражаетесь вы очень обобщенно. То, о чем вы думаете, может быть весьма обычным распространенным явлением, но будьте очень внимательны по отношению к тому, как вы это явление описываете, поскольку перед вами находятся другие человеческие существа, в которые вы эти части собираетесь вставлять. Означает ли то, что вы сказали, что такой человек должен стать толерантным по отношению к тому, что его части борются друг с другом? Что вы имеете в виду?

Мужчина:

Допустим, у человека наблюдаются полярные реакции на ситуации, где он находится в группе людей и вы развиваете часть, которая даст такому человеку возможность быть гибким настолько, чтобы слушать другого человека.

О, вы имеете в виду способность не иметь полярных реакций. Если вы сделаете это, вы должны рассмотреть наличие вторичной выгоды. Если у него всегда наблюдается полярная реакция, выполняет ли это какую-либо позитивную функцию? Может выполнять, а может и не выполнять. Прелестная вещь в вашем примере это то, что если мы берем что-то сверхгенерализованное в поведении, то очень часто мы можем просто построить такую часть, которая слушает лекции, и ни одна другая часть не будет на это возражать, потому что в данном, контексте от этого нет никакой вторичной выгоды.

Вне зависимости от того, в чем состоит трудность, вы можете действовать так, чтобы вторичная выгода существовала, и фиксировать, это всегда сработает. Если вы хорошо претендуете на это, вы можете все, что угодно превратить в реальное. Но может оказаться, что вторичная выгода отсутствует. Может быть в случае полярной реакции вторичная выгода состоит в том, что если лекции читают вам родители, а вы подросток. Полярная реакция позволяет вам протестовать. Однако, вы распространили эту реакцию на все ситуации.

Вы напоминаете человека, который сидел сзади всех на одном из наших семинаров. В конце семинара он спрашивал: "Ну, хорошо, но как насчет бессонницы?" "Это очень хорошо помогает справляться с фобиями, но что вы делаете с депрессивными больными?" Этот человек прослушает лекций, и ничего не узнает о том, как надо работать с фобиями, потому, что у него есть полярная реакция.

Я хочу подчеркнуть, что неспособность слушать лекцию может не иметь никакой вторичной выгоды в одном контексте, но может иметь эту выгоду в другом контексте. Если вы построите часть для данного контекста, она может работать прекрасно, но чтобы избежать возражений со стороны других частей, вы должны быть очень конкретным относительно того, что вы собираетесь делать.

Мужчина:

Можно ли построить часть, которая дала бы человеку возможность вовремя являться на психотерапевтический сеанс, или же часть, которая бы позволяла вовремя выполнять домашнюю работу.

Какая из трех моделей переформирования здесь больше всего подходит? "Люди опаздывают" - что это вам напоминает?.. Это напоминает вам такую ситуацию, когда две части наступают друг другу на пятки. Так что здесь лучше использовать модель договора между частями личности.

Женщина:

Можно построить часть, которая бы различила опасные и безопасные ситуации.

Часть, которая бы отличала опасное и безопасное. Что вы думаете насчет этого? На что это похоже? Похоже ли это на такую ситуацию, в которой вы должны: первое - переформировать одну часть, или второе - построить новую часть, или третье - заключить договор между частями?

Мужчина:

Мы можем сделать и первое и второе и третье.

Да, вы можете сделать это, но что здесь было бы наиболее целесообразно?

Женщина:

Построить новую часть.

Билл:

Восстановить старую часть. Можно взять часть, которая обеспечивает ему безопасность по крайней мере постоянно, чтобы он мог добраться сюда, ту часть, которая бы сохранила его от того, чтобы он попал под машину….

Как вы об этом узнали? Она ничего об этом не сказала. А что произойдет, если вы имеете дело с человеком, который всегда начинает метаться перед проходящим поездом? Она ведь ничего такого конкретного не назвала.

Мужчина:

Он должен уметь переходить железнодорожные пути, а иначе его бы не было здесь с нами.

Эта. весьма сильное предложение. Вы можете проверить его с помощью сенсорного опыта, но я сейчас говорю о людях, о некоторых людях, которые нуждаются в таких частях, которые производили бы различение между опасными и безопасными ситуациями, так как обычно они эти ситуации смешивают.

Женщина:

И это особенно верно в отношении детей.

Правильно: У всех вас в свое время родители построили такую часть… Это одна из причин того, что вы сегодня находитесь здесь. Подумайте о тех людях, которые еще не сделали этого к нашему семинару.

Разрешите мне сейчас вернуться назад к быстро повторить то, о чем мы говорили.

В самом начале темы я сделал утверждение о том, что психотерапевты только тем и занимаются, что строят новые части. В сущности это делают около 80% психотерапевтов. Если это так, то почему они занимаются в основном этим? Ведь построение новых частей часто совершенно не нужно. Я не думаю, что кто-то действительно нуждается в "родителе", "ребенке" и "взрослом", по некоторые все-таки нуждаются. Вопрос состоит в том, кто нуждается в части? И затем: какую потребность будет удовлетворять новая часть? Какие знакомые контексты и ситуации возникают, когда люди нуждаются в новых частях? (Кто-то очень шумно проходит через комнату, где идет семинар).

А как насчет части, которая позволяет человеку внимательно относиться к своему сенсорному опыту, когда они идут по комнате, где сидят люди, и замечать, что они страшно при этом шумят? Только что вы увидели демонстрацию такой потребности. Для такого человека иметь подобную часть исключительно важно. Возможно, в некоторых ситуациях не иметь такой части страшно вредно. Однако, если у вас нет части, которая заставляет вас внимательно относиться к тому, как люди реагируют на вас, вас может окружать множество людей, ведущих себя так, как если бы им совершенно не нравилось ваше поведение, а вы при этом не будете способны заметить это и изменить это. На психотерапию приходят очень и очень многие люди с такой проблемой. У них нет друзей, и если они заводят, то не могут сохранить. Кто из вас имеет подобных клиентов? Вы можете сказать им, что кто-то и где-то их любит, но в глубине собственной души вы сами их не любите. Часто проблема состоит в том, что они действительно не имеют способа узнать о том, как люди реагируют на них. Это превосходный пример того, когда следует построить новую часть. Когда еще целесообразно строить новую часть?

Женщина:

В супружеских взаимоотношениях, когда может появиться нужда в части, которая бы заключала договоры с партнером.

Вы тут находитесь в неопределенной ситуации, когда говорите о части, которая бы заключала договоры. Что же в это время будут делать другие части? Я хотел бы знать,. какой будет результат построения такой части.

Разрешите мне привести вам пример. Ко мне пришла пара и пришла потому, что у них обоих появлялось совершенно глупое поведение., которое появлялось автоматически и не давало им говорить о том, о чем они хотели бы говорить. Я просто взял одного из них и установил ему часть, которая бы прерывала этот способ поведения. Эта новая часть делала что-то такое, что привлекало внимание их обоих, и этим прерывалось глупое поведение, и прерывалось на такое время, чтобы они могли вернуться назад и говорить о том, что их интересует. Я не знаю, что вы имели в виду, но я сделал именно это.

Женщина:

Вы можете построить часть, которая позволяла бы отличать реальность от галлюцинаций.

О, сейчас тут появится целое море прекрасных частей! Однажды, быть может, я попробую построить такую часть. Я собираюсь посетить государственную психиатрическую больницу для того, чтобы тренировать там персонал. Основная функция этой больницы - "складировать" пациентов, с которыми никому не известно, что можно делать. В этой больнице много интересных людей, попавших туда при страшных обстоятельствах. Единственная вещь, которой я их собираюсь научить, - это использовать модель построения новой части, которая бы позволяла пациентам различать разделяемую реальность от неразделяемой. Большинство психотиков не имеет внутри себя такой части.

Мужчина:

Многие психиатры не имеют такой части, когда они работают с психотиками.

Вообще многие ее не имеют, насколько мне известно! Единственное различие состоит в том, что у них есть другие психиатры, которые разделяют их реальность, так что разделяемую реальность они все-таки имеют. Я много шутил по поводу отношений гуманистических психологов между собой. У них есть много ритуалов, которых нет, например, в корпорации "Рэнд", в которой я когда-то работал. Люди из "Рэнд" не приходят утром на работу, не держат друг друга за руки и не смотрят друг другу в глаза в течение пяти минут.

Когда кто-то из корпорации "Рэнд" увидел такое, то он сказал: "О! Очень страшно!" Представители гуманистической психологии считают программистов из "Рэнд" холодными, бесчувственными и негуманными людьми. Но и та и другая реальность психотичны, и я не знаю, какая из них является более сумасшедшей. Но если вы будете говорить о разделенной реальности, то реальность людей из "Рэнд" разделяет гораздо большее количество людей.

Вы имеете набор на самом деле только тогда, когда вы можете свободно переходить из одной реальности в другую, отдавая себе отчет, что происходит. Совершенно абсурдным представляется тот факт, что когда гуманистический психолог приходит проводить семинары в корпорацию "Рэнд", то не меняет своего поведения. Если кто-либо, говорящий на жаргоне транзактного анализа, попадет в гештальтинститут, гештальттерапевты его просто уничтожат, потому что они умеют кричать, а большинство транзактных аналитиков не могут (не умеют). В такой ситуации, насколько я это понимаю, невозможность приспособиться к разделяемой реальности является проявлением психоза. Качественно они ничем не отличаются..

Допустим, вы гештальттерапевт, или транзактный аналитик, или психоаналитик, или даже нейролингвистический программист. На следующий день вы просыпаетесь, спускаетесь в бар и видите, что там есть народ. И вы говорите: "Вызнаете, я утром работал с клиентом с помощью стратегий и наблюдал за движением его глаз". И они ответят: "Что?.." Тогда вы скажете: "Да понимаете, я учился у Бендлера и Гриндера. Мы наблюдали за движением глаз человека и узнавали по этим движениям, как он мыслит, "Они скажут в ответ: "Ну конечно". "Ну да, я вызвал реакцию и прикоснулся к нему, а потом связывал это с другим воспоминанием с помощью прикосновения".

Конечно они подумают, что вы высказываетесь крайне странно. Вы должны непременно помнить, что реальность является контекстуальной. Здесь мы можем говорить об этом именно так, как я рассказал в примере, и каждый из вас с пониманием кивнет. Вы все стали частью моей психотической реальности. Я у всех у вас построил такую часть, и поэтому я больше не сумасшедший.

Если вы имеете дело с психотиком, один из вариантов, который у вас есть, заключается в том, чтобы найти еще кого-то, кто бы увидел его галлюцинации, а затем эти галлюцинации мы можем назвать "религией" или "политикой". Суть состоит в том, что реальности являются определенными структурами.

В определенных ситуациях необходимо построить новую часть, но вы можете построить новую часть в любой ситуации. Кто из присутствующих нуждается в новой части? Нуждается ли кто-либо из присутствующих в новой части? Что вы хотите? Что эта часть должна делать?

Терри:

Она должна поддерживать определенный вес моего тела.

Итак, вы хотите иметь часть, которая бы поддерживала ваш вес на определенном уровне. Это очень определенная часть. Кто еще?

Мужчина:

Я хотел бы иметь часть, которая позволила бы мне иметь хорошее бинокулярное зрение без очков.

Да, это возможность.

Женщина:

Я бы хотела иметь часть, которая бы отвечала за креативность, когда я применяю метафоры.

Я хочу, чтобы вы здесь все сейчас кое-что заметили. Я не собираюсь комментировать групповой процесс. Я попросил всех определить результат, и вы делали это с большими трудностями. А сейчас я просто сказал: "Кто здесь хочет иметь новую часть?" И послушайте, как хорошо зазвучали формулировки результатов! Помните об этом, когда вы работаете с людьми.

Мужчина:

Я хотел бы иметь часть, которая бы напомнила мне регулярно и часто, что я знаю, что я делаю в большинстве моментов своей жизни.

Хорошо, если вы должны иметь что-то такое.

Джилл:

Я хотела бы иметь часть, которая бы давала мне знать о том, что я знаю, как делается то, что я сейчас делаю.

Каков же будет результат этого? Это не результат. Это процесс. Это первое соскальзывание, которое я сейчас услышал. Я хочу точно знать, что эта часть должна делать. Вы можете создать себе часть, которая бы воспроизводила для вас каталог ваших терапевтических навыков или напоминала бы вам, что вы должны иметь разнообразие поведенческих реакций. Это было бы специфичным, конкретным. Так чего же вы хотите?

Джилл:

Я хочу иметь часть, которая бы побуждала бы меня к поискам каких-либо путей к новому после того, как я убедилась, что то, что я уже сделала, сработало успешно.

Хорошо. Вы можете иметь часть, которая говорит вам: "Хорошо. Вы произвели переформирование, вы знаете, как работает стандартная модель. Вы сделали это хорошо, это сработало, но в другой раз давай сделаем это по-иному, чтобы развлечься". Такую часть вы хотите? Или же вы хотите иметь часть, которая после того, как вы успешно произвели переформирование, говорит: "Хорошо. Это сработало", и вы, слыша, это не должны больше производить разные другие действия, использовать другие модели для того, чтобы разрешить ту же самую проблему, которая была уже решена?

Женщина:

Я бы хотела иметь обе части.

Мужчина:

Я бы хотел иметь часть, которая позволила бы мне расслабиться, когда я сижу в кресле и слушаю лекцию или разговариваю с людьми.

Соответствует ли эта модель построения новой части личности?. Может соответствовать, ключевой вопрос таков: "Способны ли вы расслабиться в другие моменты? ".



Страница сформирована за 0.77 сек
SQL запросов: 191