АСПСП

Цитата момента



Тот, кто возделывает свой сад, как завещал Вольтер.
Кто благодарит эту землю за музыку…
Тот, кто гладит спящую кошку.
Кто искупает или пытается искупить причиненное зло.
Кто благодарит эту землю за Стивенсона.
Кто предпочтет правоту другого, —
Вот кто, каждый поодиночке, спасает мир.
Хорхе Льюис Борхес. «Праведники»

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

Внимание и сознавание

Я дал вам простую формулировку того, как работает Гештальт. Это так просто, что часто неправильно понимается. Можно составить о каждом два независимых представления. Одно состоит в том, что можно измерить все состояние тела, все энергетические проявления о теле, причем с той или иной детализацией - ЭЭГ, электрокардиограмма, психогальванограммы и другие способы измерения физических энергетических процессов. Также мы можем записать то, что человек сознает. Высокая корреляция между тем и другим - это психическсе здоровье. Низкая корреляция - психическое нездоровье. Единственная цель Гештальта, - соединить сознавание и энергию, сделать их конгруэнтными, так, чтобы энергетичесий поток сопровождался соответствующим сознаванием или мог сопровождаться - иногда мы произвольно "автоматизируем" нечто на какое-то время, не заостряя на это много внимания, и это хорошо. Но возможность привести любой энергетический процесс немедленно в полное сознавание - показатель психического здоровья.

Если напротив вас сидит паренек и говорит: "Да, сэр доктор, я действительно люблю свою жену, у меня здесь нет проблем", а при этом вбивает кулак одной руки в другой, вот так (показывает) - здесь возможно несоответствие, имейте в виду -только возможное несоответствие. Имеется энергетическое проявление, может быть несознаваемое. Я спрошу его: "Можете ли вы сказать, что вы делаете?", я не спрошу его: "Замечаете ли вы, что ударяете рукой?", потому что, может быть он и не ударяет. Он может сказать: "Я, вроде бы, поглаживаю руки". Я не хотел бы быть его женой, но если в его вселенной это ласка - это ласка. А если я назову это ударом вместо ласки, я, может быть, увожу его в сторону, я делаю для него более трудным выяснить, что же происходит. Так что я очень осторожно спрашиваю, оставляя ответ открытым, так что он дает в ответ глаголы. Если он скажет: "О, кажется, я ударяю свою руку!" - хорошо. Я могу не сказать ничего больше. Может быть, сознавание возникает в нем спонтанно, может быть посредством посредством отрицания: "Да, бывало, я ее иной раз поколачивал, но я никогда больше не буду этого делать". Хорошо, это то, где он находится. Или, если я по-прежнему заинтересован этим фактом, что он ударял руку, и хочу, чтобы он обратил на это внимание, я могу спросить: "Где вы более живо чувствуете удар - в кулаке или в ладони?" Может оказаться, что это жена постоянно его бьет. Если он более живо ощущает ладонь, он может продолжать так: "Да, я люблю свою жену, хотя она постоянно меня бьет". Может оказаться, что не он бьет, а его бьют! Все, что мы знаем с уверенностью, это что имеет место определенный энергетический процесс, который может быть вне сознавания и может быть связан - мы не знаем, как - с тем, что он говорит. Мы предполагаем, что его словесное утверждение относительно текущего сознавания неполно, и фиэическое действие, сопровождающее это утверждение, помогает нам дополнить нечто и поможет ему расширить свое сознавание, включить в него еще что-то.

Гештальтист в работе чаще всего занимается именно этим - приводит энергетический процесс, который кажется не полностью представленным в сознавании, в более полное сознавание.

У.: Есть ли здесь какой-нибудь селективный процесс?

Дж.Э.: Да. Интенсивность. Это в действительности две вещи. Интенсивность самого энергетического процесса, который кажется выпадающим из сознавания, и то, насколько он кажется выпадающим. Не очень интенсивный процесс, совершенно несознаваемый, стоит привлечь к сознаванию. Интенсивный процесс, который лишь частично сознается, заслуживает привлечения к нему специального внимания. В случае парня, ударявшего себя кулаком по руке, у меня не было никакой гипотезы, я не представлял себе, что там происходит. Вообще Гештальт работает лучше, когда у вас нет гипотезы. Одна из ценностей гештальтистского обучения для психотерапевтов, даже если они не принимают его в целом, состоит в том, что он освобождает от принудительной необходимости "все понимать".

Наблюдение против высчитывания в Гештальте

Фриц часто произносил фразу, которая выводила людей из себя: "Оставьте ваш ум и обратитесь к чувствам".

Если вы представите себе источник энергии с ограниченным выходом в компьютерную систему сканирования и собирания информации, пользующуюся этой энергией, вы поймете, что чем больше энергии уходит на собственно компьютерные процессы, тем меньше остается от сканирующей сенсорной системы. Так что если я сижу и думаю как сумасшедший: "Что это он делает своими руками, почему это он так сидит" и пр. - каждый квант энергии, потраченной на этой спекуляции, - это энергия, отнятая у моих глаз, ушей и чувств. Наблюдая работу молодых терапевтов, я вновь и вновь вижу такую картину: пациент говорит, возникает мгновение молчания, затем терапевт начинает что-то говорить, может быть, очень ценный комментарий, но как раз в тот момент, когда он начинает говорить, пациент тоже что-то говорит. Он успевает проговорить три слова и оказывается подавленным терапевтом. Признак хорошего терапевта - способность прервать то, что он говорил, и слушать. Или еще лучше - если вы сможете достичь этого, ваша терапия улучшится на 10% - если вы задаете кому-то вопрос, а он дает вам ответ, который очевидно не есть ответ на ваш вопрос… - большинство терапевтов в этом месте повторяет вопрос. А он делает вам фантастический подарок. Он говорит, что есть другой вопрос для него, настолько важный, что он просто искажает ваши слова в этом русле! Так оставьте тот глупый вопрос, которые вы задали, поймите, на какой вопрос он, как ему кажется, отвечает, и задайте его. Если вы будете настаивать на своем и пытаться понять, в чем дело, вы упустите его реальность. Он сберегает вам час, потому что говорит вам, что нечто дли него столь важно, что ему приходится исказить то, что вы сказали, чтобы вернуться к этому. А большинство терапевтов отбросят это, повторяя свой вопрос.

Так что мне хотелось бы освободить вас от необходимости знать, что происходит и что будет происходить… это необязательно. Все, что вы видите, - это энергетические процессы, Вы привлекаете их в сознавание и то, что получается - прекрасно. Если у вас есть гипотеза относительно того, что это - хорошо, но не давайте ей встать на пути того, что там на самом деле есть.

У.: Мне непонятно, как вы определяете, что процесс, который вы наблюдаете, не сознается индивидуумом?

Дж. Э.: Я лишь предполагаю, иногда вы ошибаетесь - и тогда… тогда вы теряете немного времени. Действительный расточитель времени будет думать о том, что он может потерять время и беспокоиться о возможности ошибки, вместо того, чтобы просто следовать тому, что происходит. Если это происходит один раз, это происходит 20 раз, что-то вроде этого: женщина входит, садится, улыбается и говорит: "Жизнь - это ад, правда, доктор?" Возможны два пути для работы: "Знаете ли вы, что вы улыбаетесь?" или "Скажите это еще раз без улыбки". В половине случаев, если она скажет это без улыбки, она разрыдается. В другой половине я ошибаюсь, хорошо, не теряйте много времени. Позже то, что иногда выглядит, как ошибка или неточный комментарий, может привести к таким аспектам работы, к которым мы не добрались бы никак иначе.

В этом месте нужно поговорить вот еще о чем. В каждый данный момент человек находится в своего рода равновесии. Он имеет столько сознавания, сколько он считает, он может удерживать. Как Виола только что сказала своим приходящим воспоминаниям: - "Уходите, вы не нужны мне сейчас!" - это очень хорошо, поскольку она это сознавала. Большинство из нас делает это все время, не сознавая. В каждый данный момент у нас такое количество сознавания, с каким вы можете управиться. Путь увеличения сознавания состоит в том, чтобы выталкивать человека из мертвой точки в любом направлении. (Прим. перев. - Опять поразительное соответствие методикам дона Хуана относительно сдвижек точек сборки!)

Многие гештальтистские методы можно отнести к преувеличениям и остановкам, и то, и другое одинаково хорошо: уменьшить или увеличить. Около 90% гештальтистской техники принадлежит к такого рода методам. Каждый из них выбивает нас из мертвой точки, нарушает текущее равновесие. Так, я могу сказать Виоле: "Дай этим воспоминаниям прийти" или я могу сказать: "Продолжай, скажи этим воспоминаниям, чтобы они вообще забылись, ты никогда не захочешь к ним вернуться, и ударь-ка кулаком, когда говоришь это". В любом случае это сработает, нарушит равновесие и даст воспоминаниям вернуться и уйти, уйти и вернуться. Клаудио Нараньо в своей прекрасной небольшой книжке о Гештальте называл эти полюса "путем да" (Тяни) и "путем нет" (Толкай).

У.: Обязательно ли, чтобы равновесие нарушал кто-нибудь другой?

Гештальт в одиночку и с другими

Дж. Э.: Нет. Одна из ценных сторон Гештальта - что это реально может осуществляться, как само-терапия. Легче это делать с другим, но упражнения, которые я вам давал, вы можете делать и сами. Можно просто их выполнять. Присутствие других лиц увеличивает их воздействие.

Здесь есть два или три уровня. Если я делаю нечто в вашем присутствии, даже если вы не даете мне обратной связи, это становится для меня более важным. Это увеличивает воздействие. Если вы даете мне обратную связь - это уже другой уровень работы. Но я могу делать те же веши один и получать из этого все ценное.

Может ли интеграция быть опасной?

У.: Вы повторили, что техника Гештальта направлена на то, чтобы объединить две сферы, вы назвали их "компьютерной" и "сенсорной". По-видимому, это значит, что тот, кто прошел эти процедуры, будет единым в этом смысле. Предположим, что вы собрали кого-то таким образом, и оказалось, что это крайний параноик или сильный меланхолик - но вполне интегрированный. Говорит ли Гештальт: "Ну и хорошо", или вы пытаетесь изменить вещи?

Дж.Э.: Гештальт отвечает на это вполне определенно. Наша цель - интеграция энергетических процессов и сознавания, вот и все. Как вы используете это - это ваше дело. Многие из нас вполне убеждены, что подлинная интеграция несовместима с такого рода поведением, о котором вы говорите. Человек не может быть интегрированным, если он параноик. Паранойя, по определению - преувеличенная проекция. Интегрированный человек, конечно, проецирует, но он остается обычно в соприкосновении с этим.

Верно это или нет, но Гештальт утверждает, что это невозможно. Это что-то вроде высокого и карлика, интегрированный человек не может бшь в сильной степени параноиком или мегаломаном.

У.: Предположим, что в человеке много враждебности, злости. Он удерживает это. Допустим, вы обнаруживаете эту злость в гештальт-процессе. Утверждает ли теория, что, если он обнаружит свою враждебность, она исчезнет, или он, обнаружив свою враждебность и сознавая ее, начнет ее выражать, будет бить людей или что-то вроде этого? Или ему нужно просто уйти?

Три уровня гештальт-терапии

Дж. Э.: Большая часть техник гештальт-терапии, большая часть того, что гештальт-терапия делает, может быть рассмотрена на трех связанных, но несколько различных уровнях. Каждая техника затрагивает все три, но фокусируется обычно на одном из них. Я называю их по порядку, таким образом, что предполагается, что вы не можете достичь второго, пока не сделано что-то на первом, и т. д.

а). Первый уровень - доступная энергия.

Пока нет некоторого количества энергии доступной, ничто не может произойти. Если вы находитесь в государственной больнице в комнате с остальными 20 пациентами, которых медперсонал достаточно "эаглушил", вряд ли можно рассчитывать на возникновение значительного сознавания. Здесь нет энергии, нет свободного возбуждения. Необходим хотя бы минимум свободного возбуждения. Нужно иметь энергию определенного рода: враждебность, любовь, радость, что угодно, волнение или тревожность, это самое обычное, это все годится - любого рода свободное возбуждение или энергия.

б). Второй уровень - фокусироваиие.

Допустим, я заряжен, но не знаю, что это, что происходит. Именно здесь Гештальт уместнее всего, вещи, которые принято считать Гештальтом, лучше всего работают для фокусирования: "Какое именно количество, качество энергии имеет место и где". Это, например, мы с вами делали с вами только что - фокусировали процессы в теле.

в). Третий уровень - присвоение (овладение).

Допустим, у меня есть энергия, и я сфокусировался на ней - это гнев: "Ты сердишься на меня". Видите, я еще не присвоил это. Присвоение или овладение в действительности означает принятие ответственности. Если человек действительно целостен в сознавании, он обладает энергией, знает, что это такое и знает, что это принадлежит ему. По существу, конечный шаг гештальт-терапии - принятие ответственности. Я знаю, что я являюсь причиной, источником своей враждебности. Никто другой во вселенной не делает это - я делаю. Затем я начинаю крутить это и сваливать это на других. Если я уже имею это, я имею эту энергию и я знаю, что это враждебность, и вы делаете это - процесс сознавания не полон. Процесс фокусирования, если его продолжать, приведет к овладению или присвоению.

Большинство неудач в гештальт-терапии происходит из-за неразличения этих уровней, непонимания, где вы находитесь. Я бы сказал, что наиболее общая проблема в Гештальте - попытка фокусировать, прежде чем есть достаточно энергии, т.е. перейти на уровень 2 до уровня 1. Другая ошибка - пытаться овладеть ранее фокусирования. "Примите на себя ответственность эа это" - но если вы не определили, что "это", ничего не происходит.

Я позволю себе историческое замечание: эти уровни не появились у Фрица, и вы не получили бы их от него, если бы говорили с ним, потому что они для него абсолютно сами собой разумелись. И вот почему. Последние 10 лет он работал в Биг-Суре. Допустим, я приехал на занятия к Фрицу. Прежде всего , я заплатил за это около 200 долларов. Одно это уже обеспечивает энергетический подьем. У меня был спор с женой прошлым вечером относительно нудистских купаний, ей не нравится, что я себе это позволяю. Потом в зале 60 человек, все они ненавидят меня, когда я иду к "горячему стулу" и занимаю все внимание. Есди вы можете сесть на "горячий стул" без огромной энергии в форме возбуждения или волнения - вы являете собой нечто невероятное. Так что Фриц никогда не должен был иметь дело с невозбужденным, неэнергетическим человеком. Или это мог быть один из тысячи. Так что он совершенно потерял это из вида. Все методы, которые он развивал, касались фокусирования и овладения, больше фокусирования. Обычно он представлял людям овладение и ответственность осуществлять самим. Он был наиболее блестящ в фокусировании. Наличие энергии было само собой разумеющимся.

Ну, а люди приезжали к нему, учились у него, наблюдали, что он делает, возвращались домой и пытались делать то же самое. Да, но люди, с которыми они работали, пришли к ним с той же улицы, а не проезжали 200 миль, они не заплатили уйму денег и не находились в присутствии "самого Мастера". Они были в присутствии Джо такого-то, у них не было такого количества свободного возбуждения, так что когда Джо такой-то пытался с ними делать то, что Фриц делал с людьми - они не реагировали. Джо такой-то пытается фокусировать прежде, чем есть свободная энергия, на которой можно было бы фокусироваться, или которую можно было бы фокусировать! Если вы были в гештальт-группе, которая еле тянулась, посмотрите, не происходило ли что-нибудь вроде этого: фокусирование прежде, чем появилось что-то, что можно было бы фокусировать. И ведущий мог не знать, что проблема в этом. Мастер, у которого он учился, не сталкивался с этой проблемой, так что не мог показать, что с этим делать.

Вот почему я прежде всего обращаю внимание на источник возбуждения, который может быть в распоряжении. Интересно, что в начале своей работы Фриц хорошо сознавал эту проблему, подзаголовок 1-й книги о Гештальте - "Возбуждение и рост в человеческой личности". Отвечая на ранее заданный вопрос, добавлю, что когда кажется, что гештальт-терапия не очень подходит людям определенного типа, может быть проблема именно в этом - пропущен миг энергизирования.

В ранние годы Фриц работал короткое время в государственной больнице, и ему не слишком это нравилось. Думаю, что одной из причин этого было как раз то, о чем мы сейчас говорим.

У.: Как вы создаете энергию?

Дж. Э.: Ее невозможно действительно "создавать", ее можно только разблокировать, хотя хорошая работа по разблокированию может часто выглядеть как акт создания. Человеку уже должна была понадобиться энергия, чтобы добраться к вам, так что если вы посмотрите на его тело или прислушаетесь к тому, что он говорит, вы можете найти зто. Может работать шок или неожиданность.

Если паренек входит вот так (тело согнуто, расслаблено, как бы "обесточено") и говорит (тусклым голосом); "О, доктор, у меня ужасные проблемы с женой", я могу ответить, реагируя больше на его тело и голос, чем на его слова; "Что-то не верится." Это всегда мобилизует что-то! Или я могу сказать: "Покажи, как ты сказал бы мне об этой проблеме, если бы чувствовал что-то по этому поводу".

Хорошо, я чувствую - и вижу - что наше время истекло. Нет определенного места, где хорошо остановиться, так что это место также хорошо, как любое другое. Мне понравились ваши вопросы и ваше участие прояснило некоторые вещи для меня самого, пока мы разговаривали.

Глаза 3. Сознавание

Представьте себе, что вы заперты в темной комнате, полной интересных объектов. Вам дали фонарик-вспышку и ваша задача - внимательно рассмотреть каждый объект в комнате и дать его описание. Вы не сможете рассмотреть все объекты в комнате, потому что фонарик тоже объект, а его вы не можете увидеть. Сознавание - это такой фонарик, с помощью которого мы изучаем мир и себя: как мы можем изучить сознавание?

Если мы наивным взглядом рассмотрим сознательней опыт, что мы увидим? Поток фантазий, образов и внутренней речи (мышление), иногда связанный с чем-то, что происходит во внешнем мире, но чаще являющийся несвязными мечтаниями. Внешний мир представлен в сознавании временами, особенно, если мы в нем что-то делаем (например, ведем машину). Иногда мы не обращаем на него внимания довольнс длительные промежутки времени, хотя он, кажется, всегда присутствует, когда мы опять выглядываем или прислушиваемся. Часто возникают сигналы ощущений тела, внутренних или в связи с контактом с внешним миром. Они обычно временны, иногда более или менее устойчивы.

Содержанием мечтаний может быть либо воспроизведение, либо предвосхищение чего-то, будь то с тревожностью или с ожиданием удовольствия. Это может быть пересмотр чего-то, чго уже произошло. Часто в таких случаях добавляется: "Нужно было… ", "Если бы я сказал… " - сожаление часто является основным тоном чувствования.

В этом потоке может происходить множество вещей: внезапный сдвиг в том, что мы замечаем, сдвиг в чувствах относительно этих вещей (или наоборот, сдвиг чувствования и вслед за этим сдвиг замечания). Мы можем "делать" одно, например, говорить по телефону, но при этом сознавать, что мы машинально чертим что-то на бумажке, или еще что-то. Как погода, сознавание постоянно меняется. Однако, как в случае с погодой, может быть несколько лежащих за видимыми переменами тем и принципов, на которых основывается все разнообразие.

Что же такое "сознавание"? Если это не синоним "сознания", то что в него входит? Многое происходит, многое регистрируется. Может быть, сознавание - это регистрирование? Акт регистрирования? Или это то, что мы делаем? Действие делания? У нас могут быть длинные промежутки, которые кажутся свободными от регистрирования ("пустые мечтания"), и все же, если внезапно спросят, мы можем оглянуться назад и вспомнить впечатления и действия, которые, как кажется, мы не регистрировали в то время. "Делание" - это, очевидно, не сознавание, потому что многое из того, что мы делаем, даже сложные двигательные акты, даже - приходится сказать - значительная часть разговоров -вполне автоматичны, выполняются на уровне органической деятельности, высокоинтегрированно, но без сознавания. Лунатизм -редкий драматический пример того, что происходит с каждым каждодневно в менее драматичной форме.

Сознавание не находится ни в каком содержании или действии. Его суть - связанность любого содержания с любым другим и с актуальной ситуацией, в которой это происходит.

Сознавание как одновременное делание и знание

Клиент или друг может рассказать вам, с значительным жаром, о недавнем инциденте, в котором "босс что-то ему сделал". Он увлечен историей, в ней есть энергия. Вдруг он каким-то образом замечает своя пыл, с которым он пытается доказать вам, что он "прав" в этой ситуации. Мгновенно в ситуации происходит расслабление (высвобождение его напряжения). Он может слегка улыбнуться, возникает момент смягчения, на момент он действительно разговаривает с вами. До этого, только что, он больше говорил вам, чем разговаривал с вами, слова не формировались прямо здесь, а были как бы заранее заготовлены и "воспроизводились", как из радиоприемника. Сознавание - это не содержание того, что он в этот момент понял, это - сам момент понимания, живой акт переживания что-он-делает-это. Произошло мгновенное расширение поля его сознавания, это не еще один "факт" в истории, которую он рассказывает, а факт контекстуальный - отношение истории к данной актуальной ситуация. Само содержание как таковое скоро потеряет свое особое качество сознавания и останется просто фактом, процесс сознавания может продолжаться, а может и нет. Если этот особый процесс сознавания продолжается, он войдет более глубоко в настоящее время этой ситуации. История может быть остановлена, и приятель может сказать что-то, вроде: "Знаешь, твое мнение действительно для меня важно", и это может быть следующим шагом в осознавании, если для него есть в этом свойства живости, и свежести, и новизны (это может быть также и знакомым, заранее предположенным ради манипуляции вами, и в этом случае его сознавание, если оно есть, направлено куда-то еще, может, в оценивание того, что видится, как соединенное и соотнесенное. "Расширение перспективы" - слова, близко передающие, на что похоже сознавание, за исключением того момента, что перспектива обычно предполагает дистанцию, а сознавание никогда не отдалено, оно всегда в соприкосновении с тем, что в него входит. Оно состоит в том, что больше элементов видится одновременно, причем видятся они как связанные, интегрирование. Всегда что-то из того, что видится как соединенное и связанное, присутствует здесь и теперь, как часть текущей ситуации.

Поэтому в сознавании всегда есть элемент новизны. Если человек говорит, что обладает сознаванием "таким же", как предыдущее, вы можете быть уверены, что он говорит о чем-то другом. Содержание момента сознавания может продолжаться, это может быть формулировка, осознанная в данный момент, но сознавание не продолжается в этой форме. Если качество сознавания продолжается, оно должно перетечь в какую-то другую форму. Оно распознается по своему качеству, а не по содержанию. Содержание для сознавания - как раковина для моллюска, который выращивает ее как свой дом. Раковина может просуществовать столетие, и другие подобные моллюски будут рождаться вокруг нее прямо сейчас, живые и благополучные. Но тот моллюск, который создал раковину, мертв. Вы можете многое узнать о нем, может быть, даже что-то важное, изучая раковину, но вы никогда не узнаете его. Целое мешки "инсайтов", которые люди таскают с собой, могут быть также полезны, как раковины. Мой опыт говорит мне, что они являются скорее препятствиями, чем путями к новому, свежему сознаванию. Вчерашний инсайт - сегодня прошлое, а завтра - сопротивление.

Представьте себе рулон ткани из ниток разных цветов. Большинство ниток серые и неяркие, но есть одна полоска красной нити, пробегающая через всю ткань. Иногда красная нить едва видна, окутана серым, иногда она заметна и ярка. Она в любой момент где-то есть, хотя часто окружена и заслонена серым. Если ткань - это сознание, то переменчивая полоса красного цвета - это сознавание, проходящая через него со всем остальным. Невозможно предсказать, где она будет, она уходит на задний план в одном месте и внезапно появляется в другой части ткани.

Сознавание обладает, так сказать, собственным умом. Это живое качество момента, но не его содержание. Можно сравнить его еще с ручейком, где-то скачущим водопадом, где-то уходящим под землю, затем снова забегающим на эемлю, сознавание - это вода, а не русло. Живость сознавания может быть в некий момент в словах, в словесном содержании, в следующий момент сознавание уходит из них и перебрасывается в заботу говорящего о том, что вы о нем думаете, которая, может быть, проблеснет в глазах, в этот момент живость сознавания - во взгляде. Затем, возможно, переживается момент какого-то гнева, и сознавание переходит на напряжение каких-то мышц руки говорящего. По-существу, все, что делает гештальт-терапевт, - следит за течением этого качества, не обманываясь постоянными сдвижками содержания и форм, в которых проявляется эта жизнь.

Сознавание, движущийся момент пересечения сознания с "сейчас" - существенная материя гештальт-терапии. В этой главе мы рассмотрим некоторые пути изучения и практики сознавания и некоторые возможные результаты этого изучения в практике.



Страница сформирована за 0.56 сек
SQL запросов: 191