АСПСП

Цитата момента



Никогда не теряй терпения - это последний ключ, открывающий двери.
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помните старый трюк? Клоун выходит на сцену, и первое, что он произносит, это слова: «Ну, и как я вам нравлюсь?» Зрители дружно хвалят его и смеются. Почему? Потому что каждый из нас обращается с этим немым вопросом к окружающим.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

ЧАСТЬ 2. ПОЯВЛЕНИЕ

Введение

Я представляю себе Фрица Перлса как ребенка, бродящего по площадке для игр, полных разнообразных принадлежностей. Некоторые он детально исследует, другими играет некоторое время, на иные лишь бросает взгляд, размышляя вслух и двигаясь. Иногда он возвращается к старым игрушкам и рассматривает их под углом зрения нового накопленного опыта, обнаруживая что-то, чего он не заметил в первый раз. Неудивительно, что та игрушка, с которой он играл в данный момент, была самой важной и заполняла его писания и разговоры - пока он с ней играл.

Через некоторое время другие дети замечают, как ему интересно и присоединяются к нему. Он охотно делится игрой с другими - более охотно, чем некоторые из тех, кто к нему присоединился - хотя он и не слишком склонен к кооперации и иногда заинтересован в сохранении собственности. Некоторые из присоединившихся к нему не обладают слишком развитым воображением, то, с чем Фриц играл в тот момент, когда они к нему присоединились, составляет для них всю гештальт-терапию, и они начинают протестовать, когда он переходит к другим вещам (иной раз, встречая гештальт-терапевта, я могу догадаться, в какой момент он присоединился к Перлсу, по игрушкам, которые продолжают его занимать).

Хотя эта площадка для игр привлекает меня также, как Фрица, почти с самого начала для меня вырисовываются иные игрушки. Я с уважением изучил все, что нравилось Фрицу, но начал посвящать все больше времени тому, чему он уделял времени гораздо меньше.

Эта часть посвящена темам, которые Перлс затрагивает до некоторой степени, но которые не составляют основу и предмет основного интереса для него. Все здесь кажется мне по существу принадлежащим гештальт-терапии, но часто по видимости это удаляется от того, что более принято в традиции.

Вопрос же, что такое гештальт-терапия, занимал меня в течении многих лет. В этой части делаются три попытки ответить на него - одна в четвертой главе и две в шестой. Глава 4 - попытка дать общий обзор гештальт-терапии для непрофессионального читателя, к ее концу можно обнаружить некоторые расхождения с традицией, особенно в вопросе об "ответственности" и "долженствовании". Глава 5 является логическим продолжением 3 и также несколько отличается от принятых способов репрезентации, кое-что в ней взято из других источников, например, у Гурджиева.

Я полагаю, что эта часть - наиболее богатая материалом в книге, и она составляет для меня в наибольшей степени "незаконченное дело". Она доведена до стадии, на которой я нахожусь сам, но предстоит еще многое пройти, так что эти темы будут продолжены во 2-м томе. 6 глава предназначается, в основном, для практикующих терапевтов, это не "ноу хау", а скорее разговор о фундаментальных вопросах, касающихся того, как осуществлять терапию по отношению к людям.

Глава 4. Гештальт-терапия

Начиная писать эту главу, я чувствуй себя как музыкант, пытающийся передать, что такое 9 симфония Бетховена, насвистывая несколько тактов основных тем. "Гештальт" - немецкое слово, означающее "структурированное целое", подчеркивает важность полного контакта в коммуникации. Наша коммуникация ограничена небольшим количеством черных следов на белой бумаге. Если бы я, сидящий в своей фрустрации за машинкой, мог придти к вам, сидящим, может быть столь же фрустрированно, за своим столом (или на диване перед телевизором), мы могли бы работать вместе, концентрируясь на деталях общей для нас ситуации, и при этом мы могли бы учиться, т.е. открывать новые возможности.

Структурированные целые. Ничто не существует в изоляции. Я пишу не в вакууме, и не в вакууме вы читаете. То, зачем вы читаете эту главу, то, как вы сидите (и где), настроение, в котором вы начали это делать, - частично определяет то, что и как вы поймете и как вы будете использовать то, что прочли. То, как вы будете использовать, гораздо важнее, чем то, как вы "поняли", если под "пониманием" понимать обычный процесс словесных переформулировок.

Единственное в понимании этой главы -это некоторое изменение в том, что вы сможете более эффективно "восчувдумдействовать" (спасибо Девиду Кречу, коллеге, за этот неологизм) в мире. Если вы будете более эффективно вос(принимать) - чув(ствовать) - дум(ать) -действовать, проработав эту статью, - значит, мы вместе что-то сделали, если нет - ничего не произошло.

Я хотел бы, чтобы вы прожевали то, что представлено здесь в качестве гештальтистской точки зрения, извлекли из этого питательные соки, впитали их так, чтобы они могли претвориться в действование, а потом выбросили слова и предложения как пустую шелуху, каковой они и являются. "Знать" - это нечто весьма отличное от "знать о". Я надеюсь, что каждый раз, столкнувшись с этим различием, вы будете делать выбор в пользу "знать".

Здесь уместно заметить, что я не чувствую потребности, чтобы эта статья была полной или чтобы она соответствовала чему-либо, что вы могли слышать или читать про гештальт-терапию. Я буду рассматривать ее с разных точек зрения, каждая более или менее полна и каждая различными способами пересекается с другими, но вместе с тем и независима, представляя особую точку зрения. Интегрирование кажущихся несоответствий - сама по себе полезная работа.

В действительности, вы в общем знаете все, что я собираюсь сказать в этой статье. Знание не аддитивно. Мы не прикладываем кирпичи друг к другу и не ставим друг на друга балки, мы скорее все более глубоко и полно дифференцируем и проясняем отношения в пределах широких понятий, о которых мы уже имеем некоторое общее представление. Я собираюсь лишь напомнить вам некоторые вещи и кое-что акцентировать.

Это один из принципов, с которым гештальт-терапевты подходят к своим клиентам. Пациенты уже знают, что им следует знать, и имеют все, что им нужно иметь. Они нуждаются лишь в некоторой помощи для прояснения. И эта помощь, скорее всего, будет состоять совсем не в том, что обычно понимается под помощью, а в разрушении глубокого убеждения пациента, что он нуждается в помощи, и в демонстрировании ему на его собственном опыте, что он уже обладает тем, что ему нужно.

Гештальт-терапия развивалась в 40-е годы Фредериком Перлсом. Она опиралась на три группы принципов: развивавшимся психоанализом, прежде всего в варианте Вильгельма Райха, экзистенциализмом и холизмом и гештальт-психологией (Курт Кофка). Сильная и особенная личность Фрица Перлса и его работа в контексте терапии придали этим принципам весьма своеобразную форму. Вместе с тем, многим из вас, работавшим с ним, было ясно, что принципы не только независимы от личного стиля Фрица Перлса, но более того, они не ограничиваются формой психотерапии скорее они составляют целостный подход к жизни, некоторые из нас формально заявили об этом, переменив название гештальт-терапии на "обучение сознаванию гештальтистов" (с чем Перлс соглашался).

Т.е. хотя многие примеры в этой статье взяты из разговоров с пациентами, не следует думать, что методы или точки зрения ограничены "терапией".

В действительности все наиболее важные иллюстрации будут взяты из вашей собственной жизни. На протяжении всей главы разбросаны упражнения и эксперименты, которые вы должны проделать сами, записывая то, что у вас получится. Каждое упражнение - это, по существу, структура, позиция, в которую вы должны поместить себя, в которой вы имеете возможность пережить определенные вещи и обнаружить нечто новое относительно себя и Гештальта.

Эксперимент 1

В качестве 1 эксперимента "заморозьте" ту позу, в которой он вас застал, т. е. сидите так, как вы сидите, изменение столь мало, сколь только возможно. Обратите внимание на то, как именно вы сидите, как вы держите книгу, какое отношение к ней у вас уже сформировалось, каково ваше настроение и каковы ваши мотивы в этот момент.

Когда вы будете полностью сознавать, что в этот момент происходит, попробуйте сделать некоторое "обращение", изменив свою позу на "противоположную". Представьте себе, что ваше настроение является противоположным, что ваши мотивы противоположны. Посмотрите, что будет при этом происходить.

Научение чему-то, что вовлекает полностью весь организм (что ведет к знанию, в отличие от "знания о"), лучше всего происходит посредством пробования чего-то и получения обратной связи от мира, затем небольших перемен, новых попыток, новой обратной связи и так далее. (Кто-то отметил, что сложная вещь, которой дети лучше всего научаются, это ходьба, потому что обучают их не люди, а сила тяжести, которая весьма внимательна, надежна и точна в качестве обратной связи). Поскольку я не могу представить вам обратную связь по поводу того, как вы взаимодействуете с моими словами, я предложу вам несколько способов для увеличения той обратной связи, которую вы можете для себя создать.

(1) Держите под рукой во время чтения тетрадь и делайте заметки по тем экспериментам, которые я предлагаю.

(2) Каждый раз, когда вы не выполните эксперимент в тот момент, когда вы до него дочитали, запишите суть вашего возражения против Того, чтобы сделать его в данный момент,

(3) если вы не делаете ни первого, ни второго, обратите внимание на качество чувства, которое создает в вас отказ, переживите полностью это чувство,

(4) проработайте с кем-то еще, кто читает эту главу, получая обратную связь друг от друга,

(5) сделайте какое-либо изображение меня, поместите его на пустой стул рядом со своим столом, каждый раз, когда у вас возникает какое-либо соображение, в особенности возражение, высказывайте его моему изображению, затем меняйтесь с ним стулом и отвечайте, как будто вы - это я, прилагая максимум усилий к тому, чтобы догадаться, что я сказал бы (для наилучших результатов продолжайте каждый диалог до трех реплик каждой из сторон). Вы можете, если вам нравится, посчитать это предложение смешным, тем не менее я рекомендую это серьезно. Если в какой-то момент вам придет в голову использовать мое изображение для втыкания иголок, не забудьте потом поменяться с ним стульями и поговорить за меня!

В целом не верьте ничему в этой главе, пока не проверите своим собственным опытом. Экспериментируйте с идеями и формулировками (еще лучше играйте с ними): пока вы не проделаете этого, они не станут вашими. Я получил ученую степень и годами рассказывал в лекциях о проекции, но не понял, что это такое, пока Фриц Перлс не провел меня через эксперименты, в которых я мог почувствовать это органически, на своей шкуре. До этого я знал о проекции, после этого я "восчувдумделал" то, что я знал. Вместе с этим, не спешите отбрасывать понятия, если они немедленно не начинают соответствовать вашим представлениям. Дайте этим идеям честный шанс, испытайте их в разных контекстах и в разное время. Я всю жизнь проучился в школе, думая про себя свое "но" и больше обращая внимания на критику, исключения и ошибки, чем стараясь искать новое более широкого значения.

Посмотрите, нет ли в вас самих такой установки, и дайте по меньшей мере такое же время другой, более открытой и детской. Помните, что то, что кажется "правильным", может казаться таким только в силу длительной привычки. Человек, привыкший сутулиться, чувствует себя "как-то не так", если выпрямляется. Испытайте эти идеи в течении достаточного времени, чтобы они могли противостоять привычному и знакомому.

В качестве начальной точки для рассмотрения Гештальта возьмем простую точку зрения. В каждый данный момент каждый человек вовлечен во множество энергетических процессов, движений и делания чего-то. Мышцы человека всегда находятся в состоянии действия, даже в покое они поддерживается в определенном тонусе. На уровне физической энергии всегда что-то происходит.

В то же время, если только не говорить о состоянии сна или потери сознания, что-то всегда происходит в сознавании человека, он что-то сознает каким-то родом сознания. Этот процесс гораздо труднее определить или отметить, но что-то все время происходит.

С точки зрения Гештальта, психическое здоровье состоит в тесном соответствии между этими двумя процессами. Когда сознавание-замечание человека конгруэнтно с, или соответствует протеканию энергетического процесса, человек психически здоров, даже если он испытывает боль. Психическое нездоровье состоит в отсутствии этого соответствия, т.е. в том, что важные энергетические процессы выпадают из сознавания, не замечаются человеком.

Здесь необходимо сделать некоторое уточнение. Нет необходимости, чтобы сознавание следовало за каждым энергетическим проявлением, если нет препятствий к тому, чтобы оно следовало за ним. Например, если человек в течении 20 лет играет на рояле буги-вуги, он почти совершенно не сознает, что делает его левая рука, когда он играет пьесу. Если только вообще его внимание привязано к тому, что он играет, то оно следует за правой рукой. Более вероятно, что он с кем-то болтает, пока руки играют то, что нужно, или флиртует с горничной. Однако, если что-то идет не так, - например, запала клавиша - нет никаких препятствий к тому, чтобы его сознавание быстро и полностью перешло на левую руку.

В ситуации терапии может возникнуть сцена, когда мужчина говорит: "Да, сэр, Док, я прекрасно уживаюсь с женой, я действительно люблю ее". В то же время его правый кулак ударяет левую ладонь весьма свирепо. Это может быть просто подчеркивающим слова жестом, но может быть и чем-нибудь другим, и гештальтист привлечет внимание человека к этому проявлению и предложит посмотреть, что за сознавание придет вместе с ним, нет ли какой-нибудь враждебности или страха, сопровождающих слова о любви.

Эксперимент 2

В идеальном случае этот эксперимент лучше проводить с одним - двумя друзьями, читающими эту книгу, и с магнитофоном (запаситесь достаточным количеством ленты). Работая в свою очередь, когда другие просто наблюдают, начните просто отмечать все, что вы сознаете. Начинайте каждую фразу словами "Сейчас я сознаю… " и заканчивайте ее тем, что более всего заметно в сознавании в текущий момент. Если это - нечто такое, чего бы вы не хотели говорить вслух, так и скажите ("Сейчас я сознаю цензурирование").

Гораздо лучше подвергать сознание цензуре, чем блокировать, чувствуйте себя свободными цензурировать сколько хотите. Если в течение некотрого времени не проявится цензурирование чего-то, вы лжете, или блокируете, или вы не обнаруженный до сих пор святой).

В какой-то момент вы почувствуете желание остановиться и передать очередь кому-то другому. Первые два раза, когда вы почувствуете это, просто отметьте это, как очередное сознавание и продолжайте. В третий раз остановитесь и действительно дайте поэкспериментировать другому.

Когда каждый проделает это один-два раза, посвятите некоторое время, прежде чем читать дальше, обсуждению и записыванию ваших впечатлений. То, что вы запишите и спонтанно выразите для себя, важнее для вас и для вашего понимания Гештальта, чем аспекты эксперимента, на которые я собираюсь обратить ваше внимание, сколь бы существенны они не были.

Очень вероятно, что наблюдая друг за другом во время этого эксперимента, вы заметите определенный способ поведения, иногда довольно интенсивного, который не отмечается в сознании выполняющего эксперимент. Во многих случаях то, о чем не сообщается, просто оказывается пропущенным из-за отбора: если спросить человека об определенном поведении в то время, как оно происходит, он отметит, что вполне сознает его. Но может быть и такое поведение, которое явно не сознается. Может быть и такое поведение, которое ни сознается полностью, ни выпадает из сознавания полностью. Если спросить о нем, человек может, например, сказать: "Да-да, я, наверное, улыбался. Я не замечал этого в тот момент, но, конечно же, так и было".

Почти каждый никогда не отмечает некоторых очевидных энергетических проявлений, определенные процессы систематически выпадают. В процессе гештальтистской работы мы часто обнаруживаем, что, если указать на какое-то энергетическое проявление и пациент заметит его и сфокусируется на нем, это вызывает обычно взрыв чувств и мгновенное расширение сознавания, а также чувство удовольствия и высвобождения энергии. Как будто существовали препятствия к возможности сознавать некоторые процессы. Чем больше таких препятствий, тем больше энергия индивидуума связана в этих процессах и находится вне сознавания и в самих препятствиях, которые мешают сознаванию, и тем меньше энергии для плавного, пластичного и эффективного переживания жизни.

Эксперимент 3

Примите удобное положение, в одиночестве или с одним-двумя друзьями, читающими эту главу. Обратите внимание на то, чтобы ваша голова ни на что не опиралась. Закройте глаза и начните чувствовать свое лицо "изнутри", просто замечайте, что с ним происходит.

Постепенно, после того как вы нашли и отметили какое-либо напряжение, усильте это напряжение там, где вы обнаружили его, даже если вашему лицу становится неудобно и оно превращается в гримасу.

Делая это, заметьте, не напрягается ли какая-нибудь часть тела. Отметьте, не приходят ли в голову какие-нибудь мысли, образы, воспоминания. Заметьте, что происходит, когда вы напрягаете до крайности то, что заметили, только закрыв глаза. Особенно отмечайте возникающие чувства.

Часто выражение лица представляет вполне определенную эмоцию. Если эмоция ясна, посмотрите, не появится ли некий фокус или объект этой эмоции. Это может произойти, а может и не произойти. Или посмотрите, не возникнут ли специфические воспоминания о каком-то времени или месте.

Важно не форсировать ничего из этого. Просто будьте открыты к возможности всего происходящего и отмечайте, когда оно происходит. В особенности отмечайте тенденции отметать то, что происходит. Если вы, например, начинаете сознавать гнев, не выходите вовне этого переживания, задавая вопрос "чего это я сержусь?", а просто оставайтесь в нем. Пусть чувство гнева продолжается, дайте придти вместе с ним и другим образам, а не отходите в сторону, спрашивая "почему?"

Запишите или расскажите, что произошло с вами. Если вы растерялись в технике этого эксперимента, попробуйте еще раз, часто нужно несколько попыток, прежде чем люди научаются это делать.

В этом эксперименте могут возникнуть вопросы. Часто люди входят в эмоцию или отношение к чему-то, которые они давно носили с собой, не замечая этого. Это может быть и воспоминание большой давности, но чаще это что-то более близкое по времени. На лице расположены многие тонкие мышцы, хорошо снабженные нервными окончаниями, ему доступно огромное количество различных тонких изменений (выражений). Лицо гораздо более важно в общении, чем обычно думают, при чем не только в общении с другими, но и, так сказать, общении с собой. Тонкость и разнообразие переживаний эмоций основаны на обратной связи центральной нервной системы с тем, что происходит с лицом.

Каждое сообщение о сознавании в одном из этих вариантов (экспериментов) или вообще в жизни, может рассматриваться с точки зрения того, насколько это прямой опыт, а насколько - представление об опыте.

Если вы записали на магнитофон вашу первую попытку проделать упражнение в сознавании - прослушайте эту запись. Если нет - повторите эксперимент и отметьте каким-либо образом, о чем вы говорите, перенося фокус своего сознавания от момента к моменту. Отметьте, что сознавание, о котором говорите вы или говорят другие люди, существенно различается в отношении того, насколько оно относится к актуальному прямому опыту. Например, если во время эксперимента человек говорит: "я сознаю возникающую тревогу", мы в действительности не знаем, каков его реальный опыт. Если мы попросим: "Не можете ли вы более точно описать, что вы переживаете" - один может сказать: "я чувствую некоторое напряжение в горле, и у меня потеют руки", другой скажет: "Я чувствую тяжесть внизу живота, и у меня напрягаются ноги". Говоря о тревожности, люди основываются на совершенно различных комплексах сенсорных переживаний. Еще кто-то, сообщая о своем сознавании, скажет: "Я чувствую себя так, как будто мой лучший друг внезапно появился передо мной". Такого рода сравнения что-то передают, но могут также использоваться как препятствия к полному переживанию опыта. Говорящие так могут использовать воображение, чтобы вызвать в слушателях чувства, которые они сами не испытывают.

В эксперименте с лицом вы могли заметить, что сознавание, начинавшееся весьма смутно и обобщенно, становится все более точным и ясно локализованным в определенных мышцах лица. В то же время связанная с этим эмоция становится яснее. Представление "Я чувствую тревожность" - это довольно сложное заключение, основанное на большом количестве актуальных впечатлений, которые переживаются, будучи заключением или гипотезой скорее, чем прямым опытом, это некоторая сложная смесь опыта и представления об опыте.

Соотношение опыта и представления об опыте количественно варьирует. Например, если вы затрудняетесь и в своем сознании, можете пробормотать нечто о "неудобстве". По мере уточнения вы можете придти к "взволнованности", это может быть триумфом сознавания в данный момент, т. е. максимумом того что вам доступно, самое близкое, насколько вы можете подойти к актуальности опыта. Разницу нетрудно заметить. Если утверждение "Я сознаю, что я нервничаю" произносится плоским, деловым тоном, это наверняка представление говорящего о его опыте, если это говорится с чуть покрасневшим лицом, неспокойным телом, немного задыхаясь, с опущенными глазами - мы можем предполагать, что сознавание в этот момент включает большую долю прямого опыта, хотя словесное описание похоже на представление. Вообще говоря, может быть нечто вроде континуума концептуализации (составления представлений по поводу опыта и если человек начинает с этого континуума, большее сознавание сопровождает движение к более полному переживанию, дальше от концептуалиэации.

Возможно, что вы недоумеваете, зачем все это нужно. Одно сознавание ничем не хуже другого. Почему бы не говорить просто, что сознается, забыв о том, концептуализация это или реальное переживание. Важность различения в том, что представления становятся фиксированными и неподвижными, в то время как актуальный опыт текуч и все время меняется. В тот момент, когда человек, изворачивающийся и старающийся избежать переживания своей тревожности, наконец обращается к своему актуальному опыту, ощущая свой кишечник, свою дрожь, полностью чувствует все, что он чувствует и переживает это - его переживание меняется: обычно (хотя не обязательно сразу) в направлении уменьшения тревожности.

Пока человек фиксирован на том, чтобы не переживать полностью то, что есть, изменение не кажется возможным, фиксированность препятствует ему. Это определенная точка зрения на психические расстройства; симптомы являются результатом непереживаемого, несознаваемого опыта, побочными продуктами неистового стремления избежать сознавания определенного опыта. Когда индивидуум оказывается способным допустить этот опыт и пережить его, симптомы страдания исчезают.

Это один из способов описанного феномена, который в Гештальте называется "незаконченным делом", возникающего, когда человек отказывается пережить некоторый опыт полностью или завершить какое-то действие. Некоторая часть энергии при этом связывается стремлением пережить опыт или закончить действие, и еще большее количество энергии мобилизуется сопротивлением переживанию. Результат похож на упражнение в динамическом напряжении: большое напряжение в растяжке, и никакого движения.

Чем больше таких "незаконченных дел" и "непережитых опытов" существует в организме, тем меньше энергии остается для других действий и других переживаний. Можно сказать, что суть гештальтистской работы и состоит в том, чтобы сдвинуть человека от концептуализации к переживанию опыта, гештальтистская работа заканчивается, когда человек способен полно рассказать об актуальном опыте, который он переживает от момента к моменту, "заканчивая дела" и переживая полностью то, что происходит по мере его движения по жизни - чем бы это ни было.



Страница сформирована за 0.57 сек
SQL запросов: 191