УПП

Цитата момента



Говорят - счастье - это когда тебя понимают. Ничего не имею против. Но лично я никогда не страдала от недостатка понимания, хуже, если чего-то не понимала я. Почему он это сказал, почему не проводил - не хотел или действительно устал??? Почему не хочет встретиться, почему не берет трубку и не отвечает на литературные шедевры, оставленные мной на его автоответчике? Разлюбил? А может, и не было ничего? Когда говорит, что скучает - врет? Как объяснить этот полный любви взгляд, страстные объятия и… его молчание? Боюсь посмотреть в глаза, отступаю, хочу исчезнуть, уйти, убежать. Холодно. Тянусь за сумкой. - Подожди, - перехватывает руку, - иди ко мне… Улыбается, принимает улыбку в ответ. Смеемся. Нам очень хорошо вместе. В эту минуту весь мир принадлежит только нам.
Миледи переживает

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помните, глубоко внутри каждого из нас живет Ребенок, который возится и поднимает шум, требуя нашего внимания, и ожидающий нашего признания в том, каким особенным человеком он или она является.

Лейл Лаундес. «Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Навыки успешного общения и технологии эффективных коммуникаций»


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2010

Упражнения

1. Каждый раз, встретив молодого человека (молодую женщину), сознательно спрашивайте себя: "Если дело дойдет до рукопашной, смогу ли я победить его (ее)?" Затем попытайтесь определить, насколько ваше поведение основано на бессознательном выяснении этого вопроса при помощи невербального "языка движений".

2. Напейтесь в доску и опрокиньте стол, громко объявив всем присутствующим, какие они тупые задницы.

3. Найдите книгу по медитации, позанимайтесь по ней в течение месяца по пятнадцать минут два раза в день, затем встретьтесь с теми, кто всегда умудряется расстроить вас или заставить вас защищаться. Посмотрите, удастся ли им надавить на ваши кнопки территориального отступления.

4. Проведите уик-энд в клубе знакомств. В течение первой половины дня попытайтесь интуитивно определить, к какому квадранту принадлежит каждый член группы. В конце определите, удалось ли кому-нибудь из них стать менее роботизированным. Определите, удалось ли вам стать менее роботизированным.

5. Отправьтесь в зоопарк, в павильон львов. Изучайте львов до тех пор, пока не поймете их туннель реальности.

6. Возьмите напрокат видеокассету с комедией из тех, которые обычно нравятся маленьким детям. Внимательно просмотрите ее и подумайте, какую функцию выполняет этот юмор; заодно используйте возможность всласть посмеяться.

7. Проведите все воскресенье у телевизора, смотря программы о животных. На следующий день, придя в офис, внимательно, как ученый-зоолог, понаблюдайте за иерархией стаи приматов.

Глава 5. Диккенс и Джойс: двухконтурная диалектика

щелкните, и изображение увеличится

НАШИ ЛЕГЕНДЫ И НАША ЛИТЕРАТУРА НАСЕЛЕНЫ МИЛОСЕРДНЫМИ БОГИНЯМИ И УЖАСНЫМИ ВЕЛИКАНАМИ.

В "Дэвиде Копперфильде" Диккенс с большим мастерством передает шок и страх ребенка, когда строгость туалетных процедур вводит в его континуум орально-матристского блаженства анально-патристские ценности второго контура. Трудно поверить, что это было написано за полвека до клинических исследований Фрейда.

Диккенс описывает идиллическое детство, в котором Дэвид живет с овдовевшей матерью, образ которой вполне можно охарактеризовать как воплощение bona dea (древней "доброй богини", воспоминанием о которой является "фея" – персонаж современных детских сказок). В эту счастливую картину вмешивается ужасный отчим мистер Мэрдстон с его "комплексом Иеговы", воплощение карающего бога-отца. Невозможно соблюдать все правила Мэрдстона – их слишком много и, кроме того, большинство из них даже не сформулировано как следует. Дэвид подвергается стеганию по ягодицам (для его же блага, безусловно, хотя Диккенс совершенно по-фрейдистски акцентирует внимание на очевидном удовольствии, которое Мэрдстон получает от этого процесса). Совершенно естественно, что Дэвид начинает интернализировать эту анальную систему ценностей и представлять себя маленьким преступником, в полной мере заслуживающим подобного издевательства. Затем Диккенс приводит сцену возвращения Дэвида домой после года пребывания в школе:

…Я вошел тихими, робкими шагами. Бог весть какие далекие, младенческие воспоминания могли пробудиться у меня при звуках голоса моей матери, доносившихся из старой гостиной, когда я вошел в холл. Мать тихонько напевала. Должно быть, давным-давно, когда я был еще младенцем, я лежал у нее на руках и слушал, как она мне поет… Напев показался мне новым и в то же время таким знакомым, что сердце мое переполнилось до краев, как будто старый друг вернулся после долгого отсутствия.
Одиноко и задумчиво звучала эта песенка, и я решил, что мать одна. Я тихо вошел в комнату. Она сидела у камина, кормила грудью младенца и придерживала у себя на шее его крошечную ручонку. Ее глаза были опущены и устремлены на личико ребенка, и она пела ему. Но больше никого с ней не было – отчасти моя догадка оказалась правильной.
Я заговорил с ней, а она встрепенулась и вскрикнула. Но увидев, что это я, она назвала меня своим дорогим Дэви, своим родным мальчиком, пошла мне навстречу, опустилась на колени, поцеловала меня, положила мою голову себе на грудь рядом с маленьким существом, приютившимся там, и поднесла его ручонки к моим губам.
Почему не умер я тогда? Как хотел бы я умереть в ту минуту, когда мое сердце было переполнено! Больше чем когда-либо я достоин был в эту минуту быть взятым на небеса.

Мечта о возврате к оральной биобезопасности здесь слишком очевидна и не нуждается в комментариях.

Подобным образом в монументальном романе Джойса о сознании спящего человека – "Поминках по Финнегану" – Отец и Бог-отец всегда ассоциируются с войной и экскрементами, как заметил исследователь Джойса Уильям Йорк Тиндэлл. В громовом слове из ста букв, которое повторяется десять раз в сновидении, всегда чувствуются смысловые оттенки отцовства, угрозы, испражнения и войны. Так, в первом появлении на странице 1 это слово имеет вид:

bababalalgharaghtakamminaronnkonnbronntonnerronntounnthunntrovarrhounawnskawntoohoohoondenthurnuk

Здесь можно разглядеть (или расслышать) такие слова: арабское baba ("отец"), еврейское Abba (с тем же значением), Canbronne (имя генерала, который так кстати произнес: "Дерьмо!", когда его попросили уступить территорию), гаэльское scan (звук, исходящий из ануса), германское Ronnen (экскреция), внушительное orden, ассоциирующееся как с орденом за заслуги, так и с английским ordure. Ужасный Бог-Отец повсюду "Проводит свои маневры в разомкнутом строю" и проповедует анально-авторитарные ценности: "Нет никаких богов, кроме меня! Не поклоняйтесь идолам! Любите только меня!" Он – злодей джойсовской goddinpotty (то есть garden party, вечеринки в саду), бог-плут, поставивший ловушку в Эдемском саду; эго, интернализусмое в обучении туалету (potty), бог грома и гнева (god-din).

Избегая его, "несчастные обитатели" земли всегда стремятся к его противоположности, А. Л. П. Альп – это старогерманское слово, означающее "сновидение"; кроме того, альп – корень названия первой буквы в греческом и еврейском алфавитах (альфа и алеф). В полном написании А. Л. П.– это Анна Ливия Плюрабелла: прекрасная женщина, олицетворение "вод жизни". В ней столько же оральности и любви, сколько в "Омнибоссе" – анальности и угрозы:

Стремительная, упругая, с дрожащими локонами, то сожмется в точку, то вдруг разольется целым наводнением, старомодная мамочка, чудесная мамочка, пригибаясь, проходящая под мостами… счастливая, как влажный день, журчащая, пузырящаяся, весело болтающая сама с собой, затопляющая поля…

Эта женщина-река – Совершенная .Мать из наших детских снов и Великая Богиня древних, воплощение идеальной биовыживательной безопасности. Человечество, по мнению Джойса и Рэттрэя Тэйлора, вечно оставляет ее, чтобы следовать за Героем (Отцом) к "кровогрязи Ватерлоо" (поле битвы при Ватерлоо, покрытое кровью и экскрементами, демонстрирует анально-территориальные истоки войны), и вечно возвращается к ней.

Такое циклическое видение истории – будь то у Джойса, Рэттрэя Тэйлора, Вико (у которого Джойс черпал идеи), Гегеля-и-Маркса и т.д.– является лишь частью истины, но именно той ее частью, которую большинство людей испуганно отказываются признавать, поэтому ей необходимо уделять особое внимание. Говорим ли мы в терминах матристско-патристской диалектики Тэйлора, циклов Божественной, Героической и Городской эпох Вико, марксистско-гегельянской троицы "тезис-антитезис-синтез" или в терминах любых других вариантов этой схемы, – мы говорим о закономерности, которая в действительности существует и регулярно проявляется.

Однако проявляется она лишь в той степени, в какой люди роботизированы – пойманы в западню жестко заданных рефлексов.

Когда накопленные факты, инструменты, приемы и методы нейронауки – науки изменения и освобождения мозга – достигнут критической массы, все мы сможем освободиться от этих роботических циклов. Одна из основных идей этой книги заключается в том, что мы уже несколько десятилетий приближаемся к этой критической массе и достигнем ее гораздо раньше, чем вы преполагаете.

Сегодняшнее неистовство территориально-эмоциональной драчливости, охватившее планету, – это не просто падение еще одной цивилизации в соответствии со схемой Вико.

Это родовые муки космического Прометея, пробуждающегося от длительного кошмара истории одомашненных приматов.

Все это, конечно, не более чем генетико-исторические обобщения, которые не могут в точности подходить какой-либо реальной семье. Архетипы Милосердной Богини и Враждебного Великана не активизируются в семьях, где мать холодна, недружелюбна, озлоблена и т.д., а отец представляет собой теплую, поддерживающую ребенка фигуру. Статистика показывает различия в импринтах первого и второго контуров в подобных семьях, поэтому ребенок может вырасти кем угодно – шаманом, шизофреником, гением, гомосексуалистом, художником, психологом и т. д. 

Упражнения

Используя развитую в этой главе теорию, проанализируйте следующие личности:

1. Скарлетт 0'Хара

2. Кинг-Конг

3. Одиссей

4. Гамлет

5. Багз Банни

6. P. П. Макмерфи

7. Дмитрий Карамазов

8. Ричард Никсон

9. Томас Джефферсон

10. Св. Павел

11. Утенок Дональд

12. Яго

13. Джен Эйр

14. Иосиф Сталин

15. Жанна д'Арк

16. Тимоти Лири

17. Алистер Кроули

18. Роберт Антон Уилсон

19. Mao

20. Карл Юнг

21. Махатмы Востока

22. Ганнибал Лектер

23. Вы

Глава 6. Времясвязывающий семантический контур

Если свести вместе два разума, всегда появляется третий, высший разум, который незримо способствует их сотрудничеству.

Уильям С. Бэрроуз и Брайан Джизн, "Третий разум"

ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ СУЩЕСТВАМ СВОЙСТВЕННО СВЯЗЫВАТЬ ВРЕМЯ

Третий семантический контур имеет дело с артефактами и создает "карту" (туннель реальности), которую можно передавать другим, даже через поколения. Такими картами могут быть картины, проекты, слова, концепции, инструменты (сопровождаемые вербальной инструкцией по применению), теории, музыка и т. д.

Человеческие существа (одомашненные приматы) относятся к созданиям, использующим символы. Это значит, как заметил основоположник семантики Кожибский, что те, кто правит символами, правит нами.

Если Моисей, Конфуций, Будда, Мухаммед, Иисус и св. Павел до сих пор оказывают живое влияние – а это действительно так, если взглянуть на окружающий мир, – то только потому, что их Сигнал был донесен до нас человеческими символьными системами. Эти системы включают в себя слова, произведения искусства, музыку, ритуалы и неосознанные ритуалы ("игры"), при помощи которых передается культура. Маркс и Гитлер, Ньютон и Сократ, Шекспир и Джефферсон продолжают "править" частями человечества тем же способом – при помощи семантического контура. Еще в большей степени и еще менее осознанно мы подвергаемся управлению со стороны изобретателей колеса, плуга, алфавита и даже римских дорог.

Так как слова одновременно содержат денотации (ссылки на сенсорно-экзистенциальный мир) и коннотации (эмоциональные оттенки, поэтические и риторические аспекты), людей можно заставить действовать даже при помощи слов, которые не имеют ни значений, ни соответствий в реальном мире. В этом заключается механизм демагогии, рекламы и большинства организованных религий.

Контур биовыживания делит проявления окружающего мира только на два вида: то, что для меня хорошо (полезно), и то, что для меня плохо (опасно). Эмоционально-территориаль-ный контур также делит мир на две половины: то, что сильнее меня (выше в иерархии стаи), и то, что слабее меня (ниже в иерархии стаи). На этой основе развиваются социобиологические системы.

Семантический контур позволяет нам по желанию подразделять и заново соединять вещи. Его беспокойному навешиванию ярлыков и сортировке опыта нет конца. На персональном уровне – это "внутренний монолог", переданный Джойсом в "Улиссе". На историческом уровне – это времясвязывающая функция, описанная Кожибским, которая позволяет каждому поколению добавлять новые категории к нашей ментальной библиотеке – вечно соединять и разделять все новые и новые вещи, переклассифицировать и перетасовывать их. В этом времясвязывающем измерении Эйнштейн заменил Ньютона еще до того, как большая часть мира услышала о Ньютоне; простая арифметика привела к рождению алгебры, которая вылилась в математический анализ, который, в свою очередь, произвел на свет тензорный анализ, и т. д. Гайдн и Моцарт подготовили путь Бетховену, который вторгся в сферы, принадлежащие романтикам и вагнерианцам, что дало жизнь современной музыке.

Так называемый "шок будущего" всегда был с нами, с тех пор, как в доисторические времена в человеке впервые начал функционировать семантический контур. Для вида, который обладает способностью к символизированию, вычислению, абстракции, время всегда будет "временем перемен". Процесс этот ускоряется со временем, так как способности символизировать свойственно самостоятельно развиваться.

На обычном языке семантический контур называется "умом". (Как недавно в одной радиопередаче заметил психолог Роберт Орнтстайн, когда мы говорим, что кто-то "очень умен", мы обычно имеем в виду, что у этого человека хорошо подвешен язык, т. е. он хорошо использует семантический контур.)

На языке трансакционного анализа первый (оральный) контур называется Естественным Ребенком, второй (эмоциональный) контур – Приспособленным Ребенком, а семантический контур – Взрослым, или Компьютером. В юнгианских терминах первому контуру соответствует ощущение, второму – чувство, а третьему – разум.

Нейрологические компоненты первого контура восходят к древнейшим частям мозга; Карл Саган назвал их "рептильным мозгом". Возраст этих нейроструктур насчитывает по меньшей мере миллиарды лет. Структуры второго контура появились вместе с первыми млекопитающими где-то миллиард или 500 миллионов лет назад; Саган поэтому называет их "маммальным мозгом", или "мозгом млекопитающих". Семантический контур появился, вероятно, 100 тысяч лет назад; Саган называет его "человеческим мозгом". Не следует удивляться тому, что большинство людей большую часть времени управляется в большей мере двумя древними контурами, чем человеческим семантическим (рациональным) контуром, или тому, что семантический контур так легко впадает в ложную логику (невежество, нетерпимость, фанатизм любого рода), когда контур биовыживания сигнализирует об угрозе жизни или эмоциональный контур – об угрозе статусу.

Циники, сатирики и "мистики" (контуры 5– 8) сто раз говорили нам, что "разум – это продажная девка", т. е. что семантический контур открыт для манипуляций со стороны более древних, более примитивных контуров. Как бы упорно Рационалист ни отрицал это утверждение, в ближней перспективе оно всегда оказывается истинным – то есть, пользуясь одним из излюбленных слов Рационалиста, оно всегда прагматически истинно. Тот, кому удастся в достаточной мере напугать людей (вызвать биовыживательное беспокойство), сможет быстро навязать им любую вербальную карту, которая, на их взгляд, принесет им облегчение, т. е. избавит от беспокойства. Пугая людей Адом и затем обещая им Спасение, самые невежественные и извращенные индивиды могут навязать им целую философскую систему, которая не выдержала бы и двух минут рационального анализа. А любой альфа-самец одомашненных приматов, как бы он ни был жесток или испорчен, может повести за собой всю стаю приматов, закричав, что альфа-самец соперничающей стаи собирается напасть на их территорию. Эти два рефлекса млекопитающих известны соответственно как Религия и Патриотизм. Они срабатывают у одомашненных приматов точно так же, как у диких, так как являются Относительными Эволюционными Достижениями (на определенном этапе).

Эмоционально-территориальный, или "патриотический", контур также содержит программы статуса, или иерархии стаи. Действуя в тандеме с биовыживательным беспокойством первого контура, он всегда способен извратить функционирование семантического рационального контура. Все, что может привести к потере статуса, и все, что вторгается в "пространство" индивида (включая идеологическое "пространство"), представляет угрозу для среднего одомашненного примата. Если, например, какой-то бедняга привык к определенному жизненному статусу – "Я белый, а не какой-то там чертов ниггер" или "Я нормальный, а не какой-то там педик" и т.п., – любая попытка проповедовать терпимость, гуманизм, релятивизм и т. п. будет обрабатываться в нем не семантическим, а эмоциональным контуром и расцениваться как атака на статус (эго, социальную роль).

Внимательный читатель вспомнит, что сетка первых двух контуров помещает превербального ребенка в двухмерный мир, который на простейшей диаграмме выглядел следующим образом:

щелкните, и изображение увеличится

Третий, семантический контур тесно связан с трехмерностью (хотя наше бинокулярное зрение, конечно, также играет здесь свою роль). Доминирование функций правой руки свойственно только человеку и приматам. У других млекопитающих подобное предпочтение отсутствует; они одинаково свободно владеют обеими руками. Недавние достижения нейрологии показали, что доминирование правой руки тесно связано с нашей тенденцией использовать левое полушарие головного мозга больше, чем правое. (Левши будут рассматриваться ниже.) И действительно, мы настолько редко используем правое полушарие в повседневной жизни, что долгое время его называли "безмолвным полушарием".

Таким образом, у большинства людей существует генетически заложенное ("жестко заданное") предпочтение манипу-лировать правой рукой и думать левым полушарием. Это предпочтение тесно связано с вербальным, семантическим контуром, так как левое полушарие – это полушарие "разговора". Оно линейно, аналитично, компьютероподобно и очень вер-бально. Это н есть нейрологическая основа связи между созданием карт и манипулированием. Правая рука манипулирует (и создает артефакты), а левое полушарие картографирует ре-зультаты – создает модель, позволяющую предсказывать будущее поведение этой части мира. Эти характеристики являются чисто человеческими (постприматными).

У левшей же, наоборот, большую часть времени функционирует правая часть мозга – холистическая, суправербальная, "интуитивная", музыкальная и "мистическая". Леонардо, Бетховен и Ницще были левшами. Левши традиционно внушали страх и благоговение, их подозревали в особых, шаманических сношениях с "Богом" или "Дьяволом".

Таким образом, существует перекрестное соответствие левого и правого в функционирования мозга и рук:

щелкните, и изображение увеличится

Эта двойная (зеркальная) полярность левого и правого помещает нас нейрологически в трехмерное пространство. Модифицируя предыдущую диаграмму и добавляя третий контур, мы получаем следующее:

щелкните, и изображение увеличится

Для визуализации этого двухмерного наброска трехмерной системы необходимо представить себе, что ось "наступление-отступление" располагается под прямым углом ко всем остальным осям – то есть "увидеть" ее выходящей из страницы прямо на вас.

Это так называемое "евклидово" пространство. В этом контексте очевидно, почему евклидово пространство было первым типом пространства, принятым математиками и художниками, почему оно до сих пор кажется нам "естественным", а также почему некоторым людям очень трудно представить неевклидовы виды пространства, используемые в современной физике.

Евклидово пространство – это внешняя проекция того, каким образом наша нервная система собирает информацию би-овыживательного, эмоционального и семантического контуров.

Импринтные участки третьего контура расположены в коре левого полушария и тесно связаны с тонкими мышцами гортани и правой руки. Кора головного мозга появилась сравнительно недавно, поэтому ее часто называют "новым мозгом"; она обнаружена только у высших млекопитающих и наиболее развита у людей и китообразных (дельфинов и китов).

Люди, у которых тяжелейший импринт приходится на третий контур, обычно вырастают "церебротониками". Они высоки и тощи, так как энергия постоянно вытягивается из тела в головной мозг. Карикатурный злой гений Доктор Сивланус из "Супермена", состоящий практически из одной головы, представляет собой экстремальную форму этого типа людей. В народе их называют "яйцеголовыми".

Почти всегда эти церебротонические типы третьего контура игнорируют или относятся враждебно к функциям их первого и второго контуров. Игривость их озадачивает (кажется им глупой или эксцентричной), а эмоции одновременно сбивают с толку и пугают.

Так как все мы имеем этот контур, нам всем необходимо регулярно его упражнять. Составьте схему, описывающую ваш бизнес или домашние обязанности, и постарайтесь ее оптимизировать для большей эффективности. Разработайте схему, которая объясняла бы весь мир. Каждые несколько лет начинайте изучать какую-нибудь науку, о которой вы раньше ничего не знали.

Не пренебрегайте игрой с этим контуром: сочиняйте стихи, басни, афоризмы или анекдоты.

ПОМНИТЕ, МИСТЕР КРОУЛИ СКАЗАЛ: ТЫ ТОЖЕ ЗВЕЗДА. P.S. ОН ТАКЖЕ СКАЗАЛ: НЕ ГОНИСЬ ЗА РЕЗУЛЬТАТАМИ.

Как и в случае с предыдущими контурами, все кондиционирование и обучение семантического контура строится на фундаменте жесткого импринта. Многие идеи, мыслимые экзистенциально, немыслимы социально, потому что (а) в данном обществе все имеют примерно одинаковый семантический импринт и (6) ежедневно это укрепляется предположениями, которые механически принимаются за истину.

Гений – это тот, кому в результате некоего внутреннего процесса удалось пробиться к седьмому контуру (малое нейрологическое чудо, называемое неопределенным термином "интуиция") и вернуться назад, к третьему, уже со способностью нарисовать новую семантическую карту, построить новую модель реальности. Нет нужды говорить, что это всегда является глубоким шоком для тех, кто заперт в ловушку старых, роботических импринтов, и обычно расценивается как территориальная угроза (в идеологическом пространстве). Длинный список мучеников свободомыслия, начиная с Сократа, показывает, насколько неуклонно срабатывает у людей неофобия (страх новых семантических сигналов).

Как показал Томас Кун в "Структуре научных революций", сама наука – апофеоз семантической рациональности третьего контура – не свободна от этой неофобии. Каждой научной революции требуется одно поколение для преодоления старого мировоззрения, причем старые ученые никогда не принимают новую семантическую парадигму. Они, в нашей терминологии, механически прикованы к своим первичным импринтам. Революция завершается, согласно Куну, только тогда, когда новое поколение, свободное от старого импринта, сравнивает две модели и выносит рациональное решение в пользу новой модели.

Но если науке, обладающей наибольшей способностью к самокоррекции среди всех функций обработки информации третьего контура, требуется целое поколение, что же тогда говорить о политике, религии, экономике? В них время запаздывания нередко составляет сотни, а то и тысячи лет.

Ранее мы уже отмечали, что в биовыживательной нейро-логии фактор времени отсутствует. "Я просто сделал это", – говорим мы после срабатывания автоматического рефлекса контура биовыживания.

Время начинает иметь значение в действиях эмоционально-территориального контура. Сигналы доминирования могут не сработать: млекопитающее, на вид кажущееся более слабым, может дать отпор. Две собаки могут несколько минут бродить друг около друга, рыча и принюхиваясь (химические выделения собаки позволяют другой собаке определить степень ее испуга), пока не станет ясно, кто из них сильнее.

Что касается человеческого уровня, мы часто мучаемся над принятием важного решения, остро сознавая фактор времени во время этих колебаний. Как известно любому автору триллеров, основным способом повышения эмоционального напряжения является установка временного ограничения на принятие сложного или опасного решения. (Посмотрите любую серию "Star Trek"; там всегда присутствует этот прием. Можете также прочитать любой бестселлер Ирвина Уоллиса. Напряжение, конечно, становится еще сильнее, если временное ограничение внезапно усиливается перед самой развязкой.)

В третьем контуре время концептуализируется в той же степени, что и переживается. Нам известно, что мы – создания времени; "народное предание", тотемный шест, "Одиссея" Гомера, Ветхий Завет, Веды и др. говорят нам о том, что было в прошлом, и часто содержат пророчества на будущее. Наука расширяет функции третьего контура до оперирования потрясающими воображение отрезками времени. Использование письменности и других символьных систем, таких, как математика, создает описанное Кожибским времясвязывание: мы осознаем себя не только получателями посланий мудрецов древности, но и потенциальными передатчиками посланий, которые могут быть получены через много веков.

В четвертом контуре мы еще сильнее ощущаем присутствие и давление времени.

В заключение этой главы позвольте напомнить вам о том, что Джордано Бруно был сожжен на костре 18 февраля 1600 года за учение о вращении Земли вокруг Солнца. Был ли он виновен? 



Страница сформирована за 0.75 сек
SQL запросов: 195