АСПСП

Цитата момента



Золотая рыбка, помещенная на сковородку, увеличивает количество исполняемых желаний до сотни.
Бизнес-план

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Д’Артаньян – герой? Какой же он герой, если у него были руки и ноги? У него было все – молодость, здоровье, красота, шпага и умение фехтовать. В чем героизм? Трус и предатель, постоянно делающий глупости ради славы и денег, - герой?

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4123/
Мещера-2008

Формы воспоминаний

Как мы объяснили в предыдущей главе, в определенных целях может быть полезной классификация индивидов на типы. Для ранних воспоминаний также подходит подобная классификация, так как каждое из них указывает, какого поведения можно будет ожидать от этого конкретного типа. Например, один наш пациент вспомнил, что видел прекрасную рождественскую елку, украшенную огоньками, подарками и праздничными сладостями. Что наиболее интересно в воспоминании этого события? То, что он видел. Почему он рассказывает нам о том, что видел? Потому что его интересует воспринимаемое визуально. Какое-то время он посвятил упражнениям, помогающим преодолеть проблемы плохого зрения, после чего стал с вниманием относиться к увиденному. Возможно, это не самый важный элемент его стиля жизни, но этот эпизод может оказаться полезным для нас. Он указывает на то, что если ему нужно будет предложить какое-нибудь занятие, это должно быть что-то, связанное с визуальным восприятием.

Школьное воспитание детей довольно часто игнорирует принцип типов. Дети со склонностью к визуальному восприятию не слушают объяснений, так как всегда хотят что-то рассматривать. В подобных случаях мы должны быть терпеливы, пытаясь научить их слушать. Большинство детей в школах обучаются каким-то одним способом, так как используют для этого только один орган чувств: они могут преуспевать только в слуховом или зрительном восприятии, а некоторым вообще нравиться быть в постоянном движении и заниматься механическим трудом. Нет оснований для того, чтобы ожидать одинаковых результатов от всех трех типов детей, тем более если учитель предпочитает какой-то один метод обучения, скажем, метод устного объяснения. При использовании этого метода дети, у которых доминирует визуальное восприятие, и подвижные дети будут испытывать трудности в обучении, задерживающие их развитие.

У нас был пациент, молодой человек двадцати четырех лет, который страдал обморочными приступами. Когда мы спросили его о воспоминаниях раннего детства, он рассказал, как в четыре года упал в обморок, услышав свисток паровоза. Иными словами, он был человеком, который наиболее ярко воспринимает слуховые впечатления и поэтому его привлекает все, что звучит. В данном случае не стоит останавливаться на том, каким образом у этого молодого человека развились обморочные состояния, но важно отметить, что со времени детства он был весьма чувствителен к звукам. Он был очень музыкален и не переносил шумы, дисгармонию, резкое звучание. Не удивительно, что на него столь сильное впечатление произвел звук свистка. Довольно часто дети или взрослые интересуются тем, что заставляет их страдать. Возможно, читатель помнит случай мужчины с астмой, который мы рассматривали в одной из прошлых глав: из-за какой-то болезни ему наложили тугую повязку, стеснявшую легкие, в результате чего у него развился необыкновенный интерес к способам дыхания.

Встречаются люди, весь интерес которых сконцентрирован на еде. Их ранние воспоминания должны касаться еды, и создается впечатление, что самая важная вещь в мире для них - как есть, что есть и чего не есть. Часто можно обнаружить, что трудности, связанные с едой в раннем детстве, создают у таких людей гипертрофированное отношение к еде.

Теперь обратимся к случаю человека, чьи воспоминания связаны с движением и ходьбой. Мы знаем, что многие дети не могут хорошо передвигаться в начале жизни по причине своей слабости или заболевания рахитом. Их интерес к движению становится повышенным, а жизнь превращается в постоянную спешку. Наш случай - хорошая иллюстрация этой ситуации. К врачу обратился мужчина пятидесяти лет, которого мучил страх быть сбитым машиной всякий раз, когда он сопровождал кого-то при переходе улицы. Когда же он бывал один, этот страх его совершенно не беспокоил, и он спокойно переходил улицу. Но если кто-то находился рядом с ним, нашего пациента охватывало желание спасти своего попутчика: он хватал своего попутчика за руку, толкал его то в одну, то в другую сторону, что последнему было отнюдь не по вкусу. Подобное поведение - довольно редкий случай, и интересно проанализировать причины таких глупых действий.

В ответ на вопрос о ранних воспоминаниях он рассказал, что в три года страдал рахитом и не мог хорошо двигаться. Дважды при переходе улицы его сбивали, а сейчас, когда стал уже взрослым мужчиной, ему важно было убедиться, что он преодолел эту слабость. Ему хотелось продемонстрировать, что он, так сказать, единственный человек, умеющий переходить улицу, и он всегда искал случая подтвердить это. Конечно, способность безопасно переходить улицу не является для большинства людей предметом гордости или соперничества с другими. Однако в случаях, подобных описанному, желание двигаться и демонстрировать свою ловкость может быть достаточно живучим.

Следующий пример, - случай юноши, который был на пути к тому, чтобы стать преступником, - также касается нашей темы. Наш герой воровал, мошенничал в школе и занимался подобного рода делишками, что приводило в отчаяние его родителей. Его ранние воспоминания сосредоточивались на постоянном желании двигаться, куда-то спешить, тогда как сейчас он работал у своего отца, просиживая целыми днями на своем рабочем месте. Исходя из характера данного случая, часть предписанного лечения заключалась в том, чтобы он стал коммивояжером и путешествовал, оставаясь работать на предприятии своего отца.

Содержание воспоминаний

Один из самых значимых типов ранних воспоминаний - это детские воспоминания о смерти. Когда дети бывают свидетелями внезапной и неожиданной смерти человека - это производит на них неизгладимое впечатление. Иногда они становятся болезненно впечатлительными или, если этого удается избежать, они посвящают всю свою жизнь проблеме смерти и в той или иной форме занимаются борьбой с болезнями и смертью. Часто в дальнейшей жизни многие из них интересуются медициной, становятся врачами или аптекарями. Конечно, все это полезные цели:

имеющие их не только борются со смертью, но и помогают в этом другим. Иногда, однако, прототип формирует весьма эгоистичный взгляд на мир. У одного мальчика, потрясенного смертью своей старшей сестры, спросили, кем бы он хотел быть. Все ожидали, что тот ответит, что хотел бы быть врачом, но вместо этого он воскликнул: "Могильщиком!". Когда его спросили о причине выбора такого занятия, мальчик сказал: "Потому что я хочу быть тем, кто закапывает других, а не тем, кого закапывают". Из данного высказывания очевидно, что мальчик думает только о себе, и цель его жизни абсолютно бесполезна.

Иногда к какому-то одному воспоминанию проявляется больший интерес, чем ко всем остальным. Например, мы можем услышать такой рассказ: "Однажды я должна была присматривать за своей младшей сестренкой. Я старалась хорошо о ней позаботиться, и положила ее на стол. Но тут зацепилось покрывало, и моя маленькая сестра упала на пол". Когда все это произошло, нашей рассказчице было всего четыре года - без сомнения, возраст слишком юный для того, чтобы доверять ей присматривать за младшим ребенком! Можно представить, какая это была трагедия в жизни старшей девочки, со всем возможным старанием заботившейся о младшей. Повзрослев, эта девушка вышла замуж за доброго, можно даже сказать, кроткого человека. Однако она постоянно мучилась ревностью страхом, что ее муж предпочтет другую. Неудивительно. что мужа это в конце концов утомило, и все свое внимание он стал уделять детям.

В других случаях напряженность в отношениях выражена еще более явно, и люди без труда вспоминают, как хотели причинить вред другим членам своей семьи, или даже убить. Как правило, это касается тех людей, жизнь которых вертится вокруг их собственных интересов; они не чувствуют любви к другим, а только определенного рода соперничество. И все это заложено уже в прототипе.

К этому же типу можно отнести и людей, которые никогда ничего не могут довести до конца, все время боятся, что кто-то другой будет предпочтен в дружбе или приятельских отношениях или мучаются постоянными подозрениями в отношении намерений окружающих в их адрес. В действительности же, такие люди не в состоянии стать частью общества из-за навязчивой мысли, что они окажутся в тени других. В любом деле они держатся крайне напряженно, особенно в любовных отношениях и браке.

Если даже мы не в силах полностью излечить людей такого типа, обладая определенной степенью мастерства в изучении ранних воспоминаний, мы можем способствовать улучшению их ситуации.

Одним из наших клиентов был описанный нами ранее человек, который вспомнил свой поход на базар с мамой и младшим братом. Когда начался дождь, мать взяла его на руки, но заметив младшего ребенка, поставила старшего на землю, чтобы нести малыша. В тот момент старший мальчик, впоследствии ставший нашим клиентом, осознал, что ему предпочитают другого.

Как мы уже говорили, получив подобного рода ранние воспоминания, мы имеем возможность предсказывать, что случится в будущем в жизни наших пациентов. Однако необходимо помнить о том, что ранние воспоминания - это всего лишь намеки, не они являются причиной происходящего. Они больше похожи на отпечатки того, что произошло, и того, какое это получило развитие. Они показывают движение к цели и то, какие для этого преодолевались препятствия. Они раскрывают, почему человека стала привлекать одна сторона жизни больше, чем другая. В них мы можем обнаружить то, что называется "травмой", например, в сексуальной сфере, то есть когда человек проявляет повышенный интерес к этой сфере жизни. Не стоит удивляться тому, что на вопрос о ранних воспоминаниях некоторые рассказывают о каких-то сексуальных переживаниях. Действительно, некоторых в раннем возрасте интересуют сексуальные подробности более всего остального. Интересоваться сексом - естественно для обычного человеческого поведения, но, как я уже говорил ранее, существует множество разновидностей и степеней интереса. Часто можно увидеть, что в случае, когда человек рассказывает о ранних сексуальных воспоминаниях, в дальнейшем его интерес развивается в этом направлении. В результате его жизнь не очень гармонична, так как одна из ее сторон слишком переоценивается. Есть люди, утверждающие, что секс - это основа всего, что происходит в жизни. Но есть и другие, утверждающие, что наиболее важный орган - это желудок, и если мы исследуем их ранние воспоминания, обнаружим, что они также касаются предмета их дальнейшего жизненного интереса.

Воспоминания избалованных и нелюбимых детей

Сейчас давайте рассмотрим ранние воспоминания людей, которые были избалованы в детстве. Они очень ясно отражают характерные черты принадлежности к этому типу. Часто в них фигурирует мать. Это может быть вполне естественным упоминанием, которое само по себе, однако, является признаком того, что ребенку, возможно, необходимо было бороться за ее одобрение и благосклонность. Иногда ранние воспоминания кажутся безобидными, но все они требуют более глубокого анализа. К примеру, воспоминание может быть таким: "Я сидел в своей комнате, а моя мать стояла возле кабинета". Это кажется незначительным, однако, упоминание о матери - признак того, что она была объектом интереса рассказчика. Иногда память о матери скрыта и наша задача усложняется: мы должны о ней догадаться. Так, мужчина может сказать вам:

"Я помню одно путешествие". Если вы начнете расспрашивать, кто его сопровождал, выяснится, что мать. Или человек может сказать: "Я помню, как однажды летом я был в деревне", - вполне можно предположить, что отец в это время работал в городе, а мать была с детьми. Можно спросить: "Кто с тобой был в это время?" - таким образом, мы часто обнаруживаем скрытое влияние матери.

Исследуя эти воспоминания, можно увидеть борьбу за благосклонность матери, можно проследить, как ребенок в процессе своего развития начинает придавать большое значение баловству, исходящему от нее. Все это важно видеть и понимать психологу; слыша подобные воспоминания, можно быть уверенным, что человек, имеющий их постоянно, чувствует себя в опасности или страхе быть отвергнутым. Можно увидеть, как нарастает и становится все более очевидным его напряжение, и его умственная энергия все более оказывается скованной страхом. Вполне можно предположить, что в дальнейшей жизни эти люди будут ревнивы.

Один из наших клиентов постоянно пропускал занятия в институте. Он был чрезвычайно неусидчив и его невозможно было заставить заниматься. Будучи завсегдатаем кафе, любителем вечеринок у друзей, он думал обо всем на свете, кроме учебы. В этой связи было интересно проанализировать его ранние воспоминания. "Я помню, - сказал он, - как лежу в колыбели и рассматриваю стену. Я разглядываю обои и все, что на них нарисовано: цветочки, фигуры и так далее". Видно, что этот человек был в состоянии только лежать в кровати, но не сдавать экзамены. Он не мог сконцентрироваться на своих занятиях, потому что все время думал о чем-то другом и пытался поймать одновременно двух зайцев, а это - невозможно. Напрашивается вывод, что этот человек был избалован в детстве, и не умел работать самостоятельно.

Перейдем к нелюбимым детям. Этот тип довольно редок, и с ним связаны весьма острые случаи. Если ребенок нелюбим с самого начала жизни, у него очень мало шансов выжить. -Как правило, кто-то из родителей или няня балует ребенка и в определенной мере удовлетворяет его желания. Часто нелюбимые дети - это незаконнорожденные, нежеланные дети или дети преступников; наши наблюдения показывают, что в будущем их ожидают депрессии. Обычно в их воспоминаниях присутствует переживание отверженности. Например, один из наших пациентов рассказывал помню, как меня побили; моя мать так долго ругала меня, пока я не убежал". Закончилось это тем, что мальчик едва не утонул.

Этот человек обратился к психологу, потому что не мог выходить из дому. Из его ранних воспоминаний видно, что, покинув однажды дом, он столкнулся с большой опасностью. Это запечатлелось в его памяти, и каждый раз, выходя из дому, он подсознательно был настроен на опасность. Он был способным ребенком, но его постоянно мучил страх уступить первенство на экзамене. Его постоянные колебания мешали ему двигаться вперед. Поступив в конце концов в университет, он жил в вечном страхе быть исключенным. Здесь очевидна связь с его ранними воспоминаниями об опасности.

Другой пример, который может послужить в качестве иллюстрации - случай человека, оставшегося сиротой, когда ему едва исполнился год. В это время он страдал рахитом, и, находясь в приюте, не получал должного ухода. В детстве никто не заботился о нем, и в дальнейшей жизни ему трудно было заводить друзей. Обратясь к его воспоминаниям, мы увидим, что он все время чувствовал, что ему предпочитают других; мы увидим также, что это чувство играло очень важную роль в его развитии. Его всегда преследовало ощущение отвергнутости, что являлось большим препятствием в подходе к любой проблеме. Из-за своего чувства неполноценности он практически не участвовал в жизни, в тех ее ситуациях, которые требовали контакта с другим человеком, будь то любовные, дружеские или деловые отношения.

Еще один интересный пример - история человека среднего возраста, который обратился к нам с жадобой на постоянную бессонницу. Это был мужчина сорока шести -сорока восьми лет, женатый и имеющий детей. С окружающими людьми он обращался придирчиво, если не сказать тиранически, особенно это касалось членов его семьи. Его действия заставляли окружающих страдать.

На вопрос о ранних воспоминаниях он ответил, что рос в семье со скандальными родителями, которые вечно ссорились и угрожали друг другу так, что он боялся за них обоих. Он ходил в школу грязным и неопрятным. Он вспомнил, что однажды его учительница отсутствовала и вместо нее пришла другая. Из его рассказа стало понятно, что эта женщина была увлечена своей работой и верила в ее возможности. Сумев рассмотреть, что скрывалось в неопрятном и неухоженном мальчике, она старалась всячески его ободрить. Первый раз в жизни он почувствовал заботу, и это повлияло на его развитие в дальнейшем, однако во всех поступках его словно бы что-то подталкивало. У него не было веры в себя, и в глубине души он сомневался, что способен в чем-то превосходить остальных. Это заставляло его работать целыми днями и часто ночами. Таким образом, у него выработалась привычка работать до полуночи или даже вовсе не спать, обдумывая свои будущие действия. В результате, в нем укрепилась мысль, что не спать ночью необходимо, если хочешь чего-то достичь.

В дальнейшем его стремление к превосходству проявилось в отношении к своей семье и поведении с другими людьми: здесь он выступал в роли победителя и диктатора, причиняя неизбежные страдания близким ему людям.

Подводя итог анализа характера этого человека и рассматривая его как целостность, можно сказать, что именно превосходство было целью нашего пациента, основанной на сильном чувстве неполноценности. Такую ситуацию мы часто обнаруживаем у людей, испытывающих чрезмерное напряжение, служащее признаком сомнения в своей способности достичь успеха, которое, в свою очередь, прячется за комплексом превосходства, в действительности оказывающимся лишь позой. Изучение ранних воспоминаний помогает увидеть ситуацию в истинном свете.

6. ТЕЛОДВИЖЕНИЯ И ПСИХИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ

В предыдущей главе мы постарались описать, каким образом ранние воспоминания и фантазии человека могут использоваться для прояснения скрытого стиля жизни. Однако работа с ранними воспоминаниями - это только один из целого ряда приемов для изучения личности. Все они зависят от принципа использования отдельных частей для интерпретации целого. Вслед за ранними воспоминаниями, мы можем приступить к исследованию движений тела и установок. В движениях человека выражаются или воплощаются его установки, а все частные установки воплощают и составляют одну общую жизненную установку, которую мы называем "стилем жизни".

Телодвижения

Давайте вначале обратимся к телодвижениям. Общеизвестно, что о человеке судят по внешним проявлениям: его манере стоять, ходить, двигаться, жестикулировать и тому подобному. Эти суждения не всегда сознательны, но всегда возникает основанное на этих впечатлениях чувство симпатии или антипатии.

Манера стоять

Рассмотрим, к примеру, установки, которые проявляются в манере стоять. Не прилагая специальных усилий, можно увидеть, как стоит ребенок или взрослый: ровно, чуть горбясь или сильно сгибаясь. Мы должны отмечать все преувеличенное или неестественное. Человек, который стоит слишком прямо, в напряженной позе. вызывает подозрение, что он тратит очень много энергии для поддержания своей осанки. Можно предположить также, что он чувствует себя гораздо менее величественным, чем ему хотелось бы казаться. В этой маленькой детали мы можем увидеть отражение того, что мы назвали комплексом превосходства. Ему хотелось бы выглядеть более смелым и он хотел бы больше проявлять себя, как это и могло бы быть, если бы он не был столь напряжен.

С другой стороны, у некоторых людей осанка кардинальным образом отличается от описанной выше: они постоянно сутулятся и выглядят согнутыми. Такая осанка может свидетельствовать о трусости, однако главное правило нашей науки призывает не быть поспешными в суждениях, искать другие подтверждения и никогда не делать выводы только по одному наблюдению. Иногда можно быть почти уверенным в своей правоте, но даже в этом случае необходимо соотнести свою интерпретацию с другими пунктами исследования. "Правы ли мы. утверждая, что люди, которые сутулятся, всегда трусливы? Чего можно ждать от них в трудной жизненной ситуации?" - спрашиваем мы себя.

Манера опираться

Рассматривая в этой связи другие положения тела, часто можно заметить, что неуверенный в себе человек старается на что-то опереться, например, облокотиться на стол или стул. Он не верит в собственные силы и ищет поддержки Часто это отражает ту же установку, что и сутулая осанка; таким образом, если мы обнаружим два признака, подтверждающих одно суждение, оно становится более обоснованным.

Можно заметить, что осанка детей, нуждающихся в поддержке, отличается от осанки независимых детей. Можно даже говорить о степени независимости по тому, как ребенок стоит или приближается к другим людям. В таких случаях не стоит колебаться, так как существует множество способов проверить наш вывод. Когда же мы подтвердили свое предположение, можно предпринимать шаги для исправления ситуации и наставлять ребенка на правильный путь.

Скажем, мы можем провести эксперимент с ребенком, нуждающимся в поддержке. Можно усадить его мать на стул, а затем пригласить ребенка зайти в комнату. Мы увидим, что, войдя, он не посмотрит ни на кого, и пойдет прямо к своей матери, прильнет к ней или обопрется о ее стул. Это подтвердит наши ожидания в отношении того, что перед нами ребенок, привыкший к поддержке и нуждающийся в ней.

Интересно также наблюдать то, как ребенок вступает в общение с другими: это демонстрирует степень развития чувства общности и адаптации. Это также выражает, насколько ребенок доверяет окружающим. Мы обнаружим, что человек, который не хочет сближаться с другими и всегда держится особняком - необщителен, неразговорчив, подчас неестественно молчалив.

Дистанция и близость

Можно заметить, как все приведенные факты указывают на один и тот же путь исследования, потому что человеческое существо - это некое единство, и в качестве такового оно реагирует на все проблемы и ситуации жизни. В качестве иллюстрации обратимся к случаю одной женщины, которая пришла на прием к врачу. Когда она вошла в кабинет и ей предложили сесть, то вместо того, чтобы сесть на стул рядом с доктором, как ожидалось, она огляделась вокруг и села на стул подальше. Из этого факта можно сделать тот вывод, что женщина хотела быть связанной только с одним человеком. О себе она сообщила, что находится замужем, после чего нетрудно было бы догадаться обо всей истории. Очевидно, что она хотела быть связанной только со своим мужем, что она привыкла быть окруженной заботой и что она весьма требовательно относилась к своему супругу. Оставаясь в одиночестве, эта женщина испытывала сильную тревогу, отказывалась выходить из дому без сопровождения и не получала удовольствия от встреч и общения с другими людьми. По одному ее движению можно было в общих чертах догадаться обо всей ее истории. Однако необходимо искать пути подтверждения своей теории.

Эта женщина могла сказать: "Я испытываю тревогу", - и до тех пор, пока не станет понятно, что тревогу можно использовать как средство управления другими людьми, смысл ее слов остается неясен. Если для ребенка или взрослого привычно состояние тревоги, можно предположить, что существует какой-то человек, поддерживающий этого ребенка или взрослого.

Приведу пример супружеской пары, которая настаивала на своей вере в сексуальную свободу. В их браке каждый из партнеров мог делать все, что хотел, и при этом делиться с другим тем, что происходит в его жизни. Как следствие, у мужа были какие-то любовные приключения, о которых он рассказывал своей жене. При этом она не проявляла ни малейшего недовольства, однако позже ее стали мучить приступы тревоги. Она не могла выходить из дому одна, ее муж должен был везде и всегда сопровождать ее. Таким образом, мы можем видеть, как эта свобода привела к развитию тревоги или фобии.

У некоторых людей есть привычка всегда становиться возле какой-нибудь стены и опираться на нее. Это признак их недостаточной смелости и независимости. Давайте проанализируем прототип такого боязливого и неуверенного в себе человека, взяв для этого случая мальчика, который выглядел в школе чрезвычайно стеснительным И застенчивым. Застенчивость - явный признак того, что человек не хочет иметь дела с другими. И действительно, у этого мальчика не было друзей и он всякий раз с нетерпением ждал окончания занятий. Он очень медленно двигался, спускался по лестнице близко к стене, шел по улице с опущенным взглядом и, никуда не сворачивая, торопился домой. Он не был ни хорошим учеником, ни активным в школьной работе, потому что в стенах школы он не чувствовал себя счастливым. Его единственным желанием было прийти домой к своей матери, одинокой вдове, которая отличалась слабым здоровьем и, что вполне естественно, очень баловала своего сына.

Стремясь глубже понять этот случай, терапевт решил поговорить с матерью мальчика. На вопрос: "Охотно ли он ложится спать?" - та ответила: "Да". А на вопросы: "Плачет ли он по ночам?" и "Мочится ли он в кровать?" - она ответила отрицательно.

Ее ответы заставили терапевта усомниться в своих предположениях, но позже он сделал вывод, что мальчик должен спать со своей матерью. Каким образом он пришел к такому заключению? Плакать ночью или мочиться в кровать - значит привлекать или требовать внимания своей матери. Если же они спят вместе, в этом нет надобности. Вывод доктора оказался правильным: мальчик действительно спал в кровати вместе со своей матерью.

При внимательном рассмотрении, можно увидеть, что любая мелочь, которую замечает психолог, составляет часть согласованного плана жизни. Следовательно, когда мы знаем цель, - в случае нашего мальчика: всегда быть со своей матерью, - мы можем сделать целый ряд выводов. С помощью этих средств мы можем также заключить, каков умственный уровень данного ребенка: слабоумный ребенок не в состоянии выработать сколько-нибудь разумный жизненный план.



Страница сформирована за 0.72 сек
SQL запросов: 191