УПП

Цитата момента



Идеальный мужчина: не пьет, не курит, не играет на скачках, никогда не спорит и не существует.
Исчезни, привидение!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Золушка была красивой, но вела себя как дурнушка. Она страстно полюбила принца, однако, спокойно отправилась восвояси, улыбаясь своей мечте. Принц как миленький потащился следом. А куда ему было деваться от такой ведьмы? Среди женщин Золушек крайне мало. Мы не можем отдаться чувству любви к мужчине, не начиная потихоньку подбирать имена для будущих детей.

Марина Комисарова. «Магия дурнушек»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

ПРОФЕССИИ

Мы можем использовать шкалу тонов (и пять пунктов) как для исследования всех профессий, так и для людей к ним принадлежащим. Президент Американской Психологической Ассоциации недавно призвал к развитию и всемирному использованию наркотиков для предотвращения эксплуатации слабых сильными. Он сказал, что выживание человека стало моральной проблемой и что биохимическое вмешательство может быть лучшим методом преодоления "плотских, первобытных и примитивных склонностей в человеке … Мы больше не можем позволить себе полагаться только на традиционные, донаучные действия в сдерживании человеческой жестокости и разрушительных действий".

Давайте надеяться, что он просто пытался призвать к каким-то конструктивным действиям, потому что если это ошеломляющее заявление представляет конечный продукт психологии, возможно, эта профессия должна стать историей вместе с другими примитивными средствами (как кровопускание), которые не справились с задачей.

ВЫВОДЫ

Многие группы привлекают людей определенного тона. Сочувствующий человек может присоединиться к братским группам и, хотя он кажется благодушным, он на самом деле прячется. Люди в Гневе и Антагонизме первыми присоединятся к протестующим группам, потому что им нравится возможность побороться. Многие люди в Страхе будут следовать прямо за ними, потому что такие группы помогают им стать более живыми.

За сценами организованного насилия мы можем увидеть за работой хитрых 1.1 и 1.2. Недавно газетный обозреватель сообщил, что видел секретные пленки университетского восстания. Пленки показали, что воинствующие люди, которые громко требовали крови, тихо отступили, когда насилие на самом деле началось. Как профессиональные агитаторы они достаточно искусно улизнули под прикрытием беспорядка, который они начали, таким образом, избегая арестов и известности.

Главная вещь, о которой вы должны помнить, выбирая свою группу это то, что она находится где-то на шкале тонов по своей цели, решению, лидеру, деятельности и конечному продукту. Теперь, когда вы знаете все это, вы можете быть преданными всей душой, когда это стоит того.

ГЛАВА 22. ШКАЛА ТОНОВ И ИСКУССТВО

"Почему-то мне нравится эта картина, а та … нет!". "Я никогда не мог слушать большую часть классической музыки, она действует слишком угнетающе". "Может быть, это не очень хорошее произведение, но книга мне все равно нравится".

Нравится это или нет творческим личностям, большинство людей реагируют на искусство эмоционально, так как существует определенная связь между шкалой тонов и искусством. Эстетика формирует свою шкалу, начиная от безделушки из дешевой лавки до изящества шедевра. Эта шкала движется (перпендикулярно) вверх и вниз по шкале тонов. Поэтому, мы можем найти совершенное искусство, которое вызывает уныние. И наоборот, мы можем увидеть веселую, высоко-тонную работу, которая совсем не идеальна эстетически.

Когда человек говорит: "Я знаю, что это должно быть хорошо, но меня это не привлекает", он возражает эмоциональному тону этой работы; он может предпочесть что-то грустное, сентиментальное, пугающее, загадочное, отчаянное или ненавязчивое, в зависимости от его тона.

Существуют тысячи песен в зоне Горя, и они разнятся от массы быстро забываемых новинок, до утонченной классики. Вы узнаете, что эстетика имеет большую ценность в повышении по тону, если определенные книги, картины или музыка наполняют вас волнением и удовольствием.

ДОЛЖНА ЛИ ТВОРЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ БЫТЬ НЕВРОТИКОМ?

Художник, который хочет отразить жизнь правдиво, должен быть в состоянии рассмотреть все тона от Апатии до Энтузиазма с равно беспристрастных точек зрения. Его собственное положение на шкале тонов не должно влиять на его творческие способности. Многие из самых талантливых творческих личностей находились или находятся низко по тону. Однако, творческой личности не обязательно быть невротиком для того, чтобы творить (эта мысль, которая, кажется, получила распространение, несмотря на то, что она не обоснована). Хотя творческий человек в состоянии творить, когда он в низком тоне, он будет более здравым и искусным, если поднимется по тону, и ему не нужно как-либо жертвовать своим настроением, стилем и талантом. Никто не стал хуже, поднявшись по тону.

"Хороший поэт может весело написать достаточно страшное стихотворение для того, чтобы сильный человек съежился или стих достаточно веселый для того, чтобы рассмешить плачущего. Способный композитор может написать музыку либо достаточно завуалированную, чтобы заставить садиста закачаться от восторга или достаточно открытую, чтобы возликовали великие души. Творческий человек работает с жизнью и со вселенными. Он может иметь дело с любым уровнем коммуникации. Он может создать любую реальность. Он может усилить или сдержать любое аффинити" - Л. Рон Хаббард, "Наука выживания".

НА СЦЕНЕ

Шкала тонов может быть полезна актеру, сценаристу и режиссеру. Актриса, играющая сцену драматического Горя, изобразит ее более легко, если понимает все характеристики 0.5, многие из которых могут быть переданы без слов (выражение, поза, движения и задержка общения). Человек в Горе сутулится, его взор потуплен. Он никогда не дает быстрых, энергичных ответов. Он тяжело вздыхает. Он настолько закрыт в себе, что ему тяжело заинтересоваться чем-то или кем-то еще.

Актер или актриса, тренируясь, могут упражняться, выбирая несколько строчек и произнося их в каждом тоне по шкале.

ПИСАТЕЛЬ

Бесчисленное количество писателей выживают (и даже преуспевают) без формального изучения шкалы тонов. Однако лучшие из них на самом деле используют этот материал, когда безошибочно исследуют и описывают человеческую природу. Если вы пишите о людях (реальных ли или выдуманных), использование шкалы тонов упростит вашу работу и сделает ее более достоверной.

Если бы каждый публицист и историк знал шкалу тонов, было бы просто определить был ли какой-то известный человек великим государственным деятелем или хитрым подлецом.

Недавно я прочитала о популярном, но спорном человеке. Так как он достаточно влиятелен, я очень хотела узнать его тон. К сожалению, я не могла сказать, был ли он 1.1 или высоко-тонным, потому что автор настойчиво навязывал свою собственную эмоцию через косвенный и завуалированный критицизм. Представители Скрытой Враждебности обычно поступают так. чтобы дискредитировать высоко-тонного человека. Когда я закончила статью, я знала об авторе больше, чем о предмете статьи.

Иногда, из-за восхищения (или приказа редактора), автор наделяет предмет несуществующим высоким тоном. Однако, если включено достаточно цитат, вы можете легко игнорировать автора статьи и сделать правильную оценку.

"В ОБРАЗЕ”

Возможно, с тех пор как первый пещерный человек нарисовал иероглиф на стене, обучающихся писателей наставляли держать выдуманных персонажей "в образе", хотя им редко говорят, как точно это делать. Однако, сегодня лучшее толкование этой недостаточно определенной фразы лежит в использовании шкалы тонов.

Выбрав хронический тон персонажа, вы можете удерживать его в образе, поддерживая эту эмоцию, пока по сюжету не появляется ситуация, которая оправдывает повышение или понижение по тону. Тем временем, вы можете предугадывать его реакции: Когда ему угрожают, будет ли он храбрецом, упрямцем, трусом или так низко, что не будет знать об угрозе? Будет ли он честен, столкнувшись с искушением? Вообще, будет ли он нравиться или нет? Будет ли он поддерживать или подавлять окружающих своим присутствием?

Вы можете показать деревенского пьянчужку как легкого в общении или неуживчивого под градусом. Однако если он протрезвеет, он может опуститься в Апатию - мрачный и задумчивый.

Злая проститутка (такая, как ее изобразила Барбара Стрейзанд в фильме "Сова и кошечка" ("The Owl and the Pussycat")) имеет такие же характеристики 1.5, как и жесткий генерал. Персонажи могут быть богатыми, бедными, тошнотворными интеллектуалами, тупыми неучами, благонравными, вполне моральными, вполне безнравственными или открыто скупыми. Они могут быть элегантными или неряшливыми. Они могут быть из индейского племени или вращаться в Нью-йоркских светских кругах. Но если тон постоянен, то его можно узнать как в светской девице, так и в измотанной домохозяйке из г. Хобокена ("Я знаю точно такого человека").

НЕСКОЛЬКО ЗНАМЕНИТЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ

Один приятный способ практики шкалы тонов - определение тона людей (реальных или вымышленных) из книг, статей, фильмов или спектаклей. Давайте определим нескольких для разогрева…

Этот знаменитый изящный персонаж. Долговязый Джон Сильвер в "Острове сокровищ", был определенно 1.1, как доказательство - его подлый обман и улыбающаяся наружность. Гамлет, кажется, двигался по шкале; но, когда он произнес свое знаменитое "быть или не быть", он был пойман в нерешительность Горя. Его дядя (Король) служит примером подавляющего 1.1, чье хитрое надувательство привело к смерти всех вокруг него.

В "Любовной машине" Жаклин Сьюзан описывает человека в Отсутствие Сочувствия - Робин Стоун.

В пьесе "Пигмалеон", Бернард Шоу также дал нам пример Отсутствия Сочувствия, Генри Хиггинс. Лиза Дуллитл, вспыльчивая и прямая была чаще всего в Антагонизме, а иногда в Гневе. Недостаток сочувствия Хиггинса, проявляется в его полной неспособности ощутить или понять чувства Лизы, хотя, иногда он использует "задабривающую ловкость" 1.1 или впадает в приступ раздражительности. После продолжительного влияния друг на друга, Шоу (правдоподобно) устанавливает отношения на среднем уровне (1.5): "Она огрызается на него, когда он слегка выводит ее из себя или без причины … Он ругается и издевается, и отчитывает …"

Томас Бергер в "Маленьком человеке" описывает в общих чертах сиделку в 1.1 в нескольких кратких предложениях: "… тучная, чрезмерно любопытная и злобная … одна из тех людей, кто потакает своему моральному кодексу как пьяница потакает своей жажде … и дошла до того, что сделала несколько мерзких намеков … Более чувствительный человек принял бы мое бормотание за проявление уныния, но миссис Бур была невосприимчива к подобным тонкостям".

В "Крестном отце" Марио Пьюзо мы видим эмоциональный уровень организованной преступности (от 1.1 до 1.5). Крестный отец, часто несочувствующий, иногда злой, большую часть времени находился в 1.1. "Мы разумные люди. Мы можем прийти к разумному решению", но под искусственным дружелюбием, существовало всеми разделяемое знание того, что любого, кто не подчинится, просто уничтожат. Частые проявления сентиментальности и доброты были просто приемами 1.1 для получения контроля над другими. Несмотря на его несомненную любовь к семье, его деятельность поставила их под постоянную угрозу со стороны либо закона, либо конкурирующих гангстеров. Мы также видим экзальтированное эго 1.1, когда он требует "полного уважения" от своих подчиненных, постоянно выражая свое "почтение" и, в то же время, позволяя себе вероломство, обман и предательство.

Курт Ваннегут из "Бойня-пять" ("Slaugherhouse-Five") великолепно изобразил Апатию в смешном, сострадательном, не-герое Билли Пилгриме.

СИЛА ПРОЯВЛЕНИЯ ТОНА

Писатель также может замечательно (и реалистично) использовать силу проявления тона. Некоторые персонажи ярко выражены, тогда как другие остаются на втором плане, сильно не вторгаясь в историю, также как это происходит в жизни.

Мы видим 1.1 - привлекательный и приятно удивляющий -очаровательный, ребячливый, женский угодник, которого в общем можно простить. Конечно, на него по-прежнему нельзя положиться, доверять и он неэтичен. Некоторые из его шуток будут обидными, он не выполняет соглашения, он не настойчив в работе. Он имеет все характеристики 1.1, но его очарование делает его социально приемлемым (пока вам не приходится от него зависеть). Это низкий уровень, легкий 1.1. С другой стороны, мы встречаем более выраженного 1.1 и, хотя он все еще носит пластиковую улыбку, он настолько склонен к разрушению, что не оставляет после себя ничего кроме слез и разочарований. Разница между ними - масштаб.

Один человек в Апатии может быть пракгически незаметен, тогда как другой сидит в углу, ничего не говоря, но наполняет комнату тяжелой, удушливой безнадежностью.

РЕАЛИЗМ ПРОТИВ РОМАНТИЗМА

В течение долгого времени нас забрасывали драгоценными камнями творчества под названием реализм. Для этой школы жизнь - мусорное ведро. "Говорить как оно есть" - значит изображать пьянство, обман, пристрастие, проституцию, криминал, порочность, убийство, несчастье, печаль и каждую форму духовной деградации. Честный реализм показывает как розы в саду, так и помойку на заднем дворе. Обычно всегда есть кто-то рядом, кто оценит любой тон произведения. Однако, писателям не повредит отметить популярность высоко-тонных авторитетов: Шерлок Холмс, Джеймс Бонд, Тарзан, Супермен, Одинокий Рейнджер и любой герой, который может стрелять с бедра с закрытыми глазами и никогда не промазывает. Удовольствие - верить в суперчеловека и не важно насколько приземлено его состояние, человеку никогда не наскучит непобедимость другого.

Высоко-тонное произведение не должно быть веселым каждую минуту. "История любви" Эрика Сигала - великолепный пример высоко-тонной истории о молодой паре, знакомящейся на уровне взаимного антагонизма, влюбляющейся, поднимающейся по тону к очаровательно подтрунивающим, но содержательным отношениям. Горе (в последней части книги) показывает каким образом высоко-тонные люди ведут себя в подобной ситуации. Критика этой книги разделяется на две части: за или против. Кажется, никто не остается равнодушным. Сигал тонко играет на эмоциональных реакциях, так что и высоко-тонные и низко-тонные читатели глубоко тронуты этой книгой в десять носовых платков. Однако в войне критиков первый выстрел сделали 1.2. Отсутствие Сочувствия не позволяет никому пробиться сквозь его атрофированное сострадание, так что он отстреливается, насмешливо клеймя работу "романтизмом". А тот из аудитории, кто смеется, когда кругом все плачут, скорее всего 1.1. Если бы мистер Сигал рассмотрел поближе тех, кто яростно нападал на его книгу, он бы увидел, что все они в 1.1 или 1,2. Они хранят награды для низко-тонного искусства, которое вносит вклад в деградацию и разрушение человеческого рода.

ПОВОРОТНЫЙ МОМЕНТ

Почти всем криминальным сюжетам требуется поворотный момент, чтобы добавить интерес и ввести желаемую концовку. Налаживается жизнь несчастного беспризорного ребенка. Жестокий преступник решает встать на праведный путь. Бабник понимает, что все-таки любит жену.

Люди действительно принимают серьезные решения, которые изменяют их жизнь, но писатели чаще других выходят "из характера" по этой схеме. Когда человек испытывает (или причиняет, или является свидетелем) большое расстройство, потерю или непонимание, он скорее примет решение, которое изменит ход его жизни, но выбор, который он сделает, будет низко-тонным.

Когда он падает по тону, он не может принять высоко-тонное решение или решить быть высоко-тонным. Любое решение, принятое в период огорчения в низком тоне, будет низко-тонным решением, принятым для того, чтобы такие обстоятельства больше не повторялись.

Именно во время подобных сильно угнетающих моментов жизни, человек решает снизить аффинити к своему собрату ("Я больше никогда не полюблю"), иметь меньше согласия ("Никому нельзя доверять"), общения ("Вы больше не застанете меня болтающим"). Именно тогда он принимает решение бросить школу, уехать из города, напиться, никогда не доверять женщине, никогда не верить никому, никогда не говорить правду или снова пытаться помочь кому-нибудь. Скажем так, жестокий киллер в Отсутствие Сочувствия стреляет в полицейского и ранит вместо этого маленькую девочку. Он сразу испытывает угрызения совести и пытается поправить ситуацию, щедро одаривая подарками и деньгами девочку и ее семью. Общество может теперь считать его "хорошим" человеком, но автор должен понимать, что этот человек находится в Задабривании и все его поведение должно соответствовать этому. Он по-прежнему будет неэтичным, слабым и неэффективным.

Если вы хотите, чтобы герой исправился, вы должны спланировать обстоятельства, чтобы поднять его по тону. После моей лекции в Калифорнии молодой сценарист подошел ко мне и сказал: "Я только недавно узнал о шкале -гонов. Я пишу новую пьесу, она почти закончена и я обнаружил, что моя героиня человек в Горе. Я не хочу закончить пьесу на таком ее тоне, но, если я полностью изменю ее тон, мне придется переписать почти каждую сцену. Существует ли какой-нибудь правдоподобный способ, чтобы под конец пьесы поднять ее по тону?"

"Да", - ответила я, - "Покажите поворотный момент побед, не поражений. Позвольте ей преуспеть в чем-то, чего она добивается; может быть, пусть уйдет тот, кто держит ее внизу". Человек в этом положении может испытать значительный подъем после любой небольшой победы: испечь торт, который не упадет или завести испорченную машину. Я пошла дальше, и предложила ему провести ее вверх по тонам, выделяя одни больше, чем другие. "Она могла бы начать с проявления сильного интереса к другим, затем она могла бы стать более смелой и стремящейся побороть все, что ее останавливает. Продолжайте давать ей победы, и вы можете поднять ее так высоко, как только захотите".

По-видимому, это решило проблему, так как его лицо озарилось, как от взлетающей ракеты: "Да, я могу это сделать. Bay! Вы сохранили шесть месяцев переписывания".

ОСОЗНАНИЯ

Когда вы описываете придирчивого, злобного персонажа, который несет ужасную потерю и понимает, что он должен стать хорошим человеком, помните, что он принял решение, находясь в середине Горя ("Лучше мне измениться. Я приношу слишком много боли"). Если вы настаиваете на наделении его стереотипным золотым сердцем, помните, что это сердце сделано из смеси 0.8 и 0.9.

Если вы хотите, чтобы персонаж сам "осознал", что он был трусом или дрянью и хотите, чтобы он стал высоко-тонным героем, вы должны разработать путь поднятия его по шкале до того, как произойдет это "осознание". Люди не в состоянии конфронтировать правду о себе, пока они находятся в низком тоне. Около самого дна шкалы, замечательные осознания имеют свойство быть ничем иным, как значительными заблуждениями. Низко-тонный человек, поднимаясь вверх, идет через Гнев, и это естественный поворотный момент. На этот раз бывший трус скажет: "Довольно распускать нюни. Я устал быть привратником всех и каждого. С этого момента я становлюсь жестким". Однажды найдя в себе силы разозлиться, он может подняться наверх. В Гневе человек настаивает на открытом выяснении отношений, на конфронтации лицом к лицу. Не пытайтесь перепрыгнуть через Гнев, поднимая человека по шкале. Это не реалистично.

Иногда мы читаем о случаях, когда люди "пробуждаются" после продолжительного периода темной полосы их жизни. Существует два объяснения этого феномена. Такое может произойти с высоко-тонным человеком, понесшим потерю и взлетающим обратно, приобретя опыт.

Человек в Консерватизме чуть не погиб в автомобильной катастрофе. В течение восстановления он почувствовал себя таким слабым и беспомощным, что решился на самоубийство. Однако он смог зацепиться за нитку разума и постепенно вернул свою силу и поднялся обратно по шкале. Сегодня он выше по тону, чем раньше. Если он встречает симпатичную девушку, он целует ее. Когда он просыпается и светит солнце, он считает, что день прекрасен. Идет дождь, а он по-прежнему считает, что день прекрасен. Он менее замкнут и больше веселится: "Я понял насколько хорошо быть живым".

Однако, многие "достижения", о которых мы слышим, ни что иное, как застревание человека в философской Апатии. Определяющий фактор таков: что он делает после этого? Идет ли он дальше и становится более эффективным или разрабатывает сидячую философию о смысле грани стакана?

Недавно я заметила интересный и последовательный феномен: если человек внезапно проявляет интерес к мистическим, оккультным или символическим объяснениям всего, то это свидетельство того, что некоторый его замысел был разрушен. Он тихо заснул в мирной Апатии, где теперь все объясняется звездами, числами и символами -все они таинственно предопределены и вне его контроля.

ОКРУЖЕНИЕ ТВОРЧЕСКОГО ЧЕЛОВЕКА

Высокое творчество не может иметь места в атмосфере низко-тонного критицизма. Творческий человек должен тщательно выбирать свое рабочее окружение, близких друзей, учителей и критиков.

Чем более успешен творческий человек, тем больше низко-тонных людей он притягивает. При необходимости используйте вилы, чтобы избавиться от них. Творческому человеку нужны свободный ум и мирное окружение. Если вы поделитесь своими мечтами с низко-тонным человеком, он разобьет их. Посмотрите вокруг, и вы увидите много друзей, имеющих истории, которые никогда не были написаны, и песни, которые никогда не были спеты, потому что они присоединились к кому-то ниже тона 2.0 и вскоре сдались.

ВАШИ КРИТИКИ

Лучше некоторое время незаметно смущаться, чем попросить оценить вашу работу не того человека. Творческий порыв часто хрупок и начинающего артиста легко лишить мужества, если его незрелые начинания сильно уязвлены. Даже опытные писатели ранимы.

Хорошо известный автор показал свою незаконченную рукопись другу. Друг немного покритиковал и писатель отложил рукопись почти на год. После того как он достаточно оправился для завершения книги, она стала бестселлером.

Выбранный вами критик может быть часто публикуемым, иметь высокие награды, и штамп "авторитет" от какого-нибудь высокого учреждения, но, если вы хотите выжить как творческая личность, используйте его положение на шкале тонов как основной диплом. Хотя он может знать свой предмет хорошо, его комментарий идет через его тон. Если тон низкий, его намерением будет остановить вас. Ниже 2.0 не существует такой вещи как конструктивный критицизм.

За несколько лет я столкнулась со множеством преподавателей профессии литератора. В Freshman English была женщина в Скуке, чей литературный критицизм сводился к исправлению грамматических ошибок и структуры предложения. Не поощряя, не препятствуя никакому возможному таланту, она была безобидной. Преподаватель в Антагонизме с курса сочинения любил бросать философский вопрос в класс и поощрял жаркий спор. Хотя мы и вовлекались во множество стимулируемых устных ссор, мы не узнали ничего о писательском мастерстве.

Следующий встретившийся мне профессор был чистое Сочувствие, который настолько понимал хрупкость художника, что никогда не позволял себе в преподавании ни критики, ни внесения конструктивного замечания. Он даже не давал заданий. Его класс был "свободным" - свободным даже от помощи.

Наиболее отбивающим охоту был преподаватель в 1.2, который специализировался на подрыве уверенности своих студентов. Мы просили конкретного совета относительно пьесы, он витиевато отвечал: "Если вы хотите изучить искусство сравнения, прочтите Георгия Портли Ламента". Он часто ссылался на малоизвестные произведения, намекая, что пока мы не прочитаем их - мы безнадежны. Критикуя грубыми обобщениями, он оставлял своих студентов недовольными и обескураженными своей работой и точно не знающими как ее улучшить.

В конце концов, я нашла высоко-тонного преподавателя (такие действительно существуют) и отличия были разительными. Не имея желания ни задеть, ни лишить мужества своих студентов, он хвалил так часто, как только мог. С другой стороны, честное отношение к своей работе (и собственные способности в этой сфере) сделало его способным критиковать по необходимости. Важным отличием было следующее: он делал замечания конкретные, а не общего характера. Я рассказала об этом своему Другу, преподавателю гуманитарных наук в университете и он горячо меня поблагодарил. Остро осознавая ранимость своих студентов, он никак не мог понять, как критиковать, пока я не упомянула слово "конкретно".

Такого рода исправления не ранят (если только студент не находится в низко-тонном тщеславии), потому что художник точно знает, как улучшить свою работу, он узнает что-то. Между прочим, это основная причина того, что письменное отклонение рукописи настолько лишает писателя мужества. Это - утверждение общего характера. Там нет ключа к разгадке того, почему его рукопись не продалась. Когда автор знает настоящую причину (не важно насколько она ужасна), это легче конфронтировать , чем его собственное низко-тонное воображение и он может быть в состоянии исправить пьесу. Я знаю, что сейчас некоторые издания составляют письменный отказ в форме перечня недостатков и, я уверена, это приносит пользу.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 191