УПП

Цитата момента



В чем разница между равенством, справедливостью и социальной справедливостью?
Предположим, что есть 1 порция и нужно накормить 2 человек: большого и маленького
1. равенство: порция делится поровну.
2. справедливость: большему достается больше, так как он  большой и ему нужно больше.
3. социальная справедливость меньшему достается больше, так  как он меньше.
А вы за кого?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Ничто так не дезорганизует ребёнка, как непоследовательность родителей. Если сегодня запрещается то, что было разрешено вчера, ребёнок сбивается с толку, не знает, что можно и чего нельзя. А так как дети обычно склонны идти на поводу своих желаний, то, если нет твёрдой руки, которая регулировала бы эти желания, дело может кончиться плохо. Ребёнок становится груб, требователен, своеволен, он не хочет знать никаких запретов.

Нефедова Нина Васильевна. «Дневник матери»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера
3.2. Как навести транс, превращая любую мотивировку, любой поступок пациента в подходящее внушение; рефрейминг сопротивления в сотрудничество

Эриксон: Предположим, что Вы засыпаете.

Клиентка: Ну ладно, так и быть. А курить мне при этом можно?

Эриксон: Только после того, как заснете. Теперь – засыпайте. Засыпайте. Крепко спите. А вот когда Вы окончательно заснете, я хочу, чтобы Вы закурили – после того, как заснете, и крепко заснете. Я хочу, чтобы Вы затянулись. Спите глубоко и крепко. Глубоко и крепко. Засыпайте. Спите спокойно. Засыпайте. Крепко и глубоко. Крепко засыпайте. Крепко засыпайте. Затянитесь, как только заснете. (Клиентка затягивается.) Спите так спокойно, как никогда прежде не спали. Курите с удовольствием. Вы ведь так и сделаете, да? И будете продолжать крепко-крепко спать. Вы спите, так ведь? И Вы будете спать, правда? Вы выполните это? Вам будет приятно курить. Курите. (Обращаясь ко всем остальным) Обратите внимание на трансформацию объекта сопротивления в объект сотрудничества. (Клиентке) Вы крепко спите? (Клиентка кивает.) Вы помните и понимаете все, что с Вами происходило? Вас в этом ничего не беспокоит? Ничего не угнетает?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Вас устраивает то, что Вы поняли?

Клиентка: Да.

Эриксон: Готовы ли Вы к сегодняшним испытаниям?

Клиентка: Да.

Эриксон: А как Ваше мнение, можно ли, не входя в воду, какнибудь по-другому узнать Ваши мысли по поводу плавания?

Клиентка: Наверное, можно.

Эриксон: Есть ли у Вас какие-нибудь соображения на этот счет? Я хочу, чтобы Вы продолжали спать, засыпая все глубже и глубже. Вы любите курить? Может быть, Вы хотите бросить эту привычку? Затянитесь еще раз и получите от этого удовольствие. Продолжайте глубоко-глубоко спать. Глубоко и спокойно. Хотите еще затянуться? Сделайте еще одну затяжку. (Клиентка тушит сигарету.) Я напишу здесь вопрос. Дайте ответить своей руке. Только "да" или "нет". Отвечайте "да" или "нет".

Росси: Клиентка хочет курить, и Вы пользуетесь этим для усиления гипнотической индукции, применяя первое попавшееся под руку внушение: "А вот когда Вы окончательно заснете, я хочу, чтобы Вы закурили." Это типичный пример Вашего утилизационного подхода: Вы "хватаетесь" за любое мотивированное поведение, если на него может опереться гипнотическое внушение. Поэтому даже резистентное поведение вполне способно послужить терапевтическим целям.

Эриксон: Да-да, и в результате возникает ситуация, когда рука должна ответить "да" или"нет".

Росси: Я, кстати, заметил, что тогда, в 1945 году, Вы довольно часто пользовались традиционно-авторитарным стилем внушения.

Эриксон: Все потому, что это был экспериментальный случай, и мы были сконцентрированы на психодинамике.

3.3. Псевдоориентация на будущее: скрытые указания и поведенческие сигналы при сомнамбулизме

Эриксон: Крепко спите. Глубоко-глубоко спите. А теперь мне хотелось бы, чтобы Вы припомнили кое-что из того, что произошло. Я хочу, чтобы Вы вспомнили: время пролетело очень быстро. Это ведь так, правда? А теперь выслушайте меня внимательно и попробуйте понять, что так оно будет и дальше, что время быстротечно. Сейчас у нас июнь 1945 года. Я опять изменяю время и хочу, чтобы Вы забыли про июнь 1945 года. Забудьте про июнь 1945 года и все-таки попытайтесь выслушать меня и понять. Время изменится – и Вы не будете знать, какое сейчас число и какой месяц, и, в общем, Вас это особенно не расстроит. Вы будете спокойно, глубоко и крепко спать. И Вас даже не будет интересовать, какой сейчас день. Все, что Вам хочется – это спать. А время изменяется, и я хочу, чтобы Вы осознали, что оно изменяется очень быстро. Вы так и не догадываетесь, какое теперь число, и Вас это не трогает. И вот уже скоро наступит август 1945 года. Август 1945 года. Наступает август 1945 года, а ведь до этого времени столько должно произойти. Очень много различных событий. Я хочу, чтобы они медленно проходили у Вас перед глазами и чтобы Вы "пропустили" через себя все то, что происходило с Вами в июле и в первую неделю августа. Припоминайте все случившееся с Вами до тех пор, пока Вы не дойдете до последней недели июня 1945 года. А пока спите до августа 1945 года. Спите – пока время идет и с Вами что-то происходит. А в августе 1945 года Вы встретитесь со мной. Ведь, правда, встретитесь? Я хочу, чтобы в момент нашей встречи в августе 1945 года Вы спали с открытыми глазами и разговаривали бы со мной, и рассказали бы мне все то, что случилось с Вами в последнюю неделю июня, в июле и в первую неделю августа. И Вы обязательно должны рассказать мне о плавании, о том, что Вы для этого делали и как Вы это делали. (Клиентка открывает глаза.) Привет. (Клиентка улыбается.) Все те же лица.

Росси: Ваша фраза: "Я хочу, чтобы в момент нашей встречи в августе 1945 года Вы спали с открытыми глазами …и как Вы это делали" – яркий пример того, как Вы используете скрытые указания. Они необходимы для того, чтобы клиентка дала Вам знать, когда войдет в состояние сомнамбулического транса, т.е. она войдет в глубокий транс, хотя будет производить впечатление бодрствующего человека, и начнет свою переориентацию на будущее. Вы знаете, что в отпуске – в июле – у клиентки будет возможность искупаться, поэтому и проводите ориентацию на август, так как именно на август у Вас назначена следующая встреча. Вот тогда-то клиентка и расскажет Вам, как она плавала. Вы не говорите о купании в открытой, прямой форме – откровенное предложение может вызвать слишком сильное сопротивление, даже несмотря на транс. А Ваше внушение обходит стороной это сопротивление, возникающее не только в связи с самим процессом плавания, но даже при упоминании о нем. Псевдоориентация на будущее позволяет клиентке представить, что наконец-то она научилась плавать. А теперь нужно рассказать Вам, как это у нее получилось.

Эриксон: Да.

3.4. Неприкосновенность личности в сомнамбулическом трансе

Клиентка: Жуткие люди! (Клиентка имеет в виду тех, кто присутствует на сеансе.) Добровольцы с черепами?

Эриксон: Какими черепами?

Клиентка: Да с теми, один из которых должен стоять на столе.

Эриксон: Это почему еще?

Клиентка: А Вам не кажется, что там ему самое место?

Эриксон: Что касается меня – то у меня два черепа, один я всегда ношу с собой.

Клиентка: "О, скалься, череп впалый!"

Финк: Это имеет хоть какое-нибудь отношение к скелету в шкафу?

Клиентка: Это еще что такое?

Эриксон: Послушайте, не надо объяснять мне, как вы сюда добрались. Ведь Вы должны мне о многом рассказать, не правда ли? Когда Вы видели меня в последний раз?

Клиентка: В июне.

Эриксон: Да-да. На мне до сих пор мой лучший костюм. (Клиентка изучает одежду всех присутствующих.) Об этом не беспокойтесь. Я все устроил.

Клиентка: Хорошо. Не буду.

Росси: Вы всегда настаивали на том, что в трансе пациенты сохраняют свою личность, и сардонический юмор клиентки – яркий тому пример. Д-р Финк пытается ответить на ее высказывания каламбуром о скелете в шкафу в надежде получить побольше психодинамического материала, но у мисс С. в данном случае его просто нет. Она говорит так, как будто совершенно проснулась, но в действительности пребывает в сомнамбулическом трансе.

Эриксон: Да, она думает, что не спит.

3.5. Замешательство в процессе временной переориентации; как с помощью вопросов и импликаций раздвинуть границы будущего; не лгать – но предполагать!

Эриксон: Не нужно беспокоиться. Все, что от Вас требуется это немного поговорить со мной. Так что происходило в последнюю неделю июня?

Клиентка: Сами знаете, как это бывает – поездка в отпуск смерти подобна. Вы следите за тем, как собираются Ваши соседи, и потихоньку начинаете ненавидеть весь белый свет. Потом они уезжают – и наступает полное безлюдье.

Эриксон: Вы были в ______________ на этой неделе?

Клиентка: На этой неделе? Все было как в любой другой день: в субботу или понедельник.

Эриксон: Какой сегодня день недели?

Клиентка: Я не вижу календаря.

Эриксон: Я бы вообще не доверял этому календарю.

Клиентка: Он что, написан по-китайски?

Эриксон: Какой сегодня день недели?

Клиентка: Дайте подумать.

Эриксон: Вы что, в самом деле не знаете, да?

Клиентка: Не знаю. Глупость какая-то. Я очень редко забываю, какой день.

Эриксон: У Вас есть над чем задуматься.

Клиентка: Но должна же я это вспомнить. А что – это и составляет цель нашей работы?

Эриксон: Что с Вами приключилось? Я ведь видел Вас в июне, не правда ли?

Росси: Очень интересно наблюдать, как клиентка вдруг понимает, что не видит календаря, хотя он находится в поле ее зрения. Замешательство такого рода помогает ей избежать выяснения точной даты. А происходит это потому, что клиентка согласна с Вашей установкой на переориентацию во времени. Затем Вы усиливаете эту переориентацию, продолжая вытягивать у нее информацию о том, что же произошло с момента Вашей последней июньской встречи. Вы разговариваете с ней так, словно дело происходит в августе 1945 года и "давите" на нее: "Что с Вами приключилось? Я ведь видел Вас в июне, не правда ли?" Вы не лжете клиентке явно, Вы молчаливо предполагаете, что находитесь в будущем. Поэтому даже при первых неудачах Вы не отступаете от своих намерений и тем самым даете подсознанию время приспособиться к переориентации и выработать тактику поведения в так называемом "будущем".

3.6. Путаница в мыслях и амнезия во время переориентации на будущее; все лишнее совсем нелишне

Клиентка: Да. У Вас замечательная память на лица. Вы помните всех, кто к Вам обращался. Это просто потрясающе!

Эриксон: Продолжайте.

Клиентка: Дайте подумать. Очевидно, мне нужно рассказать Вам все, что я делала. Но дело в том, что я ничего не помню.

Эриксон: Лето было хорошее?

Клиентка: Да лето почти всегда бывает хорошим.

Эриксон: А это лето было хорошим?

Клиентка: Да.

Эриксон: А зачем мы с Вами встречались в июне?

Клиентка: Чтобы поговорить о плавании.

Эриксон: Вот с этого и начнем.

Клиентка: С плавания?

Эриксон: Да. Где Вы были?

Клиентка: Я ездила к Анне. У нее еще оставалась целая неделя отпуска.

Эриксон: А у Вас большой отпуск?

Клиентка: Две недели, но у нас с Анной они не совпали.

Эриксон: То есть вторая неделя Вашего отпуска уже не совпадает с отпуском Анны?

Клиентка: Нет. Я пыталась взять недельный отпуск, но вместо субботы меня отпустили только в воскресенье. Или это я сама так решила? Впрочем – я ничего не помню. Вы меня совсем запутали.

Эриксон: Вот это я и хочу узнать. Поговорим о плавании.

Клиентка: Дайте подумать. В субботу мы поехали с Полом покупать мне купальник.

Эриксон: Ну, и купили? Какого цвета?

Клиентка: Купила. В универмаге Демери. Кажется, там, а впрочем, нет. Я купила его в маленьком магазинчике неподалеку. Не помню его названия. Купальник был совершенно потрясающий, ярко-желтого цвета.

Эриксон: Продолжайте.

Клиентка: А дальше я не помню. Я должна была вернуться в воскресенье вечером, а перед отъездом хотела искупаться в озере.

Эриксон: Продолжайте.

Клиентка: Какое мучение эта амнезия! Когда же мы пошли купаться?

Мисс Дей: Ты должна это знать.

Клиентка: Но я не знаю.

Эриксон: А Вам понравилось?

Клиентка: Несомненно. Это было восхитительно. Но когда это случилось – я не помню. В следующий раз буду вести дневник.

Эриксон: Это на самом деле было замечательно?

Клиентка: О, да! Вода была такая прохладная!

Эриксон: А о чем Вы думали, когда плыли?

Клиентка: Только о том, как это прекрасно, и еще о том, как бы посильнее обрызгать Анну.

Эриксон: А Вы помнили что-нибудь о своем прежнем страхе?

Клиентка: Да.

Эриксон: И как это подействовало на Вас?

Клиентка: Это было забавно. Я хочу сказать, что это было просто смешно.

Эриксон: Вам действительно понравилось плавать?

Клиентка: Гм.

Эриксон: Сколько раз Вы купались?

Клиентка: Не знаю. Просто какая-то тупость. Ничего не могу вспомнить. У меня ведь такая хорошая память.

Эриксон: Почему Вы все время смотрите в окно?

Клиентка: Такое впечатление, что на улице прохладно, хотя на самом деле это не так. Я вспоминаю Лизину усадьбу. Долину, где стоит ее дом, пересекает река, и в голову всегда лезут мысли о "Диком Западе" и о прекрасном незнакомце, смело бросающимся в бурлящую воду прямо на лошади. Очень красивая река.

Эриксон: А раньше Вам когда-нибудь приходило в голову, как она красива?

Клиентка: Да. Но вот чего мне никогда не хотелось – так это того, чтобы искупаться в ней. Я боялась заразиться какой-нибудь гадостью – ведь в речной воде можно подцепить все что угодно. Невооруженном глазом, конечно, ничего не видно, но я всегда была уверена, что вода очень грязная.

Эриксон: А сколько раз Вы купались в реке?

Клиентка: Только один.

Эриксон: И когда это было?

Клиентка: В конце июля – я как раз должна была идти к зубному. Д-р Финк, по-моему, Вам не мешает заснуть покрепче.

Росси: Следует ли обращать внимание на все лишние замечания, которые есть в тексте? Ну, например, на последнюю ремарку клиентки относительно д-ра Финка?

Эриксон: Но эти замечания вовсе нелишние! Они служат для непосредственного контроля над переживаниями клиентки и выяснения того, что же вызывает у нее неприятные ассоциации. Именно пытаясь избежать таких неприятных ассоциаций, она и советует д-ру Финку "заснуть покрепче".

Росси: То есть она хочет избежать воспоминания о посещении зубного врача?

Эриксон: Да.

Росси: Вероятно, из-за того, что подсознание еще недостаточно адаптировалось к переориентации на будущее, клиентка находится между двух огней: замешательством и амнезией.

3.7. Как сформировать псевдовоспоминания о победе над страхом плавания: как мотивировать гипнотическую работу, используя "сцепление" противоположностей

Эриксон: Расскажите мне, как Вы купались.

Клиентка: Мой отпуск начался 28-го. Я уехала 28-го, в пятницу, и вернулась 30-го. Д-р Мак-Нолли знает.

Эриксон: 28-го какого месяца?

Клиентка: Июля.

Эриксон: 28 июля?

Клиентка: Да.

Эриксон: А когда Вы поехали к мисс Дей?

Клиентка: Вы же знаете, у нее отпуск начался раньше.

Эриксон: И это был конец недели?

Клиентка: Я должна была найти себе замену, иначе меня никто не отпустил бы на неделю. Вот Анна, например, могла вернуться и выручить меня.

Эриксон: А Вас не волновало, как Вы будете дышать под водой?

Клиентка: А Вам когда-нибудь случалось набрать полный рот воды?

Эриксон: Да.

Клиентка: Не очень-то удобно дышать, правда?

Эриксон: А Вы долго себя уговаривали пойти купаться?

Клиентка: Нет.

Эриксон: А Вы не могли бы рассказать немного подробней о том, что Вы делали в июле? Как случилось, что Вы поехали в гости к Лизе?

Клиентка: Как случилось? Да ведь в этом нет ничего необычного, а потом там было так весело – я люблю бывать у Лизы.

Эриксон: А почему Вы вдруг решили искупаться?

Клиентка: Я гуляла вдоль реки – она была так красива.

Эриксон: Вы были в купальнике?

Клиентка: Нет.

Эриксон: А где Вы переоделись?

Клиентка: Я вернулась домой. Лиза не была в восторге от моей идеи – еще бы, грязная речная вода! Лиза очень хорошеет, когда сердится.

Эриксон: А ей известно о Вашем страхе плавания?

Клиентка: Нет. Я рассказывала ей только то, что могло рассмешить ее.

Эриксон: Скажите мне, а июнь Вы помните лучше, чем июль?

Клиентка: Конечно. В июне еще были занятия, а потом нас распустили на лето. В июне как раз было очень много событий. Если Вы меня спросите об июне….

Эриксон: Скажите мне, вопрос о плавании очень волновал Вас в июне?

Клиентка: Мне кажется, я вовсе не волновалась на это счет.

Эриксон: А Вы не боялись предстоящего купания?

Клиентка: Я очень нервничала. Мне хотелось оценить все объективно: боюсь я плавать или нет.

Эриксон: Когда Вы купались в июне, Вы вспоминали наши беседы?

Клиентка: О да! И была безумно Вам благодарна.

Эриксон: Это правда?

Клиентка: Гм.

Эриксон: Скажите, а что Вы курите – Luckies?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Вы их не курите?

Клиентка: Интересно, откуда Вы их достаете.

Эриксон: А Вам Luckies нравятся?

Клиентка: Какая разница, что курить. Только бы не Philip Morris.

Эриксон: А собственно, почему?

Клиентка: Трудно даже назвать эту гадость сигаретами. И Chelseas и Roleighs тоже.

Эриксон: Вы так не любите Chelseas?

Клиентка: А Вы их пробовали?

Эриксон: Да.

Клиентка: Взгляните на д-ра Финка.

Финк: Когда закончится эта неделя, я буду самым счастливым человеком на свете.

Клиентка: Конечно. Если Вы – резидент, то не надо так расходовать свои силы, согласны?

Эриксон: Это все, что Вы можете рассказать мне о лете?

Клиентка: Я на неделю ездила к бабушке, но там я не купалась. Бабушка постоянно боится неизвестно чего: пневмонии и кучи других болезней. Она всегда беспокоится, когда я ухожу, и такое впечатление, что она думает: "А она действительно идет туда, куда сказала?" Так что проще вообще не купаться.

Эриксон: И как Вам это понравилось?

Клиентка: Что? То, что я не купалась? Вот если бы была жара мне бы, конечно, захотелось поплавать. Но поскольку это так расстраивает бабушку, проще отказаться от этой мысли.

Эриксон: Помните нашу встречу в конце июня?

Клиентка: Да.

Эриксон: А как Вы тогда относились к плаванию? Как Вам кажется, что Вы тогда ощущали? Вы можете припомнить свои чувства?

Клиентка: Мне было важно узнать, всегда ли я буду бояться плавать и притворяться, что не боюсь, или все-таки пересилю свой страх.

Эриксон: А что вы думаете сейчас?

Клиентка: Теперь я все знаю.

Эриксон: Может быть, Вы хотите сказать мне что-нибудь еще о плавании?

Росси: Сначала клиентка всеми силами сопротивляется своей псевдоориентации на будущее, когда она, наконец, достигает успеха в своих "плавательных" попытках. В ее поведении можно увидеть и замешательство, и непоследовательность, и амнезию, и фантазирование (например, о прохладной усадьбе сестры Лизы). Но Вы методично продолжаете задавать свои "ориентационные" вопросы, на которые можно ответить только при наличии псевдовоспоминания об удачном купании. Я прав?

Эриксон: Да.

Росси: Итак, все Ваши вопросы и замечания наталкивают клиентку на предположение, что она уже все пережила, и теперь нужно только рассказать Вам об этом. Получается, что такое непрекращающееся суфлирование – ключевой момент Вашего успешного использования псевдоориентации во времени?

Эриксон: Если упорно врать, то этому поверят.

Росси: Видимо, поэтому у меня здесь ничего и не выходило. Я не задаю таких "ориентационных" вопросов (предполагающих, что пациент находится в будущем), пока он сам во всем не разберется и не включится в игру.

Эриксон: (Эриксон приводит примеры некоторых переориентирующих процедур, которые нуждаются в подсказках и намеках.)

Росси: А почему Вы в середине разговора спрашиваете клиентку о том, курит ли она Luckies ("Скажите мне, Вы курите Luckies?")? Вы проверяете, подействовало ли Ваше постгипнотическое внушение о том, что после пробуждения она будет предпочитать всем остальным сигаретам Lucky Strike (разд. 2.23), верно?

Эриксон: Видимо, в тексте что-то пропущено. Я интересовался ее вкусами.

3.8. Как активизировать возможности человека с помощью внутренних репетиций; интеграция когнитивного и поведенческого; "сцепление" противоположностей

Клиентка: В операционной было безумно жарко. – Как на сковородке. Все врачи получили "ледяные воротнички". И я бы получила, если бы была врачом. Анны не было, и хотя я не могу сказать, что очень по ней скучала мне было одиноко.

Мисс Дей: Спасибо.

Клиентка: Не с кем было поговорить, никто не заходил ко мне и не будил, чтобы поболтать до часу ночи.

Эриксон: А когда Вы плыли – вода освежала Вас?

Клиентка: Да – она была такая прохладная. Я качалась на волнах – вверх-вниз, и на гребне у меня перехватывало дыхание.

Эриксон: Вы хотите сказать мне что-то еще?

Клиентка: Я прекрасно знаю, что этим летом я все время была занята, потому что так всегда бывает летом. Но я совершенно не помню, что же я делала все это время.

Эриксон: Но Вы много успели?

Клиентка: Да.

Эриксон: К Вашему полному удовлетворению?

Клиентка: Нет. Мне никогда не удается сделать все, что я наметила. Не хватает ни дня, ни ночи.

Эриксон: А когда Вы в следующий раз пойдете купаться?

Клиентка: Когда захочу. Правда, везде полно народа. Недалеко от больницы расположен только Вебстер-Холл.

Эриксон: Вы говорите это без напряжения?

Клиентка: Да.

Эриксон: И Вы так легко это произносите. В прошлом мае у Вас бы так не получилось.

Клиентка: Нет.

Эриксон: Когда Вы опять пойдете купаться?

Клиентка: В любое время. Мама любит Кристальный берег. Но я не нахожу в нем ничего особенного.

Росси: Сначала клиентка с совершенно явной "кривой логикой" жалуется на жару в операционной и разлуку с мисс Дей. Она несомненно сопротивляется Вашим попыткам вызвать более подробные псевдовоспоминания о купании. Вы остроумно используете замечание клиентки о жаре в операционной для того, чтобы вернуть ее обратно к главной теме Вашего обсуждения: "Когда Вы плыли – вода освежала Вас?" Этот вопрос выдает Вашу любовь к "сцеплению" противоположностей: Вы используете дискомфорт, вызванный жарой в операционной, чтобы проанализировать приятное ощущение прохлады, ассоциативно связанное с плаванием. Для того, чтобы клиентка как можно более живо и непосредственно представила себе, какое удовольствие она получает от плавания, Вы привлекаете "ориентационные" вопросы: мотивационные, эмоциональные и сенсорные. Следовательно, в работу включаются не только воображение; в целях активизации всех "плавательных" возможностей Вы помогаете провести мысленную интеграцию различных позитивных составляющих процесса купания, а именно когнитивного, сенсорного, эмоционального и поведенческого.



Страница сформирована за 1.39 сек
SQL запросов: 190