УПП

Цитата момента



Некоторые думают, что у них чистая совесть. Скорее, у них плохая память.
Вспомнил Лев Толстой

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Чтобы женщина вызвала у мужчины настоящую любовь, она должна, во-первых, быть достаточно некрасивой, во-вторых, обладать необходимым количеством комплексов.

Марина Комисарова

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

Метод путаницы

Этим методом пользуются для того, чтобы вызвать определенные гипнотические явления, а также для индукции глубокого транса. Прибегать к нему лучше всего, когда имеешь дело с высокообразованными людьми, проявляющими интерес к гипнозу, или с теми, кто выказывает нежелание подвергнуться гипнозу, а на самом деле подсознательно очень этого хочет.

Суть метода заключается в том, что делается ряд противоречивых, взаимоисключающих, разнонаправленных, отличающихся по форме внушений, требующих от испытуемого постоянного переключения внимания. Если, например, испытуемому делают внушение поднять руку, его выразительно просят поднять правую руку и не двигать левой. Когда врач, повторяя внушение, просит поднять левую руку и не шевелить правой, испытуемый приходит к мысли, что врач не следит за своими словами. Когда испытуемый окончательно убеждается в том, что врач что-то путает, он, сам того не подозревая, начинает сотрудничать с ним. В этот момент можно и вовсе запутать пациента, требуя, чтобы он, не двигая руками, в то же время одну поднял, а другой давил вниз. После этого можно вернуться к первоначальному требованию.

Движимый желанием сотрудничать с врачом, который явно не следит за своей речью, испытуемый старается разобраться в этом хаосе путаных требований и приходит в такое замешательство, что рад любому разумному предложению, лишь бы выбраться из этой утомительной и запутанной ситуации. Приказы надо отдавать быстро, решительно и уверенно, не позволяя испытуемому опомниться и хоть как-то их упорядочить. В лучшем случае он может пытаться приспособиться к этой неразберихе и признать, что в этом потоке нелепостей есть какой-то смысл.

Метод этот можно несколько видоизменить. В состоянии транса испытуемого можно без конца путать: какую руку поднять, какой двигать быстрее, а какую отводить в сторону, какую задерживать, а какой продолжать двигать, и в каком направлении. И так до тех пор, пока не станет ясно, что он готов выполнить любое требование, лишь бы прекратилась эта путаница.

Метод путаницы оказался чрезвычайно эффективен при внушении глубокой амнезии и возврате испытуемого в разные периоды его прошлой жизни. При этом можно ссылаться на ежедневные события, которые так знакомы каждому. Если испытуемого необходимо вернуть в пережитое в прошлом, начинать нужно с житейских рассуждений о том, как легко мы путаем дни недели, как часто думаем, что свидание, на которое мы должны были прийти вчера, назначено на завтра, и как часто помечаем свои письма прошлым годом, а не нынешним. Если испытуемый соглашается и дает понять, что, действительно, у него тоже так бывает, то продолжают рассуждать таким образом: сегодня, скажем, вторник, а можно думать, что четверг, но поскольку сегодня среда и поскольку в данной ситуации вообще не имеет значения, среда сегодня или понедельник, то ничто не мешает нам живо вспомнить одно приключение, которое мы пережили неделю назад в понедельник, точь-в-точь такое, какое мы пережили в прошлую среду. Оно в свою очередь напомнило о событии, которое испытуемый пережил в свой день рождения в 1948 году, и в то время он мог только гадать, а не знать в точности, что произойдет с ним на дне рождения в 1949 году, и уж тем более — на дне его рождения в 1950 году, поскольку эти дни еще не наступили. А раз они еще не наступили, то у него, живущего в 1948 году, не может быть о них никаких воспоминаний.

Прислушиваясь к этим рассуждениям, испытуемый может считать, что в них есть какой-то смысл. Однако чтобы прояснить смысл этого, он обратится к событиям своего дня рождения в 1948 году, а для этого ему нужно отключиться от событий 1949 и 1950 годов. Но едва ход его мыслей принимает такое направление, ему выдается новая порция рассуждении о том, что человек одно помнит, другое забывает, что часто забываются вещи, о которых, мы были уверены, будем помнить всю жизнь; что произошедшее с нами в детстве встает в памяти живей, чем случившееся в 1947, 1946 и 1945 годах; буквально каждый день мы забываем что-нибудь пережитое в текущем году, или в прошлом году, или в 1945, 1944 годах, а тем более в 1942, 1941 и 1940 годах. А из того, что произошло в 1935 году, помнится лишь отдельное, а по мере того, как уходит время, забудется еще многое.

В этих рассуждениях испытуемому тоже чудится какой-то важный смысл, и чем больше он старается понять его, тем больше с ним соглашается. Между тем ему уже внушена амнезия с упором на детские воспоминания. Этим работа его памяти направлена в сторону более раннего возраста.

Поначалу к этим воспоминаниям побуждают не приказами и не наставлениями, а рассуждениями, будящими мысль. Затем, по мере того как испытуемый начинает поддаваться, незаметно и постепенно переходят к прямым требованиям все более и более живо вспомнить события 1935 или 1930 года. Потом постепенно и осторожно делается внушение забыть все, что было после этого года, и завершается все советом “забыть многое: вещи, события прошлого, надежды на будущее — ведь забывать так естественно; к тому же преданное забвению не имеет больше значения; живо и полно смысла лишь то, что принадлежит настоящему — мысли, чувства, дела”.

Так, ходу мыслей испытуемого не только придается желанный ему порядок, но и поведение его строится соответственно этим мыслям.

Затем испытуемому настойчиво, со все возрастающим напряжением говорят, что сейчас он очень ярко вспомнит некоторые события 1930 года и увидит себя участником одного события, которое для него еще не окончено. Один испытуемый, которого под гипнозом вернули в прошлое, в тот день, когда ему исполнилось шесть лет, увидел себя за столом: он с жадностью ожидал, даст ему мать одну или две сосиски. Уже упоминавшаяся нами доктор психологии, возвращенная в детский возраст, увидела себя в классе, получающей задание от учительницы.

Многие серьезные ученые, занимающиеся гипнозом, допускают грубейшую ошибку, полагая, будто испытуемый, перенесенный в свое прошлое, может вступать в беседы с гипнотерапевтом, человеком, которого для него в действительности не существует. Однако при критическом подходе гипнотерапевт со всей серьезностью должен принять неизбежную трансформацию своей личности в мозгу гипнотика, а не считать это притворством или игрой. Уже упомянутая доктор психологии оживила школьные события, после которых встретилась с автором лишь пятнадцать лет спустя. Поэтому образ автора невольно трансформировался у нее в образ учительницы, и то, как она описала его в той ситуации, при проверке точно совпало с описанием ее настоящей учительницы. Для нее беседа в той классной комнате с доктором Эриксоном была бы полнейшей нелепостью и фальсификацией прошлого. Однако воспринимая автора как мисс Браун, она могла вести себя естественно, как школьница, в соответствующей обстановке и давать ответы мисс Браун. Ситуация не стала для нее противоречивой и позволила оживить прошлое.

В качестве примера некритического подхода можно привести случай с одним психиатром. Он сообщил, что ему экспериментально удалось добиться возрастной регрессии до стадии внутриутробного развития, а затем получить от испытуемого отчет о его внутриутробных переживаниях. Он не учел то обстоятельство, что внутриутробный плод не способен ни говорить, ни понимать слова. Он не понял, что испытуемый просто-напросто выдумал все это, желая подурачить некритичного и не думающего врача или сделать ему приятное.

Чтобы получить достоверные результаты, врач обязательно должен вникать в регрессивную ситуацию. Сделать это нетрудно. Вот пример. Одну пациентку путем гипнотической регрессии вернули в четырехлетний возраст. От близких ей людей мы узнали, что в те детские годы она любила поиграть с золотыми часами с крышкой, которые давал ей сосед. Она об этом давно забыла. В регрессивной ситуации автор без слов показал пациентке свои золотые карманные часы с крышкой, и она тут же признала в нем своего соседа.

Трансформация врача в некую другую личность происходит не только при регрессиях. Автор не раз испытывал трудности при индукции глубокого гипноза у новичков, пока не понял, что как доктор Эриксон он для испытуемого случайный и незнакомый человек и что глубокий гипноз может развиться лишь тогда, когда он, доктор Эриксон, превратится в другого человека. Так, одна пациентка, которой на случай родов внушали анестезию, постоянно принимала автора за кого-то из профессоров психологии и только незадолго до родов стала опознавать подлинную его личность. Если бы это не воспринималось всерьез, то, вполне возможно, не удалось бы как следует индуцировать глубокий гипноз и вызвать полную анестезию во время родов. Как бы опытен и одарен ни был врач, он обязан при индукции глубокого гипноза считаться с личностью испытуемого, учитывать его интересы, понимать и признавать особенности его бессознательных действий. Врач, а не пациент, должен приспосабливаться к гипнотической ситуации.

Репетиционный метод

Этот метод индукции различных состояний глубокого транса можно применять во многих случаях и в экспериментальной работе, и — чаще всего — в клинике. Он заключается в том, что, выбрав какое-нибудь многообещающее в смысле индукции действие, испытуемому предлагают представить его, а потом и выполнить в уме.

Испытуемый, плохо поддающийся гипнозу, но имеющий все данные для того, чтобы стать хорошим гипнотиком, может плохо реагировать, к примеру, на внушение выполнить автоматическое письмо. В этом случае испытуемому делается рад внушений, позволяющих ему мысленно выполнять действия, ведущие к полному успеху. Затем его просят мысленно повторить эти действия, пользуясь гладкой бумагой, линованной бумагой, ручкой, карандашом или углем. Далее его просят мысленно повторить эти действия еще раз, используя имеющиеся у него письменные принадлежности в самых разных сочетаниях. Затем можно мысленно повторить эти действия, вводя новые типы бумаги и пишущих предметов, а также новые буквы, слова и целые предложения. Благодаря этому методу, особенно если повторение действий сопровождается другими видами гипнотического поведения, испытуемый постепенно все глубже и глубже погружается в состояние транса.

Иногда этот метод имеет совсем иное приложение. Вот пример. Однажды перед группой студентов-медиков младших курсов автор сделал попытку вызвать амнезию у добровольца, который хотел, с одной стороны, испытать состояние транса, а с другой — доказать несостоятельность автора. Этот студент не верил, что у него можно вызвать амнезию, и пожелал сам выбрать форму доказательства, а именно: если он снимет, не заметив этого, правый ботинок, то готов будет признать, что у него под гипнозом действительно развилась амнезия.

Он очень легко вошел в глубокий гипноз, и ему, настойчиво повторяя, отдавали команды выполнить те или иные действия, а именно: у одного студента занять сигарет, у другого одолжить очки и т. п. И каждый раз повторялись, команды забыть выполнение задания. Между этими командами без нажима, как бы между прочим, было сказано, чтобы испытуемый, когда он выйдет из состояния транса и начнет выяснять с группой, развилась ли у него амнезия, пересек, не прерывая дискуссию, комнату, написал на доске какое-то предложение и поставил под ним свою подпись.

Очнувшись, студент объявил, что помнит все сказанное ему автором и все, сделанное им самим. Ему заявили, что этого не может быть, и тогда испытуемый стал перечислять, какие ему давались задания и как он их выполнил. Не прерывая речи, испытуемый подошел к доске, написал предложение и расписался под ним. Когда он вернулся на свое место, его внимание обратили на предложение на доске, и он тут же запротестовал, горячо утверждая, что это предложение лишь подтверждает, что он хорошо все помнит. При этом он вытянул правую ногу с ботинком на ней, что доказывало отсутствие у него амнезии. Между тем, продолжая говорить, испытуемый рассеянно расшнуровал ботинок и снял его совсем. И не замечал этого до тех пор, пока дискуссия не закончилась. При тщательном анализе ситуации студент признал, что ему была внушена амнезия, а он этого не сознавал. Затем занятие было продолжено. Испытуемого попросили продублировать на доске написанное предложение. Пока он это делал, его с помощью нескольких внушений погрузили в глубокий гипноз, и группе была продемонстрирована психопатология бытовой жизни.

Испытуемому, таким образом, предложили длинный ряд повторяющихся простых действий, которые он выполнял, побуждаемый собственными стремлениями, все успешней и успешней и которые в действительности вели к амнезии. То обстоятельство, что внушение написать на доске предложение, было сделано ненавязчиво, как бы между прочим, позволило испытуемому отделить его от остальных, более важных внушений. Доказав, что он все помнит, испытуемый привел самое веское доказательство отсутствия у него амнезии — ботинок на правой ноге. Но и этого ему показалось мало для полного торжества, тогда он снял ботинок, показывая, что он помнит, что это служит доказательством амнезии. Достиг он этого за счет двойной амнезии, письма и снятия обуви. Это был успех, которого испытуемый не ожидал. Затем, когда он писал на доске второй раз, то увидел себя в ситуации, за которой последовало самое приятное его ощущение. И при повторении ситуации его легко и быстро погрузили в состояние глубокого гипноза.

Индуцируя состояния глубокого транса, а также изучая мотивацию поведения, ассоциацию идей, регрессию, анализ ответов, подавление и развитие интуиции, можно пользоваться еще одним вариантом этого метода. Очень эффективный в психотерапии, он заключается в том, что пациента в состоянии транса просят увидеть какой-нибудь сон (менее желательно — фантастическую картину) и варьировать его без конца на различные лады. Это значит, что повторяться должно непроизвольное или внушенное сновидение, меняться в нем могут действующие лица и обстановка, но суть должна оставаться та же. После повторения сновидения дается указание поменять в нем действующих лиц и обстоятельства, и так до тех пор, пока не будет получен желаемый результат.

Вот пример. О том, что ему привиделось в первый раз, пациент рассказал так: “Я был один на холмистом зеленом лугу; было тепло и тихо. Мне что-то было очень нужно — не знаю, что. Но я боялся, страх меня просто парализовал. Это было ужасно, и я проснулся”. При повторении сновидение выглядело так: “Я шел по узкой долине, искал что-то, что должен был найти, искал против воли. Я не знал, чего ищу, но знал, что какая-то сила заставляет меня искать, и находка, что бы это ни было, пугала меня. Я дошел до конца долины, стороны ее сошлись, в углу рос густой куст, и из-под него вытекал ручей. Куст был покрыт страшными шипами. Он был ядовит. Что-то притягивало меня к нему, я становился все меньше и меньше, и меня охватил ужас”. В третий раз пересказ выглядел так: “Этот сон похож на предыдущий. Была весна. По реке плыли бревна. На берегу вокруг суетились лесорубы и еще много народу. Каждому полагалось одно бревно. Мне тоже. Всем достались бревна твердой породы, а у меня, когда я получил свое, оно оказалось маленьким гнилым суком. Я подумал, что никто этого не заметил, и потребовал другое бревно, но когда получил его, оно опять превратилось в гнилой сук”.

При очередном повторе сон изменился так: “Я удил со шлюпки рыбу. Кругом многие ловили рыбу. Каждый изловил по огромной рыбине. Мне, как я ни старался, досталась худая и жалкая рыбешка. Я хотел ее выбросить, но этого нельзя было сделать. Я чувствовал себя ужасно подавленным”.

И опять: “Я снова отправился на рыбную ловлю. В воде играла крупная рыба, а мне попадались какие-то жалкие рыбешки, которые срывались с крючка и, дохлые, плавали по воде. Но мне нужна была рыба, поэтому я не переставал удить и наконец поймал одну, которая еще чуть трепыхалась. Я сунул ее в джутовый мешок, так как знал, что все держат рыбу в джутовом мешке. Все поступали именно так, и мешки их распирало от рыбы. Но моя рыба куда-то запропастилась в джутовом мешке, и тогда я увидел, что мешок весь прогнил. В нем оказалась большая дыра, из которой хлещут ил и грязь, и этот отвратительный поток уносит мою рыбу, уже дохлую, плывущую брюхом вверх. Я оглянулся и увидел себя на лугу, о котором уже рассказывал, а джутовый мешок лежал под кустом с ужасными шипами, а по ручью, о котором я говорил, уплывала моя ни на что не годная рыба, очень похожая на гнилой сук”.

Серия еще многих повторений привела, в конце концов, к тому, что у пациента исчезла амнезия и провалы в памяти. Он вспомнил, как в юности, в условиях ужасной нищеты он ухаживал за больной матерью, умиравшей от страшно запущенного рака матки. Мать в свое время бросила его еще младенцем.

В этой истории болезни очень хорошо просматривается работа подсознания: при каждом очередном повторе состояние транса индуцировалось все с большей легкостью, и пациент все легче удерживался в этом состоянии. Кроме того, сознание его все больше раскрепощалось, мысль становилась свободнее, и все меньше прибегала к тяжкой символике.

Необходимо, однако, сделать одно предостережение. Применяя этот метод в экспериментальной работе или во время демонстрационных сеансов гипноза, нужно по возможности выбирать сны приятного характера. Если это не удается, то во избежание неприятных эмоций можно прибегнуть к внушенному сну. Но в любом случае работу следует прервать, если возникает ситуация, развивать которую врач не имеет права. Иначе испытуемый решительно откажется от работы, потеряет уважение к врачу, а то и проникнется к нему острой неприязнью. Кроме того, это надолго может вывести пациента из эмоционального равновесия.

Еще один вариант репетиционного метода заключается в том, что испытуемому предлагают зрительно вообразить, как он выполняет какое-нибудь задание под гипнозом, а затем подключить к этому и иные формы воображения: слуховую, кинестетическую и другие. Вот пример. У одной пациентки, которую лечили от нервного расстройства, никак не удавалось индуцировать глубокий гипноз и удержать ее в этом состоянии. Тогда ей предложили мысленно перебрать возможные действия на каждом пробном или лечебном сеансе, а затем зрительно представить свое поведение в каждом отдельном случае. Благодаря этому удалось индуцировать у нее глубокий гипноз и удержать ее в этом состоянии. Так, с помощью предварительной подготовки, пациентку погружали в состояние глубокого гипноза. После изучения причины ее расстройства терапевтическая процедура проводилась следующим образом:

вместе с пациенткой детально разрабатывался образ жизни, которого ей предстояло придерживаться, чтобы отделаться от устоявшихся привычек, приобретенных в прошлом. Затем ее переориентировали во времени на три месяца вперед, и она получила возможность “задним числом” рассказать о своем лечении и выздоровлении. Как из рога изобилия посыпалось множество новых и неожиданных деталей, которые оказалось возможным включить и использовать в последующем курсе лечения.

Это напоминает случай с девушкой, которая хорошо проявляла себя в качестве испытуемой, но на публике у нее ничего не получалось. Ей предложили вообразить, что она выступает с демонстрацией гипноза перед публикой и что произойдет это в скором будущем. Переориентированная во времени на несколько недель вперед, она, к полному своему удовольствию, стала воспринимать это выступление перед публикой как реальное событие, имевшее место в прошлом. Ее тут же попросили “повторить” выступление перед группой студентов, что она охотно и с успехом проделала. Даже после того как девушке объяснили, какой манипуляции она подверглась, она больше никогда не терпела неудач в присутствии аудитории.

Когда испытуемых, переориентированных во времени вперед, просят взглянуть из будущего на предстоящую гипнотическую работу как на уже проделанную, очень часто, предаваясь “воспоминаниям”, они могут дать врачу такую информацию, которая приведет к более глубокому проникновению в феномен глубокого гипноза. В клинической терапии, как и в экспериментальной работе, автор убедился в большой эффективности этого метода, поскольку он позволяет проводить гипнотическую работу в большем соответствии с личностью испытуемого, его неосознаваемыми стремлениями и способностями. Он часто позволяет исправить ошибку или неточность и, кроме того, вносит ясность во многое, что касается разработки новых и лучших методов. Испытуемые, переориентированные в будущее, способны оказать неоценимые услуги в разработке приемов и процедур, которые могут использоваться как в исследовательской работе, так и на терапевтических сеансах гипноза.



Страница сформирована за 0.13 сек
SQL запросов: 190