АСПСП

Цитата момента



Ты знаешь, какая из линий прямая; для чего тебе это, если в жизни ты не знаешь прямого пути?
Геометрия учит меня измерять мои владенья; пусть лучше объяснит, как мне измерить, сколько земли нужно человеку! Она учит меня считать, приспособив пальцы на службу скупости; пусть лучше объяснит, какое пустое дело эти подсчеты!
Какая мне польза в умении разделить поле, если я не могу разделиться с братом? Меня учат, как не потерять ничего из моих владений, а я хочу научиться, как остаться веселым, утратив все.
Сенека о геометрии

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Помни, что этот мир - не реальность. Это площадка для игры в кажущееся. Здесь ты практикуешься побеждать кажущееся знанием истинного.

Ричард Бах. «Карманный справочник Мессии»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

III.4. Дианетика как технология духовного исцеления

Термин "дианетика" восходит к греч. Dia — через и Nous — душа = "то, что душа делает с телом"; диа-нетическую технологию Хаббард определяет как технологию совладания с последствиями нежелательных воздействий духа на тело[29] или науку о мышлении, посредством которого это влияние осуществляется[30]. Хаббард называет дианетику "наукой душевного здоровья" и использует множество терминов, кАюрые совпадают с использованием в медицине и психотерапии: "терапия", "диагноз" и др., заставляя вновь ставить вопрос о соотношении дианетических практик с медицинскими практиками вообще и психотерапевтическими — в частности.

Недвусмысленный ответ на этот вопрос содержится в текстах Хаббарда: "… Дианетика существует не для какой-то одной из профессий, так как ни одна профессия не может охватить ее. Она недостаточно сложна, чтобы ее изучали годами в каком-то университете. Она принадлежит человечеству, и никто не сможет монополизировать ее, так как она нигде не подпадает под чью-нибудь законодательную власть. Если когда-нибудь Дианетика подпадет под законодательство и станет лицензированной профессией, тогда придется издавать законы о праве выслушивать истории других людей, их шутки и рассказы о личном опыте. Такие законы посадили бы всех хороших людей, которые с симпатией выслушивают своих попавших в беду друзей, за решетку. Дианетика не является психиатрией. Дианетика не является психоанализом. Она не является психологией. Она не является личными отношениями. Она не является гипнозом. Это наука о мышлении, и она так же нуждается в лицензировании и законодательстве, как физика. (…) Дианетика нигде не обусловлена никакими законами, так как не существует закона, который может запретить одному человеку сесть напротив другого и рассказать ему о своих неприятностях. Желание монополизировать Диане-тику, можно быть уверенным, происходит от причин, связанных не сДианетикой, а только с наживой. (…) Дианетика становится в строй с психологией, не нарушая ничего связанного с кадрами, исследованиями или преподавательскими должностями, так как психология — просто наука о психике… и может развиваться по собственному усмотрению. Дианетика ни с кем не враждует, не подпадает ни под один существующий закон…".

Эти утверждения могут выглядеть чересчур декларативными, голословными, претенциозными и т.д. и побуждать к требованиям развернутого и детального анализа обоснований каждого из них. Есть, однако, обоснования общего порядка, никак не связанные с авторством самого Хаббарда: 1) Ни в одном из известных мне руководств по психотерапии — отечественных и зарубежных — дианетика не упоминается. Нет упоминаний о ней и в справочных изданиях — таких, например, как фундаментальный словарь по психологии А. Рибера и не имеющая в мире аналогов по полноте охвата "Психотерапевтическая энциклопедия"[33]; 2) Ни одно из направлений психотерапии не признает дианетику своей частью или производной от себя и вообще — психотерапией; 3) Признание дианетики входящей в систему любого из перечисленных направлений, по существу, снимало бы вопрос о теории и методах дианетики, позволяя рассматривать их в рамках того или иного направления (психоанализ, бихевиоризм, гипнотерапия, эклектическая психотерапия и т.д.) и выносить соответствующие суждения о ней; 4) Квалификация дианетической технологии как требующего лицензирования лечебного метода требует, как минимум, включения дианетики в официальный регистр наук, чего не происходит ни в одной стране.

По сути, к этому сводятся утверждения как самого Хаббарда, так и его оппонентов — разница состоит лишь в отношении к перечисленным фактам и их интерпретации. Однако, перечисление того, чем НЕ является дианетика, не отвечает на вопрос — чем она ЯВЛЯЕТСЯ?

Хаббард определяет ее как науку о разуме (мышлении). Содержательный анализ текстов выявляет построение саентологии и дианетики по канве точных наук: наличие собственного терминологического и понятийного аппарата, внутренне непротиворечивых представлений, системной организации структурных элементов, теоретической и прикладной составляющих: "… точная наука, предназначенная для эпохи точных наук[36]. Вместе с тем, она существенно отличается от точных наук, ограничивающих предмет своего интереса и создающих специальные методы исследования. Хаббард же, учитывая взгляды, как он утверждает, всего предшествующего периода науки и человеческого опыта пытается описать самые общие закономерности проявлений человеческого разума.

С учетом этого не удивительно, что в теоретических построениях дианетики можно найти те или иные элементы, отзвуки других теорий (научность одних бесспорна для всех, других — может подвергаться сомнению) и трудно назвать психологическую теорию или направление, которых бы это не касалось. Если за специфической фабулой каждого из направлений выделить некое объединяющее их ядро, то останется как раз то, на чем сконцентрировано внимание дианетики — человеческий разум как: а) инструмент влияния духа на тело и б) интегральный и качественно специфический продукт взаимодействия психического (мозгового) аппарата и опыта, который может быть источником деформирующего работу разума фактором. Если воспользоваться схемой психосинтеза, то дианетика могла бы сказать (собственно, и говорит — см. выше): "Психоанализ — это я. Бихевиоризм — это я. Когнитивная психология — это я. Но я не психоанализ, не бихевиоризм, не когнитивная психология". Действительно, инграммы в дианетике сопоставимы с комплексами в психоанализе, зафиксированными реакциями и цепочками "стимул - реакция" в бихевиоризме или незаконченными гешта-льтами в гештальт-психологии, вэйлансы — с идентификациями с родительскими фигурами и реакциями переноса (трансфера) в психоанализе, аберрации — с иррациональными мыслями в когнитивной психологии, а "высокие уровни", относимые к парасаентологии, — с "Высшим Я" в психосинтезе и т.д. Сопоставимость, однако, не означает идентичности: понятия саентологии и дианетики достаточно самостоятельны и наполнены собственными содержаниями; иное дело — как к ним относиться.

Часто высказываемые претензии в наличии у дианетики своего понятийного аппарата и словаря не являются обоснованными — сегодня такие словари мы находим во множестве изданий: они помогают читателю свободно ориентироваться в том или ином направлении, той или иной теме и способствуют более ясному пониманию предмета. Другое дело, что понятийный аппарат дианетики коннотативен — это понятия-образы, понятия-метафоры, уместные в контексте самой дианетики, но едва ли имеющие ценность для любой из существующих психологии и психотерапевтических систем. Многие из этих метафор подчеркнуто технологичны ("Файл-клерк", например), да и сама дианетика именуется инженерной наукой:

"В инженерной науке, типа Дианетики, мы можем работать, используя «кнопочный механизм».

Дианетика по своей сущности — технология, практическая саентология (Хаббард использует также термин "саентологический процессинг, акцентируя внимание именно на технологии, процессе ее использования). По аналогии с мировыми религиями можно сказать, что дианетика соотносится с саенто-логией примерно так, как существующие в них установления в области повседневной жизни и религиозных ритуалов соотносятся с их видением Бога, Вечности и т.д., а по аналогии с наукой — примерно так, как соотносится инженерное дело с теоретической физикой, деятельность — с психологической теорией деятельности и т.д.

Что касается сферы приложения дианетической технологии, то она определяется как работа со здоровыми людьми и людьми с функциональными состояниями дизадаптации; при этом из сферы приложения исключается лечение состояний "органического сумасшествия" и безусловно органических болезней тела, хотя обладателям их никак не возбраняется стремиться к улучшению своей жизни с помощью дианетики. Особо подчеркну, торелиз, клир и т.д. — это не характеристики уровня здоровья и выздоровления, а ступени развития и самосовершенствования, по отношению к которым избавление от болезней представляется пусть и желательным, но побочным по отношению к главной цели дианетики эффектом.

Вне зависимости от оценок научной ценности»диа-нетики она, вне всяких сомнений, отвечает известным психологическим потребностям, порождаемым интеллектуально-информационной культурой. Будем мы считать ее религией, мета-наукой, абсолютным вымыслом, научной фантастикой, сказкой, которая "ложь, да в ней намек", или просто злонамеренной ложью (".. наши "духовные спасители" делают свою заказную работу… Уже не тысячи и даже не десятки, а сотни тысяч россиян они ежегодно "отсасывают" в свои ряды, делая из них активных противников наших традиционных духовных ценностей, нашей национальной культуры, выкорчевывая из их сознания святые понятия Родины, патриотизма, "любви к отеческим гробам) — в ней место сложных научных выкладок занимают в общем понятные человеку технологического мира познавательные конструкции. В этой связи отнюдь не случайно и время выхода дианетики на сцену—начало 50-х годов, окрашенное апокалиптическим ощущением только что ставшего ядерным мира и все более и более побуждающее человека задумываться о самом себе и своем месте в мире. Параллельные процессы выхода за пределы науки с опорой на саму науку и ее язык развивались во многих сферах знания и деятельности, в том числе и в психологии: формирование гуманистической психологии, выход на арену психосинтеза, когнитивной психологии, расцвет бихевиоризма, оживление интереса к традиционным духовным практикам Востока, формирование нейролингвистического программирования (НЛП) и т.д..

III.5. Заключение

Проделанный анализ свидетельствует о том, что саентология наукой в ее классическом смысле не является, представляя собой мировозренчески-этическую систему интерпретаций широкого круга научных и паранаучных сведений и фактов без претензий на постижение непостижимой сущности Бога, но с утверждением его существования как Творца и фокусировкой внимания на реализующем Его замысел Творении, каковым является человек в своем бытии, отношениях с миром и развитии.

По отношению к материалистической науке и медицине, как ее практике, саентология может быть признана системой паранаучной, парамедицинской — лежащей за их пределами и использующей принципиально отличающуюся методологию.

Официально признанная религией саентология является религией светской, синкретической (религией третьего поколения), опирающейся на представления и язык своего времени и, по формулируемому в саентологических текстах ее замыслу, не входящей в конфронтацию или конфликт с другими религиями и светскими установлениями.

Дианетические технологии преследуют цель развития и совершенствования человека, повышение его действенной ответственности за себя, других и мир в целом, а так называемые терапевтические эффекты — лишь ступени на пути к этой цели и знаки продвижения по этому пути.

Методологический анализ общефилософских положений саентологии не дает оснований рассматривать саентологические технологии как психотерапию.

IV. ПСИХОТЕРАПИЯ И ОДИТИНГ:СТРУКТУРНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

IV.1. Границы и критерии психотерапии

В рамках стоящих перед экспертизой задач важно иметь "точку отсчета" — определить границы психотерапии и признаки, совокупность которых позволяет считать тот или иной вид взаимодействия людей профессиональной деятельностью, именуемой психотерапией.

В 70-х годах С. Ледер выделил 4 модели психотерапии: а) лечебный метод, воздействующий на психическое и физическое состояние организма — медицинская модель; б) метод, приводящий в действие процесс научения — психологическая модель; в) метод манипулирования, которому придается значение инструмента, используемого с целью общественного контроля — социологическая модель; г) комплекс явлений, происходящих в ходе взаимодействия между людьми — философская модель. Это вполне отвечало состоянию проблемы и возможностям ее анализа в условиях идеологических ограничений и запретов. Сегодня существует широкий спектр видов деятельности, построенных на психологических механизмах:

психотерапия — соответствует медицинской модели;

психологическая практика, психологическое консультирование, психологическая коррекция — соответствуют психологической модели; организационные консультирование и терапия, выборные технологии и др. — соответствуют социологической модели; философская модель реализуется в структуре анализа феномена межчеловеческого взаимодействия. Но перечисленным психологическая по своим механизмам деятельность не ограничивается — укажем, например, на такой вид помощи как ко-консультирование2 (взаимопомощь в рамках общинной жизни, обеспечиваемая подготовкой непрофессиональных волонтеров), работу обученных волонтеров в службах экстренной психологической помощи, в частности — телефонных службах, и др. Считать их все психотерапией было бы, мягко говоря, наивно. Психологическое воздействие одного человека на другого/других происходит в любом межчеловеческом общении, не обязательно являясь психотерапией.

Границы психотерапии сегодня очертить не просто. На специальной конференции в 1985 г. в США множество ведущих психотерапевтов пыталось дать определение психотерапии, и, хотя все говорили об одном и том же, определения звучали по-разному и подчеркивали разные ее аспекты. Суммируя так или иначе выделяемые большинством черты, получим: клинические лечебные действия психологов, клинических социальных работников, семейных терапевтов, психиатров и других; планируемое целенаправленное лечение, осуществляемое обученными профессионалами; отношения пациента с профессионалом с целью уменьшения душевного страдания или разных симптомов, описанных в психиатрических классификациях; приложение научно оцененных процедур; информированное и умышленное приложение клинических методов и межличностных позиций, берущее начало в установленных психологических принципах; информированное и планомерное приложение методов, исходящих из установленных психологических принципов, совершаемое специально подготовленным человеком…".

Более очерченное определение психотерапии дают отечественные исследователи:

"..лечение обязательно должно в необходимой при данном состоянии больного мере учитывать влияние слов врача и окружающих, а также несловесных факторов в их особом смысле, который они приобрели в процессе развития данного индивидуума, и вследствие этого способных в нужном направлении воздействовать на психику больного и через психику… на весь его организм. Использованное сознательно и планомерно врачом в целях излечения больного или улучшения его состояния и самочувствия, такое воздействие и называется психотерапевтическим. Психотерапией, таким образом, является целенаправленное, планомерное, учитывающее не только особенности и состояние организма в целом, но и социальную природу, личность человека врачебное воздействие на психику в целях лечения его психики, его нервной системы, в соответствующих случаях и всего организма в целом"

"Наиболее принятым в нашей литературе является определение психотерапии как системы лечебного воздействия на психику и через психику на организм больного. И, следовательно, будучи методом лечения, психотерапия традиционно входит в компетенцию медицины".

Ключевые слова, таким образом: болезнь, медицина, лечение, больной, профессионал, план. Они определяют тот специфический контекст, в котором проявляют себя используемые в психотерапии психологические феномены, механизмы, закономерности.

Ниже приводятся необходимые требования к психотерапии, суммированные по работам ведущих отечественных специалистов: 1. наличие целей, задач и методов (последних в настоящее время насчитывают более 450), постановка и выбор которых определяются: а) конкретными клиническими симптомами, б) личностными особенностями больного и его реакциями на болезнь, в) участвующими в развитии и оформлении заболеваниями психологическими факторами, г) медицинской квалификацией болезни и ее этапом;

2. определяемые требованиями п. 1 диагностические процедуры — собственно медицинские и медико-психологические и их диагностическая интерпретация; 3. принцип индивидуализации лечения—даже при проведении ее в семейном или групповом форматах психотерапия всегда направлена на лечение отдельного, именно этого больного со всеми особенностями и механизмами развития и лечения его заболевания; 4. проведение специально обученным психотерапии врачом.

Таким образом, определяющие психотерапию параметры связаны как с необходимым условием с использованием психологических (небиологических, нефизических) средств воздействия на болезнь или симптом, но необходимые и достаточные условия создаются лишь при наличии перечисленных требований. Создается внешне парадоксальная, но внутренне совершенно закономерная ситуация, когда одни и те же действия квалифицируются не как психотерапия в одной ситуации и как психотерапия в другой: если "простой человек" делает что-то — это не психотерапия, если специалист — психотерапия. И это, безусловно, так, ибо психотерапия это не только и не столько использование того или иного психологического механизма как такового, сколько использование его как структурного элемента психотерапевтической системы, для которой "…главным методом и лечащим средством становится не та или иная психотехника, а особая форма взаимоотношений терапевта и пациента в процессе психотерапевтического контакта… 1. Отвечает ли одитинг такой характеристике?



Страница сформирована за 0.55 сек
SQL запросов: 191