АСПСП

Цитата момента



Плохая примета - ехать ночью… в лес… в багажнике…
Милый, мы скоро приедем?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Правило мне кажется железным: главное – спокойствие жены, будущее детей потом, в будущем. Женщина бросается в будущее ребенка, когда не видит будущего для себя. Вот и задача для мужчины!

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как быть мужем, как быть женой. 25 лет счастья в сибирской деревне»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера-2009

IV.2. Одитинг

Понятие одитинга (от латинского audire — слушать; в английском audit — проверять, проводить ревизию, посещать курс в качестве вольнослушателя) — одно из ключевых в дианетике. Он определяется, как "действие, которое заключается в том, что человеку задают вопрос (который он может понять и на который он может ответить), получают ответ на этот вопрос и дают ему подтверждение ответа[49]. Во всех дианетических текстах подчеркивается, что одитинг — не лечение и не психология. Он направлен не на болезнь или те или иные ее симптомы, а на избавление человека "от вредного воздействия инграмм, инграмм болезненных эмоций и локов[50]. Цель одитинга — приближение к состоянию клира, т.е. освобождение от того, что Хаббард называет реактивным умом, в результате чего разум перестает испытывать искажающие влияния прошлого опыта[51]. Уже только поэтому[52] при самом тщательном анализе одитинг не может быть отнесен к психотерапии — он не отвечает ни каждому из критериев психотерапии в отдельности, ни, тем более, их совокупности.

Подход одитинга подчеркнуто не клиничен, что непосредственно следует из общих положений Дианетики. Это четко регламентированная 10-шаговая процедура, в которой действия одитора подчинены строгим правилам, не зависящим от индивидуальных особенностей клиента (преклира) и не связанным с его проблемами и жалобами, даже если таковые есть

"Для одитора не имеет большого значения, что именно болит у пациента, единственное, что ему нужно, — это использовать хроническую болезнь для того, чтобы найти цепь инграмм сочувствия, "…можно остановить прогрессирование различных склонностей, неврозов, привычек, пагубных занятий, или предотвратить их появление. Это делается путем проведения индивидууму стандартных саентологических процессов, не уделяя особого внимания тому типу неспособностей, с которым мы имеем дело[55]. В одитинге нет обычных для психотерапии этапов, нет формулировки и прояснения жалоб и проблем, нет выбора адекватных им методов, нет обращения к личностным содержаниям и их значениям, нет формулировки диагноза (физического, психиатрического, психологического), нет предписаний или рекомендаций, нет личностных реакций, личностной поддержки или конфронтации и т.д., т.е. нет всего того, что в психотерапии необходимо и занимает очень значительное место.

Одитор по существу и формам своего поведения демонстративно отличается от психотерапевта: клиент продвигается от воспоминания к воспоминанию, а одитор лишь регулирует количество и глубину прохождений каждого из воспоминаний. Чем меньше одитор говорит — тем лучше устанавливается отмена после сессии всего сказанного одитором. Это последнее диаметрально противоположно линии психотерапевта, который обычно стремится к тому, чтобы его слова и действия оказывали свое влияние и после сессии (работе пациента между сессиями придается очень большое значение). Согласно же Дианетике слова и поведение одитора способны становиться новыми инграммами клиента, и поэтому их следует минимизировать или избегать ("Одитор должен сохранять молчание во время терапии, не разговаривать сверх того, что совершенно необходимо для Дианетики во время сессии… Одитор не должен говорить лишнего, никогда нельзя давать пациенту никакой информации о его кейсе, включая оценку событий и поступков, а также прогнозы о дальнейшем времени, нужном для терапии"). Развернутые протокольные записи одитинга, в том числе и проводимого Хаббардом[57], убедительно свидетельствуют о том, что собственно личностного вмешательства одитор не производит. Это следует из основных положений Дианети-ки, где, в частности, указывается: "Нас интересует механическое действие ума. (…) …акцент ставится на приведение ума к оптимальному, действующему состоянию у нормальных или просто невротических люЯей..: Ум — это отлично построенный компьютер… Инграммный банк, а не пациент является целью… Задача и единственная цель терапии —ликвидировать содержимое реактивного инграммного банка"[58].

Многие оппоненты Дианетики на этом основании упрекают ее в игнорировании человеческой уникальности, принижении, подавлении, роботизации личности, хотя Дианетика достаточно четко оговаривает этот момент: "Каждый человек очень отличается от любого другого. Отличается их жизненный опыт, и их динамики имеют различную силу. Единственная постоянная величина—механизм реактивного инграммного банка, только это остается без изменений. Содержимое банка колеблется от человека к человеку как по количеству содержания инграмм, так и по интенсивности этого содержания, но механизм действий банка (а потому и основные законы Дианетики) во все века остается постоянным для всех людей…"[60] [выделено мной — В.К.], "В Саентологии конечным результатом обучения и выполнения упражнений является восстановление осознания самого себя как духовного и бессмертного существа"[61]

Упреки в дегуманизации не кажутся корректными. Во-первых, потому что многие методы, считающиеся сегодня лечебными (вспомним, что первая реакция ученого мира на психоанализ 3. Фрейда выразилась в словах: это предмет для уголовной полиции, а не науки) при желании можно упрекнуть в том же: психоанализ — в игнорировании сознания, поведенческую терапию — в сведении личности к рефлексам, когнитивную психотерапию — в сведении ее к иррациональным стереотипам, не говоря уже о нейролингвистическом программировании или терапии движением глаз по Ф. Шапиро (в дискуссиях между представителями разных психотерапевтических школ такие и подобные упреки — скорее правило, чем исключение). Во-вторых, потому что одитинг — процедура освобождения от того мешающего и искажающего в работе разума, что открывает пути совершенствования и личностного роста ("Артистизм, сила личности, индивидуальность присущи исходной личности человека, а не реактивному уму[63]; чтобы помочь личности — не обязательно обращаться к личностным содержаниям. В-третьих, наконец, потому что одитинг в собственном понимании Саентологии — разновидность религиозно-философской практики, а не психотерапия; без учета этого те же упреки можно предъявить йоге в Индии или шиатцу в Китае, многим православным практикам.

Игнорирование религиозного характера Саентологии и отличий одитинга от психотерапии по описанным» выше критериям приводит к тому, что одитинг рассматривается через призму известных психотерапевтических методик. В нем усматривают элементы релаксационного тренинга, метода систематической десенсибилизации, эриксонианского гипноза, разрыва стереотипов, введения в транс и др. А смешение понятий, связанных с психологией, приводит к утверждениям о том, что дианетические технологии "..являются по своей сути социально-психологическими и психотерапевтическими услугами"[65]. Мне уже приходилось (вне рамок настоящей экспертизы) отмечать, что методы и техники психотерапии "кристаллизуются" из жизни, процесс психотерапии может моделироваться, и сплошь и рядом моделируется, в широком круге нетерапевтических ситуаций, даже принося участникам облегчение, но от этого не становясь психотерапией[66]. Поведение священника, исповедующего прихожанина своей церкви, или молитва оказывают мощный целительный эффект, но не являются психотерапией, как не являются ею релаксирующее баюкание матерью ребенка или дружеский разговор в трудную минуту. Психотерапия, я уже отмечал, процесс умышленный и осознаваемый. Она не просто спонтанное поведение и не отлаженное функционирование методов и техник, но промысел (от промысливать), намечающий конкретную цель, пути и этапы ее достижения, планируемые результаты. В ней каждый следующий шаг определяется результатами предыдущего: стратегические и тактические цели достигаются на путях гибкого ситуативного реагирования и творчества, язык которого задан психотерапевтическим направлением и школой. Метод же работы оди-тора с кейсом — стандартное использование выработанных процедур (это не отменяет развития технологий: "Метод атаки на проблему может быть всегда усовершенствован за счет: дальнейшего изучения характера факторов проблемы; новых искусств и технологий, которые можно применить в проблеме; усовершенствования нашего умения применять существующие технологии и искусства. Не нужно считать существующую технологию и искусство оптимальными просто потому, что они справляются с задачей. Время и простота в работе могут быть улучшены новыми методами или при помощи совершенствования мастерства в применении старой технологии. (…) Нужно, чтобы ни один одитор не почивал на лаврах с данной процедурой и никогда не оставлял попыток ее улучшать"[67]).

IV.3. Одитинг и осложнения

Отождествление одитинга и психотерапии приводит к искажению представлений об одитинге и его опасности. Так, А. А. Скородумов видит в одитинге "причудливую комбинацию элементов релаксационного тренинга и систематической десенсибилизации". При этом одитингу приписываются черты систематической десенсибилизации, не содержащиеся в использованных при экспертизе руководствах по Дианетике, а именно "строгая иерархическая последовательность воспроизведения ситуаций, вызывающих состояние тревожности" — от более легких к более тяжелым. Однако, 1) одитинг следует в принципиально ином направлении — не от легкого к тяжелому, но от поиска, нахождения и ликвидации самой ранней инграммы — к стиранию остальных[69],2) преклира не просят найти самое легкое воспоминание, чтобы потом подниматься по ступеням тяжести, но работают согласно принципу от простого (не сложнее, чем клиент может выполнить) к сложному — обращение к инциденту всегда регулируется инструкцией: "Найдите инцидент, который, как вы чувствуете, вы можете рассматривать без неудобств"[70], это касается всех инцидентов, с которыми проводится работа, 3) в развернутом примере одитинга[71] работа с преклиром начинается со смерти ее матери за 4 месяца до одитинга — едва ли можно считать это легкой ситуацией, 4) систематическая десенситизация всегда сфокусирована на определенном симптоме, чего нет в одитинге, и проводится совершенно иными средствами, чем одитинг, что и определяет ее как методику поведенческой терапии, в отличие от одитинга или, например, обычной подготовки человека к получению тяжелой вести путем постепенного утяжеления сообщений.

Там же А. А. Скородумов, трактуя одитинг как релаксационный тренинг, приводит цитату из "Психотерапевтической энциклопедии" об осложнениях при "поведенческой релаксации". В таблице слева приводится текст оригинала, справа — приводимый А. А. Скородумовым текст цитаты.

Комментарии к столь, мягко говоря, недобросовестному "цитированию" излишни — автор, "перекладывая" текст оригинала так, как это ему удобнее, не только нарушает этику научной работы и закон об авторских правах, но и грубо дезориентирует читателя, ибо, искажая текст, еще и умалчивает о том, что говорится в начале "цитируемой" им статьи о поведенческой релаксации: "Чаще всего используются такие методы аутогенной (самостоятельно вызываемой) релаксации, как нервно-мышечная релаксация, аутогенная тренировка, медитация, контроль дыхания и различные формы биологической обратной связи. Поведенческие аутогенные методы релаксации широко практиковались в восточных культурах. На Западе эти методики стали изучаться и использоваться сравнительно недавно".

В своем комментарии к измененному п. 2 автор отмечает, что запрет на прием лекарств накануне дианетических занятий обусловлен именно этим, но Хаббард мотивирует это иначе: "…цель Саентологии — достижение преклиром более высокого селф-детерминизма. Это немедленно исключает гипноз, наркотики, алкоголь и прочие механизмы контроля… в этих вещах не только нет необходимости, но… они прямо противоречат целям, заключающимся в повышении способностей преклира", "Однако существуют некоторые препараты, которые помогают ревери. Самый распространенный из них и наиболее доступный — это крепкий кофе. (…) Аптечные стимулирующие лекарства использовались с некоторым успехом… Они достаточно пробуждают ум, чтобы он мог преодолеть инграммные команды. Эти возбудители обладают и отрицательным качеством: они уменьшают количество Q [Q, по Хаббарду, невыясненная пока форма энергии] в организме.[75] Замечу, что приведенные слова Хаббарда вполне согласуются с оригиналом статьи "Релаксация" в "Психотерапевтической энциклопедии".

Текст оригинала
Цитата

1. Утрата контакта с реальностью. Этот тип нарушения характеризуется развитием острых галлюцинаторных состояний (как слуховых, так и зрительных) и бреда (обычно параноидного типа) Могут возникать также деперсонализация и необычные соматические ощущения. Поэтому больным с аффективными психозами или психозами с нарушениями мышления не рекомендуется использовать методики, вызывающие глубокую релаксацию Необходимо также уделять особое внимание пациентам, склонным к чрезмерному фантазированию, так как глубокая релаксация может обострить их состояние

1. Утрата контакта с реальностью, что влечет за собой развитие острых слуховых и зрительных галлюцинаций, бреда параноидного типа, необычные соматические ощущения и деперсонализацию. Именно поэтому больным с аффективными психозами ли психозами с нарушениями мышления не рекомендуется погружение в состояние глубокой релаксации, как не рекомендуется это делать и людям, склонным к чрезмерному фантазированию.

2. Реакции на лекарственные препараты. Индуцирование у пациента трофотропного состояния может усилить действие любого лекарственного препарата или другого химического вещества. Особое внимание надо обращать на больных, принимающих инсулин, седативно-снотворные или сердечно-сосудистые препараты. В таких случаях систематическое применение релаксации может, в конечном счете, привести к устойчивому снижению доз принимаемых препаратов (Чем, кстати, достаточно часто и успешно пользуются в клинике — В.К.)

2. Усиление действия любого лекарственного препарата вследствие индуцированного трофотропного состояния

3. Панические состояния. Панические состояния характеризуются высоким уровнем тревоги, связанной с ослаблением поведенческого контроля при релаксации, проявляются в частичной утрате чувства безопасности, а в некоторых случаях и в появлении сексуально окрашенных эмоций. При работе с такими пациентами желательно использовать конкретный релаксационный метод (например, нервно-мышечную релаксацию или биообратную связь), а не более абстрактный подход (такой как медитация)

3. Возникновение панических состояний, что объясняется ослаблением поведенческого контроля и утратой чувства безопасности.

4. Преждевременное высвобождение вытесненных представлений. Нередко в состоянии выраженной релаксации в сознание пациента проникают глубоко вытесненные мысли и эмоции. Хотя в некоторых психотерапевтических школах такие реакции могут рассматриваться как желательные, они могут быть восприняты пациентом как носящие деструктивный характер, будучи неожиданными или слишком интенсивными для того, чтобы конструктивно работать с ними на данном этапе терапевтического процесса. Прежде чем применять релаксационные методики, психотерапевт может проинформировать пациента о возможности появления таких предъявлений. Он также должен быть готов оказать помощь пациенту, если такие явления возникнут.

4. Проникновение в сознание глубоко вытесненных мыслей и эмоций, которые могут быть восприняты как носящие деструктивный характер. Вследствие неожиданности их появления или интенсивности даже не каждый терапевт может быть готовым к тому, чтобы конструктивно работать с ними на данном этапе.

5. Чрезмерное трофотропное состояние. В некоторых случаях применение релаксадюнных методов в терапевтических целях может вызывать чрезмерное снижение уровня психофизиологического функционирования пациента. В результате этого могут наблюдаться следующие феномены: 1) Состояние временной гипотензии. Прежде чем применять релаксационные методики, психотерапевту следует знать, каково артериальное давление пациента в состоянии покоя; если оно ниже 90/50 мм рт. ст., должны быть приняты меры предосторожности. Головокружение и обморок можно предотвратить, если предложить пациенту открыть глаза, потянуться и оглядеть комнату при первых признаках головокружения Необходимо также попросить его подождать 1 - 3 минуты, прежде чем вставать после сеанса релаксации. 2) Состояние временной гипогликемии. Глубокая релаксация оказывает на некоторых людей инсулиноподобное действие и может вызывать у них гипогликемическое состояние, если пациент предрасположен к реакции такого рода или если он не поел в этот день как следует. Это означает, что он должен быть осведомлен о мерах предосторожности и возможных нежелательных побочных эффектах"

5. Чрезмерное снижение уровня психофизиологического функционирования может привести к гипотензии (гипотонии) и гипогликемии"

Перечисленные осложнения связаны с глубокими степенями релаксации, редки и преходящи, так что они крайне редко описываются даже в руководствах (в "Психотерапевтической энциклопедии" они приводятся по единственной работе 1985 г.) . Аутогенная тренировка, связанная с достаточно глубокой релаксацией, рассматривается как действенное психоги-гиенйческое и психопрофилактическое средство: "В настоящее время аутогенные тренировки прочно вошли в систему подготовки спортсменов, все шире применяются в производственных коллективах и на транспорте в виде психогигиенических эмоционально-разгрузочных процедур"[77] и используются для самостоятельных упражнений[78]; в "Психотерапевтической энциклопедии" они характеризуются как позитивно влияющие на состояния стресса. Более того, метод углубленной саморелаксации А. Бираха[79], связанный, как минимум, с достижением летаргического состояния (сонливость, расслабленность, равнодушие) прямо предназначен для самостоятельного использования; обсуждая его, Л. П. Гримак, подчеркивает: "Только в исключительно редких случаях человек, который ввел себя в состояние глубокой физической и психической расслабленности, остается в этом состоянии дольше, чем ему хотелось бы. Как правило, такие случаи указывают лишь на то, что он еще недостаточно подготовил себя к данному виду самовоздействия. Чувство расслабления бывает настолько приятным, что не всегда в одинаковой степени хочется возвращаться к действительности, В этом случае чаще всего развивается нормальный сон, который заканчивается через определенное время естественным пробуждением\'[80].

В искаженных пп. 1, 3 и 4 А. А. Скородумов проводит мысль о якобы доступной не каждому терапевту конструктивной работе с состояниями "проникновения в сознание глубоко вытесненных мыслей и эмоций". В этой связи сошлюсь на основанную на клиническом опыт&работу В. П. Колосова, который отмечает, что при утрате раппорта, отмеченной им у 12 из 50 пациентов с соматическими расстройствами, в ходе гипноза "Фабула переживаний всегда соотносится с аффектом, в "рубедо" (К. Юнг), где доминируют феерические картины полета, космоса, храмов, богов, ангелов, солнца, золота, пациенты испытывают чувство свободы, любви, необычного подъема. Картины "альбедо" или "нигредо" интегративно отражают относительно безразличную или негативную фабулу специфического гипнотического опыта". Он подчеркивает: "Форма самовыражения в виде гипнотического спонтанного опыта не носит патологического характера и наиболее близка к сновидениям в просоночных состояниях или напоминает глубокую аффективную захваченность, которая бывает, например, при просмотре интересного кинофильма у детей". Напомню, что речь идет о гипнозе, т.е. о состоянии особенно глубокой релаксации.

По сравнению с перечисленными видами релаксации ее элемент в одитинге минимален и направлен лишь на фиксацию внимания на самой процедуре одитинга — все, что должен сделать преклир, это закрыть глаза. Собственно поведенческой релаксации, о которой говорит А. А. Скородумов, нет: "Бессознательность, '' «одурманенность» или возбуждение преклира не являются признаком хорошего состояния. Это потеря обладания. Никогда нельзя доводить преклира во время процессинга до бессознательности или «одурманенности».

Нужно всегда поддерживать его бодрость. Перед началом процедуры одитинга человек информируется о том, что будет полностью осознавать все происходящее и сможет прекратить процесс, когда сам этого захочет. Судя по уже упоминавшимся протоколам сессий одитинга, сколько-нибудь глубокой релаксации в нем не происходит, а стало быть, вероятность упоминавшихся осложнений ничтожно мала. С этими преходящими побочными эффектами, как замечают Хаббард, Эверли и Розенфельд (по их работе описывает осложнения "Психотерапевтическая Энциклопедия"), знакомыми целителям-непрофессионалам и "простым людям" по их обыденной жизни, нетрудно справиться, и нет никаких оснований думать, что аналогичные состояния, если бы они и возникали в одитинге, представляют собой ту опасность, о которой говорит А. А. Скородумов. Надо заметить, что никаких доказательств своих утверждений, с которыми можно считаться как с научными, он не приводит.

Наконец, в числе опасностей одитинга указывают на то, что "посредством одитингов саентологи получают информацию, которая создает эмоциональную уязвимость их адептов, а также позволяет программировать сознание в соответствии с целями организации, не встречая сопротивления со стороны самих адептов.Учитывая стилевые особенности текстов Хаббарда, к этому часто добавляют, что в них используются методы эриксоновского гипноза. Однако, такие утверждения не доказываются фактическими данными и не отвечают на ряд вопросов: 1) чем получаемая в одитинге информация отличается от получаемой по любым другим каналам? 2) какая именно информация создает эмоциональную уязвимость и что этот термин имеет в виду? 3) как она позволяет программировать сознание и что именно имеется в виду под программированием сознания? 4) какие цели организации имеются в виду, чем они отличаются от заявляемых в текстах Церкви Саентологии целей и каковы доказательства существования целей, обусловливающих "программирование сознания", 5) какие именно техники эриксоновского гипноза использованы в текстах Хаббарда? Ответ на эти вопросы необходим, ибо одна из утверждаемых целей Дианетики, как отмечалось выше, повышение селф-детерминизма, а проведение одитинга завершается отменой любых внушений, который мог сделать одитор в процесс работы — то есть, так наз. "программирование" противоречит целям Саентологии, принимаются меры для снятия даже ненамеренных и случайных эффектов внушения.

Кроме того, это последнее опасение грубо противоречит предшествующим утверждениям А. А. Скородумова об одитинге как поведенческой релаксации. Сошлюсь еще раз на статью в "Психотерапевтической энциклопедии": "Часто отмечаются сдвиги в структуре личности пациентов, использующих релаксационные методы в течение продолжительного времени. Согласно научным данным, эти сдвиги способствуют укреплению психического здоровья. Самым заметным является повышение степени интернальности (принятия ответственности на себя — В.К.) в поведении, развитие более адекватной самооценки. Хотя результаты этих исследований имеют предварительный характер, они представляют интерес для психотерапии, а также для охраны психического здоровья"**.

Без серьезной научной проверки любые утверждения об опасностях такого типа представляют собой частные мнения и не могут считаться обоснованными. Способностью такой проверки современная психодиагностика располагает и, судя по тому, что даже активные оппоненты Саентологии имеют возможность установления рабочих контактов с центрами Дианетики, перспективы обследования представляются вполне реальными.



Страница сформирована за 1.65 сек
SQL запросов: 191