АСПСП

Цитата момента



Не привязывай, если человек душевно не взрослый и отвязываться не умеет.
Пусть пока погуляет на свободе!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Скорее всего вынашивать и рожать ребенка женщины рано или поздно перестанут. Просто потому, что ходить с пузом и блевать от токсикоза неудобно. Некомфортно. Мешает профессиональной самореализации. И, стало быть, это будет преодолено, как преодолевается человечеством любая некомфортность. Вы заметили, что в последние годы даже настенные выключатели, которые раньше ставили на уровне плеча, теперь стали делать на уровне пояса? Это чтобы, включая свет, руку лишний раз не поднимать…

Александр Никонов. «Апгрейд обезьяны»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Упражнения на подразумеваемую директиву

1. Подразумеваемая директива выработана в клинической практике, но не существует никаких исследовательских данных, экспериментально подтверждающих ее полезность. Может ли читатель изобрести подразумеваемые директивы, которые могут пройти объективную проверку контролируемым экспериментальным повторением?

2. Изобретите подразумеваемые директивы, которые будут способствовать переживанию всех основных гипнотических явлений.

3. Изобретите подразумеваемые директивы, которые будут способствовать переживанию внутреннего обучения, направленного на терапевтически полезные цели (например, высвобождение бессознательного от ограничений запрограмированности Эго конкретного пациента, ради поиска нового решения проблемы).

4. Поскольку подразумеваемая директива включает непроизвольный сигнал о том, что внушение выполнено, ее можно использовать вместо “вызова” для проверки эффективности трансовой работы. В классических подходах к обучению трансу операторы “тестировали” и “доказывали” глубину и валидность транса и силу своих внушений “вызовом”, который они бросали субъектам — попытаться открыть глаза или расцепить руки, когда им было внушено, что они не могут этого сделать. Если субъекты не могли открыть глаза, то они проходили испытание и валидность транса была установлена. Подразумеваемая директива добивается тех же самых целей значительно более конструктивным и терпимым образом. Она сохраняет локус контроля внутри пациента, где ему и место, вместо того чтобы создавать иллюзию контроля терапевта. Таким образом, она является ценным индикатором и для субъекта и для терапевта, что желаемая реакция действительно имеет место. Терапевт может теперь научиться изобретать подразумеваемые директивы как индикаторы любой стадии развития и завершения внушения, требующих внутренних реакций (воспоминания, ощущения и т.д.), которые в других условиях скрыты от наблюдения терапевта.

Вопросы, которые фокусируют, внушают и подкрепляютc "внушают и подкрепляют"

Один из наиболее удивительных аспектов подхода Эриксона состоит в том, как он использует вопросы для фокусировки внимания, для косвенного внушения и одновременно для подкрепления. В повседневной жизни вопросы кажутся такими невинными. Когда другие люди задают нам вопрос, часто это бывает вызвано их собственными нуждами, и вопрос предполагает, что мы что-то знаем и нам совсем не трудно им помочь. Вопросы, содержащие просьбу о помощи, указании, совете и т.д., относятся к этой категории и весьма полезны для фокусировки внимания. Еще одна полезная категория вопросов относится к способностям: можете ли вы сделать то-то и то-то? Вопросы о способностях часто имеют сильное мотивационное свойство после многих лет усилий, когда в детстве, подростковом возрасте и юности мы пытались ответить на развивающий вызов: “Я попытаюсь и, спорим, я сумею!”. Вопросы о способностях полезны для мотивации пациентов при условии, что требования их не слишком велики. Нам следует быть осторожными, поскольку эти вопросы могут быть также коварными и деструктивными, когда они переживаются как безжалостная ситуация экзаменов или допроса.

Недавние исследования (Sternberg, 1985; Shevrin, 1985) показывают, что когда человеку задают вопросы, его мозг продолжает исчерпывающий поиск по всей системе памяти на бессознательном уровне даже после того, как ответ найден, и на сознательном уровне он удовлетворителен. Разум сканирует 30 пунктов в секунду, даже когда человек не сознает, что поиск продолжается. Результаты таких поисков на бессознательном уровне видны на примере многих знакомых переживаний повседневной жизни. Как часто мы забываем имя или название предмета, и затем оно вдруг всплывает само собой через несколько минут после того, как наш сознательный разум перешел к чему-то другому? Как часто мы бываем сознательно удовлетворены решением, а затем вдруг возникают новые сомнения и, возможно, через короткое время автономно приходит лучший ответ? Тот факт, что такой бессознательный поиск и узнавание происходит в ответ на вопросы даже после того, как сознание явно удовлетворено и занято чем-то другим, является подтверждением ранних исследований Эриксона, в которых он поддерживал спорную в то время точку зрения, что разум может быть занят одновременно двумя абсолютно независимыми задачами — одной на сознательном и другой на бессознательном уровне (Erickson, 1938; 1941). Это задействование бессознательных ресурсов представляет собой самую суть косвенного подхода, благодаря которому мы стремимся использовать непризнанные возможности пациента, чтобы вызвать гипнотические явления и терапевтические реакции.

Как обычно, Эриксон демонстрирует свой косвенный подход даже в использовании вопросов, которые типичным образом структурируют внутренние ассоциации пациента с помощью импликации. Вопросы часто подразумевают директивы. Они часто используются для депотенциализации сознательных установок, чтобы пациент стал более открытым для новых возможностей реагирования. Давайте проанализируем несколько вопросов Эриксона. Практически невозможно аккуратно классифицировать эти вопросы, поскольку даже самые простые из них очень сложны по своим импликациям и результатам.

Какая рука легче?

Фокусирует внимание на руках. Косвенно внушает, что одна рука будет легче и может левитировать. Подкрепляет легкость и возможность левитации как адекватную реакцию. Является подразумеваемой директивой в той мере, в которой требует гипнотической реакции для адекватного ответа. Иллюзорный выбор и двойная связка также включены в действие, поскольку человека обязывают дать гипнотическую реакцию независимо от того, какая рука ощущается как более легкая. Этот вопрос косвенно депотенциализирует сознание, поскольку он так необычен, что “нормальные” и привычные рамки сознания Эго не могут с ним справиться, поэтому пациент должен ждать, пока не возникнет бессознательная или автономная реакция.

Почему Джон только что ушел?

Этот вопрос в контексте данного сеанса, где миссис Л. видела Джона в качестве галлюцинации, служит в первую очередь косвенным внушением прекратить галлюцинировать. Он работает путем импликации и рефокусирует внимание.

Вы хотите, чтобы доктор Росси на вас смотрел?

В контексте данного сеанса, когда миссис Л. видит себя в галлюцинации обнаженной выше пояса, этот вопрос в значительной степени ратифицирует галлюцинаторное переживание с подразумеваемой директивой, что она должна проявить какую-то реакцию на то, что она обнажена перед относительно малознакомым человеком (она прикрыла грудь руками).

Вам приятно

(Пауза)

не знать, где вы находитесь?

Это косвенное составное внушение, которое обретает силу из многих источников. Оно является составным, поскольку одновременно задаются два вопроса: Вам приятно? Вы не знаете, где вы? Ответить на такой двойной вопрос настолько трудно, что пациент часто просто повинуется ему и ему “приятно, что он не знает, где он”. Использование отрицания “не знать” является дальнейшим источником замешательства, которое часто слишком трудно распутать, поэтому пациент просто повинуется. “Вам приятно” косвенно внушает удовольствие и является, таким образом, подкреплением.

Из этого анализа очевидно, что мы только подходим к самому началу нашего понимания языка вообще и вопросов в частности. Гипнотерапевт должен бы провести как можно более тщательное исследование этой области семиотики, известной как прагматика, взаимоотношений между знаками и пользователями знаков (Morris, 1938; Watzlawick, Beavin and Jackson, 1967; Watzlawick, Weakland and Fisch, 1974).

Упражнения с вопросами для анализа

1. Проведите сходный анализ по следующим вопросам, а также по любым другим, которые вы найдете интересными в наведениях, содержащихся в этой книге.

Вы хотите войти в транс сейчас или попозже?

Где ваше тело испытывает наибольшее чувство комфорта?

Можете сказать “что-нибудь”? (Обратите внимание, что вопрос используется как тест на буквализм.)

Вы в самом деле понимаете? (Ударение голосом на “в самом деле”)

Умеете ли вы наслаждаться тем, что расслабились и не обязаны помнить?

Ваше бессознательное может справиться с этой проблемой?

Вам комфортно не знать, кто я?

Вопросы для косвенного наведения транса

Одна из самых полезных форм внушения — это вопрос, который (1) фиксирует и фокусирует внимание и в то же время (2) помогает субъектам войти в свою собственную матрицу ассоциаций в поисках полезных форм реакции, которые (3) можно перестроить в новые паттерны поведения. Эриксон нередко наводит транс и проводит весь гипнотерапевтический сеанс в виде серии вопросов.

1. Какого рода транс вы хотели бы пережить?

2. Сколько времени вам понадобится, чтобы войти в этот транс?

3. Как вы узнаете, что начали испытывать транс?

4. Вам и теперь кажется, что вы все еще вполне бодрствуете?

5. Насколько, по вашим ощущениям, вы уже вошли в транс?

6. Как скоро ваш транс станет глубже?

7. Вы мне дадите знать, когда он будет достаточно глубоким, хорошо?

8. Что бы вы хотели теперь испытать в этом трансе, пока он углубляется? Или хотите, это будет сюрприз? рано или поздно?

9. Вы ведь позволите своей руке (пальцу, голове) шевельнуться, как только она станет теплее (холоднее, онемеет и т.п.)?

10. И вы не знаете, в какой мере хотели бы сохранить это онемение после того, как проснетесь, верно?

Каждый из этих вопросов вызывает ассоциативную реакцию на различные аспекты внутреннего переживания транса пациентом. Результатом первых трех будет реинтеграция опыта предшествующих трансов и в то же время усиление мотивации пациента к тому, чтобы испытать их теперь. Вопросы 4 и 5 помогают пациентам оценить свое состояние на текущий момент и помочь перейти от бодрствования к трансу. Вопросы 6 и 7 завершают этот переход и создают сигнальную систему, чтобы пациенты могли дать знать терапевту, когда достигнут транса достаточной глубины. Вопросы 8, 9 и 10 являются вариациями, при помощи которых можно исследовать вызывание практически любого гипнотического явления или постгипнотической реакции. Таким образом, вопросы являются способом, с гарантией обеспечивающим переживание транса. Вопрос, более чем любая другая форма гипноза, по-видимому, автоматически включает отдельные аспекты конкретного явления так, что они могут быть выражены в виде возможной гипнотического реакции.

Фрагментарное развитие транса

Нам представляется, что транс лучше наводить отдельными фрагментами, чем сразу требовать все. Метод вопросов позволяет пациентам переживать транс постепенно. Он также дает возможность терапевту постоянно наблюдать процесс и знать, где пациент в каждый данный момент находится. Это похоже, но не идентично фрагментации по Фогту (Weitzenhoffer, 1957; Kroger, 1963) и процессу “гетероактивной гипервнушаемости” (Hull, 1933), по которому следование одному внушению обычно увеличивает вероятность следования и другому.

Р: Почему лучше наводить транс фрагментами?

Э: Наводите маленький фрагмент транса, потом еще один. Потом их можно связать.

Р: Отдельные фрагменты транса создаются вопросами, которые срабатывают как внушения в состоянии бодрствования? Каждое внушение в состоянии бодрствования, которое принимается, добавляет еще один фрагмент транса?

Э: Да, и затем вы их связываете. Сначала вы создаете каталепсию руки. Затем вы добавляете: “И онемение, вы заметили?”. “И вы не можете оторвать взгляда от этой руки?”. “Ничего, кроме руки, не видите?”. “Все несущественные звуки куда-то пропали?”

Р: Эти вопросы последовательно наращивают транс добавлением возможных переживаний анальгезии и анестезии, неподвижности глаз и головы, негативной зрительной и слуховой галлюцинации несущественных фоновых деталей.

Упражнения на использование вопросов c "Упражнения на использование вопросов"в качестве внушений

1. Напишите текст для полного наведения, используя только вопросы, начиная транс со следующих явлений:

а) левитация руки;

б) фиксация взгляда;

в) релаксация;

г) любое другое по вашему выбору, такое как визуализация и т.д.

2. Сформулируйте серию вопросов, которые сконцентрируют внимание субъекта таким образом, чтобы вызвать переживание каждого из классических гипнотических явлений.

3. Сформулируйте серию вопросов, которые сфокусируют воспоминания и ассоциации пациента таким образом, чтобы способствовать терапевтической реакции.

4. Подход к наведению транса с помощью вопросов очень сходен с интроспективными подходами, которые используются во многих школах психотерапии. Активное воображение по К.Г. Юнгу (Jung, 1963; Rossi, 1972), медитативные методы в психосинтезе Ассаджиоли (Assagioli, 1965) и диалоги гештальт-подхода (Perles, 1969) фокусируют внимание индивида на внутренних реальностях. Таким образом, они являются трансоиндуцирующими, несмотря на то, что их изобретатели обычно этого не признают. Такие методы можно рассматривать как косвенные подходы к трансу, несмотря на то, что они не связываются с гипнозом. Тождественность между периодами интроспекции и транса была продемонстрирована Эриксоном в его раннем исследовании с Кларком Л. Халлом (Erickson, 1964), когда он обнаружил, что группы субъектов, которых попросили выполнить задание в состоянии интроспекции, испытывали поведенческие и субъективные переживания, сходные с теми, что у них были бы, если бы они прошли через классическое гипнотическоое наведение.

Для начинающего гипнотизера было бы поучительно давать субъектам задачи на интроспекцию и воображение, а затем просить их субъективно сравнить эти внутренние переживания с переживаниями классического гипнотического наведения. Какие сходные черты отмечаются в их внешнем поведении? Связи между подходами к трансу через интроспекцию-воображение и воображение как таковое (Sheehan, 1972) являются предметом многих современных исследований (Hilgard, 1970).

Депотенциализация сознательных психических установок: замешательство, водоворот мысли и креативность

Р: Вы держите пациентов в постоянном водовороте, немного лишенными равновесия, так чтобы они постоянно хватались за любую ориентацию, которую вы им предложите?

Э: Да.

Р: Это одно из творческих состояний внутри гипноза; состояние постоянного бурления, в котором пациент хватается за ту ориентацию, которую вы предложите.

Э: Совершенно верно.

Р: Это контрастирует с той ситуацией, когда вы предлагаете пациенту побыть спокойно в трансе (Erickson, 1965), чтобы проработать решение проблемы своим собственным способом.

Э: Когда человек входит в транс, вы его “покрутите”, пусть набьет шишек, а потом вы ему говорите, чтобы он спокойно поработал над этой проблемой. Сначала вы его оторвали от сознательных установок, затем сломали связи, которые, возможно, его ограничивали в работе с его собственной проблемой, а это очень важная вещь.

Р: Вы ломаете их привычные психические установки и сознательные предубеждения, которые противодействовали решению ими проблемы, и затем ориентируете их на креативную внутреннюю работу.

Э: Люди всегда склонны отложить работу над проблемой на завтра. А вы делаете сегодняшний день завтрашним, ломая эти сознательные установки, и держите их в состоянии бурления.

Р: Это все является составной частью техник замешательства и сюрпризов. Все эти подходы депотенциализируют ограничения сознательных установок.

В этом разговоре Эриксон объясняет важный аспект своей работы, способствование разрешению проблемы и повышение креативности. Ранее, в третьем сеансе, мы видели, что диаграмма наведения транса выглядела следующим образом:

ЗАМУТНЕНИЕ ВНЕШНЕЙ РЕАЛЬНОСТИ

в

ЗАМЕШАТЕЛЬСТВО

в

ВОСПРИИМЧИВОСТЬ К ПРОЯСНЯЮЩИМ ВНУШЕНИЯМ

в

ТРАНСОВАЯ РАБОТА КАК ТАКОВАЯ

В этом сеансе Эриксон далее разрабатывает тему важности замешательства. Замешательство (“вы их покрутите, и пусть они набьют шишек”) используется, чтобы “отделить людей от их сознательных психических установок”. Вы разбили связи, которые, возможно, мешали им прорабатывать свою проблему. Пациент является пациентом из-за ошибочных психических установок и ограниченных систем отсчета. Эриксон постоянно стремится пробиться сквозь эти жесткие ограничения, чтобы создать состояние бурления мысли, которое может высвободить творческий потенциал пациента.

Таким образом, замешательство становится одним из важных инструментов для разбивания жестких психических установок и запуска творческого процесса. Спонтанным примером такого процесса может послужить комментарий к этому сеансу, в котором Росси признает, что чувствует себя “в состоянии шока”, пытаясь пробиться через собственные умственные ограничения, чтобы понять, чему именно Эриксон пытается его научить. Это ощущение на самом деле возникало много раз. Ломка привычных для Росси систем отсчета в сочетании с трудностью понимания сложных способов, которыми Эриксон выражает свою мысль, иногда были достаточны для создания гипнотической атмосферы. Сложность мысли Эриксона обусловлена не ее абстрактной природой, а его привычкой использовать косвенные подходы, вопросы и импликации, которые постоянно переворачивают ассоциативные процессы слушателя такими способами, которые переживаются как необычные, и, возможно, не управляемые им самим (и, следовательно, гипнотические).

Многие из вербальных форм, которые Эриксон использует, чтобы создать замешательство, пробиться сквозь ошибочные сознательные установки пациента, уже знакомы нам: это провоцирующие вопросы, импликации, двойные связки, сюрпризы, неделание и незнание.

На простейшем уровне Эриксон мягко и настойчиво вновь повторяет все те вещи, которые пациенту не нужно делать или знать. Фактически он сообщает сознанию пациента, что оно может снять свой обычный контроль и управление и позволить бессознательному и автономным процессам принять управление на себя. Весь процесс наведения транса рассчитан на то, чтобы дать расслабиться этим привычным установкам сознания, транс углубляется и пациенты могут вырваться из привычных для их способа сознания ограничений, до такой степени, что они отказываются от того, что знают.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 191