АСПСП

Цитата момента



Родитель должен быть как шкаф: всегда быть на месте и ни во что не вмешиваться.
Говорят, что так говорят индусы

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Творить – значит оступиться в танце. Неудачно ударить резцом по камню. Дело не в движении. Усилие показалось тебе бесплодным?

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/israil/
Израиль

Незнание и неделание

Вам не нужно слушать, ваше бессознательное может реагировать само.

Вам не нужно знать [нечто] потому, что когда настанет момент, ваше бессознательное выдаст вам это знание.

Вы не знаете, когда вы собираетесь изменить темп дыхания [или что-то еще].

[беспокойному пациенту] Вы не знаете наверняка, когда вы снова почувствуете, что вам нужно двигаться.

Вам не нужно знать, где ваши руки [или что-то еще] находятся.

Я хочу, чтобы вы узнали,

что во что бы ни верил какой-то другой человек,

ваши верования,

ваши бессознательные верования, ваше бессознательное знание —

только это важно.

В течение

жизни, от младенчества и далее,

вы приобрели знания,

но вы не могли удерживать все

это знание на первом плане

вашего разума.

Отметьте в разделе наведения, как эти два последних внушения подводят к внушению Эриксона на забывание.

Тесно связаны с неделанием и незнанием родственные им гипнотические формы Утраты способностей, Отрицания, Сомнений, Противоречий и Противопоставления Противоположностей. Теперь мы рассмотрим каждое из них по очереди.

Утрата способностей

Эриксон любит формулировать внушения в форме утраты способностей, потому что это легко пережить, совместимо с базовой природой транса и довольно впечатляюще для демонстрации транса как измененного состояния сознания. Утрата способностей депотенциализирует обычную повседневную ориентацию в реальности человека и таким образом делает его более восприимчивым к измененным способам переживания.

Интересно будет пережить момент, когда вы не сможете больше держать веки открытыми.

Вы можете потерять способность поднимать вашу правую ладонь с колена.

И не будет ли удивительно, когда вы обнаружите, что не можете встать?

Отрицания

Эриксон очень детально изучил использование отрицания. Он восхищался одним актером, который мог сказать “нет” шестнадцатью различными способами, чтобы выразить шестнадцать различных оттенков значения от “абсолютно нет” до благожелательного согласия. Вот несколько примеров.

Значит, нет?

Когда это произносится с интонацией сомнения, то имеет отрицательное значение — “вы не сделаете этого”. Используется, только когда вы не хотите, чтобы субъект что-то сделал.

Вы это сделаете, разве нет?

Это отрицание слова “нет?” превращено в согласие, поскольку произнесено с вопросительной интонацией. Эриксон полагает, что такая фраза отвечает на потребность субъекта в негативном, чтобы уравновесить положительное “вы это сделаете”, которое ему предшествует; это предложение, таким образом, является примером его противопоставления противоположностей.

Исследования показывают, что отрицательные формулировки намного труднее понимать (Donaldson, 1959). Использование отрицания, таким образом, обычно депотенциализирует сознание. В трансе, когда предпочтительнее “не делать”, проще следовать внушению, чем пытаться распутать все, что из него вытекает.

Эриксон также полагает, что использование отрицания является еще одним способом поддерживать психологическое равновесие и компенсацией, как мы будем обсуждать позже, в противопоставлении противоположностей. Использование отрицания также позволяет терапевту предложить такой вариант, на котором может разрядиться и заместиться сопротивление пациента. Таким образом, его можно рассматривать как еще один метод обращения с “сопротивляющимся” пациентом. Использование отрицания с такими пациентами фактически гасит их собственную негативность таким способом, который может разрядить ее деструктивные аспекты и перенаправить в конструктивное русло.

Отрицание для обратного внушения

Еще один важный случай использования отрицания — для косвенного или обратного внушения. В одном случае некий пациент настаивал, что он не желает пробудиться. Эриксон принял это, но признал, что это будет неудобно, поскольку у него в этот день есть другие пациенты. Затем Эриксон совершенно искренне упомянул: он надеется, что пациенту не понадобится отправиться в туалет, поскольку это его разбудит. Конечно, пациент скоро обнаружил, что у него появилась необъяснимая необходимость воспользоваться туалетом и, таким образом, он вынужден был проснуться. Еще одним обратным внушением могло бы быть: “Прекрасно, вы могли бы попытаться остаться в трансе и не пробуждаться”. Слово “пытаться”, произнесенное с тонкой интонацией сомнения, в сочетании с предполагаемым усилием, которое потребуется, чтобы не пробудиться, дает конечный результат полного пробуждения субъекта.

В обратной ситуации, когда мы хотим усилить возможность транса, мы можем сказать: “Попытайтесь остаться бодрствующим, просто попытайтесь не входить в транс”. Субъект обычно героически сопротивляется трансу в течение нескольких минут, пока не чувствует такого изнеможения от предполагаемого усилия, что впадает в транс уже просто так. Эти результаты отрицательного внушения давно описаны Бодуэном (Baudouin, 1920) как закон обратного усилия: чем больше человек пытается сопротивляться внушению, тем сильнее он чувствует потребность его выполнить. Вайценхоффер (Weitzenhoffer, 1957) описал этот закон обратного усилия как псевдозакон. Фактически не существует никаких клинических или экспериментальных данных, которые показывают, что существует внутренне присущая необходимая связь между “попыткой сопротивляться” и “навязчивым желанием выполнить”. Вайценхоффер (1975) верит, что эффективность таких формулировок вызвана тем, что они содержат имплицитное внушение сделать нечто диаметрально противоположное тому, что, предположительно, внушается.

Сомнения

Использование сомнения — это тонкий процесс, который Эриксон обычно создает сомневающейся интонацией голоса в ключевых словах (в приведенных ниже примерах они выделены курсивом). Эриксон обычно использует малейшее и, возможно, неосознанное сомнение, которое уже испытывает пациент. Его утверждения по поводу такого сомнения являются сколь трюизмом, столь и внушением. Каково бы ни было сомнение, оно делает человека менее устойчивым и, таким образом, вынуждает его искать большей уверенности. Эриксон, разумеется, затем предлагает терапевтические внушения, которые помогут реструктурировать пациента удовлетворительным образом.

Вы в самом деле понимаете? — означает “не доверяйте вашему сознательному пониманию”.

И вы на самом деле поймете — означает то же самое, что “вы сейчас на самом деле не понимаете”.

Вы думаете, что вы полностью бодрствуете? — предполагает “вы не бодрствуете”.

И что, вы сейчас вполне в себе уверены? — предполагает “вы не уверены”.

Противоречия

Раскрытие противоречий внутри разума пациентов показывает неадекватность их обычных мнений и готовит путь для позитивного отношения к переживаниям, связанным с терапевтическим трансом. Эриксон устраивает из этого некую игру, когда помогает пациенту осознать противоречия между чувством и мыслью и, конечно, между сознанием и бессознательным. Он часто использует идеомоторные движения как доказательство этих противоречий. Таким образом, когда пациент уверяет, что важное воспоминание недоступно, Эриксон может установить убедительное противоречие, например, таким образом:

Если ваше бессознательное думает, что ваша память [чувства, мысли или в чем бы там ни сомневался пациент] в лучшем состоянии, ваша рука поднимется.

Когда рука действительно автономно поднимается, обычно это действительно убеждает пациента, что при дальнейшей гипнотической работе воспоминание вскоре может стать доступным.

Когда пациент сомневается, испытал он транс или нет, Эриксон использует идемоторные движения, чтобы это подтвердить.

Ваш сознательный разум может сомневаться, но если ваше бессознательное знает, что вы пережили транс, оно сделает так, что ваша голова медленно утвердительно кивнет.

Эриксон, таким образом, часто использует навязчивые амбивалентные и сомневающиеся аспекты идеации пациента творческим образом.

Абсессивно-компульсивная личность может пониматься как личность, перегруженная противоречиями между сознательным и бессознательным. Эти противоречия можно использовать для установления раппорта и сотрудничества между различными тенденциями внутри личности.

Противопоставление противоположностей

Еще одна из косвенных форм эриксоновского гипнотического внушения — это его склонность к близким сопоставлениям или противопоставлению противоположностей. Это, по-видимому, базовый элемент в его методике создания замешательства, но может также быть использованием еще одного естественного психического механизма, способствующего гипнотическому реагированию.

Во втором сеансе Эриксон иллюстрировал тщательное уравновешивание или противопоставление противоположных процессов запоминания и забывания. Кинсборн (Kinsbourne, 1974) писал о том, как “равновесие между оппонирующими системами” является одним из основных нейрологических механизмов, встроенных в саму структуру нервной системы. То, что мы здесь называем “противопоставлением противоположностей”, может быть способом использовать этот фундаментальный нейрологический процесс для того, чтобы способствовать гипнотическому реагированию. В этом случае Эриксон явно устанавливал равновесие оппонирующих систем запоминания и забывания, не заставляя пациента делать сознательные усилия в каком-либо из этих направлений. Еще одни явный случай уравновешивания этих противоположностей, который на самом деле является двойной связкой, приводится ниже:

Вы можете забыть вспомнить или вспомнить, что надо забыть.

Другие модальности для противопоставления противоположностей — это легкость и тяжесть, тепло и холод, расслабление и напряжение и т.д.

Когда ваша рука поднимется, ваши веки почувствуют тяжесть.

Это противопоставление подъема и легкости с тяжестью способствует равновесию между противоположными системами в другом плане. Если мы подчеркнем легкость и левитацию, тогда мы выводим субъекта из равновесия так, что внутри субъекта будет развиваться противоположная тенденция к тому, чтобы уравновесить легкость и противопоставить ей тяжесть. Эта естественная противоположная тенденция могла бы, в конечном итоге, победить внушение о левитации. Если мы используем ту естественную противоположную тенденцию к тяжести, внушив еще одну реакцию, где она может быть полезна (веки тяжелые), тогда на самом деле мы используем равновесие между противоположными процессами таким образом, который будет способствовать двум гипнотическим внушениям. Это способ предложить несколько заданий, которые могут подкреплять одно другое. Другие примеры запланированного использования таких противопоставлений приводятся ниже.

Вы можете оставаться в комфортной неподвижности, пока желание двигаться не поведет вашу руку по странице, автоматически что-то записывая.

Вы можете видеть неожиданный образ в хрустальном шаре, либо не видеть и самого шара.

По мере того, как ваша рука становится теплее, ваш лоб может стать прохладнее.

Когда вы сжимаете кулак крепко, верхняя часть вашего тела может расслабиться.

Упражнение на противопоставление c "Упражнение на противопоставление"противоположностейc "противоположностей"

1. Сформулируйте внушения, используя противопоставление противоположностей — теплоты и прохлады, напряжения и расслабления, анестезии и гиперчувствительности к прикосновению. Интересное использование последнего для рефракторного случая дентальной анестезии описано Эриксоном (1958). После того, как другие сделали несколько неудачных попыток, Эриксон смог способствовать эффективной анестезии ротовой полости для работы дантиста, сначала внушив пациенту, что его левая рука станет гиперчувствительной ко всем стимулам и что ее нужно тщательно защищать все время. Это соответствовало стойкому убеждению пациента, что работа дантиста всегда связана с гиперчувствительностью. Эриксон просто сместил эту гиперчувствительность со рта на руку. Эриксон комментирует: “Когда было удовлетворено это жесткое убеждение, можно было достичь дентальной анестезии способом, аналогичным тому, как расслабление одного мускула позволяет сократиться другому”.

2. Концептуализируйте другие противоположные процессы в сенсорной, перцептивной и когнитивной областях, которые могут быть использованы для того, чтобы способствовать гипнотическому реагированию.

3. Сформулируйте противопоставление противоположностей, которое может быть использовано для того, чтобы вызвать все классические гипнотические явления.

6. СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ c "6. СОЗДАНИЕ УСЛОВИЙ"ДЛЯ ГИПНОТИЧЕСКОГО ОБУЧЕНИЯc "ДЛЯ ГИПНОТИЧЕСКОГО ОБУЧЕНИЯ"

На этом сеансе исследуются отношения между сознательным и бессознательным, а также то, как Эриксон работает с ними. Очевидно, что Эриксон, как и большинство первопроходцев глубинной психологии, верит в ценность бессознательного как полезного понятия в его повседневной работе с людьми. Он подчеркивает, что сознательное и бессознательное имеют собственные интересы, а успешная гипнотическая работа часто зависит от апелляции к обоим. Для решения этой проблемы он использует косвенный подход. Эриксон считает, что способом одновременной апелляции к сознанию и бессознательному являются аналогии — основной инструмент для создания условий гипнотического обучения. Он использует обширный репертуар аналогий, взятых из повседневной жизни. Многие из этих аналогий связаны с восприятиями и переживаниями детства. Эриксон любит использовать примеры из собственного опыта, и его убежденность позволяет мобилизовать сходные чувства пациента. Его аналогии всегда фиксируют (или утомляют) внимание сознания, одновременно являясь инструктивными для бессознательного. Сознание не знает, как делаются некоторые вещи, именно поэтому человек приходит на терапию. Бессознательное индивидуума действительно обладает ресурсами для того, чтобы сделать то, что необходимо. Аналогии часто являются эффективным подходом для мобилизации этих бессознательных ресурсов.

Ожидания и отказ от предвзятостиc "Ожидания и отказ от предвзятости"

Э: У вас есть какие-нибудь вопросы?

С: У меня были один-два вопроса, но я могу спросить позже.

Э: Спросите сейчас.

С: Я все равно вчера не поняла, почему вы не закончили, после того, как ввели меня в транс. Это было неясно.

Вы сказали, что хотели, чтобы я его переживала?

Я так понимаю, что гипнотерапевт должен переживать транс, но мне было не совсем ясно, что вы делаете,

но может быть, это не важно, чтобы я знала.

Э: Никогда нельзя полностью удовлетворять свою аудиторию. Пусть они желают большего. Именно это происходит здесь. Она спрашивает: “Почему вы не сделали со мной большего?”. Это заставляет их ясно ощутить, что они на самом деле хотят большего.

Р: Вы создали ситуацию, в которой она просит у вас большего, и может, таким образом, прорваться через какие-то из своих ограничительных установок. Она признает, что “может быть, неважно, чтобы я это знала”, и это предполагает, что она, может быть, отказывается от части своей привычки полагаться на сознание.

Отделение сознания от бессознательного: склонность полагаться на бессознательное

Э: Я хотел, чтобы ваш бессознательный разум имел свободу что-то делать, в то время как ваш сознательный разум заполнен другими вещами,

и чтобы вы не знали, что ваше бессознательное активно, потому что вас все время так интересует ваша сознательная деятельность.

С: Да, а что тут происходило?

Мне интересно, что я сделала с Л.

Нельзя ли считать каким-то гипнозом то, что она расслабилась и сосредоточилась на том, что она в другом месте?

Э: Да.

С: Я думаю, что это может сделать только хороший субъект.

Э: Хороший субъект или умелый? Какие у вас еще вопросы?

С: Это все.

Э: Здесь я делаю так, чтобы стало ясно: есть два набора интересов, и у бессознательного свои интересы.

Р: Вы подчеркиваете отделение сознательных и бессознательных интересов.

Э: Нельзя слишком подчеркивать это или делать слишком ясным. Приходится полагаться на бессознательное.

Контакт рук в трансеc "Контакт рук в трансе"

[С. готовится войти в транс, но ее руки аккуратно сложены на коленях.]

Э: Одна из вещей, которые я считаю очень важными, — не позволять рукам оставаться в контакте друг с другом. Я не знаю, как именно, но этот контакт мешает.

(Пауза)

Теперь давайте сделаем все полностью.

(Пауза)

Э: Как говорят в народе, “надо держаться вместе”. Когда ваши руки прикасаются одна к другой, они склонны держаться вместе. Но вам нужна открытость к стимуляции, — а не что-то, что держится вместе и исключает окружающее.

Бессознательное обучение

Ваше бессознательное многому научилось вчера.

(Пауза)

Оно также научилось тому,

что

мы можем многому научиться

без

вмешательства в личность.

(Пауза)

Все субъекты,

какими бы умелыми они ни были,

не уверены, что могут сделать

решительно все,

и все же

в своей личной истории

они это могут.

(Пауза)

Я искал книгу в шкафу.

Под впечатлением,

в рамках своей системы отсчета, мне казалось,

что она в красном переплете.

Я не мог ее найти.

Я мог бы прочесть заглавия всех книг,

и все же не суметь найти ее,

даже если бы прочел все заголовки.

Заголовок не имел смысла,

потому что моя отсылка была на красное.

Вместо синего, который был на самом деле.

Э: “Ваше бессознательное многому научилось вчера”.

(Эриксон и Росси обсуждают случай миссис К., чей активный и сознательный разум порицал очень острый “буквализм” ее бессознательного в состоянии транса. Ее буквализм был такой острый, что даже удивил доктора Эриксона. Этот буквализм был “достижением” бессознательного, но сознательный разум миссис К. рассматривал его как ошибку).

Э: Сознательный разум обесценивает достижения бессознательного, и нельзя позволять этому обесцениванию длиться, поскольку сознательные эмоции просачиваются в бессознательное.

Р: Вы хотите сказать, отрицательные установки сознательного могут подавлять потенциалы бессознательного?

Э: Бессознательное будет пытаться защитить сознание.

Р: Вы имеете в виду, оно будет подчинять себя предрассудкам сознания?

Э: Оно пытается успокоить сознательный разум словами: “Не огорчайся так, если ты чего-то не смог”. Бессознательное не будет говорить: “Ты сделал то-то и то-то, несмотря на то, что ты об этом не знаешь” (например, острый буквализм миссис К.). Оно так не работает. Оно просто говорит: “Ты не волнуйся, что не получилось”.

Р: Именно так бессознательное защищает сознание?

Э: Бессознательное относится с почтительностью к сознанию и никогда не говорит: “Ты не прав”.

Р: А вместо этого говорит…

Э: “Ты можешь не огорчаться из-за этого”. То есть, видите ли, нужно сделать так, чтобы сознание думало: “Мне только кажется, что у меня не получилось”.

Р: Таким образом вы корректируете сознательный разум.

Э: Да. Нам пришлось уверить миссис К., что я, доктор Эриксон, дал ей не ту инструкцию, и что ее острая буквальная реакция с точки зрения ее бессознательного была успехом гипнотической реакции.

Объективность: прорыв сознательной системы отсчета

Это случалось со мной много раз.

Похоже, это верно и для других.

Для других, которые не бывали в трансе.

(Пауза)

Ну, а почему бы я не увидел книжку в синей обложке, когда прочел ее название?

(Пауза)

Потому, что у нас всех есть способность не видеть, когда мы вполне бодрствуем,

и в состоянии транса

эту способность тоже можно в любой момент взять и использовать.

(Пауза)

Э: Это иллюстрация того, как установки сознания своими предрассудками влияют на истинное знание.

Р: Вы пытаетесь сказать С. всеми этими примерами: “Откажитесь от предрассудков и установок сознания”.

Э: Не давайте сознательным системам отсчета затемнять вам зрение.

(Эриксон приводит много примеров того, как сознательные установки, например розовые очки, постоянно мешают объективному восприятию вещей. Что такое объективное восприятие? Умение видеть со многих точек зрения, чтобы получить объективную картину).

Обучение негативной галлюцинации

В прошлом вы часто не видели того, что было перед вами.

не чувствовали чего-то, что можно было почувствовать.

Р: Теперь вы переходите к внушениям, которые могут привести к появлению негативных зрительных галлюцинаций: не видению, не слышанию или не чувствованию.

Использование повседневного опыта для вызывания гипнотических явлений

Это очень обычное переживание —

войти в сонное оцепенение

и встать утром после сна, не зная, где вы находитесь.

У всех были случаи deja vu.

(Пауза)

Те, кто думают, что видели все это раньше, так, будто все это с ними уже происходило,

слышали что-то раньше, чего на самом деле не слышали,

были там, где на самом деле не были,

но все-таки думают, что были.

У всех такое бывало.

Превращение знакомого явления

в чужое,

неспособность узнать

то, что знакомо,

не узнавать место,

звук,

ощущение.

В гипнозе

вы используете

этот прежде обретенный опыт.

Р: Вы теперь перечисляете ряд довольно обыденных ежедневных переживаний, чтобы удостовериться, что гипнотические переживания покажутся правдоподобными. Опыт deja vu — это удачная аналогия, которая может вызвать ассоциативные тропинки, ведущие к позитивному галлюцинаторному опыту, так что вы тщательно противопоставляете возможность негативной либо позитивной галлюцинации, в любой сенсорной системе, которая будет задействована. Это все очень открыто; вы примете и поздравите ее с любым гипнотическим переживанием, которое она готова испытать.

Э: Да.

Психологическая объективность с многих точек зрения

Одно из самых очаровательных детских переживаний,

а у всех детей это бывает —

состоит в том, что они нагибаются

и смотрят на мир между ног,

(Пауза)

потому что мир становится таким странным.

Некоторые люди помнят, как они это делали.

(Пауза)

Большинство не помнит.

(Пауза)

Воспоминания столько раз

оказываются ложными,

когда на самом деле они истинные.

Это все из-за изменений в человеке, которые не были замечены.

Э: Это чрезвычайно важный опыт. В психотерапии вам приходится смотреть на проблему вверх ногами или сбоку.

Р: Чтобы вырваться из ваших сознательных установок.

Э: Просто смотрите на своего пациента так, как будто вы сидите на стуле, который значительно выше, чем у него. Еще нужно на него посмотреть со стула, который намного ниже. Нужно посмотреть на него с другого конца комнаты. Поскольку с разных точек зрения вы всегда получаете совершенно разную картинку. И только после того, как осмотрели пациента с разных точек, вы можете получить некоторую объективность.

Р: Все эти различные точки зрения в сумме дают большую объективность.

Э: Это как раз один из недостатков традиционного психоанализа: вы получаете только одну точку зрения —18 дюймов назад и влево от пациента. Очень стереотипично.



Страница сформирована за 0.64 сек
SQL запросов: 191