АСПСП

Цитата момента



Счастье не в том, чтобы делать всегда то, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
Зануда Л.Н.Толстой. Но ведь – прав!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Чтобы женщина вызвала у мужчины настоящую любовь, она должна, во-первых, быть достаточно некрасивой, во-вторых, обладать необходимым количеством комплексов.

Марина Комисарова

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4103/
Китай

Пластичность восприятия и поведения: ломка сознательных установок для подготовки к изменениям

Для примера

я могу привести свой опыт.

(Пауза)

Когда я вернулся на ферму из колледжа,

я обнаружил, что печка необычайно маленькая.

(Пауза)

Я вспомнил, как вставал на цыпочки, чтобы дотянуться до теплой духовки.

Мой сын Аллан вернулся из Вашингтона,

прошелся по всем комнатам в доме

и сказал:

“Я знаю, что этого не может быть, но все комнаты съежились.

Они стали

намного меньше”.

(Пауза)

(Эриксон приводит еще один пример, в котором одна из его дочерей, будучи младенцем, глядя вверх из колыбельки, научилась ассоциировать его голову с потолком, и какую путаницу эта ассоциация вызвала позднее, когда она обнаружила его истинные размеры.)

Э: В гипнотических переживаниях

вы не пытаетесь корректировать свои воспоминания.

Вы принимаете их

без автоматической корректировки.

Я не раз смотрел, как развивается восприятие младенцев.

Сначала они воспринимают, что у колыбельки

стоит один человек,

пока в один прекрасный день,

не называя этого словами,

вдруг понимают, что людей двое.

Нужно какое-то время на то, чтобы различить мать и отца.

Еще больше времени уходит на то, чтобы различить старшего брата и мать, и осознать, что их трое.

Э: Здесь подчеркивается детская система отсчета.

Р: Все это нужно для того, чтобы заставить С. отказаться от ее сознательных установок, сломать свои сознательные рамки в подготовке к изменению.

Э: Я хочу, чтобы она поняла, что у меня есть много-много жестких установок, у всех они есть.

Р: Это общее понимание, которое вы пытаетесь дать каждому пациенту. Вы пытаетесь вначале смягчить их жесткость, говоря о пластичности восприятия и поведения и т.д.

Э: Совершенно верно. Старайтесь говорить так, чтобы человек думал: нет ничего плохого в том, чтобы иметь жесткие установки, но если вы хотите себя как-то менять, нужно без стыда признаться себе, что у вас есть установки и что лучше иметь более широкий набор установок.

Р: Так, чтобы у вас был значительно больший спектр выбора поведения.

[Далее Эриксон приводит ряд клинических примеров, когда он плавно прошел сквозь сдерживающие установки пациентов, так что они постепенно начали более подробно исследовать свое тело и т.д. (Haley, 1973; Rossi, 1973b).]

Неделание, вызывающее ранние воспоминания и возрастную регрессию

У вас есть эти приобретенные знания

Во взрослой жизни вы можете исправить их,

(Пауза)

но нет реальной надобности исправлять их.

Их следует ценить.

Ребенком она видит ползущую

палку.

(Пауза)

Взрослой она по-прежнему проявляет свое удивление перед ползущей палкой, которая на самом деле оказывается змеей.

Психотерапия, использующая гипноз,

извлекает прошлые воспоминания

во всей их чистоте, без какой-либо надобности их корректировать.

Потому что вам следовало бы хотеть узнать, каковы они на самом деле.

(Пауза)

Мы учимся узнавать эти отдельные воспоминания,

не корректируя их.

Кроме того, у вас есть возможность оценить, рассмотреть

компоненты некоего полного понимания.

Вы встречаете человека,

и почему-то вам этот человек не нравится,

но у вас есть для этого внутренняя причина.

Причина как в случае с ползущей палкой,

причина, как когда глядишь на мир между ног,

потому, что вы увидели что-то новое в этом человеке

с точки зрения

воспоминаний, прежнего опыта.

Но во взрослом состоянии вы обычно исправляете

эти воспоминания,

вы просто говорите, что этот человек вам не нравится,

без какой бы то ни было причины.

(Пауза)

Я приведу личный пример,

поскольку знаю его лучше, чем другие примеры.

Как-то я вошел в дом, а у моего сына Лэнса,

он был тогда маленьким мальчиком,

возникла проблема.

Он знал, что не может видеть сквозь кирпичную стену.

Он мог видеть только через окна.

Однако папа вошел в дом

и сказал: “Тебе сказано было не играть с этой вышитой салфеткой на столе”.

Он с ней играл,

и случайно оказался у окна,

и увидел, что я иду.

Поэтому он старательно разложил салфетку на месте, только не по центру стола.

Он на это не обратил внимания.

Он приписал мое знание того,

что он играл с салфеткой

тому, что я могу видеть сквозь кирпичную стену.

(Пауза)

В том случае,

когда речь идет о пациенте,

не напоминайте себе о взрослом понимании.

И не смотрите на поведение с позиций взрослого понимания.

(Пауза)

Р: Здесь вы внушаете гипнотическое явление (раннее воспоминание) путем неделания (не нужно корректировать ранние воспоминания и детские искажения) так, что человеку в состоянии транса оно представляется легким и практически не требующим усилий. Это, фактически, косвенный подход к возрастной регрессии. Вы прямо не внушаете войти в возрастную регрессию. Просто заговорив о том, что ребенок видит мир иначе, вы рассчитываете фактически вызвать у нее ранние модели восприятия и тем самым, возможно, добиться подлинной возрастной регрессии.

Э: Совершенно верно.

Вопросы как косвенное внушение: замещение сомнений и разряжение сопротивления

Как скоро,

по вашему,

вы захотите

открыть глаза

и не видеть свои руки?

Э: Что этот вопрос на самом деле делает? Разберем его на отдельные предложения:

1. Вы откроете глаза.

2. Вы увидите.

3. Вы не увидите некоторых вещей. Фактически это команды.

Р: Но в вашем вопросе они утверждаются как fait accompli.

Э: Да, они сформулированы как вопрос, но при этом задается единственный настоящий вопрос: “в какое время это будет сделано?”. Вы смещаете все сомнения на проблему времени. Это единственное, в чем можно сомневаться. Все остальное факт.

Р: Вы сделали это вопросом, который я мог бы назвать подразумеваемой директивой.

Э: Да. Обычная ошибка в психотерапии — давать пациенту указания, не признавая, что у него непременно будут сомнения.

Р: В нашем обществе мы непременно сомневаемся и проверяем любое внушение, которое нам предлагают. Может быть, это и есть социальная основа так называемого сопротивления. Возможно, именно поэтому фрейдисты так много говорят о сопротивлениях. Среднестатистический терапевт понятия не имеет, как предложить свои указания таким образом, чтобы сопротивление автоматически разряжалось, как вы только что проиллюстрировали. Вы всегда разряжаете всякое сопротивление и сомнение тем, как выражаете свою мысль.

Подтверждение внушенийо негативной галлюцинации

В прошлом вы много раз не видели своих рук, когда они были прямо перед вашими глазами.

(Пауза)

Взрослый человек может научиться не видеть вещи,

которые находятся прямо перед глазами.

И вы также научились,

и не видите свои руки,

когда они находятся прямо перед глазами.

(Пауза)

Э: Теперь я привязал этот вопрос к чему-то фактическому: “в прошлом вы много раз не видели своих рук”.

Р: Вы придаете внушению вес, сопоставляя его с обыденным перцептивным переживанием прошлого.

Э: Сколько раз мы не видели того, “что невозможно не видеть”?

Р: Глядя на этот микрофон, который держу перед вами в данный момент, я понимаю, что не вижу свою руку, которая его держит.

Э: Совершенно верно! Фокусник этим зарабатывает на жизнь: он использует вашу способность не видеть того, что он делает.

Сознательное и бессознательное: коммуникация при помощи логики и опыта

[Эриксон дает еще один достаточно сложный пример того, каким образом детские и взрослые воспоминания об одном и том же явлении могут отличаться из-за различий в точке зрения. Поэтому мы иногда обнаруживаем два набора воспоминаний, что приводит пациентов в замешательство].

Э: В психотерапии вы учитесь признавать,

как что-то может быть не одним и тем же.

(Пауза)

Я собираюсь предложить вам открыть глаза

и оставить их открытыми,

и сознавать,

и не видеть.

(Пауза)

[С. открывает глаза и меняет положение тела].

Р: Это хороший способ связать ваше внушение с несомненным переживанием, которое они испытывали. Это должно придавать вес вашим внушениям. Что же вы пытаетесь убедить этими аналогиями из повседневной жизни — сознание или бессознательное?

Э: Бессознательное про эти штуки все знает!

Р: При помощи аналогий вы говорите бессознательному, какие психические механизмы использовать.

Э: Да.

Р: В то же время логика аналогий производит впечатление на сознание. Вы согласны с этим?

Э: Логика апеллирует к сознательному разуму, и бессознательное получает убедительность реального знания (взятого из опыта).

Р: Так что вы адресуетесь и к логике сознания, и к опыту бессознательного.

Э: Сознательный разум понимает логику этого, а бессознательный понимает реальность.

Р: Что вы здесь подразумеваете под реальностью?

Э: Вы только что продемонстрировали это, когда видели микрофон, но не свою руку.

Р: Бессознательное знает отличие реальности от конкретных переживаний.

Э: Да.

Р: Когда С. открыла глаза, она потерла руку об руку — это один из ее типичных жестов при реориентации тела — но не сказала ничего о том, видит она их или нет. Имплицитно мы можем предполагать, что она не видит своих рук, поскольку глубоко погружена в рассказ о своих ранних воспоминаниях. Вы не велели ей проснуться, но в ее случае ассоциация между открыванием глаз и окончанием транса была более сильной, чем ваше имплицитное внушение, что она может открыть глаза, но оставаться в трансе и не видеть.

Субъективные переживания транса: подлинная возрастная регрессия, гипермнезия и амнезияc "возрастная регрессия, гипермнезия и амнезия"

С: У меня было такое,

когда я была годовалой малышкой и смотрела вверх из кроватки. А когда я была трехлетней, то пила из чашки, и мне забрызгало левую руку.

Я думала о том ощущении, которое у меня при этом возникло.

Это как в песне про Алису,

“в ней было росту десять футов”,

и у меня появился страх, что я получу стакан воды, и мне придется нагнуться к нему, потому что я такая высокая.

Э: И даже это

вы могли бы пережить без пугающих эмоций.

С: Да, это было как будто бы не по-настоящему,

как будто я наелась каких-то волшебных грибов.

Наверное, тут видишь все иначе. Это у меня мелькнуло в мозгу, когда я ребенком пыталась ходить на ходулях.

На это ушел весь день, и в конце концов стало получаться.

Э: И вы видели все с большой высоты?

С: Да! Эти ходули были выше моей головы.

[Эта сессия завершается рассказом о многочисленных воспоминаниях, которые вернулись к С. во время ее трансового переживания].

Доктор С. позже написала следующее о своих переживаниях в этот момент: “Прочитав все то, о чем говорила, я почувствовала смущение, потому что смогла вспомнить только первую часть — про то, как находилась в кроватке. Я помню это ощущение, как будто я на самом деле маленькая и смотрю вверх на огромный мир (подлинная возрастная регрессия). У меня теперь амнезия на историю про то, когда мне было три года, и на самом деле она не такая, какой я ее помню. У меня осталось воспоминание, что мне хотелось пить после трансовой работы, и я собиралась пойти в соседнюю комнату попить воды, однако я никак не могла себя мобилизовать. Я не могла поднять стакан воды, который стоял рядом с моим стулом. Каким-то образом я все еще была Алисой в Стране Чудес, десяти футов ростом, поэтому боялась, что мне придется согнуться, чтобы пройти в дверь, и у меня от этого может закружиться голова.

Я могу объяснить это тем, что снова вошла в транс, когда начала описывать события транса. Я вспоминаю, что на мне было платье с длинными рукавами, как у бабочки. Мои запястья были опущены на подлокотники кресла и прикрыты рукавами, это не похоже на мою обычную привычку держать руки на коленях. Очевидно, поскольку у меня было впечатление, что я не могу взять стакан, я (сложным образом) последовала внушению (которое я не помнила) не видеть мои руки.

Бессознательное существует!”

Р: Это фантастически успешное трансовое переживание для С. Она сумела отказаться от некоторых лимитирующих установок своего сознательного разума, так что у нее, по-видимому, был подлинный опыт возрастной регрессии, в котором она ощущала себя в детской кроватке и на самом деле видела мир таким, как видел бы ребенок. Она испытала гипермнезию (обширное вызывание ранних воспоминаний) и, что парадоксально, также испытала амнезию (забыла некоторые из трансовых событий). Она признает, что не видела свои руки, то есть по-своему отреагировала на ваше внушение, и это вызвало у нее неподвижность, так что она не смогла даже взять стакан воды. Вы пытались вызвать негативную зрительную галлюцинацию для ее рук “когда они будут прямо перед вами”. Но, по-видимому, бессознательное клиентки смогло сделать ее руки невидимыми, только сделав их неподвижными вне ее поля зрения. Она замечательно индивидуальна: ей легче в этот момент сделать себя неподвижной, чем не видеть. И, что всего важнее для дальнейшей гипнотической работы, она в самом деле признает существование бессознательного!

Замещение и разряжение сопротивления

В клинической практике сопротивление” означает, что пациент завяз в нескольких немногочисленных паттернах ассоциаций и переживаний, которые лишают его возможности получать новое знание. Таким образом, мы склонны рассматривать сопротивление как ошибочную психическую установку, которая мешает новому опыту.

Сопротивление не обязательно всегда понимать в психоаналитическом смысле, как что-то, что всегда поддерживается глубокими бессознательными силами. Скорее, оно может быть относительно простой ошибочной точкой зрения, мешающей людям использовать свои способности.

Эриксон разработал ряд методов для замещения и разряжения сопротивления, которые кажутся просто шутливыми, остроумными и поверхностными. Однако эти методы могут помочь пациенту сравнительно быстро выскользнуть из-под своих “психических блоков.

Обычно агрессивный пациент может войти в ситуацию, изо всех сил храбрясь: “Мне нужна гипнотерапия, и я уверен, что меня нельзя загипнотизировать”. Однажды у Эриксона в офисе случайно были три пустых стула и он сделал так:

Э: Есть, разумеется, вероятность,

что вас можно загипнотизировать.

(Пауза)

Эриксон приоткрывает дверку, упоминая “вероятность” транса.

Существует еще большая вероятность,

что вас нельзя загипнотизировать.

Затем он подкрепляет или добивается приятия этой “положительной” вероятности своим открытым признанием и приятием негативного отношения пациента. Пациент немедленно начинает чувствовать, что его уважают, и устанавливается позитивный раппорт.

Ну, давайте попробуем этот стул.

Таким образом предполагается, что вопрос о вхождении в транс как-то связан с тем, какой стул используется. Это начинает процесс смещения сопротивления с пациента на стул.

Если на этом не получится, все-таки еще есть вероятность, что вы войдете в транс.

Это дает пациенту возможность потерпеть неудачу и тем самым доказать, что он прав и его “нельзя загипнотизировать”. Первая неудача позволяет пациенту растратить и разрядить свое сопротивление.

[Пациент не смог войти в транс на трех стульях. Наконец, он получает удовлетворительный транс на четвертом стуле. Каждый раз, когда у него не получалось, он “растрачивал” еще одну частицу сопротивления, пока транс не сделался неизбежным, потому что приведенная выше импликация смещала сопротивление пациента на детали того, где он будет сидеть и проч.]

Для Эриксона типично, что процедура слегка варьируется при каждом отдельном усилии (например, меняется направление, куда повернут стул и куда он двигается, меняется процедура наведения, в поисках наиболее удовлетворительной для пациента).

Другой способ вытеснения и разрядки сопротивления — это игры и, казалось бы, ни к чему не относящиеся, но забавные вызовы на спор, когда терапевт активно вызывает и затем разряжает сопротивление при помощи предсказуемой развязки.

Например, у вас есть горсть игральных шариков, из которых только один одноцветный. Вы говорите ребенку, что запишете на бумаге, какой он выберет шарик. Вы утверждаете, что угадали заранее, и можете заставить ребенка выбрать ваш шарик. Ребенок принимает вызов и утверждает, что вы не можете предсказать его выбор. Затем вы начинаете описывать разные шарики, как возможности выбора: голубенький с белыми полосочками, коричневый с белым и т.д. Он слушает, как вы описываете все шарики, казалось бы, случайным образом, и не замечает, что вы каждый раз выбираете сочетание цветов. Он может избежать вашей отгадки, выбрав шарик без сочетания цветов — одноцветный шарик, который вы первоначально записали как его окончательный выбор.

В этом случае вы создаете сопротивление, говоря: “Я могу предсказать твой выбор”. Вы настаивали, что ребенок выберет одно из упоминаемых вами сочетаний цветов, но он завершает ваши размышления, выбирая одноцветный, который вы изначально предсказали, когда записывали. Ребенок не знает, как вы это сделали, однако, для того чтобы предсказать его выбор, существует абсолютно разумное объяснение. Теперь ребенку любопытно, и он открыт другим вещам, которые вам надо ему сказать. Та же самая процедура может работать с сопротивляющимся взрослым. Вы смотрите на книжные полки в своем офисе и говорите ему, что можете предсказать, какую книгу он выберет. Затем упоминаете все возможные варианты выбора: темные книги со светлым тиснением и те, где наоборот, красочные переплеты, книги нестандартного формата и прочие. Вы тщательно избегаете упоминать только одну книгу. Пациенты всячески сопротивляются всем возможностям, которые вы упомянули, и выбирают ту самую, о которой вы умолчали. Пациенты переживают удивление, обнаружив, что вы записали то, что они выберут, до того, как началась игра. Их сопротивление обычно остается там, на книжной полке. И теперь они просто открыты и любопытствуют, что еще вы затеваете. Когда вся процедура проходит в спокойной и шутливой манере, усиливается раппорт. Разумеется, при работе со взрослым следует избегать вызова всерьез. Если терапевту не удастся угадать книгу, которую выбирает пациент, то не все потеряно. Пациент его теперь “обставил” и слегка расслабился; теперь он как бы обязан быть любезным, войти в транс и т.д. Сопротивление разряжено в ходе игры, и пациент стал доступен для терапевтической работы.

Работа Эриксона по вытеснению сомнений и разряжению сопротивления является уникальным вкладом в психотерапию. Очевидно, что этот метод может быть полезен в любой форме терапии, когда важно помочь пациенту обойти его приобретенные ограничения, чтобы достичь чего-то нового.

Эриксон предложил еще один пример весьма обычной ситуации в терапии, когда он регулярно замещает сомнения и разряжает сопротивление следующим образом:

Э: Пациентка пришла ко мне с сомнениями по поводу того, как много она может мне рассказать. Поэтому я сказал: “Хорошо, не рассказывайте мне ничего, о чем у вас могли бы быть какие бы то ни было сомнения, можно ли об этом рассказывать”.

Р: Так что это сразу мобилизовало в ее сознании все возможные вещи, которые она могла бы сказать.

Э: Да, к концу этого часа она мне все рассказала, потому что как только она рассказала мне что-то одно, это потянуло за собой другое. В конце концов, она обнаружила, что у нее не нашлось ничего, в чем она хоть сколько-нибудь сомневалась, можно ли мне это рассказывать. У аналитика на такое сопротивление могло бы уйти несколько лет.

Р: Каждый раз, когда вы даете важное указание, вы стараетесь одновременно создать громоотвод для разрядки их сопротивлений.

Э: При этом осознание сопротивления на первый план не выносится, хочется, чтобы пациент о сопротивлении не думал.

Р: Вы так разряжаете сопротивление, что они даже не сознают, что это происходит.

Э: И неверно было бы называть это манипуляцией, это все равно что сказать, что с едой обошлись манипулятивно, потому что правильно приправу положили.

Подход Эриксона к разряжению негативности и сопротивления можно рассмотреть глубже на примере того, как он уводит “нет” пациента прочь от ситуации терапии и постепенно заменяет его на “да”. С сопротивляющимся пациентом (“сопротивляющийся” в данном случае означает, что присутствует непонимание; человек обычно сопротивляется, когда из-за недопонимания ожидает, что ему причинят вред) иногда он начинает словами: “Вам не нравится весь этот смог, не так ли?”. Конечно, пациент отвечает “нет”. Эриксон продолжает задавать серию вопросов, вызывающих ответ “нет”, о вещах, которые далеко отстоят от терапевтической ситуации. Этот процесс дает пациенту возможность вытеснить и разрядить свое сопротивление вне терапевтической ситуации. Затем Эриксон начинает задавать вопросы, которые требуют ответа “да”, о ситуации терапии (например, “вам достаточно удобно в этом кресле?”). Ответы “да” постепенно становятся более общими, чем пациент осознает. Один вопрос о комфорте, например, не убеждает пациента в том, что терапевт озабочен его комфортом и благополучием, но серия вопросов о комфорте начинает обобщаться через ассоциативные процессы пациента. Возможность комфорта, например, начинает теперь ассоциироваться с трудным или травматичным материалом, который пациент пытается выразить.

Очевидно следующее: Эриксон использует некое ориентирование процесса, чтобы вывести сопротивление и “нет” из ситуации терапии и привнести в ситуацию терапии комфорт и “да”. Причем конкретное наполнение этих “нет” или “да” не имеет значения. Любое “нет” поможет разрядить негативность, независимо от того, каково его конкретное содержание. Любое выраженное “да” будет в целом способствовать сотрудничеству, независимо от темы разговора.

По зрелом размышлении обнаруживается, что ориентирование процесса в подходе Эриксона наблюдается чаще, чем забота о содержании. При наведении транса, например, он использует процесс замешательства, чтобы депотенциализировать сознание, и конкретная причина замешательства становится несущественной. При обучении гипнотического субъекта важен именно процесс переживания сначала одного, а позже ряда гипнотических явлений, а не содержание конкретного явления. При создании терапевтической ситуации важен именно процесс получения заметного улучшения, даже если он изначально весьма удален от содержания наиболее срочной проблемы пациента. Конечно же, содержание важно, но его значимость обычно заключается в том, что содержание позволяет обратиться к вниманию пациента и его ассоциативным структурам, с помощью которых можно инициировать процесс терапии.



Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 191