УПП

Цитата момента



Разве я не уничтожаю своих врагов, когда делаю из них своих друзей?
Авраам Линкольн

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Как перестать злиться - совет мальчикам: злоба – это всегда бой, всегда поединок. Если хочешь перестать злобствовать, говори себе, что ты уже победил. Заранее.

Леонид Жаров, Светлана Ермакова. «Как жить, когда тебе двенадцать? Взрослые разговоры с подростками»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

ратификация транса

Поскольку наблюдающая функция Эго в трансе в какой-то мере сохраняется, пациент иногда отказывается осознавать, что он находится в трансе, и эта уверенность может сдерживать дальнейшую работу. В результате возникает необходимость продемонстрировать, что транс отличается от обыкновенного состояния бодрствования! Эриксон называет это “ратификацией транса”. наиболее убедительной ратификацией транса является умение терапевта узнавать и указывать на спонтанные гипнотические явления, которые начинают проявляться так, чтобы пациент мог осознать, что он находится в измененном или необычном состоянии. Все упомянутые выше общие показатели развития транса хорошо подходят для этой цели, как, впрочем, и любые индивидуальные паттерны, которые могут проявляться у конкретного пациента. Помимо этого, Эриксон утилизирует спонтанную реориентацию тела при пробуждении, а также изменения пульса и дыхания в качестве свидетельств транса. В своем подходе к трансу как переживанию он заставляет пациентов исследовать все различия в их сенсорном, моторном и концептуальном поведении между трансом и состоянием бодрствования.

Для ратификации транса Эриксон часто задает вопросы, предполагающие двойную связку. Какой бы ответ на вопрос: “Вы на самом деле думаете, что вы бодрствуете, не так ли?” ни был получен, он ратифицирует транс посредством импликации. Другой вопрос с двойной связкой: “Вы знаете о том, что были в трансе?”. Этот вопрос, по видимости, запрашивает простую информацию, но ответы и “да”, и “нет” ратифицируют транс (“да” означает транс, который осознан; “нет” предполагает транс, который не осознан). Он постоянно спрашивает новых пациентов, который час, как только они выйдут из транса, чтобы ратифицировать их транс спонтанным искажением времени, которое, как правило, имеет место. Вопросы всегда являются особенно полезным способом ратификации транса, поскольку в качестве доказательства они приводят поведение, соответствующее личному опыту пациента. Оно значительно более убедительно, чем авторитетное заявление любого терапевта по поводу состояния пациента.

При пробуждении нового субъекта от транса путем обратного счета от двадцати до одного Эриксон иногда использует технику неожиданного обратного хода, когда вдруг нарушает порядок счета (20, 19, 18…12, 11, 10, 11, 12, 13…20). При этом субъекты переживают “рывок” или легкое головокружение, когда внезапно обнаруживают, что уходят обратно в транс, по мере того, как числа смещаются от обратного (пробуждающего) счета к прямому (углубляющему).

Эриксон утверждает, что формальные техники для наведения транса не нужны. Любой разговор, который действительно поглощает внимание, может зачаровать людей так, что при этом они не обязательно узнают свое состояние как трансовое. В подобных случаях Эриксон полагает, что пациенты способны думать и реагировать на сознательном и бессознательном уровне одновременно. Каким образом вы ратифицируете тот факт, что переживается транс, когда человек проявляет высокую степень сфокусированного реагирования? Все просто! Эриксон просит автономной реакции от бессознательного при помощи такого вопроса: “Если вы побывали в трансе, ваше бессознательное позволит вашей правой руке подняться” или: “если ваше бессознательное думает, что вы побывали в трансе, ваши веки станут тяжелыми и опустятся”. Разумеется, не все исследователи согласятся с подходом Эриксона и его интерпретацией того, что утвердительные автономные реакции на такие вопросы являются убедительными показателями наличия транса. Субъекты, возможно, реагируют так, как, по их мнению, Эриксон хотел бы. Чтобы разрешить эти вопросы, потребуется дополнительный клинический опыт и контролируемые лабораторные исследования.

Мы многократно наблюдали в демонстрациях, описанных в этой книге, что Эриксон использует дробный подход, вызывая как можно больше возможностей гипнотического внушения. Когда любое постгипнотическое внушение выполняется, оно, разумеется, ратифицирует транс самым убедительным образом. Возможно, самый любимый подход Эриксона к ратификации транса — навести каталепсию руки и потом разбудить субъекта, сохраняя руку в состоянии каталепсии. Наблюдение за странным положением, в котором находится собственная рука, ратифицирует транс особенно ярко. Читатель наверняка заметил, как на протяжении всей этой книги Эриксон тщательно развивает, поддерживает и затем ратифицирует все свои внушения по мере того, как проявляется каждое гипнотическое явление. Эти явления хрупки, эфемерны и неустойчивы, особенно на первых стадиях трансового обучения, поэтому Эриксону необходимо сильно подкреплять и ратифицировать их, когда они на самом деле проявляются.

Формы гипнотического внушенияt "Формы гипнотического внушения"

Природа гипнотического внушения

Как бы ни были сложны и многогранны подходы Эриксона к внушению, они имеют только одно объяснение: внушения предназначены для того, чтобы обойти ошибочно ограниченную систему сознательных представлений пациента.

Согласно оценкам, большинство из нас использует не более 10% своего умственного потенциала. Эриксон, во всяком случае, убежден в этом. Наше сознание обычно слишком узко, жестко, ограниченно в своих представлениях о том, на что мы способны. Обыкновенное образование и повседневная жизнь научили нас, как делать то-то и то-то, но невзначай вооружили предубеждением против многих, если не большей части наших способностей.

Мы все знаем из повседневного опыта, что можем настолько погрузиться в то, что нас интересует, что ничего более не замечаем. Мы можем “не слышать”, как нас зовут, “не чувствовать”, что мы голодны. Однако попробуйте прямо попросить кого-нибудь “не слышать” или “не чувствовать” — на вас посмотрят с изумлением. Наше нормальное сознание не знает, как это “не слышать” и “не чувствовать” по прямому распоряжению, хотя, когда обстоятельства повседневной жизни благоприятствуют, психический аппарат может выполнять эти действия легко и автоматически.

Эриксоновские косвенные формы внушения — это способы организовать такие благоприятные условия, чтобы отдельные люди могли выполнить действия, входящие в их поведенческий репертуар, но чаще всего недоступные волевому контролю (хотя автоматически и бессознательно они доступны, когда этого требуют обычные обстоятельства жизни, как демонстрировалось выше). Гипноз удивителен и замечателен тем, что дает нам возможность контролировать такие реакции, обычно управляемые бессознательными механизмами, лежащими вне нормального спектра сознания. Искусство и умение гипнотерапевта состоит в том, чтобы знать достаточно о поведении и обучении вообще и об индивидуальных переживаниях отдельного пациента в частности, чтобы предложить внушения, которые вызовут все те реакции, которые необходимы для достижения поставленной терапевтической цели.

Теория проста, но практика будет трудной до тех пор, пока терапевт не научится вызывать те реакции, которые обычно лежат за пределами контроля Эго пациента. Приходится принимать в расчет огромные индивидуальные различия. Некоторые пациенты легко воспринимают прямые внушения просто потому, что сильно верят в “престиж” и “власть” терапевта. Такая вера буквально стирает ограничения и сомнения, характерные для них в обычных обстоятельствах; они не верят, что способны добиться чего-то сами, но их система представлений позволяет добиться этого в особых условиях терапии.

Другие пациенты, более склонные к критике и сомнениям, пойманные в ловушку рационального представления о себе, нуждаются в косвенных внушениях, которые обойдут деструктивные ограничения их системы представлений. Третьи пациенты, яснее видящие факты, признают свои ограничения, но им нет нужды верить в престиж и власть терапевта. Они, скорее, надеются, что терапевт обладает умением помочь им достичь своей цели косвенными внушениями, объяснять которые им в тот момент не нужно. Эриксон был блистателен в изобретении и предложении косвенных внушений среднестатистическому или “сопротивляющемуся” (лучше бы сказать, “ограниченному”) пациенту. Попытаемся теперь каталогизировать эти косвенные способы внушения.

Косвенные способы гипнотического внушения

Веттерстранд (Wetterstrand, 1902), один из лучших учеников Бернгейма, описал проблемы внушения таким образом, который позволяет классифицировать косвенные методы Эриксона.

“Внушение, или, скорее, внушаемость, состоит из двух элементов: из способности принимать импульс извне и из идеопластичности [способности мысли влиять на физиологическое состояние]. Поскольку эти два элемента абсолютно независимы друг от друга, их следует разграничивать. Есть пациенты очень впечатлительные, принимающие внушаемую мысль с абсолютным доверием; однако влияние этой мысли на их физиологические функции невелико. Они не реализуют внушение, их болезненные симптомы поддаются изменению с большим трудом из-за слабого понимания идеопластичности. Другие, наоборот, принимают внушения с трудом, не хотят в них верить и даже сопротивляются им. И все же мы обнаруживаем, что физиологические и патологические процессы у них легко изменить психическим воздействием, иногда аутосуггестией”.

В соответствии с этой дихотомией, косвенные методы Эриксона можно разделить на две соответствующие категории:

1. Создание установки принятия, чтобы облегчить воздействие “внушаемой идеи”.
2. Утилизация ассоциативных процессов и психических навыков пациента, чтобы способствовать “идеопластичности”.

Создание установки приятия. У каждого терапевта есть бессчетное количество способов создания атмосферы сотрудничества, принятия и возможностей креативности в рамках терапевтического сеанса. Мы перечислим здесь только те гипнотические формы, которые постоянно используются Эриксоном в реальном процессе наведения транса и вызывания гипнотических реакций. Все они были использованы в примерах и дискуссиях для создания установки принятия.

Последовательность принятия

Трюизмы и тавтологии

Использование интересного и индивидуально мотивирующего материала

Контекстуальные сигналы и внушения

Метод рассеивания

Получение согласия пациента

Непринужденный, толерантный и позитивный стиль

Голосовые интонации искренности и пристального внимания

Подтверждение и ратификация внушений

Охват всех возможностей реагирования

Признание любой реакции как валидной

Создание ожиданий

Утилизация ассоциативной структуры и психических навыков пациента. Работа Эриксона демонстрирует много гипнотических форм, рассчитанных на утилизацию ассоциативной структуры и внутренних процессов самого пациента для увеличения “идеопластичности”.

Ни одну из этих гипнотических форм Эриксон не изобретал сам. Язвительные вопросы, например, очень часто использовал Брейд (Braid, 1846), чтобы вызвать галлюцинации во всех системах чувственного восприятия пациентов, которые при этом, по-видимому, находятся в состоянии бодрствования. Однако изобретение и систематическое использование разновидностей этих гипнотических форм для изучения и утилизации ассоциативной структуры и психических навыков самого пациента такими способами, которые лежат вне обычной сферы сознательного контроля его Эго, является персональным вкладом Эриксона в теорию и практику “внушения”. Этот прием стал для Эриксона второй натурой, так что Росси иногда чувствовал себя “в тумане” и немножко в трансе, хотя, казалось бы, вел с учителем вполне обычный интеллектуальный разговор. Эриксон сам не всегда знает, как “беседа” с ним направляет ассоциативные процессы слушателя. Он утверждает, что такое фиксирование и фокусирование внимания само должно вводить слушателя в транс, без формального процесса наведения. Как мы не раз убеждались, одно предложение, произнесенное Эриксоном, может быть нагружено несколькими видами гипнотических форм, которые по-разному “зацепляют” ткань мысли слушателя. В этой книге мы попытались решить рискованную задачу — начать работу по распутыванию, раскрытию и маркировке некоторых косвенных гипнотических форм, перечень которых приведен ниже:

Противопоставление противоположностей

Связки и двойные связки

Составные внушения

Обусловленные внушения

Охват всех возможностей в рамках одного класса реакций

Диссоциация

Идеомоторный сигналинг

Импликация

Подразумеваемое указание

Контекстуальные сигналы и внушения

Множественные уровни коммуникации: аналогии, каламбур, метафора и т.д.

Многосоставные задания и серийные внушения

Неделание и незнание

Открытые внушения

Пантомима и невербальные внушения

Парадоксальное намерение

Недоговоренные замечания и незавершенные фразы

Вопросы

Сюрприз — неожиданность

Трюизмы

Использование потребности в завершении

Местоположение и динамика голоса

Последовательность принятия

Эти гипнотические формы — только описательная маркировка различных аспектов внушения; как правило они не функционируют в отрыве одна от другой. Одно и то же внушение, например, может быть трюизмом (потому что оно верно), составным внушением (поскольку оно содержит как минимум два связанных между собой утверждения) и импликацией (так как имплицитно предполагается, что можно сразу понять более одного утверждения). Искусство формулировки внушений, собственно, в том и состоит, чтобы использовать так много взаимоподкрепляющих гипнотических форм, как только возможно.

Повторим еще раз, что, хотя Эриксон и считает транс особым состоянием, он не верит, что гипервнушаемость является непременной характеристикой транса. То есть, если пациенты вошли в состояние транса, это еще не значит, что они примут внушение терапевта. Это недоразумение разочаровало и обескуражило немало терапевтов в прошлом и послужило препятствием развитию гипноза как научного направления. Транс представляет собой особое состояние, которое интенсифицирует терапевтические отношения и фокусирует внимание пациента на внутренних аспектах реальности. Транс не гарантирует принятие внушения. Эриксон полагается на описанные выше подходы, чтобы вызвать и направить ассоциативные процессы и внутренние навыки и психические механизмы пациента и иногда достичь определенных целей.

Как обозначить перечисленные выше гипнотические формы? Очевидно, что это какие-то коммуникационные приемы. Они представляют собой фрагменты и осколки новой науки прагматики — науки об отношениях между знаками и пользователями знаков. Поскольку эти коммуникационные приемы разработаны в клинической практике, необходимо как можно быстрее подтвердить и изучить их параметры в контролируемых лабораторных исследованиях, а также в дальнейших клинических и полевых экспериментах. Тех, кому предстоит работать в этой области, ждет бесконечное поле для исследований. Оно будет, несомненно, расширяться и изменяться по мере того, как развивается само сознание человека.

Расширение человеческих возможностейc "Расширение человеческих возможностей"

На протяжении всей этой книги мы упоминали различные средства для исследования и развития человеческих возможностей и нереализованных способностей во время транса. Транс в этом смысле можно представить как период свободного исследования и обучения, не обремененного некоторыми сдерживающими моментами из прежней истории пациента. Именно с этой целью Эриксон разработал такое множество уникальных подходов к гипнотическому наведению и трансовому обучению, при котором обычные связывающие человека ограничения на мгновение меняются, позволяя открыться внутреннему потенциалу. Огромное разнообразие этих подходов не может быть приведено к какому-либо стандарту, поскольку статичность и стандартность не свойственна человеку. Каждый является развивающейся личностью. Гипнотическое взаимодействие отражает и активизирует это развитие творческими путями, неожиданными и для терапевта, и для пациента. Хорошо обученный терапевт прежде всего является превосходным наблюдателем, умеющим распознавать связывающие человеческую природу цепи. Он всегда стремится предоставить средства для освобождения и активизации человеческого развития. Затем он мудро отходит в сторону, чтобы наблюдать и гадать, куда это развитие в конечном итоге приведет.

Литература

Assagioli, R. Psychosynthesis. New York: Hobbs, Dorman, 1965.

Bakan, P. Hypnotizability, laterality of eye-movements and functional brain assymmetry. Perceptual and Motor Skills, 1969, 28, 927—932.

Bateson, G. Steps to an ecology of mind. New York: Ballantine, 1972.

Bateson, G. Personal communication. Letter of November 10, 1975.

Barber, T. Hypnosis: a scientific approach. New York: Van Nostrand Reinhold, 1969.

Barber, T. Responding to “hypnotic” suggestions: An introspective report. American Journal of Clinical Hypnosis, 1975, 18, 6—22.

Barber, T., and De Moor, W. A theory of hypnotic induction procedures. American Journal of Clinical Hypnosis, 1972, 15, 112—134/

Barber, T., Spanos, N., and Chaves, J. Hypnosis, imagination and human potentialities. New York: Pergamon, 1974.

Baudoin, C. Suggestion and autosuggestion. London: Allen and Unwin, 1920/

Bernheim, H. Suggestive therapeutics: A treatise on the nature and uses of hypnotism. New York: Putnam, 1895

Birwhistell, R. Introduction to kinesics. Louisville, Ky.: University of Louisville Press, 1952.

Birwhistell, R. Kinesics and context. Philadelphia: University of Pennsilvania Press, 1971.

Bogen, J. The other side of the brain: An appositional mind. Bulletin of the Los Angeles Neurological Societies, 1969, 34, 135—162.

Braid, J. The power of the mind over the body. London: Churchill, 1846.

Bramwell, J. Hypnotism: Its history and practice and theory. London: Rider, 1921.

Brown, B. New mind, new body. New York: Harper & Row, 1974.

Cheek, P., and Le Cron, L. Clinical hypnotherapy. New York: Grune and Stratton, 1968.

Deese, J., and Hulse, S. The psychology of learning. New York: McGraw-Hill, 1967.

Deikman, A.J. Deautomatization in the mystic experience. In C.T.Tart (Ed.), Altered states of consciousness. New York: Doubleday, 1972.

Donaldson, M.M. Positive and negative information in matching problems. British Journal of Psychology, 1959, 50, 235—262.

Drayton, H. Human magnetism. New York: 1899.

Erickson, M. Possible detrimental effects of experimental hypnosis. Journal of abnormal and Social Psychology, 1932, 27, 321—327.

Erickson, M. Automatic drawing in the treatment of an obsessional depression. Psychoanalytic Quarterly, 1938, 7, 443—4—6.

Erickson, M. The induction of colour blindness by a technique of hypnotic suggestion. Journal of General Psychology, 1939, 20, 61—89.

Erickson, M. Hypnotic psychotherapy. The Medical Clinics of North America, 1948, 571—583.

Erickson, M. Deep hypnosis and its induction. In L.M.LeCron (Ed.), Experimental hypnosis. New York: Macmillan, 1952, pp.70—114.

Erickson, M. Pseudo-orientation in time as a hypnotherapeutic procedure. Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 1954, 2, 261—283.

Erickson, M. Self-exploration in the hypnotic state. Journal of Clinical and Experimental Hypnosis, 1955, 3, 49—57.

Erickson, M. Naturalistic techniques of hypnosis. American Journal of Clinical Hypnosis, 1958, I, 3—8.

Erickson, M. Further techniques of hypnosis-utilization techniques. American Journal of Clinical Hypnosis, 1959, 2, 3—21.

Erickson, M. Historical note on the hand levitation and other ideomotor techniques. American Journal of Clinical Hypnosis, 1961, 3, 196—199.

Erickson, M. Pantomime techniques in hypnosis and the implications. American Journal of Clinical Hypnosis, 1964, 7, 65—70. (a)

Erickson, M. Initial experiments investigating the nature of hypnosis. American Journal of Clinical Hypnosis, 1964, 7, 152—162. (b)

Erickson, M. A hypnotic technique for resistant patients. American Journal of Clinical Hypnosis, 1964, 1, 8—32. (c)

Erickson, M. A special enquiry with Aldous Huxley into the nature and character of vartious states of consciousness. American Journal of Clinical Hypnosis, 1965, 8, 14—33. (a)

Erickson, M. The use of symptoms as an integral part of therapy. American Journal of Clinical Hypnosis, 1965, 8, 57—65. (b)

Erickson, M. Experiential knowledge of hypnotic phenomena employed for hypnotherapy. American Journal of Clinical Hypnosis, 1966, 8, 299—309. (a)

Erickson, M. The interspersal hypnotic technique for symptom correction and pain control. American Journal of Clinical Hypnosis, 1966, 8, 198—209. (b)

Erickson, M. Further experimental investigation of hypnosis: Hypnotic and non-hypnotic realities. American Journal of Clinical Hypnosis, 1967, 10, 87—135.

Erickson, M. A field investigation by hypnosis of sound loci importance in human behaviour. American Journal of Clinical Hypnosis, 1973, 16, 92—109.

Erickson, M., and Erickson, E. Concerning the character of post-hypnotic behaviour. Journal of General Psychology, 1941, 2, 94—133.

Erickson, M. and M., and Rossi, E. Varieties of Hypnotic Amnesia. American Journal of Clinical Hypnosis, 1974, 16, 225—239.

Erickson, M., and Rossi, E. Varieties of Double Bind. American Journal of Clinical Hypnosis, 1975, 17, 143—157.

Erickson, M., and Rossi, E. Two level communication and the microdynamics of trance. American Journal of Clinical Hypnosis, 1976, 18, 153—171.

Fischer, R. A cartography of ecstatic and meditative states. Science, 1971, 174, 897—904.

Fromm, Eric, and Shor, R. Hypnosis: research developments and perspectives. New York: Aldine, 1972.

Gazzaniga, M. The split brain in man. Scientific American, 1967, 217, 24—29.

Ghiselin, B. (Ed.) The creative process: A symposium. Berkeley: Mentor, 1952.

Gill, M., and Brenman, M. Hypnosis and related states. New York: International Universities Press, 1959.

Haley, J. Strategies of psychotherapy. New York: Grune and Stratton, 1963.

Haley, J. Uncommon therapy. New York: Norton, 1973.

Henle, M. On the relation between logic and thinking. Psychological review, 1962, 69, 366—398.

Hilgard, E. Hypnotic susceptibility. New York: Harcourt, 1965.

Hilgard, J. Personality and hypnosis. Chicago: University of Chicago Press, 1970.



Страница сформирована за 0.67 сек
SQL запросов: 191