УПП

Цитата момента



К концу сказки Добро победило Разум.
Господи, с ума можно сойти!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Мужчину успехи в науке чаще всего делают личностью. Женщина уже изначально является личностью (если только является) и безо всякой там науки. Женственность, то есть нечто непередаваемое, что, по мнению Белинского, «так облагораживающе, так смягчающе действует на грубую натуру мужчины», формируется у женщин сама собой - под влиянием атмосферы в родительской семье…

Кот Бегемот. «99 признаков женщин, знакомиться с которыми не стоит»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4469/
Весенний Всесинтоновский Слет-2010

Упражнения на психологическую импликацию

1. Упражнения на импликацию и клинические выводы были изначальным подходом Эриксона при обучении двух младших авторов. Он доставал старые протоколы, некоторые из них двадцатипятилетней давности и больше, и предлагал младшим авторам прочитать одну или две первые страницы и затем, через импликации и косвенные выводы, предсказать, что последует. Другой набор упражнений состоял в том, чтобы изучить описание персонажа у Достоевского или Томаса Манна и через импликацию сделать косвенный вывод, какова будет судьба персонажа в романе. Эриксон сам обожал “читать” детективные романы именно таким способом. Исследуйте записи ваших собственных терапевтических сеансов, в особенности начальных интервью, и рассмотрите возможные импликации замечаний каждого пациента. Затем изучите ваши собственные импликации. Сколько из них действительно являлись терапевтичными?

2. Изучите записи гипнотических наведений, в особенности ваших собственных. Научитесь узнавать импликации, которые присутствуют в динамике вашего голоса (такие, как интонации и пауза), равно как и в содержании ваших слов.

3. Тщательно составьте предложения, (а) констатирующие некую общую психологическую истину, которая (б) путем импликации вызывает внутренний поиск, который (в) вызовет и мобилизует собственные ассоциации, идеомоторные и идеосенсорные отклики слушателя и т.д.

4. Тщательно распишите гипнотическое наведение, сформулировав ряд психологических импликаций, которые могут способствовать трансу и каждому из классических гипнотических явлений в отдельности.

Терапевтические связки и двойные связки

Понятие двойной связки использовалось по-разному. Мы используем термины “связка” и “двойная связка” в очень специфическом и ограниченном значении, чтобы описать формы внушения, которые предлагают пациентам возможность строить свое поведение в терапевтичном направлении. Связка предлагает выбор из двух или более сравнимых альтернатив — то есть, какой бы выбор ни был сделан, это направит поведение в нужную сторону. Терапевтические связки — это тактичные представления возможных альтернативных форм конструктивного поведения, которые доступны пациенту в данной ситуации. Пациент получает возможность свободного выбора между ними; обычно он чувствует себя связанным необходимостью принять одну из альтернатив.

Двойные связки, наоборот, предлагают возможности поведения, которые находятся вне обычного для пациента спектра сознательного выбора и контроля. Со времени формулировки исходного определения двойной связки (Bateson, Jackson, Haley, and Weakland, 1956) в рамках гипотезы о природе коммуникации и этиологии коммуникации при шизофрении ряд авторов стремились использовать понятие двойной связки для лучшего понимания и проведения психотерапии и гипноза (Haley, 1963; Watzlawick et al., 1967, 1974; Erickson and Rossi, 1975). Поскольку мы используем термин в очень специфическом и ограниченном значении, необходимо уточнить, что мы понимаем под двойной связкой для объяснения терапевтического транса и гипнотического внушения.

Двойная связка возникает при возможности коммуникации более чем на одном уровне. Мы можем (1) сказать что-то и (2) одновременно комментировать то, что мы говорим. Мы можем описать наше первичное послание (1) как находящееся на объектном уровне коммуникаций, в то время как комментарий (2) находится на более высоком уровне абстракций, который обычно называется вторичным, или метауровнем коммуникаций (метакоммуникации). Особая ситуация возникает, когда то, что утверждается в первичной коммуникации, перестраивается или ставится в другие референтные рамки в метакоммуникации. Требуя идеомоторной реакции, такой как левитация руки, например, мы (1) просим пациента позволить своей руке подняться, но (2) испытать это как то, что рука сама поднимается непроизвольным образом. Требуя идеосенсорной реакции, мы можем (1) попросить пациента испытать галлюцинаторное ощущение тепла, но (2) обычно при этом подразумевается, что данный опыт находится вне обычного самоконтроля пациента. Поэтому пациенты должны позволить теплу развиваться на другом, более непроизвольном уровне. У нас есть много способов сказать или имплицировать пациенту, что (1) что-то произойдет, но (2) вы не будете делать это с сознательным намерением, ваше бессознательное сделает это. Мы называем это сознательно- бессознательной двойной связкой: поскольку сознание не может этого сделать, бессознательное должно это сделать на непроизвольном уровне. Сознательная преднамеренность и обычные психические установки человека помещаются в связку, которая имеет тенденцию лишать их деятельность силы; бессознательные возможности теперь имеют шанс вступить в действие. Сознательно-бессознательная двойная связка является основой многих терапевтических двойных связок, обсуждаемых в следующих разделах.

В реальности метакоммуникации, которые комментируют первичное послание, могут происходить без слов: можно дать комментарий сомневающимся тоном голоса, жестом или движением тела, тонкими социальными знаками и контекстами. Скрытые импликации или бессознательные предположения могут также функционировать как метакоммуникации, обусловливающие или меняющие значение того, что говорится на обычном разговорном уровне. Из-за этого пациент обычно не осознает, что получает противоречивые послания. Противоречие, впрочем, часто оказывается достаточным, чтобы расстроить обычные способы функционирования пациента и задействовать бессознательные и непроизвольные процессы.

В идеале, наши терапевтические двойные связки — это легкие затруднения, которые дают пациенту возможность роста. Эти затруднения являются косвенными гипнотическими формами в той мере, в какой они блокируют или расстраивают обычные установки и системы отсчета пациента так, что выбор на сознательном, произвольном уровне сделать нелегко. В этом смысле двойная связка может действовать в том случае, когда обычные системы отсчета не помогают человеку справиться и он вынужден функционировать на другом уровне. Бейтсон (Bateson, 1975) указывал, что этот иной уровень может быть “более высоким уровнем абстракции, который может быть более мудрым, более психотическим, более юмористическим, более религиозным и т.д.”. Мы просто добавляем, что этот более высокий уровень может быть более автономным или непроизвольным в своем функционировании — то есть находиться вне обычного спектра самоуправления и контроля человека. Иными словами, мы находим, что терапевтическая двойная связка может заставить человека испытать те измененные состояния сознания, которые мы характеризуем как транс, таким образом, что прежде нереализованные возможности могут стать явными.

В реальной практике существует бесконечный спектр ситуаций, которые могут функционировать или не функционировать как связки или двойные связки. Что является или не является связкой или двойной связкой, будет зависеть в большой мере от того, как оно принимается слушателем. То, что для одного человека есть связка или двойная связка, для другого может ею не быть. В последующих разделах мы опишем ряд формулировок, которые могут привести или не привести к тому, чтобы конкретный пациент испытал эффект связки или двойной связки. Эти формулировки являются “подходами” к гипнотическому переживанию; они не могут рассматриваться как методы, которые неизбежно вызовут одну и ту же реакцию у каждого. Люди слишком сложны и их индивидуальные различия слишком велики, чтобы ожидать, что одни и те же слова и ситуации вызовут один и тот же эффект у каждого. Хорошо обученные гипнотерапевты имеют в запасе много подходов к гипнотическому переживанию. Они предлагают их пациенту один за другим и тщательно оценивают, какой конкретно привел к желанному результату. В клинической практике мы можем определить, что было, а что не было терапевтической связкой или двойной связкой, только ретроспективно, изучая реакцию пациента. Следующие формулировки, таким образом, предлагают только возможность терапевтических связок и двойных связок, которые могут структурировать желаемое поведение.

Связки и двойные связки в форме вопроса

Связки легко создаются вопросами, которые предоставляют субъекту “свободный выбор” между сопоставимыми альтернативами. Однако любой выбор облегчает подход к желаемой реакции. Существует много возможностей способствовать принятию трансовой ситуации, например следующие:

Какой транс Вы хотели бы испытать — легкий, средний или глубокий?

Вы хотели бы войти в транс сидя или лежа?

Вы хотели бы держать руки на бедрах или на ручках кресла, когда входите в транс?

Мы можем обозначить эти вопросы как связки, потому что, хотя они действительно структурируют трансовую ситуацию, большинство людей способны легко ответить на них с помощью своих обычных сознательных установок. Для некоторых людей, однако, второй пример может функционировать как двойная связка, если обнаружится, что они на самом деле входят в транс, когда садятся или ложатся в ответ на этот вопрос.

Вопросы, приведенные ниже, напротив, являются более типичными двойными связками, поскольку на них нельзя ответить, исходя из обычных сознательных установок. Обычно нужно расслабиться и позволить бессознательным и автономным функциям их выполнить. Такие вопросы с двойными связками особенно интересны с точки зрения “чувственного” подхода Эриксона к гипнотическим явлениям. Обращая внимание человека на его собственные субъективные переживания, его заставляют внутренне сосредоточиться таким образом, который легко может повести к переживанию транса и гипнотических явлений. Этот подход при помощи вопроса, кроме того, в особенности подходит для субъектов, реагирующих на начальную стадию наведения транса сверхмобилизованностью, тревогой или напряжением. Вопрос позволяет им использовать свое сфокусированное сознание, чтобы способствовать приятию внушаемых явлений. Вопрос с двойной связкой очень полезен для “сопротивляющихся” субъектов, которым нужно использовать свое сознание, чтобы удерживать контроль в гипнотической ситуации. Рассмотрите следующие примеры:

Какая рука у вас почувствует легкость первой, правая или левая? Или они обе одновременно почувствуют легкость?

Какая рука, правая или левая, сначала шевельнется, двинется в сторону, поднимется вверх или надавит вниз?

Вы начинаете чувствовать онемение сначала в пальцах или в тыльной стороне ладони?

Какая часть вашего тела начинает испытывать наибольший комфорт (тепло, холод, тяжесть и т.д.)?

Эти вопросы могут функционировать как двойные связки, поскольку гипнотические внушения в форме идеомоторной или идеосенсорной реакции вызываются любым из двух переживаний. Когда наивные субъекты испытывают такие явления в первый раз, они обычно бывают удивлены и отчасти восхищены. Такой опыт доказывает, что они могут научиться развивать латентные способности и измененные способы функционирования для дальнейшей терапевтической работы.

Временная связка и двойная связкаc "Временная связка и двойная связка"

Время — это великолепное измерение для формулирования связывающих вопросов и ситуаций.

Вы хотите войти в транс сейчас или через несколько минут?

Вы хотите входить в транс быстро или медленно?

Будете ли вы готовы отказаться от этой привычки на этой неделе или на следующей?

На эти вопросы можно ответить в обычной референтной системе человека, и поэтому их можно квалифицировать как связки, которые просто фокусируют внимание в направлении желательной реакции. Однако каков бы ни был ответ пациентов, они связаны необходимостью терапевтической реакции — или сейчас, или позже. У некоторых пациентов первые два вопроса фактически могут вызвать начальные переживания транса; для них контекст гипнотерапевтической ситуации и то, что гипнотерапевт ожидает, что они войдут в транс, могут действовать как метакоммуникации, которые активируют автономные процессы, ведущие их к трансовому переживанию. Двойные связки, использующие время для того, чтобы вызвать реакции на более автономном уровне, могут быть структурированы следующим образом:

Пожалуйста, сообщите мне, когда это ощущение теплоты появится в вашей руке…

Эта анестезия наступает быстро или медленно?..

Используйте столько времени, сколько вам нужно, чтобы на самом деле научиться испытывать это (любую идеомоторную или идеосенсорную реакцию) в том особенном трансовом времени, где каждый момент в трансе равен часам, дням или даже неделям обычного времени.

Все эти вопросы и ситуации, использующие время, содержат сильную психологическую импликацию, что желательная реакция будет получена. Большинство гипнотических реакций требует времени. В трансе субъекты обычно испытывают “психомоторную задержку”. Существует разрыв между тем временем, когда внушение дается, и тем, когда субъект наконец способен его выполнить. Временная связка эксплуатирует этот временной разрыв и делает его неотъемлемой частью гипнотической реакции.

Очаровательный пример возможностей терапевтической двойной связки с использованием времени Эриксон предложил шестилетнему мальчику.

“Я знаю, что твои папа и мама просят тебя, Джимми, перестать грызть ногти. Они, похоже, просто не знают, что ты всего лишь шестилетний мальчик. И они просто не знают, что ты естественно прекратишь кусать ногти как раз перед тем, как тебе исполнится семь лет. И они в самом деле этого не знают! Так что, когда они говорят тебе перестать кусать ногти, просто не обращай на них внимания!”

Конечно, Джимми не знал, что Эриксону известно, что через несколько месяцев ему будет семь лет. Слов Эриксона, произнесенных с искренним убеждением и конфиденциальным тоном, предполагающим, что он сообщает Джимми тайну по секрету, было достаточно для того, чтобы связать Джимми двойной связкой, обязывающей его прекратить грызть ногти в течение ближайших двух месяцев, таким образом, чтобы мальчик не мог сознательно этого понять. Он, например, не мог понять, каким образом его удовольствие оттого, что ему разрешается игнорировать раздражающие требования родителей перестать кусать ногти, на самом деле подкрепило двойную связку, которая активировала его собственные внутренние ресурсы, чтобы создать способ прекратить грызть ногти самостоятельно. Как оказалось, Джимми позже смог похвастаться, что прекратил грызть ногти за целый месяц до того, как ему исполнилось семь.

Сознательно-бессознательная двойная связка

Эриксон часто проводит предшествующую наведению беседу о различиях функционирования сознательного и бессознательного разума. Это подготавливает пациента к двойным связкам, которые базируются на том, что мы не можем сознательно контролировать свое бессознательное. Сознательно-бессознательная двойная связка блокирует обычные произвольные способы поведения пациента так, чтобы реакции управлялись на более автономном или бессознательном уровне. Любая реакция на следующие ситуации, например, требует, чтобы субъект испытал транс.

Если ваше бессознательное хочет, чтобы вы вошли в транс, поднимется ваша правая рука. Если же нет, то поднимется ваша левая рука…

Вам даже нет надобности слушать меня, потому что ваше бесознательное здесь и может слышать, что нужно, чтобы реагировать совершенно правильным образом…

И действительно не важно, что делает ваш сознательный разум, поскольку ваше бессознательное автоматически сделает как раз то, что ему нужно, чтобы достичь этой анестезии [возрастной регрессии, каталепсии и т.д.]…

Вы сказали, что ваш сознательный разум не уверен и смущен, и это оттого, что сознательный разум действительно забывает. И все же мы знаем, что бесознательное действительно имеет доступ к воспоминаниям, образам и опыту, которые оно может сделать доступным сознательному разуму так, чтобы вы могли решить эту проблему. И когда бессознательное сделает эти ценные сведения доступными вашему сознательному разуму? Будет ли это во сне? Днем? Произойдет ли это быстро или медленно? Сегодня? Завтра?

В этой серии двойных связок терапевт использует открытый подход. Он приводит ряд трюизмов о психологическом функционировании, любой из которых поможет решить проблему пациента. Ценность этого открытого подхода в том, что он дает пациенту бессознательную свободу работать любым способом, который больше всего подходит для его уникальных паттернов функционирования.

Этот открытый подход, вместе с сознательно-бессознательной двойной связкой, составляет также сущность одного из подходов Эриксона к сопротивляющимся пациентам. Когда он сочетается с идеомоторным сигналингом (как будет описано в одном из более поздних разделов), чтобы показать, что бессознательное дало удовлетворительную реакцию или разрешило вопрос, сознательно-бессознательная двойная связка становится надежным и приемлемым способом вызвать гипнотическую или непроизвольную реакцию даже у самых сопротивляющихся, напуганных или неправильно информированных субъектов. В общем, любые двойные связки — это прекрасный подход, чтобы помочь всем так называемым сопротивляющимся пациентам обойти или разрешить ошибочные идеи или ограничения своей системы представлений, которые мешали гипнотическому реагированию и терапевтическому изменению.

Эриксон ввел на этом сеансе ряд взаимосвязанных двойных связок, которые были направлены на депотенциализацию сознательных установкок путем подчеркивания власти бессознательного над сознательным. Сравните следующее:

Но ваш сознательный разум сохранит его только с согласия вашего бессознательного разума…

Вы можете меня не слушать, ваш бесознательный разум может слушать меня без вашего ведома…

Человек, стремящийся к терапии, входит и рассказывает вам одну историю, которой полностью верит на сознательном уровне, а невербальным [бессознательным] языком может излагать вам историю, которая абсолютно отличается от первой…

И бессознательный разум имел очень мало возможностей для признания своих собственных способов понимания [предполагая, что хорошо бы дать бессознательному такую возможность сейчас]…

И ваша готовность полагаться на ваш бессознательный разум, чтобы он сделал что угодно, что могло бы быть интересным или ценным для вас, в высшей степени важна…

А ведь существует множество различных способов, чтобы разум мог функционировать так, чтобы бессознательное соединилось с сознательным. Множество разных способов, при которых бессознательное может избегать сознательного разума, а сознательный разум не будет знать, что он только что получил подарок.

Если читатель исследует контекст этих замечаний, обнаружится, что они обычно направлены на то, чтобы высвободить способность пациента к функционированию на бессознательном уровне, чтобы исследовать многие возможности реагирования, которые были исключены сознанием. Обучение трансовым ощущениям и возможным реакциям, которые доступны в трансе, напрямую связано со способностью пациента отказаться от направляющих и лимитирующих функций его обычной системы отсчета. Эриксон демонстрирует важный подход к разделению сознательных и бессознательных процессов в конце этого сеанса. Он, как правило, отвлекает пациентов от двух до пяти минут после формального завершения транса, поскольку, если пациента не обучили делать по-другому, обычно именно столько времени уходит на то, чтобы отделить транс от состояния бодрствования. Период отвлечения помогает разорвать ассоциативные связи с трансовыми событиями; и тогда они обычно остаются амнезированными. Это помогает также создать отчетливую “демаркационную линию” между трансом и бодрствованием, которая автоматически подтверждает тот факт, что транс был “на самом деле”.

С нашей точки зрения, типичный экспериментальный подход к гипнозу, когда исследователь применяет стандартный набор прямых внушений, а затем немедленно спрашивает субъектов, что они испытывают, разрушителен для тех уникальных аспектов обучения переживанию транса, которые проявляются на первых порах. Такое немедленное выспрашивание смазывает различие между трансом и состоянием бодрствования, еще хрупкое у субъектов, которые только учатся испытывать транс. Непосредственные вопросы экспериментатора невольно строят ассоциативные мостики между содержанием состояния транса и бодрствования. Эти ассоциативные мостики фактически уничтожают опыт транса как измененного состояния сознания, которое является отдельным от обычного состояния бодрствования. Это странный, но, к сожалению, истинный факт, что сознание обычно не признает, что оно находится в измененном состоянии; люди должны научиться признавать тонкое, едва зародившееся переживание развивающегося транса точно так же, как они должны научиться признавать любое другое измененное состояние сознания (вызванное алкоголем, наркотиками, отравлением, психозами и т.д.). Прекрасно известно, что процесс наблюдения часто мешает самим наблюдаемым процессам. Это в особенности верно для психологии вообще и для гипноза в частности. Делать необдуманные прямые замечания обычно означает мешать исследованию явления транса.

Двойная диссоциативная двойная связка

Эриксон вводит на этом сеансе еще более сложную двойную связку, чтобы способствовать диссоциации. Отметьте тонкое взаимопроникновение следующих внушений в диссоциацию, которые, кажется, охватывают все возможные реакции и в то же время предоставляют возможность постгипнотических реакций.

Вы можете пробудиться как личность, но вам нет надобности

пробуждаться как телу.

(Пауза)

Вы можете пробудиться, когда ваше тело пробудится, но при этом не признавать своего тела.

В первой половине этого утверждения пробуждение личности диссоциируется от пробуждения тела. Во второй половине пробуждение личности и тела диссоциировано от признания тела. Из-за этого мы можем назвать такой тип утверждения двойной диссоциативной двойной связкой. Полный эффект такого внушения является настолько сложным, что непосредственно не очевидно, какие же именно возможности реагирования предлагаются. Реальные возможности реагирования следующие:

а) Вы можете пробудиться как личность, но вам нет надобности пробуждаться как телу.

б) Вы можете пробудиться как личность, но вам нет надобности пробуждаться как телу и признавать свое тело.

в) Вы можете пробудиться как личность и вы можете пробудиться как тело, но при этом не признавая своего тела.

Такие гипнотические формы, как двойная диссоциативная двойная связка, представляют увлекательные возможности для исследования способности индивидуума к гипнотическому реагированию, в той же мере, как и для проведения внушений. Как и при открытых внушениях, двойные диссоциативные двойные связки допускают возможность свободного выбора, которая позволяет индивидуальности субъекта выразить себя такими способами, которые удивляют его самого. Двойные диссоциативные двойные связки, как правило, приводят сознательный разум субъектов в замешательство и тем самым депотенциализируют их привычные установки, предрассудки и приобретенные ограничения. При этих обстоятельствах освобождается поле для возможности творческих процессов выражения себя более автономным и бессознательным образом. Мы знаем из исследований по нейропсихологии (Luria, 1973), что вторичные и третичные ассоциативные области в теменно-височно-затылочной коре способны синтезировать и производить одну и ту же психологическую функцию множеством разных способов. Такие гипнотические формы, как двойная диссоциативная двойная связка, могут позволить субъекту упражнять и использовать невероятные возможности этих ассоциативных областей абсолютно новыми способами, которые находятся за пределами прежнего опыта субъекта. Понимаемая таким образом, двойная диссоциативная двойная связка может быть исследована как способ усиления творческих возможностей, вместо того чтобы оставаться просто программирующими внушениями. Приведем другой пример, иллюстрирующий возможности двойной диссоциативной двойной связки:

Вы можете писать этот материал, не зная, что это такое,

затем вы можете вернуться и обнаружить, что вы знаете, что это, не зная, что это сделали вы.

Формулировки, подобные приведенной выше, для автоматического письма с осознанием или без осознания его смысла, а также и того, что это написал сам человек, являются не такими произвольными, как может показаться. Исследование вторичных зон затылочной коры и оптико-гностических функций (Luria, 1973) показывает, что каждая из вышеуказанных возможностей может произойти естественно, в форме агнозий, когда имеются специфические органические нарушения мозговых тканей. Каждая из этих агнозий возможна только из-за того, что в момент ее появления дискретный психический механизм был расстроен и не мог нормально функционировать. Агнозии, таким образом, являются ярлыками для определения дискретных психических механизмов. Так называемое внушение в форме двойной диссоциативной двойной связки может использовать те же самые естественные психические механизмы. Мы предполагаем, что эти механизмы могут быть включены и выключены в трансе, несмотря на то, что когда человек находится в состоянии бодрствования, они обычно функционируют автономно. С этой точки зрения мы можем предложить концепцию “внушения” как чего-то большего, чем словесная магия. Адекватным образом сформулированные гипнотические формы могут использовать естественные процессы кортикального функционирования, которые характерны для вторичных и третичных зон церебральной организации. Эти процессы являются синтетическими и интегративными в своих функциях и отвечают за процессы восприятия, переживания, узнавания и знания. Конструирование гипнотических форм, которые могут либо блокировать, либо возбуждать эти дискретные механизмы вторичных и третичных зон, таким образом, предоставляют возможности для колоссального расширения наших представлений о функционировании мозга. Это может послужить нейропсихологической основой для использования гипнотических форм с целью изменения человеческого поведения и огромного расширения всех форм человеческого опыта.



Страница сформирована за 0.65 сек
SQL запросов: 191