АСПСП

Цитата момента



Никогда не теряй терпения - это последний ключ, открывающий двери.
Антуан де Сент-Экзюпери

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Д’Артаньян – герой? Какой же он герой, если у него были руки и ноги? У него было все – молодость, здоровье, красота, шпага и умение фехтовать. В чем героизм? Трус и предатель, постоянно делающий глупости ради славы и денег, - герой?

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Поскольку проникнуть в душу другого человека представляется невозможным, то для постижения его внутреннего мира приходится использовать собственный психоэмоциональный опыт, который актуализируется посредством проективных механизмов, оживляя такие процессы, как интуиция, эмпатия, чувство мистического единения с партнером.

При использовании этого вида защиты существует опасность непонимания и подмены истинного ложным в межличностных отношениях. Искаженное восприятие другого субъекта происходит за счет приписывания ему тех качеств, которыми он не обладает, что в свою очередь приводит к отчуждению и, в конечном итоге, крушению отношений.

Интересно отметить то, что человек, на которого проецируются определенные внутренние свойства, начинает вести себя в соответствии с этими свойствами по отношению к проецирующему. И таким образом восстанавливается своеобразное равновесие, работающее по принципу «что даю, то и получаю». В этом смысле небесполезно помнить, что окружающие нас люди — наши собственные зеркала. И отсюда можно сделать вывод, что проецировать свои позитивные качества гораздо выгоднее, чем отвергаемые. Ибо наши собственные проекции рано или поздно, но всегда неизбежно возвращаются к нам же самим.

Интроекция. Процесс, обратный проекции, когда приходящее извне воспринимается человеком как происходящее внутри.

У младенца подобное явление связано с необходимостью выживания и развития.

Еще задолго до осознанного подражания родителям он как бы «проглатывает» их, вводит их образы внутрь себя.

Значимый для нас объект в прямом смысле становится частью нас самих благодаря именно интроекции.

Интроекция — основа глубокой привязанности, чувства единения с другим, но вместе с тем — это неспособность отпустить другого человека, признать его свободу и автономность, неумение эмоционально переключиться на окружающих и мир в целом. В конце концов, подобная сцепленность приводит к психологическому истощению, Упадку жизненных сил и оборачивается депрессией.

Люди постоянно меняются, и они вовсе не созданы для того, чтобы оправдывать наши ожидания. Но при этом интроект оказывается фиксированным, «замороженным» образом, не человеком, а его моделью, схемой, которая вовсе не то же самое, что и живой образец. И получается, что реальный человек постоянно уходит, ускользает от того, кто предается чрезмерному интроецированию и задерживается на данной защите. Уход другого представляет собой довольно мощную психотравму, ибо при этом уходит, умирает и какая-то часть собственного «Я», которая была заполнена этим другим.

Идентификация с агрессором. Проявляется в имитации того, кто может оказывать отрицательное давление. Если кто-то маскирует свой страх перед каким-то авторитетом, он может усвоить его манеру в гипертрофированном или карикатурном виде. «Буду таким, как он, тогда его власть будет внутри меня».

Проективная идентификация. Представляет собой проекцию на другого человека с последующей попыткой взять над ним контроль. Например, кто-то может проецировать свою враждебность по отношению к другому человеку и со страхом затем ожидать нападения на себя с его стороны.

Расщепление. Как явление, наблюдается еще в раннем периоде, когда младенец не способен воспринимать заботящихся о нем людей целостно, со всем присущим им разнообразием качеств и психологических оттенков. В спектре переживаний ребенка существует либо «хорошо», либо «плохо», которые и приписываются окружающему миру в зависимости от собственного состояния. От его восприятия ускользает вся палитра переходных позиций, и диалектическое постижение жизни ему неведомо.

Расщепление у взрослых легко распознается в их политических и моральных оценках, когда проявляется тенденция к поиску «общего врага», несущего угрозу «хорошим» представителям той или иной партии или общества. Склонность делить людей на «плохих» и «хороших», а мир на «белое» и «черное» также свидетельствует о наличии примитивного способа реагирования — расщепления.

Расщепление приводит к снижению тревоги (срабатывает принцип «лучше плохие новости, чем никаких новостей»), поддержанию самооценки за счет выявления, самоопределения и конкретизации собственной позиции.

Этот способ защиты всегда искажает реальность, обедняет эмоциональное восприятие жизни. В своей категоричности он близок к одержимости. Недаром на древнегреческом языке rategoros означает «сатана».

Репрессия (Вытеснение). Представим себе следующую ситуацию.

Некто получает письмо от своего друга и, обрадованный, собирается ответить. Однако вскоре чуть отодвигает свое решение, оправдываясь большой «загруженностью» и усталостью или «досадной забывчивостью». Тем не менее, прилагая некоторое усилие воли, он заставляет себя написать пару страниц, но обнаруживает, что у него нет конверта. Приобретя через неделю конверт, наш незадачливый персонаж забывает написать адрес, но, выполнив и эту процедуру, несколько дней держит письмо в кармане пальто, так как по дороге ему не встретился ни один почтовый ящик. Наконец-то он отправляет свое ответное послание и облегченно вздыхает.

Герой описываемой ситуации оказался человеком вдумчивым, а потому и обратил внимание на тот .факт, почему столь продолжительное время медлил с ответом. После детального анализа своих действий и ощущений он понял, что корреспондент, считавшийся его другом, на самом деле его раздражал. И его Бессознательное знало это задолго до того, как он осознал свое истинное чувство, которое вытеснялось, чтобы не вызывать отрицательных эмоций или тревожности.

Мы неохотно вспоминаем неприятные события в нашей жизни или напрочь о них забываем — здесь также срабатывает процесс вытеснения.

Существует простой эксперимент, где предлагается вспомнить время или событие, которые сопровождались психологически болезненными переживаниями — смерть близкого друга или родственника, унижение или обида. Прежде всего, обращает на себя внимание отсутствие интереса к тому, чтобы ясно вспомнить подобное происшествие, сопротивление относительно того, чтобы говорить о нем. Возможно, при этом появляется сомнение в необходимости подобного занятия, хотя в начале данная затея могла быть воспринята и с готовностью. При этом все «посторонние» мысли и сомнения также интерпретируются как сопротивление.

Сущность описываемой защиты состоит в удалении из сознания неприятного переживания и удержании его на расстоянии от сознания. Вследствие такого подавления даже могут возникнуть такие заболевания, как астма, артрит, язва, фригидность, импотенция.

Регрессия. Возвращение на более низкий уровень развития или к способу выражения, который более прост и более свойствен детям. По сути, это возвращение к знакомому способу действия после достижения нового уровня в индивидуальном развитии. Каждый взрослый человек, даже хорошо приспособленный, время от времени прибегает к этой защите, чтобы «спустить пар». Это может выражаться в чем угодно: люди ищут «острые» ощущения, курят, напиваются, переедают, кусают ногти, ковыряют в носу, спят днем, портят вещи, жуют резинку, мечтают, восстают против авторитетов и подчиняются им, прихорашиваются перед зеркалом, играют в азартные игры, болеют.

Иногда регрессия используется для того, чтобы находиться в роли слабого и тем самым снискать к себе сочувственное внимание окружающих.

Изоляция аффекта. Отделение переживания от ситуации. При этом из сознания удаляется психотравмирующая составляющая актуального события. На уровне чувства это проявляется как отстранение, отчуждение от ситуации. Психический ступор является одним из вариантов изоляции аффекта.

Интеллектуализация. Проявляется как самообладание, внешняя эмоциональная сдержанность по поводу действительно волнующей ситуации. Данная защита свидетельствует о заблокированности эмоциональной энергии, неспособности полного и адекватного эмоционального самовыражения.

Рационализация. Данный способ поведения представляет собой нахождение приемлемых причин или оснований для неприемлемых мыслей или действий. Иными словами, это рациональное объяснение иррациональных помыслов. Все наши оправдания — это наши рационализации. Рационализацией также прикрывается корыстное побуждение, которое свершается под видом блага. Например, некоторые родители утешают свои властолюбивые комплексы, заставляя детей следовать их воле, мотивируя это тем, что совершается это для их же пользы. Характерной фразой при рационализации является: «Я делаю это исключительно для твоего добра». Однако в данном случае доброе побуждение от дурного намерения отличить совсем не сложно. Добро никогда себя не навязывает. Предложив свои услуги, оно успокаивается, а навязанное добро — это уже зло.

Морализация. Это те же оправдания, но с позиций моральных обязательств: «Все это делается ради торжества истины и справедливости».

Если рационализатор говорит:« Спасибо за науку», то морализатор заявляет: «Это формирует характер».

Раздельное мышление. Сосуществование в сознании Двух противоречивых и конфликтующих идей или состояний без осознания этого противоречия.

В обыденной жизни известно множество примеров, когда у рьяного поборника добродетели обнаруживается обширная коллекция порнографических открыток, а известный гуманист оказывается домашним деспотом и тираном.

Одним из распространенных вариантов данной стратегии является то, что называют лицемерием.

Аннулирование. С позиций Бессознательного мысль равнозначна поступку.

Данное положение является источником нашего суеверного, магического поведения. Если мы в своей психической глубине допускаем какую-то предосудительную мысль, то, как следствие, возникают определенные чувства: или страх наказания, или стыд, или вина. Дабы аннулировать нежелательные последствия, включается механизм магической компенсации, призванный уравновесить допущенный проступок, как бы расквитаться за него, но безболезненным способом.

Примеры подобного поведения достаточно известны. Хорошо знакомы случаи, когда мы делаем подарки после ссоры или вспышки раздражения накануне. Тем самым бессознательно ощущение вины заглаживается, и душа может чувствовать себя спокойно.

Однако при этом речь об аннулировании может идти только в том случае, если внутренний, глубинный мотив не осознается. (Настоящий принцип касается и всех остальных защит — все они применяются бессознательно, а не в качестве продуманной стратегии.)

Многие наши ритуалы несут в себе аспект аннулирования. И поскольку мы обладаем скрытым убеждением, что враждебные мысли опасны, то стремление искупить грехи, совершенные хотя бы только в мыслях, является импульсом универсальным, присущим человеческой природе вообще.

Таким образом, «искупительный» вид поведения может считаться вариантом аннулирования. Скажем, эгоистичный и капризный ребенок, вырастая, «искупает свой грех» тем, что становится выдающимся деятелем в области, касающейся прав человека, а мучитель дворовых кошек — известным ветеринаром.

Поворот против себя (Обратное чувство). Перенаправление отрицательного чувства, предназначенного для другого объекта, на себя. Такую критику, которая трансформируется в самообвинение, мы отмечаем в ситуациях, когда предпочитаем упреки в свой адрес вместо того, чтобы выразить свое разочарование кем-то другим.

В качестве позитивного аспекта данной защиты можно считать тенденцию брать ответственность за случающееся на себя, нежели переносить ее на других, проецируя свои неприятные чувства. Но с другой стороны в этой склонности в данном случае истинным мотивом является не осознанная готовность быть ответственным, а бессознательная тревожность, которая нуждается в амортизации, что в общем-то проблему не снимает.

Смещение. Это смена объекта чувств, их перенос с того объекта, который послужил источником отрицательных эмоций, на другой объект — более безопасный.

Например, подчиненный, разгневанный на своего начальника, придя, домой, устраивает нагоняй жене, та срывает зло на детях, а последние отыгрываются на собаке. Пример стал уже классическим — как поиск «козла отпущения».

Более тонкий вариант смещения проявляется в ситуации, когда кто-то в присутствии другого человека начинает рассказывать о своей любви, ненависти, гневе, раздражении по отношению к тем или иным людям. Зачастую такой вид поведения может интерпретироваться как выражение своих чувств именно к данному собеседнику. Нередко можно стать свидетелем сцены, когда женщина в присутствии мужа начинает обсуждать проблемы мужской психологии, делая акценты на агрессивность мужчин и их стремление к подавлению слабого пола. Подобное эмоциональное обобщение является маскировкой ее обиженности поведением собственного супруга и намеком адресует ему высказанный упрек.

Позитивный, сублимационный аспект смещения проявляется в тех случаях, когда агрессивная энергия перенаправляется в созидательную активность — например, в возбужденном состоянии проделывается большое количество домашней работы.

Реактивное образование. Данное явление представляет собой подмену поведения или чувства прямо противоположным действительному желанию. Субъект может проявлять излишнюю чистоплотность в качестве защиты от желания быть все время грязным. Главная черта реактивного образования — преувеличение. Реактивные образования можно увидеть в любом преувеличенном поведении.

За излишней учтивостью может скрываться раздражение. Избыточная вежливость маскирует агрессию.

В повседневной жизни можно встретить людей с «извиняющимся поведением». Они по каждому поводу и даже без такового постоянно просят прощения. Не психоаналитически мыслящий наблюдатель может принять это качество за некую щепетильность в характере, утонченную совестливость, хотя в действительности мы имеем дело с реактивным образованием. Ход логических построений здесь довольно очевиден. Субъект испытывает агрессивные мысли или побуждения. Те, в свою очередь, порождают чувство вины. Виноватый, чтобы не понести наказания, просит прощения.

Кстати, извиняться этимологически буквально означает «из вины». Следовательно, всякое извинение есть автоматическое признание собственной вины.

Что касается щепетильности, то, продолжая лингвистическое исследование, мы легко обнаружим, что данное понятие соотносится со словом «щипать», и оба они восходят к одному индоевропейскому корню skeip — «раскалывать», «расщеплять», где агрессивный и атакующий оттенок выражен более чем наглядно.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что за подобной «щепетильностью» прячется агрессивное желание атаковать.

Все дело в том, что наша эмоциональная ситуация не сводится к какой-то однозначной позиции. Она всегда предполагает некоторую амбивалентность, двойственность. Именно данным свойством объясняется то, что мы обижаем близких людей и можем испытывать ненависть к тем, кого любим. Поэтому, исходя из особенностей динамики глубинных процессов душевной жизни субъекта, можно вывести следующее универсальное положение, отражающее закономерности его психического мира: в то время как субъект испытывает ощущение «X», он также бессознательно испытывает и ощущение «-Х».

Реверсия. Смена ролей, при которой обычно происходит перенаправление собственной потребности на другой объект.

Так неудовлетворенная потребность в заботе может удовлетвориться проявлением со своей стороны заботы о другом человеке, бессознательной идентификацией с тем, кто эту заботу получает, и переживанием соответствующего удовольствия.

Первыми проявлениями реверсии являются детские игры в куклы.

В более зрелом возрасте реверсия может стать причиной альтруизма, чему мы являемся свидетелями, когда бывшие сироты становятся руководителями детских домов и самоотверженными воспитателями.

Древняя мудрость: «Если тебе плохо, найди того, кому еще хуже, чем тебе, и помоги ему» — подразумевает смысл, содержащийся в реверсии.

Отыгрывание. Тенденция к повторению и воспроизведению бессознательных желаний, фантазий, импульсов, сформированных в отдаленном прошлом.

Здесь играет значительную роль весьма важное свойство нашей психики — мы реагируем на то, чего не помним.

В принципе, любое компульсивное поведение, неожиданный поступок могут подразумевать отыгрывание в силу того, что актуальность внутреннего напряжения или фантазийного материала зачастую непредсказуема, а провоцирующим, оживляющим внешним фактором, запускающим каскад активизации глубинных процессов, способна оказаться едва приметная, совсем малозначительная деталь.

Поскольку каждый из нас несет в себе достаточно плотный по своей интенсивности материал ранних впечатлений и актуализация его может произойти в любой момент, то вряд ли можно утверждать со стопроцентной уверенностью, что именно может с нами произойти в следующую минуту и на какие действия мы вдруг решимся.

Эротизация. Преобразование страха, тревоги и других дезорганизующих чувств в переживание радости и жиз-неутверждения.

Сексуальное побуждение является одним из наиболее мощных факторов выживания и одновременно наличием доказательства для организма того, что он жив.

Поэтому вполне естественно допустить, что многие человеческие травмы инстинктивно сексуализируются.

Фобос трансформируется в Эрос. И в данной способности заложен мощный биологический, психологический и ноологический (от греч. noos — «дух») подтекст.

Страх преобразуется в любовь, поскольку уже содержит в себе ее потенцию.

Данное положение можно сформулировать следующим образом: Фобос включает в себя Эрос, а Эрос включает в себя Фобос.

Сексуализировать можно любой объект — власть, профессию, славу, деньги и т. д. Хорошо известно, насколько эротичным бывает процесс обучения, особенно в присутствии талантливого учителя.

Представленный механизм адаптации, с моей точки зрения, может рассматриваться как вариант сублимации.

Сублимация. Применение к данному понятию термина «защита» мне представляется не совсем логически обоснованным, хотя по традиции, положенной Фрейдом, ее и можно определить как «успешную» или «зрелую» защиту.

Строго говоря, сублимация представляет собой продуктивный и высокоэффективный процесс не только разрешения жизненных коллизий, но и поступательного психического и духовного развития. Данный механизм позволяет перенаправить энергию, первоначально направленную на деструктивные побуждения, на творческую, созидательную активность, примером которой служит не только проявление успешности в профессиональной деятельности, но и способность сотворить свою жизнь как произведение искусства.

Если остальные защиты предназначены снизить уровень тревожности, то представляемая стратегия призвана обратить эту тревогу в любовь.

Страх преобразуется в Любовь — пример сублимации.

Слово «страх» связано с русским словом «строгий», и восходит оно к праязыковому корню (s)terg:(s)trek.

С другой стороны, корневая база sterg:sterk подразумевает образование смысла слова «стеречь».

К нему же восходит словенское street — «прислуживать». В этом же корневом ряду: греческое stergo — «люблю (забочусь), имею удовольствие, терплю, переношу»; storge — «любовь».

Стеречь — сторожить, следить за сохранностью чего-либо (тот же корень — storg)

Строгий — через те же корневые основы (s)ter:(s)tro Родственно таким значениям, как греческое strenos — «сила».

Обратим внимание на английское strong — «сила».

Греческое strenes — «крепкий».

Продолжая семантический ряд, выходим на понятие «стремиться» — «неудержимо продвигаться». Стремить — «подниматься вверх», но и стремить — «направлять движение», «увлекать». Отсюда стремление — «движение вперед».

Проступает еще одна семантическая линия: strong — «сильный» — соотносится с понятием «веревка, канат», что выражает идею связи, которая соединяет миры и вносит порядок в Хаос.

С другой стороны, индоевропейский корень sterg - означает «любовь».

К тому же смысловому пространству принадлежит и жертвоприношение — священнодействие, призванное способствовать нисхождению божественных энергий. Одна из форм жертвоприношения заключалась в поедании кусков приносимого в жертву животного. В этом плане достаточно показательно сравнение: strong-«сильный» и греческое tropho — «есть, питаться». Тогда становится понятным, как страх (изначально «боязнь Божества») обретает значение «экстаза», что указывает на его исконно сакральную подоплеку. И здесь мы имеем возможность наглядно проследить переход значений: «поить, пить/петь, воспевать», восходящий к обряду жертвенного возлияния. Таким образом, проясняется семантическая основа понятий «восторг», «торжество».

Весьма наглядно проявляет себя соотношение sterg -«любовь» и русское «стержень». И здесь же прусское stri-gens — «мозг». Издревле человек мыслился как микрокосм и олицетворялся вертикально стоящим шестом. Последний воплощал в себе идею мировой оси, соединяющей землю и небо, священными символами которой также являлись лестница, дерево, гора.

В качестве наглядного примера того, как мы можем задействовать тайное значение слова «страх», используем лингвистическую интерпретацию знаменитого выражения ап. Павла: «…жена да боится своего мужа» (Еф. 5:33).

Ядерные смысловые элементы слова «страх»: стеречь — беречь — служить — связывать — соединять — жертвоприношение — экстаз — радость — улыбаться — продвигаться — подниматься вверх — стержень — восторг — торжество — сила.

Организуем полученный ряд в текстовую структуру. «Жена да боится своего мужа» логически означает: жена оберегает своего мужа и через служение ему связывает, соединяет себя с ним. И тем самым она осуществляет жертвоприношение, которое в свою очередь открывает возможности максимального самораскрытия, реализации и полного воплощения себя в качестве архетипическей женственности. Через подобную трансформацию она переживает сакральный экстаз, продолжающийся в радости и «цветении». Удивляясь происходящим переменам, жена, пребывая в подобном изумлении, вдохновляется еще больше и тем самым обретает дополнительные импульсы к тому, чтобы продвигаться дальше, вперед в своем поступательном развитии. Полное и максимально пережитое осуществление предыдущих этапов предоставляет женщине принципиально новую возможность, воплощающую в явь ее древнюю и вожделенную мечту — приобщиться к фаллической мощи мужа и через силу его стержня подняться вверх, в инобытие духовных измерений, где пребывают вечные восторг и торжество любви.

Разделяя весь процесс подобного восхождения на отдельные ступени, мы получим конкретную формулу индивидуального преображения.

  • Да боится жена своего мужа.
  • Пусть оберегает и бережет жена своего мужа.
  • Пусть служит жена своему мужу.
  • Пусть соединяет и связывает себя жена со своим мужем.
  • Пусть приносит себя в жертву жена своему мужу.
  • Пусть через подобное жертвоприношение жена переживает внутренний сакральный экстаз.
  • И пусть тогда жена радуется и расцветает при своем муже.
  • Пусть удивляется и изумляется жена происходящим в ней переменам.
  • Пусть жена вдохновляется происходящим и движется дальше в совершенствовании своей женственности,
  • Пусть приобщается жена к фаллической силе и духовной мощи мужественности, воплотившейся в ее муже.
  • Пусть поднимается жена вверх, в измерение духовного мира вместе с мужем.
  • Пусть переживает жена восторг и торжество исполнившейся мечты.
  • Пусть соединяется в любви жена с мужем и «будут двое одна плоть» (Быт. 2:24).
  • И «Тайна сия велика…» (Еф. 5:32).

Разумеется, все указанные предписания выполнимы и достижимы при наличии одного необходимого и главного условия, а именно — соответствии мужа необходимым в этом случае критериям. А случай же при этом один-единственный: «Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя…» (Еф. 5:33). И только тогда: «жена да боится своего мужа».

Резюме. Только что мы рассмотрели основные психологические защиты, или адаптационные душевные механизмы.

Подытоживая сказанное, обобщим принципиально важные положения, касающиеся изложенной информации.

По всей видимости, предметом первостепенного интереса здесь послужат вопросы относительно функции защит, их задач, причин предпочтения тех или иных стратегий реагирования, сущности и смысла трансформационного процесса.

Основная функция защитных формирований — выживание особи и адаптация ее к миру.

Предпочтение той или иной защиты зависит от характера стрессов, пережитых в раннем возрасте, подражания образцам защитного поведения взрослых; закрепление сформированных навыков опытным путем.

Почему мы говорим о каких-то защитах как «незрелых», несмотря на то что они содержат в себе и определенные позитивные аспекты, позволяющие в достаточной мере эффективно адаптироваться к жизни?

Причина в том, что они, являясь образцом усвоенных форм поведения, всего лишь повторяют, воспроизводят некую устойчивую матрицу индивидуальных реакций, в то время как смысл развития заключается в обретении, формировании и усилении новых навыков эффективного освоения жизненного пространства.

Защиты временно сглаживают неприятности, но не решают их. Они ретушируют проблему, но не освобождают от нее. Временное дистанцирование от какого-то актуального фактора представляет лишь краткую передышку, после которой снова предстоит неизбежная встреча с тем, что тревожит.

К тому же указанные защиты нуждаются в большом расходе психической энергии для коррекции насущной ситуации, что рано или поздно приводит к истощению жизненных ресурсов. Например, иногда можно выпить Для того, чтобы расслабиться и отключиться от назойливой проблемы, но напиваться всякий раз при малейшей неприятности само по себе уже становится новой и зачастую более серьезной проблемой.

С другой стороны, было бы ошибочным думать, что личностная трансформация предполагает тотальную ликвидацию всех непродуктивных защит. Подобный подход представляется чрезмерно требовательным и в общем-то нереальным. Да и как таковой он грешит некоторым перфекционизмом — немотивированной претензией на абсолютное совершенство, что является выражением примитивной идеализации, к чему, увы, проявляют склонность некоторые невротические проповедники тех или иных систем «оздоровления и совершенствования» личности. Поскольку какая-то инфантильная часть нашего естества продолжает существовать и во взрослом возрасте, речь идет не об уничтожении ранних защитных механизмов, а о сведении их влияния к минимуму в пользу активизации сублимационных процессов.

Такая позиция позволяет уберечь энергию от неадекватной растраты и перенаправить ее на реализацию созидательных намерений. Настоящее положение предоставляет возможность ответить на один из самых частых и животрепещущих вопросов: «Почему многие, даже тщательно продуманные, планы срываются, заветно выношенные мечты не исполняются, а исполненные решимости намерения не превращаются в результаты?» Причиной становится недостаток жизненной энергии, расходуемой на осуществление и поддержание громадного аппарата психологических защит. Как только последние прорабатываются и занимают более скромное место в динамической структуре душевной организации, самым естественным образом освобождается витальная сила, количества которой как раз и не доставало для того, чтобы наполнить будущее.



Страница сформирована за 0.54 сек
SQL запросов: 191