УПП

Цитата момента



Мир состоит из гор,
Из неба и лесов,
Мир-это только спор
Двух детских голосов.
Земля в нем и вода,
Вопрос в нем и ответ.
На всякое «о, да!»
Доносится «о, нет!».
Среди зеленых трав,
Где шествует страда,
Как этот мальчик прав,
Что говорит «о, да!».
Как девочка права,
Что говорит «о, нет!»,
И правы все слова,
И полночь, и рассвет.
Так в лепете детей
Враждуют «нет» и «да»,
Как и в душе моей,
Как и во всем всегда.
Галактион Табидзе

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Д’Артаньян – герой? Какой же он герой, если у него были руки и ноги? У него было все – молодость, здоровье, красота, шпага и умение фехтовать. В чем героизм? Трус и предатель, постоянно делающий глупости ради славы и денег, - герой?

Рубен Давид Гонсалес Гальего. «Белым по черному»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

Глава 4. Шесть правил большой космической игры

Вся жизнь — театр, а люди в нем актеры. Это не метафора, а констатация.

Дабы понять, что данная реплика не есть поэтический вензель, обратимся к источникам словообразования.

Документальные сводки словарей с фактологической точностью легко проясняют происхождение иносказательных значений.

Театр от лат. mheatrum — «место действия, поле деятельности». Theatrumorbisterrarum — «мировое поприще, весь мир».

Актер от лат. actor — «действующий, приводящий в движение, исполнитель».

Роль от лат. rotula — «свиток». Происходит в свою очередь от rota — «вал, колесо».

Вот и получается, что наше бытие — вселенский театрум.

И мы в нем все, от мала до велика, «акторы» — исполнители.

И проживаем в колесе — ролике, в постоянных вращениях — возвращениях.

И у каждого свой свиток, где ни единой лишней запятой, случайной буквы.

Игра — производное индоевропейского корня aig — «колебаться, двигаться».

Следовательно, пока мы двигаемся — мы играем. Пока Мы в жизни — мы в игре.

Однако существование многих из нас, даже тех, кого называют успешными, трудно назвать жизнью. Скорее всего, это выживание.

Снаружи — бурная деятельность, а внутри — неудовлетворенность, агрессия, тревога. Мир полон ловушек. Как выиграть и не застрять в ловушке? - Для выражения лица нашего современника характерен особый отпечаток сосредоточенной озабоченности. Сразу видно, что человек озадачен бременем житейских требований и предписаний. И даже внешний успех зачастую не способен скомпенсировать пустоту внутреннюю.

Такое происходит из-за незнания элементарных правил большой космической игры под названием Жизнь. Оттого мы и получаем штрафные очки в виде проблем и эмоциональных обвалов.

По всей вероятности, каждый стремится выиграть. Ибо результат игры: беда или победа. Проблема в том, что не каждый знает правила. Кто владеет правилами, тот и управляет. Кто такой Победитель? Это тот, кто лучше остальных знает правила и точнее остальных их выполняет.

Поэтому если прояснить правила, по которым мы все играем, и не нарушать их, то всегда можно рассчитывать на выигрыш.

Для наглядности рассмотрим такие понятия, как Зона Выигрыша и Зона Поражения. Каждая из них имеет свои признаки, с которыми можно сообразовать собственное поведение и легко определить, под влиянием каких тенденций — созидательных или разрушительных, мы находимся.

Шесть правил Зоны Выигрыша (Быть — Жизнь)

Первое правило Зеркала. Окружающие меня люди — мои зеркала. Они отражают неосознаваемые мною аспекты моей собственной личности. Если кто-то мне хамит, значит, я сам готов нахамить. Так что обижаться не на кого.

Второе правило Выбора. Я понимаю и осознаю, что все происходящее в моей жизни есть результат моего собственного выбора. Так что не к кому предъявлять претензии. Автор — я сам.

Третье правило Ответственности. И я готов взять ответственность за свой выбор и отказаться от любых самооправданий. Самооправдания бесполезны.

Четвертое правило Погрешности. Я осознаю погрешность своих мнений и суждений. Привязанность к чувству собственной правоты рано или поздно приводит к личной катастрофе. Кто свято верит в свой образ мира, тот не видит сам мир.

Пятое правило Соответствия. Я имею ровно то и ровно столько, чему я соответствую, ни на йоту больше, ни на йоту меньше, касается ли это отношений, должности или денег. Так что все мои претензии бессмысленны. Меняюсь я — меняются и обстоятельства.

Шестое правило Присутствия. Я — «здесь и сейчас». Прошлого нет, потому что его уже нет. Будущего нет, потому что его еще нет. Привязанность к прошлому приводит к депрессии, озабоченность будущим порождает тревогу. Пока я жив — я бессмертен. Есть повод порадоваться.

Шесть правил Зоны Поражения (Не быть — Жизнеподобие)

Первое правило Зеркала. Я критикую и осуждаю других — то есть пеняю на зеркало.

Второе правило Выбора. Я предъявляю претензии к миру вместо того, чтобы осознать происходящее со мной как результат моего выбора и ничьего иного. Кто или что угодно, только не я — причина происходящего со мной.

Третье правило Ответственности. Я отказываюсь от собственной ответственности за происходящее со мною и стремлюсь переложить ее на других людей или на обстоятельства. Я иждивенчески ожидаю, что кто-то придет ко мне и подарит мне счастье.

Четвертое правило Погрешности. Я категорично убежден в собственной правоте и верю в безоговорочную истинность своих концепций, мнений, установок.

Пятое правило Соответствия. Я предъявляю притязания и претензии на то, чему не соответствую, — то есть я хочу обладать тем, что мне не принадлежит.

Шестое правило Присутствия. Я привязан к опыту прошлого и постоянно огладываюсь назад.

Из сказанного видно, что жить легко приятнее, чем мучиться в рутине. Прояснив правила, каждый для себя может решить — Быть ему или Не быть.

Однако при этом важно осознать, что всякая соревновательность в большой космической игре неизбежно приводит к поражению.

Однажды одного чемпиона мира по бильярду попросили объяснить причину его успеха. Тот ответил: «Все очень просто. Пока другие играют со мной, я в это время играю в бильярд».

Глава 5. Уравнение судьбы

Существование психонономики обязано, не больше и не меньше, существованию такого факта, как человеческий организм и его душа.

Но что же такое организм с точки зрения проблемы, которую мы собираемся рассмотреть в данной работе? И коль скоро здесь заходит речь об этом понятии, то, наверное, в первую очередь резонно было бы определить, насколько оно синонимично понятию, которое мы уже использовали ранее, — а именно понятию «человека». Не слишком задерживаясь на выяснении этого вопроса, удовлетворимся классическим разделением, согласно которому организм есть биологическая и физиологическая структура последнего. Собственно говоря, мы могли бы и не останавливаться на столь очевидных вещах, если бы они нам не пригодились в дальнейшем. Впрочем, недооценивая очевидность, мы рискуем заблудиться в лесу из трех сосен и оказаться в анекдотической ситуации, где один врач лечил больного от желтухи, а тот оказался китайцем.

Пока мы не слишком удалились в лес, попробуем схематически рассмотреть, что же такое человек в новой модели миропонимания, которую подразумевает психономика. Как и предполагается, начнем с очевидного. Быть может, оно еще и не до конца исчерпало себя, и нам удастся внутри него отыскать неизвестные ранее связи, которые помогут обнаружить уже что-то фундаментально новое?

Ясно, что все фрагменты данной схемы находятся в положении взаимодействия и взаимовлияния. Так, например, выбор профессии может определяться психикой, ее сознательной частью, а также интеллектуальными, мнестическими и другими «инструментальными» ее функциями. С другой стороны, Бессознательное оказывает свое прямое воздействие на выбор профессии. Не без работы в данном случае оказывается и организм, состояние его внутренних органов, гормональные реакции и т. д.

Не является новостью, что психика воздействует на организм, а последний, в свою очередь, на нее, что подтверждается широким спектром психосоматических заболеваний и изменением характера под влиянием того или иного физического недуга.

Таким образом, все эти взаимообусловленные взаимопересечения символически образуют некую микроорбиту, одновременным центром и периферией которой предстает человек.

Эта микроорбита едина в своем движении и целостна, а потому мы не имеем права выделять в ней какой-либо главный фактор, будь то психика, организм или социальная принадлежность, ибо подобная попытка неизбежно уведет нас в сторону философии, в частности, к ее старому и непродуктивному спору о первичности материи или сознания.

Однако, чтобы продвинуться дальше и не зацепиться за вечное вращение этой орбиты, я позволю себе напомнить: никакая система не может быть исчерпывающе описана теми средствами, которыми она сама же располагает. Средства любой системы всегда ограничены, и невозможно произвести качественные изменения внутри этой системы, используя ее же возможности. Далее следуют три следствия системы.

1. Произвести качественные изменения в системе можно, только выйдя за пределы этой системы.

2. Выход за пределы определенной системы подразумевает построение некой новой метасистемы, то есть такой, которая включала бы систему в качестве составного звена.

3. Исчерпывающее описание данной системы возможно только языком метасистемы — метаязыком.

Наша микроорбита предстает системой, замыкающейся на себе, и поэтому, для того чтобы объяснить и описать ее закономерности, нам необходимо выйти из нее, покинуть ее пределы. Благодаря присущему информации свойству многомерности, мы можем осуществить это. Пространство, лежащее за пределами этой орбиты, недоступно сознанию, оно вне-сознательно, или бес-сознательно. Следовательно, область бессознательного открывает нам возможность выхода к метасистеме.

Чтобы более подробно рассмотреть последнюю, следует, скорее всего, изучить ее структуру. Мы коротко остановимся на наиболее продуктивных из них, для того чтобы яснее представлять себе суть нашего поиска.

Концепция Фрейда интерпретирует Бессознательное как некое пространство, где происходит взаимодействие, столкновение и напряженное сосуществование таинственных безличных сил, которые в конечном итоге определяют наше поведение. Эти силы трансформируются в различные влечения, инстинкты, желания, импульсы, по большей части являющиеся запретными, и начинают оказывать давление на «Эго», которое в ответ противопоставляет им свою структуру оппозиции — цензуру. Непрорвавшиеся в сознание импульсы устремляются к нему обходными путями и проявляют себя в сновидениях, фантазиях, оговорках, невротических и психосоматических симптомах. Иными словами, Бессознательное — это то, что мы думаем на самом деле, но не подозреваем об этом.

Юнг в значительной степени трансформирует и усложняет эту концепцию, вводя в нее новые понятия и тем самым создавая качественно иной методологический аппарат познания психики. Его подход начинается с положения о том, что «теоретически, поле сознания невозможно ограничить, так как оно способно беспредельно расширяться. Эмпирически, однако, сознание всегда обретает свои границы, — встречая нечто неведомое. Это, собственно, то, чего мы не знаем, и что, таким образом, не связано с Эго — центром сознания. В "неведомом" различаем две группы объектов: внешние — те, которые могут быть восприняты посредством органов чувств, и внутренние, которые постигаются непосредственно. Первая группа вмещает в себя "неведомое" во внешнем мире, вторая — "неведомое" в мире внутреннем. Это и есть пространство бессознательного».

Далее Юнг подвергает это пространство разделению, в котором существуют индивидуальное бессознательное, то есть такое, куда «мы должны включить все более или менее умышленные вытеснения неких болезненных идей и впечатлений», и коллективное бессознательное, содержащее в себе инстинкты и архетипы — изначальные образы, присущие всему человечеству в целом и являющиеся продуктом его мифологической активности. В свою очередь, коллективное бессознательное бесконечно продолжается в некоем направлении и на каком-то этапе сливается с внешним «неведомым»: «Глубинные "слои" психики теряют свою индивидуальную исключительность по мере того, как отступают все дальше и дальше в темноту. Это последовательное "движение вниз" означает, что, по мере их приближения к автономным функциональным системам, они становятся все более коллективными, вплоть до универсализации и растворения в телесной материальности, то есть в химических субстанциях. Углерод человеческого тела есть просто углерод. Следовательно, на своем "дне" психика является просто миром».

Нетрудно увидеть, что последнее заявление выражает идею тождественной связи между миром объектов, то есть Вселенной и миром психическим, то есть душой. И границы между этими мирами нет!

Итак, в том виде, в котором мы собираемся рассмотреть Бессознательное, последнее предстает как некая довольно реальная метаструктура, если судить по ее способности оказывать определенное и конкретное влияние. Она объединяет в себе свойства как психические, так и внепсихические, то есть выходит за грани личностного и личного.

Очевидные наблюдения за текущими процессами душевной жизни индивида позволяют нам представить Бессознательное действительно как образование, обладающее не только качествами, но и строением, и эта архитектоника может быть выражена и описана.

Обратившись к Фрейду, мы обнаружим положение, чья истинность вряд ли вызовет чьи-либо сомнения: «В психической жизни человека всегда присутствует "другой".

Так как психическая жизнь в основе своей бессознательна, что вполне естественно, то из этого следует, что и в Бессознательном человека всегда присутствует "другой"».

Кто же этот «другой»? Фрейд продолжает: «Он, как правило, является образцом, объектом, помощником или противником…» Иными словами, все то, с чем сталкивался индивид на протяжении всего своего существования, автоматически поглощалось его Бессознательным. Это, в первую очередь, родители, близкие, приятели, детские игры и игрушки, персонажи сказок, сначала рассказанных, а затем и прочитанных, сновидения, впечатления, ощущения, чувства — то есть любой человек, живое существо, предмет, понятие, персонаж — включаются в структуру Бессознательного и становятся его элементами, несущими определенный энергетический заряд.

Выражаясь более лаконично, можно сказать: «Я это Другой».

Оперируя понятиями психоэнергетики, мы можем осознать данное положение как включение «другого» в структуру нашего поля. Если мы сравним данный подход с предыдущим, то убедимся в их идентичности. И действительно, поле Бессознательно, а функционирование бессознательного невозможно описать, не используя такого понятия, как энергия (впрочем, так его и описывал основатель психоанализа).

Поскольку мы затронули здесь энергетические категории, то нам остается выяснить, в какой же все-таки форме или в каком состоянии действует этот «другой», наполняя пространство нашего Бессознательного. Разумеется, он не присутствует как лицо физическое, но если мы вспомним, что любой объект окружающего мира воспринимается посредством формирования его образа, то нам ничего не остается, как сделать предположение, что «другой» — это «образ другого», и этот образ живет в нашей душе, обусловливая ее содержание. Получается, что, с одной стороны, данный образ является частью нашей собственной психики, с другой — представляет собой слепок душевной организации (или на языке психоэнергетики — энергетическую матрицу) другого объекта.

В свою очередь, образы объектов можно классифицировать.

  • Люди — те, с которыми мы встречались, встречаемся, и будем встречаться. Что касается упоминания прошлого, настоящего и будущего времени, то оно станет вполне понятным, исходя из признания того, что в Бессознательном не существует такого понятия, как время, что доказывается весьма просто. Скажем, то, что произошло с нами двадцать или тридцать лет назад, для нашей психики может быть столь же актуальным, как и то, что случилось несколькими минутами раньше. Значит, наше Бессознательное — это некое неведомое измерение, где функция времени отсутствует, его просто не существует. И вместе с тем это измерение — основное место обитания человека, определяющее его поведение, взаимоотношения с окружающими и внешней средой. Еще раз я хочу напомнить здесь афоризм, о котором не раз упоминал: «Сознание размышляет, Бессознательное управляет». Подобное положение дел оказывается гораздо важнее той теоретической значимости, которую может собой представлять, ибо содержит в себе потрясающую возможность практического применения. Согласно данной выкладке, наше настоящее и даже будущее можно изменить, изменив наше отношение к прошлому. Здесь, однако, мы можем натолкнуться на кажущееся противоречие: сначала я говорю о фиктивности времени, а затем утверждаю, что, манипулируя временем, можно производить некие важные изменения. Казалось бы, возникает парадокс. Но он разрешается очень просто: времени не существует в Бессознательном, но в сознании оно не только присутствует, но и является его функцией и даже, в какой-то степени, инструментом. Ведь, вспоминая, мы подразумеваем, что обращаемся к своему прошлому, и оживляем в памяти его зыбкий след. Значит, на уровне сознания мы вновь проявляем активность по отношению к тому событию, которое случилось, но которого уже нет, и при этом нам никаким образом, кроме как мысленно, не удается переместиться туда, хотя интенсивность наших переживаний, испытываемых в настоящий момент, вызывает вполне реальные и фактические изменения в организме. Все встает на свои места — некая ситуация происходит и проходит, исчезает, но эмоции, связанные с ней, остаются, кодируются мозгом в виде неких информационных матриц. Определенным усилием воли я могу воздействовать на эту систему кодов и вспомнить об этом событии, то есть вытащить эту информацию на уровень доступного осознавания. И точно таким же усилием воли можно изменить свое эмоциональное отношение к ней. Разумеется, в «прошлом» от этого ничего не изменится, но изменения произойдут в причинно-следственной цепочке взаимодействий Бессознательного, что в свою очередь приведет к преобразованию программы.
  • Вещи — и в первую очередь те, которые окружали младенца.
  • Другие существа — животные и т. д.
  • Мифы — персонажи сказок, преданий и других литературных произведений.
  • Религиозные объекты — Бог, Мировой Разум, силы природы, дьявол.
  • Этические понятия — сколь бы абстрактными последние не представлялись, они персонифицируются уже с детства. Например, Змей Горыныч — образ воплощенного зла, а Илья Муромец — добра. Таким образом, каждый, исходя из собственной мифоструктуры, носит в себе образы и представления этих понятий — добро, совесть, мудрость, хорошо, плохо.
  • Релятивистские понятия — время, пространство, вечность, сила, бесконечность, род, энергия, ум, глупость, жизнь, смерть, бессмертие.
  • Качества эмоций — радость, печаль, любовь, ненависть, хорошо, плохо.
  • Эстетические категории — красота, безобразие,
  • Сновидения.
  • Образ самого себя.


Страница сформирована за 0.6 сек
SQL запросов: 191