УПП

Цитата момента



Женщина переживает в двух случаях: когда на нее кто-то смотрит и когда никто не обращает внимания.
Вы знаете, это так переживательно!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



При навешивании ярлыка «невежливо» следует помнить, что общие правила поведения формируются в рамках определенного культурного круга и конкретной эпохи. В одной книге, описывающей нравы времен ХV века, мы читаем: «когда при сморкании двумя пальцами что-то падало на пол, нужно было это тотчас затоптать ногой». С позиций сегодняшнего времени все это расценивается как дикость и хамство.

Вера Ф. Биркенбил. «Язык интонации, мимики, жестов»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d542/
Сахалин и Камчатка
Дайте вольному волю!

После того как вы научились себя самоподкреплять, после того как вы перестали себя, прямо скажем, гнобить (а как иначе назвать наши депрессивные мысли о самих себе?), после того как вы, выдержав удар депрессии, встали на ноги, настало время решить очень важную для каждого из нас проблему. Имя этой проблемы — агрессия…

Люди, находящиеся в депрессии, мучающиеся сниженным настроением, переживающие тяжелые психологические стрессы, по сути своей напоминают раненого зверя, которому больно, который на самом деле ужасно разозлен, потому что это единственный способ для него — защищаться. А защищаться ему, учитывая его уязвимое положение, необходимо самым серьезным образом! И всякий раз, когда мы сталкиваемся с какой-нибудь проблемой или трудностью (а у человека, находящегося в депрессии, проблем и трудностей хоть отбавляй!), мы раздражаемся, напрягаемся, злимся.

Вспомните, как реагируют на неприятности маленькие дети, которые еще не научились скрывать свои эмоции. Вам кажется, что они сразу же, столкнувшись с проблемой, плачут? Отнюдь! Сначала они дерутся, они недовольны, что им не дали того, что они хотели, они, иными словами, демонстрируют агрессию. Потом, когда они станут повзрослев, они научатся вести себя иначе, научатся сдерживать свое недовольство.

Да, изначально, на первом году жизни, дети реагируют на неприятности плачем. Потом на смену плачу придет агрессия. Ребенок, возможно, будет продолжать плакать в аналогичных ситуациях, но мы сможем отчетливо ощутить в этом плаче раздражение и даже злобу. Еще позже ребенок научится и вовсе скрывать свои чувства — оскорбленный, обиженный, униженный, он будет терпеть, а потом тихо плакать в подушку. Но в действительности это будет все то же самое раздражение, преобразованное теперь в отчаяние. И, разумеется, вся эта динамика, по большей части, — не от хорошей жизни.

Наше общество агрессию не приветствует, она у нас табуируется, мы считаем, что это нехорошо, и учимся находить какие-то обходные маневры с целью спрятать, загнать собственное раздражение внутрь. Нехорошо так нехорошо — будем как-то выходить из положения. Однако же нам следует помнить, что за любые действия супротив умысла природы природа наказывает.

Если бы мы умели переводить это внутреннее напряжение, это свое раздражение в некую конструктивную деятельность, то, вероятно, беды бы не было.

Но нас этому не учили, от нас требовалось подавлять, прятать свое раздражение. Кстати сказать, вам этот механизм ничего не напоминает? Я думаю, что напоминает. Именно так депрессия справляется с тревогой! Не так ли она справляется и со своим раздражением, если учесть, что тревога возникает у животного, находящегося в неприятном состоянии, которое, как нетрудно догадаться, естественным образом обозляет его.

На заметку

Человеку, находящемуся в депрессии, больно, у него внутренняя, душевная боль. Депрессия — тягостное чувство, с ним тяжело и плохо. А когда нам больно, когда нам тяжело и плохо, мы начинаем автоматически защищаться, причем агрессивно, как делает это раненый зверь. Однако агрессия в нашем обществе не приветствуется, да и мы сами, будучи частью этой культуры, всячески пытаемся ее сдерживать. Но если что-то родилось, то просто так не умрет. Вот эта агрессия и направляется нами во-внутрь, возникает аутоагрессия. Результат соответствующий: нам плохо — мы злимся — на кого эту злобу потратить, не знаем — колотим себя — нам становится еще хуже — мы еще больше злимся… Вот такая история.

И вот именно эта неспособность проявить свое несогласие с тем или иным фактом, невозможность реализовать свою агрессию, неумение направить ее в конструктивное русло и становится одним из ключевых факторов, способствующих развитию нашей депрессии. Агрессия — это способ активного изживания неприятностей, мы нападаем, чтобы устранить причину своего страдания. Но поскольку подобное поведение в нашем обществе не приветствуется, нам приходится изыскивать иные способы избавления от проблем. Депрессия же предлагает такой способ — спрятаться, уйти, затаиться.

Казалось бы, что тут сложного — давай, формулируй свою позицию, отстаивай ее, проводи свою точку зрения в жизнь! Имеешь право! Но нет, мы не приучены, нам неловко, неудобно, страшно. Мы вынуждены прятать свое недовольство, скрывать свое раздражение, но от этого нам становится только хуже, мы еще больше раздражаемся и таким образом заходим на новый виток.

И все почему? Потому что в какой-то момент нам не хватило мужества и здравого смысла, чтобы сказать: меня не устраивает вот это и вот это; за подобную нерешительность мы потом и расплачиваемся. Вот простой пример. Женщина пребывает в ужасной злобе на мужа по весьма, в целом, нехитрой причине. Он имеет привычку покурить вечерком в постели, а затем приступает к супружеским отношениям. Она же этот сигаретный запах изо рта не переносит, но сказать своему мужу об этом не решается. Ей кажется, что он должен сам догадаться, однако же на самом деле ей ничего не кажется, она просто таким замысловатым образом уходит от необходимости сообщить мужу о своем недовольстве.

В действительности ничего страшного, рокового и противоестественного во всем этом нет. Есть варианты решения этого вопроса, обсуждение этой проблемы — никакой не криминал. Скажи, озвучь, сформулируй свои пожелания, а духу не хватает! Казалось бы, что тут такого, простые слова, доброжелательное отношение: «Дорогой, милый, любимый, я очень хорошо к тебе отношусь, я на все согласна, хочу очень, но вот есть одно обстоятельство… Этот запах сводит на нет все мое сексуальное влечение, может быть, мы сможем найти какой-то выход?» Но нет, силушки не хватает, раздражение в ней копится, агрессия и напряжение нарастают.

Если сердишься — сосчитай до четырех; если очень сердишься — выругайся.
Марк Твен

Проблема-то, право, и выеденного яйца не стоит! А каковы ее последствия: у женщины тотальное разочарование в мужчине и хроническая сексуальная неудовлетворенность. Это накладывает свой отпечаток на всю систему их отношений, она же вдобавок себя еще и корит за это раздражение, а также думает, что жизнь ее кончилась, прошла даром, прожита, причем так бездарно! В результате у нас формируется порочный круг житейской, бытовой психопатологии. Что ж, лучшего лакомства для депрессии не найти…

Нам же остается ее этого лакомства лишить, научившись, во-первых, идентифицировать собственное раздражение, во-вторых, разрешив себе проявлять собственную агрессию, и, в-третьих, наконец, реализовывать ее напряжение, перекладывая его в конструктивное русло сотрудничества с теми, кто нам дорог.

Глава 5. Лекарственные средства

Психотерапевтические средства лечения депрессии — вещь, безусловно, наиважнейшая. Причем они хороши не только для лечения, но и для профилактики депрессии. Не допустить возникновения заболевания куда лучше, чем потом с ним отчаянно бороться. Но уж если случилось, если проглядели, если подловила нас депрессия, опускать руки и вовсе нельзя. Депрессия — враг серьезный, но извести его можно. И для этих целей кроме психотерапевтических средств требуются зачастую и средства лекарственные, т. е. антидепрессанты. Ничего страшного в антидепрессантах нет, и это хорошо понимаешь, если тебе известно, что они из себя представляют. Вот об этом мы сейчас и будем говорить.

Зачем нужны лекарства?

Хороший вопрос: «Зачем нужны лекарства?» Они нужны, чтобы лечиться, а конкретно антидепрессанты нужны для того, чтобы лечить депрессию. А как они могут ее вылечить? — вопрос вполне законный. До сих пор мы с вами говорили о том, что такое депрессия, по каким психическим механизмам она развивается и что нужно сделать, чтобы предотвратить ее развитие. Однако следует понимать, что всякий психический механизм не живет в нашей голове просто так, у него есть материальный субстрат, а именно — состояние нашей мозговой ткани.

Главную опасность в этой жизни представляют люди, которые желают изменить все — или не изменять ничего.
Нэнси Астор

В целом мозг напоминает собой, с одной стороны, маленькую электростанцию, а с другой — сложно организованную информационную сеть, нечто среднее между телефонной компанией и Интернетом. Собственно мозговая ткань — это скопления связанных друг с другом нервных клеток, а все наши психические процессы, т. е. то, что мы ощущаем, думаем, чувствуем, — это биологическое электричество, бегающее от одной нервной клетки к другой по определенным траекториям. Это биологическое электричество имеет химическую природу, здесь велика роль разнообразных ионов, и самое главное — химических веществ, называемых нейротрансмиттерами (буквально — «передающие нервный импульс»), или нейромедиаторами.

Имена этих нейромедиаторов — серотонин (его еще называют «гормоном радости»), норадреналин и дофамин. В целом, норадреналину приписываются функции поддержания нас в бодрствующем состоянии, т. е. чтобы мы не клевали носом целый день напролет. Без него не обходится и наша сообразительность, которая может пропасть при его недостатке. Серотонин обеспечивает наше настроение, половую активность, аппетит, сон, чувствительность к боли и многое другое. Дофамину исследователи вменяют роль регулятора мышечных движений, считается, что он принимает участие в формировании наших поведенческих реакций, отвечает за депрессивную ангедонию (т. е. утрату способности испытывать удовольствие).

Иными словами, какой бы симптом депрессии мы ни взяли, можно с большой точностью сказать, с каким именно нейромедиатором у нас возникли проблемы. То ли это нарушения сна и дневная сонливость, то ли наша вялость и несообразительность, то ли само сниженное настроение и чувство тревоги — все это имеет свой материальный субстрат, а именно: проблему недостатка какого-то из перечисленных нейромедиаторов. Они не передают нужные импульсы в нужном месте и в нужном объеме, а потому наш мозг просто не справляется с возложенными на него обязанностями — и вот уже депрессия…

Если бы Бог, создавая мир, спросил у меня совета, я бы сказал Ему, как устроить Вселенную попроще.
Альфонс X. Мудрый

Дальше начинается совсем сложное объяснение, которое именно по причине этой сложности я и вынужден опустить. Смысл же его сводится к следующему. В результате острого или хронического стресса все системы нашего мозга перенапрягаются и достаточно быстро развивается недостаток нейромедиаторов, ресурсы истощаются и нервные импульсы, которые прежде бегали от одной нервной клетки к другой, как часы, теперь встают, тормозятся, а то и вовсе отказываются возникать.

По сути дела, во время стресса мы осуществляем своеобразный перерасход веществ, переносящих в мозгу биологическое электричество. Кроме прочего, на этом фоне изменяется и состояние самих нервных клеток — они становятся менее чувствительны к нейромедиаторам. И теперь мы имеем не только психологическую, не только физиологическую проблему (преобладание нервных процессов торможения над процессами возбуждения), но и биологическую. Вот почему в ряде случаев эффективность лечения депрессии может быть обеспечена только комплексным подходом, когда мы используем и психотерапевтические техники, и лекарственные препараты, т. е. антидепрессанты.

Они принимают антидепрессанты

У нас почему-то думают, что принимать психотропные средства (в частности, антидепрессанты) — это признак слабости. Подобные, с позволения сказать, умозаключения свидетельствуют о крайней неосведомленности граждан в этом вопросе. Наш мозг — это орган, даже, можно сказать, система органов, и он тоже ломается, выходит из строя, и в этом смысле ничем не отличается от нашего же скелета. Если же следовать представленной выше логике, то человек, сломавший ногу, не должен позволять врачу накладывать себе гипс, не должен малодушничать! Пусть ходит со сломанной ногой и без гипса — это, наверное, даже закаляет!

Я не верю в рок, который обрушивается на человека, что бы он ни делал; но я верю в рок, который обрушивается на человека, если он бездействует.
Гилберт Кит Честертон

Странно, что когда мы говорим о переломе или, например, об инфаркте, то сомнения в приеме лекарственных средств и лечебных процедур у нас не возникает, когда же речь идет о депрессии или каком другом психическом расстройстве, мы считаем для себя возможным «так обойтись». Визит к врачу-психотерапевту многими почему-то продолжает восприниматься как нечто зазорное, мы словно бы боимся потерять уважение, боимся осуждения.

К сожалению, это свидетельствует о нашей чрезвычайно низкой психологической культуре. Ведь подлинная внутренняя культура человека не в том, что он научится скрывать от специалистов свои проблемы, а в том, что в случае необходимости он своевременно обратится за помощью, поскольку без нее он будет страдать сам и заставит страдать окружающих. Как она должна выглядеть, эта психологическая культура, в идеале? Вчитайтесь в фразу, принадлежащую одному из самых известных американских журналистов — Майку Уоллесу: «Я буду принимать антидепрессант всю оставшуюся жизнь. И сделаю это очень охотно. Я не хочу потерять уважение других людей».

В России же покамест эта фраза звучит с точностью до наоборот: «Я не буду принимать антидепрессанты, потому что я не хочу потерять уважение других людей». И это отчаянная глупость. Когда уважением в нашем обществе будет пользоваться не тот, кто скрывает свои психологические проблемы, не тот, кто остается пассивным и бездеятельным в отношении этих проблем, но тот, кто готов решать свои проблемы и бороться с ними всеми имеющимися в распоряжении современной науки средствами, наше общество наконец-то станет по-настоящему цивилизованным.

Никогда не говори, чего не собираешься делать.
Колин Пауэлл

И еще один факт. Когда в 1996 году генерал Колин Пауэлл должен был баллотироваться на пост президента США, в прессе появились слухи, что его жена Алма ранее страдала депрессией. Похожий инцидент в 1972 году стоил сенатору Томасу Иглону поста вице-президента США. Как же поступил Колин Пауэлл? Он собрал пресс-конференцию, объявил о своем решении не баллотироваться на пост президента и откровенно признался американской общественности в том, что его жена действительно перенесла в прошлом депрессивный эпизод. Но, кроме прочего, он рассказал о том, как ей помогло лечение антидепрессантами, и призвал всех людей с этой проблемой обращаться за помощью к врачу. Общество прореагировало на это заявление не только с пониманием, но с восхищением и уважением. И вопреки самым пессимистичным прогнозам имиджмейкеров популярность Пауэлла только возросла.

Что такое антидепрессанты?

Лечение депрессии, как нетрудно догадаться, всегда было делом непростым. И поначалу в распоряжении человечества были лишь биоактивные травы, например, зверобой, который, в частности, помогает бороться и с депрессией. Но этого, конечно; недостаточно. Однако все попытки найти какое-то средство, которое непосредственно лечило бы депрессию, длительное время оказывались безуспешными. Поразительно, но многие средства борьбы с депрессией поначалу обнаруживались учеными совершенно случайно.

Так было и с эффектами электрошока (первого антидепрессанта), и с основными химическими веществами, позволяющими бороться с депрессией. Антидепрессивный эффект этих веществ был открыт в пятидесятых годах XX века. Ипрониазид сначала использовался в комплексном лечении туберкулеза, но врачи стали замечать, что это лекарство делает их больных более счастливыми. Последующие исследования подтвердили догадку, ипрониазид оказался хорошим антидепрессантом.

Тяжелую болезнь вначале легко вылечить, но трудно распознать. Когда же она усилилась, ее легче распоз-нать, но уже труднее вылечить.
Макиавелли

Механизм его прост и понятен. Это вещество (равно как и другие его «родственники» из этой группы) предотвращает работу фермента (моноаминоксидазы, МАО), который расщепляет и губит наши нейромедиаторы. Если у нас и так мало нейромедиаторов, а их еще и расщепляют почем зря, это, конечно, непорядок. И потому в ряде случаев именно такие препараты оказываются в высшей степени эффективными. Соответственно, эта группа антидепрессантов и получила название «ингибиторов моноаминоксидазы».

Примерно в это же время — в 50-е — врачи-исследователи безуспешно пытались лечить больных шизофренией с помощью имипрамина. Эффект был в этой части нулевым, а вот настроение у этих пациентов ощутимо повышалось. Проведенные дополнительные исследования подтвердили эффективность этого средства как антидепрессанта. За свое химическое строение (вещество имеет три кольца в своей молекулярной структуре) этот препарат и его «родственники» получили название «трициклических антидепрессантов».

Когда же ученые обнаружили эффективность двух указанных групп препаратов, они поняли и химический механизм развития депрессии, а именно роль в этом деле нейромедиаторов. Дальше исследования в области создания антидепрессантов уже не шли наугад, напротив, теперь эти работы были осмысленными и целенаправленными. Так стали появляться антидепрессанты нового поколения, которые способны избирательно воздействовать на химию мозга — на тот или иной его фермент и нейромедиатор, а потому характеризуются необычайно низким уровнем побочных эффектов.

Надо признать, что более мощных антидепрессантов с момента открытия ипрониазида и имипрамина найдено не было, однако не эти антидепрессанты, а более слабый флуоксетин (американское название — «Прозак») был назван величайшим открытием XX века. Почему так? Да очень просто: флуоксетин, как и большинство других новых антидепрессантов, практически не имеет побочных эффектов и может использоваться людьми, что называется, «без отрыва от производства». И если более мощные первые антидепрессанты требовали, условно выражаясь, выписки «больничного листа», то теперь человек может даже пожизненно принимать препарат из числа новых антидепрессантов и при этом вести полноценную жизнь.

Иными словами, если сейчас чем и занимаются ученые в этой области, так это изобретением таких лекарственных средств, которые были бы максимально безопасны и максимально удобны в использовании. Весь Запад ориентирован на достижение высокого качества жизни, а потому фармацевтические компании выпускают на рынок такие антидепрессанты, прием которых не вызывает у человека никаких неприятных ощущений.

Вещества, используемые в лечении депрессии

Группа

Название

Ингибиторы моноаминоксидазы (МАО)

Ниаламид, фенелзин, бефол, индопан, инказан, моклобемид, пиразидол и др.

Трициклические антидепрессанты

Имипрамин, азафен, амитриптилин, кломипрамин, нортриптилин, опипрамол и др.

Антидепрессанты нового поколения

Флуоксетин, пароксетин, сертралин, циталопрам, флувоксамин и др.



Страница сформирована за 0.81 сек
SQL запросов: 190