АСПСП

Цитата момента



Чем больше выигранных споров, тем больше потерянных друзей
На спор?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Есть слова - словно раны, слова - словно суд,-
С ними в плен не сдаются и в плен не берут.
Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести.
Словом можно продать, и предать, и купить,
Слово можно в разящий свинец перелить.

Вадим Шефнер «Слова»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d3651/
Весенний Всесинтоновский Слет

Слово "агрессия" применяется здесь как психиатрический термин, обозначающий "продвижение вперед", "приближение", "самоутверждение", и противоположный по смыслу термину "пассивность"; он не содержит значения враждебности. Таким образом, агрессия индивидуума считается в психиатрии положительным качеством и обозначает его способность "продвигаться" к объектам" внешнего мира. Движение — это функция мускулатуры, и поскольку мужчина обладает более развитыми мышцами, чем женщина, то можно предполагать, что в его природе функция движения значит больше, чем у женщины. Существуют довольно интересные рассуждения о таких качествах мужчины, как поток энергии, направленный наружу, и увеличенное развитие мышц. Во всех мифологиях мужское или маскулинное начало считалось воплощением духа движения, а женское или фемининное начало рассматривалось как воспринимающее и преобразующее этот дух. Фемининные функции восприятия, вмещения и преобразования необходимы и в половом акте, и для производства потомства.

Я не собираюсь утверждать, что удел женщины — пассивность и подчиненность. Немало женщин (сознательно или бессознательно) отвергают свою сексуальную природу именно потому, что считают, будто она ставит их в подчиненное положение. Ни одна женщина не желает чувствовать себя объектом эксплуатации — сексуальной или любой другой. Повседневные наблюдения показывают, что в осуществлении сексуальных отношений женщины не менее активны, чем мужчины. У женщин есть свои способы проявления желания и стремления к сексуальному взаимодействию: взгляд, прикосновение, жест и в последнюю очередь — слово, поэтому в сексуальном соединении мужчины и женщины невозможно определить инициатора контакта. Однако, когда контакт произошел, мужчина обычно выступает как "преследователь", а женщина — как "преследуемая"; но при этом она располагает всеми средствами сохранения состояния возбуждения у мужчины и продолжения им "преследования". Женщина — такая же индивидуальность, как и мужчина, и поэтому она ненамного уступает ему в агрессивности, проявляемой в жизненных ситуациях. Ее мировоззрение можно назвать "агрессивно-рецептивным". Это выражение можно принять за "оксиморон", т. е. механическое соединение противоположных понятий (вроде "громового молчания"), но его смысл в том, что фемининная функция принятия не является пассивной, поскольку женщина так же стремится принять мужчину, как он — войти в нее; и хотя агрессивность женщины — более утонченная, она действует не менее эффективно, чем мужская.

С другой стороны, большинство мужчин с неодобрением относятся к женщинам, проявляющим чрезмерную сексуальную агрессивность и пытающимся взять на себя инициативу в сексуальных отношениях. Мужчины чувствуют, что им навязывают в таких случаях двусмысленную роль, и бессознательно сопротивляются этому, причем такое сопротивление уменьшает желание мужчины и может привести его к импотенции. Бывает и так (и довольно часто), что мужчины, личности которых свойственна пассивность, женятся на женщинах, обладающих чрезмерной агрессивностью. Теоретически это может показаться хорошей комбинацией, но на практике редко приводит к добру, потому что мужчина подсознательно отвергает притязания женщины на доминирующую роль, а она, в свою очередь, возмущается его пассивностью Она предъявляет повышенные требования к его умению проявить и утвердить себя, и это приводит к его дальнейшему отчуждению и снижению его интереса. В таких семьях часто развивается обоюдная фрустрация, ведущая к жестоким конфликтам, оканчивающимся хроническим пьянством или разводом. Казалось бы, не так уж трудно решить эту проблему: пусть мужчина не ведет себя пассивно и зависимо; но такой совет не имеет смысла, если учесть остроту этих эмоциональных проблем, которые приходится решать с помощью квалифицированных психиатров или специалистов по семейным отношениям.

В большинстве случаев условием отклика женщины в ситуации сексуального сближения является направленное к ней желание мужчины; женщина испытывает обычно больший сексуальный подъем, если мужчина ведет себя агрессивно и напористо, т. е., как иногда говорят, "женщина желает, чтобы ее взяли"; однако, я полагаю, что в этом утверждении есть доля преувеличения. Правильнее будет сказать, что женщина хочет, чтобы в ней ну ждались, чтобы ее желали, и откликается на сексуальное возбуждение и желание мужчины. Конечно, бывает и по-другому, т. е. мужчина возбуждается от желания женщины, но это, скорее, исключение, потому что обращение энергии внутрь и отсутствие четкого пункта концентрации сексуального возбуждения делает женщину зависимой от мужчины (или от представления о нем) при переживании полного пробуждения чувств. Если согласиться с этим утверждением, то будет понятно, почему первобытные народы считали фаллос символом жизни и плодородия: ведь его эрекция является очевидным свидетельством потока творческих импульсов.

У млекопитающих животных самец занимает в половом акте доминирующую, покрывающую позицию. Это верно и для большинства случаев сексуальных отношений у людей. Доминирующая, верхняя позиция позволяет мужчине задавать темп и ритм сексуальной деятельности. Он определяет характер движений в начале акта, их скорость и силу и момент выхода, а женщина приспосабливает свои движения к его ритму, давая понять (словом или прикосновением) о своем желании замедлить или ускорить темп, но осуществление этих изменений зависит от него, и она не может сама изменить ритм движений, не нарушив гармонию взаимодействия. Если движения женщины соответствуют движениям мужчины, то достижение им кульминации, сопровождаемое характерными движениями таза, обычно вызывает кульминацию и у нее. В нашей культуре одновременный оргазм — редкое явление, из-за невротических нарушений, мешающих нормальному сексуальному функционированию и проявлению сексуальных чувств.

На психологическом уровне указанные различия проявляются в отношении женщины к мужчине. Она чувствует себя зависимой от него, и эта зависимость — не такая, как зависимость мужчины от женщины. Чувство зависимости имеет свои корни именно в сексуальной функции и подчеркивается еще одним доводом, не приводившимся выше: неудача мужчины в половом акте влечет за собой и неудачу женщины, тогда как обратное утверждение не действует; потеря эрекции омрачает акт для обоих его участников, а утрата сексуального чувства женщиной не оказывает такого эффекта. В силу этой зависимости женщина, рано или поздно, сознательно или бессознательно, отвечает враждебностью на слабость мужчины, с которым она связана эмоционально. Женщина может относиться к мужчине с сочувствием, проявлять понимание, помогать и поддерживать его в его усилиях по преодолению трудностей и невзгод, но если это не дает результата и мужчина остается слабым — она его бросает или разрушает его личность. Я думаю, что мужчины знают об этом свойстве женщин, и их старания удовлетворить женщину сексуально отражают их страх перед возможной враждебностью в случае неудачи. Но женщину не обманешь такой тактикой; ее интуитивное чувство естественного раскрывает любое притворство, так что ни один мужчина не может скрыть от нее свою слабость. Если же он попытается это сделать, то в действие вступает сверхъестественная способность женщин проникать в тайны мужской личности, преодолевая любые способы защиты. Такова психология женщин. Возможно, она обусловлена каким-то, еще неизвестным биологическим законом, направленным на улучшение человеческой расы путем отбора и соединения в пары самых лучших особей но, каково бы ни было происхождение этих особенностей женской психологии — именно они определяют поведение женщин. При всем равенстве и подобии, мужчина и женщина — это разные части одного и того же уравнения, и это естественное противопоставление может легко привести к конфликтам и раздору.

Что касается мужчин, то с их стороны можно редко встретить случаи проявления враждебности по отношению к женщине по причине неудачного сексуального функционирования, хотя мужчина не прочь пожаловаться на сексуальную неотзывчивость или фригидность женщины. Все же обычно мужчина склонен принимать на себя ответственность за успех или неудачу в сексуальных отношениях и считает своей задачей и возбудить, и удовлетворить женщину. Выше уже говорилось, что в таком подходе содержится элемент гомосексуальности, однако нельзя не признать, что он отчасти обоснован динамикой нормальных сексуальных отношений: ведь мужчина сознает, что женщине не на что жаловаться, если он ведет себя достаточно мужественно; а если случится, что женщина желает утвердиться в своей женственности с помощью мужчины, то сделать это можно будет только с "полноценным" мужчиной.

Вот пример: пациентка жалуется на трудности в отношениях с мужем и говорит: "Прошлой ночью он хотел заняться со мной любовью; он робко подобрался ко мне и хотел меня приласкать, но не решался. Вот червяк! Мне стало противно, и я прогнала его из постели!" Ее презрение было столь вызывающим, что возмутило меня, и я воскликнул: "Будь я вашим мужем — я бы вас отколотил!", и она, к моему удивлению, ответила: "А я и хотела, чтобы он это сделал!"

За все годы моей клинической практики мне не встретилось ни одного случая, чтобы женщина обиделась на проявление сильного агрессивного намерения или чувства со стороны мужчины; напротив, она приветствует такие действия и осуждает проявления страха и слабости. Конечно, не имеется в виду применение физической силы: ведь мужчина, который бьет женщину, — просто трус (если только он не действует в целях самозащиты), но мужчина, позволяющий женщине себя ударить или насмехаться над ним, — глупец.

Есть еще одна область, в которой проявляются психологические различия между мужчиной и женщиной — это отношение к неверности. Женщина легче смиряется с сексуальной изменой, чем с проявлением со стороны мужа нежных чувств к другой женщине, тогда как с мужчиной все обстоит наоборот: мужа сильнее ранит сексуальная неверность жены, чем ее привязанность к другому мужчине. Конечно, это обобщение, но оно указывает на существование важного психологического различия. Сексуальная неверность жены угрожает мужественности мужчины и переживается им как оскорбление его гордости и достоинства, т. е. его способности удержать женщину и удовлетворить ее сексуально. Обманутый муж — объект насмешек, тогда как жена, оставленная ради другой женщины, вызывает сочувствие. С другой стороны, пока муж обеспечивает жене сохранение достойного общественного положения, общество относится к ней с уважением, а на его "шалости" смотрит сквозь пальцы.

Некоторые женщины задаются вопросом по поводу своей способности удовлетворить мужчину сексуально. Оценка женщиной своего значения связана с учетом многих факторов, так как ее личность выражается как в роли жены, так и в обязанностях матери; поэтому ее самоуважение зависит не только от исполнения сексуальной функции, но и от состояния всего тела, которому, наряду с сексуальностью, присуща функция репродукции. Две главных функции тела определяют двойственность природы женщины, поскольку одна сторона ее личности основана на отношениях с мужчиной, а другая — на отношениях с детьми. Учитывая эту двойственность, можно сказать, что женщина связывает мужчину с будущим посредством их детей.

Двойственность свойственна и природе мужчины и выражается в его отношении к своему телу и к своему генитальному органу. Мужчина отождествляет себя с пенисом, считая его продолжением себя самого. Поскольку пенис не является субъектом его воли или его ума, мужчина часто говорит о нем как о независимом существе, называя его каким-нибудь собственным именем или прозвищем: Пит, Джон или "братишка" (как у французов). Отождествление себя со своим телом выражается у мужчины более непосредственно и, в основном, в связи со способностью функционировать в мире мужчин. Его самоуважение на этом уровне связано с развитием мышц и координации движений. Его тело принадлежит миру и предназначено для взаимодействия с другими мужчинами и с природой; однако его генитальный орган принадлежит женщине. Благодаря двойственности своих связей — с миром и с женщиной, мужчина является для женщины средством связи с внешним миром, принося ей романтику и возбуждение. Необходимость рожать и воспитывать детей ограничивает подвижность женщины; тем не менее, она дает мужчине иные ценности, столь же важные и необходимые, как и те, которые дарит он: к его уму она добавляет свою мудрость, получаемую ею благодаря тесной связи с главными явлениями бытия — с процессами жизни и смерти. Она вдохновляет его деятельность; она же, первая, оценивает ее плоды.

Глава 10. Чувственность против сексуальности.

Иногда, пользуясь понятиями "чувственность" и "сексуальность", мы подменяем ими друг друга, словно они обозначают одно и то же. Многие полагают, что сенсуальность — это чувственный опыт, а чувственность часто путают с сексуальностью. В словаре обнаруживается два значения для слова "сенсуальность", которые до некоторой степени противоположны. Одни связывают чувственность с животными инстинктами или влечениями. Другие уподобляют чувственность сластолюбию и связывают его со свободным поощрением плотского удовольствия. Само сластолюбие, однако, никак нельзя приравнять к нормальному следованию плотским утехам; оно скорее подразумевает избыточное влечение, нежели просто естественное стремление. Вот почему я выбрал понятия "сенсуальность" и "сексуальность" для обозначения двух различных подходов к сексуальному опыту.

Сластолюбец в первую очередь нацелен на те ощущения полового акта, которые возникают при стимуляции и чувственном возбуждении. Он стремится как можно дольше продлить состояние возбуждения. Сексуальный же человек нацелен на удовольствие, которое он получает от разрядки возбуждения. В половых отношениях сенсуалист сосредоточен на действиях, которые можно полагать предвкушением удовольствия. Смысл стремлений сексуально ориентированного индивида — это удовольствие, которое возникает как достижение вершины удовлетворения, то есть оргазм. Это не значит, что сексуальный человек полностью отвергает для себя достижение чувственных удовольствий. В этом смысле моя настоящая цель показать здесь различие между теми, кто ищет постоянного возбуждения, и теми, для которых цель — достижение завершенности ощущений и удовлетворенность.

Сексуальное переживание включает в себя две фазы. Первая выражается нарастанием возбуждения, регулируемого сенсорной стимуляцией. Вторая фаза нацелена не посредственно на получение разрядки возбуждения через движение.

Обыкновенно обе эти фазы настолько плавно переходят друг в друга, что между ними трудно провести четкую границу. Половой акт от начального эротического контакта, сквозь предвкушение, проникновение, движение и высвобождение представляет собой уникальное, неделимое переживание для каждого, но патологические, нарушения личности могут фиксировать внимание на той или иной фазе сексуального переживания с относительным исключением остальных. Для некоторых удовольствие от стимуляции гораздо привлекательнее, чем высвобождение, в то время как для других удачное завершение полового акта столь важно, что отодвигает на второй план наслаждение эротической стимуляцией. Для понимания подобного различия необходимо проанализировать сексуальный процесс в терминологических рамках феномена возбуждения на каждой из этих фаз.

Упомянутые две фазы полового акта соответствуют сами по себе двойственному восприятию сущности функции удовольствия. Одна из причин путаницы, возникшей вокруг проникновения в сущность природы оргазма, лежит в недостаточном понимании динамики и механизмов удовольствия. Удовольствие в жизни людей занимает гораздо большее место, чем ему уделяется в учебниках по физиологии. В мою бытность студентом-медиком редко кто пользовался этим понятием. Концепции удовольствия нет места в научных обзорах, где человеческий организм рассматривается как машина. И только в аналитических описаниях и у психологов делались попытки постичь природу удовольствия.

Фрейд предположил, что удовольствие возникает как результат снятия напряжения. Он соотносил степень удовольствия с интенсивностью напряжения, которое разряжается, и интервалом времени, за который эта раз рядка осуществлена. Чем короче время, тем сильнее удовольствие**. Легко найти тому примеры. Удовлетворение, возникающее от утоления голода, несомненно. Голод можно считать состоянием напряжения, которое разряжается в процессе насыщения или насыщается в процессе разрядки.

Удовольствие, проистекающее от опорожнения кишечника, также избавляет нас от напряжения. Даже удовольствие, достигаемое, если решена трудная задача, соизмеримо с разрядкой напряжения, возникшей из-за преодоления конфронтации или сомнений. Тот же принцип приложим и к сексуальному удовлетворению. Сексуальное возбуждение осознается через посредство состояния напряжения ("сквозь призму" состояния напряжения).

Предвкушение вкусной пищи, особенно если мы проголодались, вызывает у нас чувство наслаждения. Возбуждение при столкновении с опасной или спорной ситуацией порождает удовольствие. Удовольствие ощущается как при нарастании возбуждения, так и при его разрядке. Я буду использовать термин "предваряющее удовольствие" для описания подобной реакции. Он означает мобилизацию энергии и формирование ощущения поиска высвобождения. Именно разрядка этой энергии или напряжения посредством сексуального переживания с достижением удовлетворения вызывает интенсивное чувство удовольствия, именуемое оргазмом.

Однако следует упомянуть о такой разновидности удовольствия, которая не укладывается в рамки определения Фрейда и вынуждает нас до некоторой степени преобразовать его теории. Из утверждения Фрейда о том, что удовольствие возникает в результате разрядки напряженности, вытекает следствие, что жизнь стремится к Нирване, состоянию полного отсутствия напряжения и борьбы. Это заключение, которое, по-видимому, логически следует из установленной сущности принципа удовольствия, привело Фрейда к необходимости сформулировать свою концепцию инстинкта смерти. Тем не менее, многие факты ставят под сомнение эту теорию. Психологи и аналитики давно заметили, что мы сами часто ищем ситуаций, сталкивающих нас с напряженностью и стрессом. И действительно, при определенных условиях, мы можем извлечь определенное количество удовольствия из самого состояния напряжения.

Напряжение при преодолении препятствия приятно, если мы можем предвидеть удовлетворительное разрешение ситуации напряжения. Предвкушение удовольствия в состоянии напряжения пропорционально перспективам его преодоления. Уберите это будущее, и всякое состояние напряжения или возбуждения будет приносить расстройство и разочарование. Фактически, фрустрацию можно определить как состояние возбуждения или напряжения, перспективы высвобождения из которого отсутствуют. Получив возможность высвобождения, мы можем переносить лишения, до тех пор, пока существует возможность их преодоления.

Действительно, источник удовольствия и состоит в том, что организм будет откладывать наступление чувства удовольствия или терпеливо сносить боль, чтобы получить еще большее удовольствие, либо же избежать более сильной боли в будущем. Поиск удовольствия является выражением жизненной силы организма. В противоположность точке зрения Фрейда, принцип удовольствия отрицает приемлемость концепции Нирваны. В поисках удовольствия человек часто сознательно создает ситуации напряжения, предвидя приятное завершение.

Удовольствие имеет двойственную сущность. Существует первичное удовольствие от возбуждения, предполагающее, что мы предвидим его результат, а затем развивается вторичное удовольствие как следствие снятия напряженности или разрядки возбуждения. Первичное удовольствие, удовольствие от предвкушения, связано с нарастанием возбуждения. Вторичное удовольствие осуществляется единственно в результате наступления удовлетворения и связано с разрядкой возбуждения. Такова природа живых организмов, создающих состояние напряжения, несущее в себе самом бессознательные перспективы будущей разрядки или ощущения полноты жизни.

Развивая данную точку зрения, приходим к выводу, что удовольствие по своей сути не статичное состояние, оно динамично. Организм не ищет разрядки напряжения как такового и не стремится к созданию этого напряжения самого по себе. Если возбуждение не разрядится, то организм не сможет снова возбудиться. Если и ведется поиск чего-либо, то, выражаясь телеологически, это поиск потока ощущений, увеличения и снижения возбуждения, движения от одного состояния к другому в пределах доступной энергии. Удовольствие неразрывно связано с движением, неважно, физическим или же психологическим. Движение — основа функций живого организма. Организм живет, потому что постоянно движется, и движется, потому что живет. Чувства могут быть определены в терминах движения и возбуждения. К примеру, фрустрация — это неспособность избежать состояния возбуждения или снизить его. С другой стороны, депрессия — это неспособность прийти в состояние возбуждения или увеличить его.

В организме движение возникает при увеличении или снижении возбуждения. Возрастание возбуждения движет организм к объекту возбуждения, в то же время снижение возбуждения движет его в обратную сторону. Такова природа жизни и сексуальной функции. Поэтому, чем больше подвижность, вызванная ощущениями большей живости, тем приятнее переживаемое организмом удовольствие. Движение, возбуждение и удовольствие повышают уровень самооценки, поскольку они представляют различные стороны жизнедеятельности.

Возбуждение и движение — это энергетические явления. Половое влечение — это также энергетическое явление, оно зависит от наличия избытка энергии в организме, от доступа к той ее части, которая превышает количество, необходимое для поддержания биологического выживания организма. Создание же избытка энергии — это естественная функция живых организмов. Любой фактор, истощающий энергию организма, снижает половое влечение. Среди факторов, действующих именно таким образом, можно назвать болезни, усталость, невротическое напряжение, бессонницу. Факторы, оказывающие противоположный эффект, связаны с поддержанием естественного здоровья и жизнеспособности организма. Я полагаю, что не существует искусственных стимуляторов, которые обеспечили бы энергией половое влечение. Алкоголь может повысить желание, но он ослабляет саму функцию.

Обычно избыток энергии распределяется по всему организму, или можно было бы сказать, что существует состояние латентного возбуждения, обычно переживаемого в виде хорошего самочувствия или оживленности. В такой рассеянной форме энергия доступна при любой ситуации. Когда во взрослом организме энергия достигает определенного уровня интенсивности, то она направляется по естественным путям разрядки к половому аппарату. Это и объясняет наличие спонтанной эрекции у мужчин, естественное влечение у женщин, ночные поллюции и т. п. В дневное время существует достаточно стимулов, чтобы концентрировать избыток энергии на гениталиях. Если это происходит, то есть, если энергия заряжает гениталии, то мы ощущаем сексуальное возбуждение или влечение. Половое возбуждение не является процессом оживления или осознания себя личностью; ощущения и жизнь первичны. Половое возбуждение — это процесс концентрации возбуждения посредством психической или физической стимуляции вместе или в отдельности на гениталиях.

Если подобная концентрация осуществлена, то любой дальнейший контакт с объектом сексуального желания будет увеличивать концентрацию и поднимать уровень полового возбуждения. Вот почему половое возбуждение воспринимается как удовольствие, несмотря на сопутствующее ему чувство напряжения, поскольку здесь присутствует будущая возможность разрядки. Многие сексуальные партнеры используют разнообразные сексуальные уловки, которые служат для повышения роста полового возбуждения. Они известны как предвкушение удовольствия.

Предвкушение служит двум целям сексуальных функций. Во-первых, посредством эротического контакта различных частей тела двух партнеров весь доступный избыток энергии, обычно рассеянный по всему организму, мобилизуется для последующей половой активности. Стимуляция рта, лица, шеи, груди, спины, ног и т. д. создает ощущение потоков, направляющихся к области гениталий. Во-вторых, повышается уровень возбуждения, так что возникает сильное желание ощутить сексуальное единение и разрядку. Возрастание возбуждения с помощью механизма предвкушения переживается нами как удовольствие, как позитивная жизненная сила организма, способная предвидеть освобождение от напряжения через сексуальную разрядку.

Вторая фаза сексуальной активности имеет другую цель: не повысить напряжение, а освободить от него. Удовольствие от разрядки иное, чем удовольствие от возбуждения. Это отличие можно описать как ощущение наполненности и удовлетворения, которое противоположно возбуждению и предвкушению.

Наслаждение от получения разрядки настолько же интенсивно, насколько сильно предшествующее ему возбуждение.

Однако мне не хотелось бы создавать впечатление, что сексуальный процесс можно легко разделить на четкие периоды. Процесс возбуждения длится на протяжении всего коитуса до момента, пока не возникают непроизвольные движения, знаменующие момент разрядки. Сама разрядка занимает мгновения по сравнению с относительно долгим периодом нарастания возбуждения. Следует оговориться, что цель разделения сексуальной активности на два периода, роста и разрядки возбуждения, используется нами только для облегчения описания и понимания проблем, с которыми мы сталкиваемся при нарушении сексуальных функций.

"Чувственность" — это одно из проявлений нарушенной сексуальной функции. Обычно чувственность составляет только часть сексуального процесса. Стимуляция всего комплекса ощущений играет важную роль в предварительной фазе сексуального возбуждения. Предвкушение доминирует над чувственными переживаниями, но сенсуальность может стать препятствием на пути сексуальности, если поиск возбуждения становится единственной целью. Сенсуалист отличается от сексуального человека тем, что он меньше озабочен последствиями разрядки, нежели средствами, создающими напряжение и возбуждение.

Сексуальные оргии — это крайний вариант, когда являются целью не сексуальные переживания в истинном смысле этого слова, а только упражнения в чувственности. Важная функция сексуальной разрядки отходит на второй план, а переживание наслаждения от получения разрядки становится пустым, плоским и бесполезным. Говоря точнее, при таких условиях оргазм или вообще отсутствует или очень слаб. Интимная близость, с ее стремлением к уединению, полностью игнорируется.

Одержимость проявляется в поисках любых средств возбуждения; но удовлетворение ускользает от сенсуалиста. Возбуждение сенсуалиста неизбежно блекнет. Требуются все новые устройства, дальнейшие маневры и дополнительные стимуляторы, чтобы пробудить угасающие ощущения и наполнить их былыми чувствами. Оргии оканчиваются только полным истощением или пьяным ступором, в то время как реальная цель сексуальных отношений отвергается, в угоду стремлению к противоестественному сексуальному возбуждению.

Сенсуалист надеется, что сможет вызвать достаточно сильное возбуждение, которое сможет спасти его от самого себя. Это поиски вечно ускользающего экстаза. Всякая неудача воспринимается как отсутствие достаточной стимуляции. Каждая новая попытка обречена на еще более сильный провал.

Сенсуальность, ограниченная только ощущениями, является лишь поверхностной функцией. В своей сущности она не включает в себя внутренние чувства организма, в которых и скрыт истинный ключ к сексуальности. Настоящая сексуальность включает в себя все, начиная от кишечника и сердца, вплоть до глубин нашего сознания. Но именно эти области у сенсуалиста отброшены за границы чувств.

Сексуальные оргии — довольно редкое явление в нашей культуре, во всяком случае они не характерны для жизни среднего человека. Но сенсуальность присутствует и как искушение, и как разрушительная сила в сексуальном поведении многих людей. Те, кто продлевают активность предвкушения ради возбуждения, рискуют остаться без удовлетворения, порождаемого наслаждением от получения разрядки. Обычно активность предвкушения завершается, как только половые органы готовы к контакту. Поскольку в этот момент влагалище хорошо увлажнено, а пенис полностью эрегирован и напряжен, всякая задержка начала сношения ведет скорее к снижению возбуждения, нежели к его увеличению. Как ни хотелось бы нам продлить удовольствие, которое столь заманчиво и привлекательно, мы рискуем ошибиться лодкой и закончить плавание в совсем иной стороне, чем намеревались.

Сенсуальность представляет собой элемент проб и ошибок, который используется для поиска новых сексуальных контактов и переживаний. Естественно, что новизна не всегда обнаруживается среди разнообразных откликов новых сексуальных партнеров, а вот сексуальные отклики одного и того же партнера могут в каждом случае отличаться. Новизна, которую переживают с новым партнером, преимущественно имеет сенсуальную основу и обычно не обеспечивает искомого интенсивного возбуждения. На этом основании разговоры или описания различных сексуальных поз или подходов также можно считать непродуктивными.

Какие же стороны личности склоняют его предпочесть сенсуальные отношения сексуальным? Основываясь на моем личном клиническом опыте, я хотел бы остановиться на двух из них. Один из них — отсутствие жизненной силы и чувствительности в организме; другой — страх испытать оргазм. Поиск возбуждения обычен для тех людей, которые лишены жизненной силы, эмоционально угнетены, физически безразличны. Лишенные внутреннего чувства возбуждения, они обречены вести скучную и пустую жизнь. Секс, как и любой другой сильный стимулятор, сообщает им временное чувство возбуждения или оживления. Они используют его, как алкоголик использует выпивку, принудительно и без понимания чувств других. Поскольку стимуляция дает только временный эффект, погоня за возбуждением становится все более длительной. Предвкушение доходит до своей крайности и становится извращением, как отмечал Фрейд. Если его недостает, сенсуалист ищет возбуждения, искусственно создавая напряженные внешние ситуации. Он начинает заниматься сексом в людных местах или в присутствии третьих лиц. Половой акт осуществляется перед зеркалом, чтобы с помощью зрительного усилить половое возбуждение. Более того, специальные методы стимуляции партнера используются, чтобы возбудиться при виде чужого возбуждения.

Совершенно ошибочно распространено мнение, что сенсуалисту скучно от того, что он пресыщен сексуальными удовольствиями. Как раз напротив. Чем большее половое удовольствие получает человек, тем более тщательно он выбирает. Никто из тех, с кем мне приходилось сталкиваться, никогда не сетовал на слишком сильное половое удовольствие. Сенсуалист же не способен полноценно насладиться половым переживанием.

Я не морализирую на темы секса и совсем не осуждаю тех, кто склонен читать морали на эту тему. Сенсуалисту необходима и такая разновидность практики, чтобы получить достаточное возбуждение для полноценного осуществления своих сексуальных функций. Сексуальность необходима ему, как и всем нам, он тоже хочет преодолеть изоляцию и одиночество своего личного существования. Однако он сам создает себе препятствия. Чрезмерная чувственность, словно алкоголь, ведет только к разочарованию и похмелью. Сенсуалист просыпается на следующий день, но нет ощущения просветленности, нет чувства полноты жизни, отсутствует впечатление обновленности или возрождения. Подобный образ действий бесполезен для преодоления таких присущих ему характерологических качеств, как состояние омертвелости и скуки.

Вторая причина сенсуальных отношений — страх оргастической разрядки с ее сильными непроизвольными и конвульсивными движениями. Райх назвал этот страх "оргастической тревожностью". Может показаться странным, что кто-то может испугаться удовольствия, но если вспомнить, что удовольствие, и особенно половое удовольствие, связывалось с чувством греха и вины, то эту кажущуюся странность легко объяснить. Клинические исследования снова и снова показывают, что тревожность по отношению к удовольствию — характерная черта невротизированных личностей. Хотя сексуальная вина значительно снизилась с викторианских времен, нельзя сказать, что она полностью исчезла. У многих людей под тонким слоем нашей повседневной сексуальной искушенности глубоко внутри можно обнаружить скрытую сексуальную вину. По причинам, которые мы будем обсуждать более полно в следующей главе, эта вина в большей степени связана с оргастической сексуальностью, чем с чувственностью. Мой опыт подсказывает, что сексуальные извращения имеют сниженный барьер по отношению к сенсуальности, без значительного уменьшения или освобождения от оргастической тревожности.

Иногда пациенты непосредственно ощущают оргастическую тревожность, что можно проиллюстрировать следующими примерами. Одна молодая женщина недавно призналась: "Я достигаю высшей точки возбуждения, и оно столь интенсивно, что я не двигаюсь и замираю. Даже когда оно только приближается, я восклицаю: "Нет, нет, нет!".

Здесь восклицание "нет" выражает страх пациентки перед тем, что ее захлестнут оргастические эмоции. Средства, которые она использует перед лицом возрастающего полового возбуждения, чтобы пресечь нарастающее чувство и справиться с тревожностью, — это замереть, не двигаться, оставаться в покое.

Вот рассказ другой женщины (разведенной): "Я начала мастурбировать, согнув ноги. Сначала меня почти захлестнуло желание выпрямить их и напрячь. Однако я оставила их согнутыми, и вскоре почувствовала теплую волну возбуждения, хлынувшую через область гениталий. Я все еще ощущала некоторую напряженность с внутренней стороны ног. Мне трудно объяснить, на сколько это связано с нашей беседой, но я полагаю, что меня посетило ощущение страха, что слишком много энергии сможет подняться по моим ногам, и что если я выпрямлю ноги, то оргазм, хоть и более медленный, будет слишком мощным, и я не смогу справиться с ним".

Большинство пациентов бессознательно контролируют нарастание возбуждения так, чтобы оно не смогло переполнить их. Мне рассказали об одном случае, когда переполнение привело к ужасающим результатам. Пациентка описала сцену с мужем, который был скованным, заторможенным человеком: "С Джоном я позволила себе пару раз отпуститься. Чувство освобождения заполнило меня, но Джон странно прореагировал на это. Мы занимались любовью, но мне хотелось большего, и я начала любить его всего. Джон вдруг начал дрожать всем телом, а затем стал безмолвным и застыл, как парализованный. Я встревожилась и вызвала врача. К приходу врача Джону стало лучше, и доктор ушел".

Оргазм — это реакция всего существа, всего организма. Генитальная сексуальность нацелена на такой отклик. Сенсуальность ограничивается поверхностью тела и поверхностными аспектами личности. Я упоминал, что сенсуалист страшится глубокой личностной вовлеченности, полного совершенства в сексе и в любви. При оргазме любовь и секс едины из-за сильнейшего физического выражения этих чувств. Не является ли тогда оргастическая тревожность страхом перед любовью? На первый взгляд это логичное заключение. Анализ структуры характера сенсуалиста дает другое объяснение.

Любовь и сексуальность составляют смысл жизни для всякого живого организма. Они придают смысл его жизни и обеспечивают сильнейшее удовольствие, управляющее его поведением.

К сожалению, воспитание детей в цивилизованном обществе связано с авторитарным отношением, рычагом которого является страх, внушаемый ребенку, что и ведет к развитию отрицательных эмоций и ненависти. Если эти отрицательные эмоции подавляются в процессе необходимого приспособления к семейной жизни, то они формируют в личности пласт ненависти, который покрывает и запечатывает чувство любви и сексуальность. Поверхностный слой личности, который формируется содержимым сознания, — позитивный, приспособленный, вежливый. Эти слои в упрощенной форме могут быть изображены схематически на диаграмме. Она поможет нам лучше понять проблему сенсуальности (рис. 7).

/---------------

| Приспособленная |

| самость (self) |

| /--------- |

| | Ненависть | |

| | /---- | |

| | |Любовь| | |

| | ----/ | |

| ---------/ |

---------------/

Рис. 7

Если подавленная ненависть достаточно сильна, то человек не сможет проникнуть в центр своей сущности, где расположены любовь и секс. Он ограничен поверхностным и сенсуальным отношением к жизни. Всякая попытка пробиться сквозь внешние оболочки собственного существа грозит развитием мощных и подавленных отрицательных эмоций и связанных с ними элементов страха и тревожности. Психологически оргастическая тревожность возникает из тревожности, ассоциированной с подавленной ненавистью. Любая психотерапевтическая попытка, независимо от формы терапии, нацелена на высвобождение отрицательных эмоций в условиях контролируемой терапевтической ситуации. Физически оргастическая тревожность — это неспособность сжатого, напряженного и настороженного организма переносить сильное сексуальное возбуждение. Любая форма физиотерапии, которая смягчит и расслабит хронические мышечные напряжения, будет оказывать благотворное влияние, увеличивая сексуальное удовлетворение.

Если отрицательные эмоции проникают сквозь поверхностные слои личности, то развивается истинная сексуальная импотенция: у мужчин — неспособность к эрекции, а у женщин — фригидность. Относительно просто уловить разницу между неспособностью к эрекции и оргастической импотенцией, если речь идет о мужчине. Первое состояние указывает на отрицательное отношение к женщинам в поверхностном слое личности. При наличии второго состояния отрицательные эмоции подавлены так, что пока еще сексуальные функции сохранены, но сексуальное удовлетворение уже отсутствует. Анализ ситуации в случае женщины осложняется тем, что она способна вступать в половые отношения независимо от видимых проявлений своего желания. Ее податливость сексуальному партнеру может быть связана с сексуальными эмоциями, а может быть и нет. Однако существуют физиологические доказательства ее сексуального влечения. Увлажнение влагалища сравнимо с эрекцией пениса, поскольку и то и другое происходит в результате повышения притока крови к гениталиям. Если у мужчины развивается эрекция, то он не импотент, поэтому, по моему мнению, и женщину, влагалище которой увлажняется, нельзя назвать фригидной.

Вероятно, среди вымысла, создаваемого нашей культурой, нет более эксплуатируемой темы, чем мысль о том, что женщина, которая не испытывает полового влечения, — фригидна. Главный выразитель подобной мысли — мужчина, который безуспешно пытается соблазнить женщину.

Неважно, фригидна данная женщина или нет, но ее отклик одному или нескольким мужчинам вовсе не является доказательством присутствия сексуальных эмоций.

Сходным образом, неверно и то, что женщина, имеющая сексуальные связи, обязательно не фригидна. Путаница возникает из-за того, что сексуальные чувства приравнивают к сексуальной активности. Я лечил нескольких женщин, которые были весьма неразборчивы в своих сексуальных отношениях именно потому, что не испытывали сексуальных ощущений. Их неразборчивость можно понять как поиск сексуальных чувств. Она заканчивалась, когда женщинам удавалось обрести способность переживать спонтанное сексуальное возбуждение. Распутство — наиболее часто встречающаяся форма сенсуальности.



Страница сформирована за 1.24 сек
SQL запросов: 191