УПП

Цитата момента



Почему великий человек — не ты?
Сам такой!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Парадокс игры: ребенок действует по линии наименьшего сопротивления (получает удовольствие), но научается действовать по линии наибольшего сопротивления. Школа воли и морали.

Эльконин Даниил Борисович. «Психология игры»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/abakan/
Абакан

Анализ динамики преждевременной эякуляции наталкивает на то, чтобы дать совет, который необходим в данном контексте. Поскольку данное состояние возникает из страха сексуального движения, такого человека надо бы уговорить отказаться от любых попыток сдержать или обуздать движение. Аналогичная рекомендация связана с тем, что люди данного типа склонны как можно меньше двигаться, во избежание возбуждения. Однако этот способ только усиливает их страх. Он должен двигаться легко и свободно безотносительно к кульминации. Если бы он концентрировался на движении, это снизило бы перевозбуждение пениса. Внимание следовало бы направлять на дыхание. Если оно полное и если оно синхронизировано с сексуальными движениями, возбуждение дольше удерживается в теле. Полное, глубокое и расслабленное дыхание — наилучшая мера предосторожности от преждевременной эякуляции, так как внимание фокусировано на ощущениях тела. Живот должен быть расслаблен и ему позволяется свободно расширяться. Как правило, он бывает напряжен, а это снижает способность таза сохранять сексуальный заряд. Отведение таза назад и выгибание спины перед каждым движением вперед не позволяет возбуждению переместиться в пенис чересчур быстро. Ранней эякуляции можно избежать, если все тело активно включено в половой акт.

Половой акт невозможен в напряженном и зажатом состоянии. Отношения между партнерами должны носить оттенок легкости и доверительности. Другими словами, половой акт теряет качество выражения любви и становится спектаклем по принуждению, который "разыгрывается" "Эго". Обстоятельства, в которых происходит половой акт, и место, где он происходит, должны оставлять свободу движению и звукам. Движения вызывают звуки, и страх движения может уходить корнями в боязнь человека, что его услышат. Этот страх может сохраниться со времен подростковой мастурбации. Конечно, не следует считать, что эти краткие рекомендации помогут любому, страдающему преждевременной эякуляцией. Понимание физиологических и психологических факторов, порождающих это состояние, может помочь тем, кто стремится оценить свои ощущения и внутренние настроения.

Другая форма оргастической импотенции мужчин известна под техническим названием "заторможенная эякуляция" (ejaculatio retardans). В этом случае эякуляция сдерживается или не происходит, пока не схлынет возбуждение. В результате, конечно, наступает очень слабая кульминация, не приносящая чувства оргастического удовлетворения. По сравнению с этим нарушением, при котором часто ощущение кульминации вообще отсутствует, преждевременная эякуляция может показаться вершиной возбуждения.

Я уже упоминал, что длительность нормального полового акта занимает от трех до двадцати минут. Эти границы не фиксированы, они основаны на ряде описаний нормальных сексуальных отношений. Время, которое занимает половой акт, зависит от многих факторов: возраста мужчины, степени возбуждения, от того, насколько часто он вступает в отношения, и т. д. Молодые достигают кульминации быстрее, чем более взрослые люди. Когда эякуляция тормозится, половой акт может продолжаться от получаса до двух часов или даже еще дольше. Однако продолжительность не является истинным критерием ejaculatio retardans. В этих условиях эякуляция, скорее, возникает вследствие изнурения, а не в результате высочайшего перевозбуждения.

Как правило, мужчина, страдающий ejaculatio retardans, не считает свой тип реакции нарушением. Он полагает, что чем дольше сохраняется эрекция, тем больше удовольствия он дает женщине; такой человек часто считает себя первоклассным любовником. Жертвуя собственным сексуальным удовольствием ради женского, он не удручен этим, поскольку его жертва часто бывает сознательной. Он пытается компенсировать эту потерю, получив удовлетворение от реакции партнерши. Я проиллюстрирую эту личностную проблему, возникающую при таком типе сексуального поведения, следующей историей болезни.

Пол был сорокалетним мужчиной, который обратился за психиатрической помощью после неудавшейся попытки самоубийства с помощью вдыхания окиси углерода из выхлопной трубы автомобиля. Признаки психоза отсутствовали. Пол страдал незначительной потерей памяти вследствие шоковой терапии, которая проводилась при его первичной госпитализации. У него достаточно длительно наблюдались головные боли, начавшиеся еще в юности, вероятно, мигрень. Они не сопровождались видимыми отклонениями и продолжались от нескольких часов до нескольких дней. Обычно он просыпался ранним утром из- за того, что болела голова. Мигрень сильнее всего разыгрывалась по выходным дням, когда он находился в кругу семьи, а также на работе, когда он сталкивался с трудностями, которые требовали принятия решений. В подростковом возрасте Пола неоднократно госпитализировали в связи с этими головными болями, в больнице они, как правило, проходили. Его лечили многие психиатры и другие специалисты, он часто страдал лекарственными токсикозами, поскольку любил лечиться. Особенное облегчение ему приносило плацебо. Практически ни один год не проходил для него без госпитализации, а иногда его клали в больницу по нескольку раз в течение года.

Когда я увидел Пола в консультации, то прежде всего мы обсудили его попытку самоубийства. Он сказал, что хотел покончить с бессмысленной жизнью неудачника и тем самым сделать хоть что-нибудь для жены. Если бы он умер, она получила бы некоторую сумму денег по страховке. Я обратил его внимание на то, что его мотивы вызывают сомнения. Деньги, которые достались бы его жене, были бы омрачены смертью. Вряд ли они обрадовали бы ее, потому что он отдал бы взамен жизнь. Как ему кажется, смогла бы жена с удовольствием использовать эти деньги? Тогда я спросил Пола, а может ли быть так, что он пытался покончить с собой, чтобы заставить жену почувствовать себя виноватой, но он промолчал.

Пол был высокого роста, с тонкой талией, но горбился. Ягодицы были сжаты вместе и напряжены. Живот — тугой и напряженный. Позвоночник был очень жестким, а плечевой пояс — округлым и узким. Пол скрючивался так, что создавалось впечатление, будто на спине у него лежит тяжелая ноша. Он был дружелюбен и неглуп, а временами у него прорезалось незаурядное чувство юмора. Улыбка его была довольно циничной. Очень любил поговорить. Перед тем, как впасть в состояние депрессии, он обладал репутацией хорошего рассказчика. Он чувствовал, что прожил неудачную жизнь, и потому его увлекали успехи других.

Психосексуальное развитие Пола отличалось необычным страхом мастурбации. Он никогда не вспоминал о том, когда он занимался онанизмом, в детстве или юности. Затруднение было столь сильным, что он не мог обсуждать этот вопрос в процессе терапии. Он сказал, что это вызывает у него отвращение. Молодым человеком он вступил в интимные отношения с женщиной старше его по возрасту. Мать Пола главенствовала в доме. Отец был скучным, вечно работающим человеком, который цеплялся за старые методы бизнеса и терпел неудачи. Мать презирала мужа, вместе со своим старшим братом, который владел процветающим делом. В возрасте двадцати лет Пол перенес легкую форму туберкулеза. С момента возвращения из санатория семья зачислила его в инвалиды сначала из-за заболевания туберкулезом, а позже из-за повторяющихся головных болей.

Пол женился на женщине, которая была гораздо моложе его и которую он описал как привлекательную и оживленную. В первые годы после женитьбы он пытался освободить жену из-под влияния ее семьи. У них было трое детей. Рассказывая о своей сексуальной жизни, Пол отметил, что половой акт обычно продолжается час или даже дольше, иногда он затягивался до двух часов. Он очень гордился тем, что так долго может сохранять эрекцию, и его жена часто успевает пережить несколько оргазмов. Его собственная кульминация, когда она происходила, была лишена удовольствия или значения, он отрицал значимость оргазма и считал, что главное — это удовольствие и удовлетворение, которое он приносит жене. Однако постепенно он утратил интерес к сексуальным отношениям с женой, и по прошествии времени количество половых контактов ощутимо уменьшилось. При этом депрессия значительно усилилась.

При прохождении курса лечения особенности сексуального поведения Пола и его ощущений прояснятся. Когда усиливалась депрессия, он спонтанно возвращался к тому сексуальному чувству, которое сопровождало его во время утренних эрекций и так называемых "мокрых снов". Это приводило к половым отношениям с женой. Следом за сильным сексуальным переживанием Пол приходил в отчаяние и впадал в депрессию, которая длилась несколько месяцев, в течение которых он не чувствовал полового влечения. Его головные боли усиливались и возникали гораздо чаше. Они занимали все его внимание, он замыкался только на них. Все его усилия были направлены на то, чтобы получить облегчение с помощью лекарств. Он не понимал, почему ему не прописывали седативных препаратов. Даже в фантазиях он представлял себе, как избавляется от головной боли с помощью лекарств. Именно в такой момент Пол пришел к выводу, что секс не является для него проблемой, что у него нет половых желаний и что единственное, чего он жаждет, так это избавиться от головных болей.

Связь между депрессией, головными болями и потерей сексуальных чувств прояснилась, когда мы точно выявили с помощью наблюдений, что когда он просыпался с эрегированным пенисом, то в этот день он не страдал от головной боли. Мы часто возвращались к этому наблюдению на протяжении терапии. Оно могло означать, что головная боль возникала в результате неспособности сфокусировать половое возбуждение на половом органе. Вместо этого возбуждение, локализуясь в голове, вызывало невыносимое напряжение. Мышцы спины и основания черепа также чрезвычайно напрягались. Если учесть его чрезмерную способность к эрекции и отсутствие удовлетворения, можно заключить, что головная боль возникала в результате подавления сексуальности. Пол, конечно, подавлял ее бессознательно, ощущая только напряжение от усилия.

Существовала возможность уменьшить количество приступов головной боли и их интенсивность с помощью физиологических упражнений и массажа мышц, снимающего напряжение. Благодаря рекомендациям терапевта, Пол получил способность стать более агрессивным в бизнесе. К примеру, ему удалось поговорить с нанимателем, который злоупотреблял его услугами многие годы. Раз за разом встречаясь с ним, я наблюдал, что он становится все более агрессивным по отношению к жене, но все терпимее к ее финансовым требованиям. Однако за каждым утверждением его мужественности и индивидуальности следовал провал и возвращение к пассивности и зависимости от терапевта и жены. Хотя мы были близки к этому несколько раз, однако он никогда не высказал понимания своей обиды на жену или на свою семью.

Пол жаловался на то, что жена выдвигает финансовые требования, однако всегда соглашался с ними. Ему хотелось, чтобы жена была сексуально агрессивна, но он был неспособен удержаться в пассивной роли, когда она насмехалась над его пассивностью и зависимостью. Пол сознательно желал, чтобы о нем заботились, как о ребенке; он требовал лекарств, хотел быть сексуально пассивным, ссылался на инвалидность именно из-за присутствия подобных особенностей в его личности. На другом уровне Пол бессознательно старался доказать, что он — мужчина. Он занимал позицию сверху во время полового акта, очень долго сохранял эрекцию и был убежден, что доставляет жене удовольствие и удовлетворение. Затем, когда половое чувство исчезало и он впадал в депрессию, он обращался к фантазиям, которые были почти гомосексуальными или ему грезилось, что терапевт или кто-то другой вступал в половые отношения с его женой. Мой пациент метался между желанием выглядеть как ответственный взрослый человек и стремлением занять регрессивную позицию ребенка. И то, и другое было безуспешно. Регрессия означала не только утрату мужественности, но и себя. Он был уверен, что "мать" могла бы его "проглотить". Но, с другой стороны, он пребывал в уверенности, что не обладает возможностью удовлетворить "ненасытность" женщины. В этом заключалось значение его фантазий, в которых ему грезился другой мужчина, удовлетворяющий его жену.

Отношения с женой отражали его ранние отношения с матерью, которую он идеализировал и обожествлял. Он никогда не мог низвергнуть с пьедестала образ доброй, жертвенной матери, посвятившей себя ему. Пол никогда не отзывался о ней плохо, но никогда не говорил и ничего хорошего. Если учесть, что его ненависть к матери, так же как и враждебность к жене, была глубоко подавлена, то его провалы в депрессивное состояние и самодеструктивное поведение можно было бы рассматривать как попытку отступить от нее через злобу. Это подтверждалось тем, что Пол отвергал пищу, которая обычно представляет собой универсальный символ матери. Иногда он так мало ел, что был на грани истощения.

Что объясняет заторможенную эякуляцию? Как человек может сохранять эрекцию целых два часа, не утрачивая ее, но и не достигая кульминации? Это очень необычно; и для того чтобы представить себе и понять этот феномен, надо приложить определенные усилия. Нетрудно догадаться, что половой акт был для Пола "служением" жене. Фактически, ему удавалось сохранять эрекцию только потому, что он концентрировал внимание на ее нуждах, ее чувствах и ее реакциях, а не на своих. Если же он был поспешен, то терял эрекцию. Способность Пола длительно не эякулировать была предметом его особой гордости.

Если использовать пенис для служения другим, то он перестает быть половым органом и функционально преобразуется в грудь или сосок. В этом смысле Пол кормил свою жену, утоляя ее сексуальный голод, а эрекция сохранялась столько, сколько надо было для того, чтобы удовлетворить ее потребность. Два сновидения Пола подтверждают, что пенис функционировал как сосок. Однажды ему приснилась собака, которая сосала его пенис. У Пола была собака, которая была ему, пожалуй, ближе, чем жена. Если жена жаловалась, что собака спит в постели, он уходил спать в другую комнату вместе с собакой. Он переживал отвращение жены к собаке как собственное отвержение и часто отождествлял себя с животным. Во сне Пол спроецировал на собаку свои собственные подавленные мечты о покровительстве. Но, принимая во внимание его сексуальное отношение к жене, во сне она также могла являться ему в виде собаки. Такой сон можно было интерпретировать как бессознательное выражение презрения к жене. В другом сновидении Полу привиделся его пенис треугольной формы, завернутый в алюминиевую фольгу. Его ассоциации по поводу этого сна связывались с воспоминаниями о том времени, когда он учился в старших классах, и о геометрии, в которой он преуспевал. За успехи в школе Пола хвалила мать. Его пенис по форме — геометрический объект и завернут так, как он теперь старается заворачивать еду для жены.

В иных случаях, когда мужчина занимает одну из позиций служения женщине, эрекцию не так легко поддерживать. Кроме идеи служения, продолжительность эрекции в случае Пола поддерживалась идеей противостояния. Он как бы говорил жене: "Ты не можешь победить меня, ты не можешь разрушить меня". Это другой пример двойственности моего пациента — подчиненное служение, но бунт, выражающийся терпением. Я уверен, что без концепции противостояния проблему ejaculatio retardans не понять. Противостояние, в конце концов, так и не реализуется, что, исключая иные варианты, и произошло с Полом, ведь отсутствие удовлетворения приводит к опустошенности и отчаянию, завершившись депрессией.

Столь уникальный психологический образец, представленный в данном случае, в виде чередования головных болей с половым влечением, вынудил меня выдвинуть гипотезу о механизме этого явления. Психодинамически очевидно, что, когда Пол чувствует себя побежденным женщиной, то "мигрень" — это ускользание в беспомощность, с последующим использованием симптомов как оружия, усиливающего его желания. Его телосложение производило такое впечатление, будто вся энергия отведена из нижней части тела и помещена в груди, шее и голове. Ноги тонкие, мышцы ног напряжены, кожа бледная. Таз — узкий и сжатый, его подвижность резко снижена. Чтобы двинуть таз вперед, ему приходилось сокращать брюшную мускулатуру, выпячивая ее, и поджимать ягодицы, чтобы они тоже совершили толчок вперед. В этом движении не было ничего общего с агрессивным пронзанием. Напряженность нижней части тела ограничивала грудное дыхание. Когда Полу удалось установить более естественный способ абдоминального дыхания и когда, благодаря упражнениям, он почувствовал некоторую жизненность и движение в ногах, его половые чувства изменились.

Картинка, которую нарисовал Пол, излучает мазохистскую злобу — неосознанного "сдерживания". Его неспособность пропустить чувства в нижнюю половину тела спонтанно соотнеслась с его неспособностью "раскрепоститься" в половом акте. Скованность тела копировалась скованностью пениса. Когда комплекс "сдерживания" был преодолен, немедленно высвободилось чувство. Этому помогла специальная методика. Если Пола сильно ударяли по спине, как бы "встряхивая" его скованность, он тут же положительно реагировал на это. Его глаза загорались, взгляд становился выразительным, он чувствовал себя возродившимся и свободным. Это типичная реакция мазохиста. Пол мог "раскрепоститься", но не был способен сделать это самостоятельно. Сходный механизм объясняет "потребность в избиении" истинного мазохиста, которому это необходимо для предварительного сексуального удовольствия. Состояние Пола было обусловлено сильной блокадой генитальной агрессивности и столь же мощной кастрационной тревожностью. Его мазохистская подчиненность служила защитой от страха кастрации; поэтому служа женщине, он избегал восприятия скрытой за этим кастрационной тревожности. На другом уровне скованность Пола была попыткой компенсировать мазохистскую покорность.

Здесь мы исследовали две проблемы, связанные с оргастической потенцией, — преждевременную эякуляцию и заторможенную эякуляцию. В первом случае кульминация наступает слишком быстро, во втором она практически не наступает. Существует еще одно отклонение, не такое яркое, как предыдущие, но, пожалуй, гораздо более распространенное, хотя обычно его не воспринимают как дефект. Я называю его "локальной кульминацией", в отличие от оргастической реакции, которая включает в себя все тело. Краткое описание того, что при этом происходит, обозначит природу данного затруднения. Эякуляция не преждевременна и не заторможена, она происходит как раз в момент наступления непроизвольных движений. Полноценное чувство удовлетворения ускользает от мужчины, поскольку его тело не целиком включается в сексуальную реакцию. Он неподвижен. Однако то, что ощущается во время переживания высшего момента возбуждения, приятно, и по этой причине такая реакция, как правило, не рассматривается как отклонение. С точки зрения оргастической потенции, это следует рассматривать как частичный оргазм.

Это и есть тот локальный оргазм, который вызывает столько заблуждений, связанных с теорией оргазма Райха. Некоторые сексологи и психологи утверждают, что преждевременная или заторможенная эякуляция — нормальные явления. Но ни в том, ни в другом случае нет чувства удовлетворения. Локальная кульминация, однако, отличается от них. Не сознавая, что такое полное оргастическое переживание, легко ошибиться и принять ее (локальную кульминацию) за оргазм. К сожалению, люди редко знают, что такое полноценный оргазм.

При частичном оргазме ощущения тела ограничиваются областью половых органов или медленно распространяются к тазу и ногам. Мужчина может переживать своеобразное ощущение потоков, текущих через области таза и ног, но они не распространяются на верхнюю часть тела. Сознание не затуманивается, чувство растворения сознания или тела четко ограничено. Всякое ощущение сплавления с партнершей заключено только в половой сфере. Чувства излучения при переживании высшей точки нет. С другой стороны, при частичном оргазме всегда присутствует чувство раскрепощения и расслабления, наступающее вслед за кульминацией, которое может вызывать дремоту, и мужчина после такого завершения вполне может заснуть.

Разница между локальной кульминацией и полноценным оргазмом зависит от того, присутствуют или отсутствуют непроизвольные движения таза и конвульсивные движения тела, которые я описывал в предыдущей главе. В этой связи важно различать непроизвольные движения и другие непроизвольные реакции, которые ошибочно причисляют к оргастическим реакциям. Кинси составил список из шести видов оргастических реакций у мужчин. При рассмотрении этих шести различных реакций видно, что ни одна из них не представляет собой полной оргастической реакции. Они перечислены ниже:

1. Реакция ограничивается гениталиями, реакция тела мала или вообще отсутствует. Пенис несколько раз мягко пульсирует, и семя вытекает без обычных эякуляторных, пульсирующих толчков. Кульминация не сопровождается существенными чувствами. По утверждению Кинси, эту наиболее неадекватную реакцию переживают около одной пятой или чуть более мужчин.

2. Вторая, более распространенная реакция, включает в себя "напряжение или подергивание одной или двух ног, рук, рта, либо других частей тела". При такой реакции тело становится скованным. Происходит несколько спазмов, но без завершающего результата. Такова реакция примерно сорока пяти процентов мужчин. Надо заметить, что скованность тела — это защита против того, чтобы "поддаться" оргастическим конвульсиям, но не оргастическая реакция. Именно такую реакцию я назвал локальной кульминацией.

3. Третий тип реакции кажется более бурным, чем предшествующие, но по своей природе эквивалентен предыдущим. Термины, использованные Кинси, основаны на утверждениях из этой области: "Ноги часто становятся скованными, мускулатура приобретает узловатый вид, пальцы растопыриваются, мускулы живота сокращаются и твердеют, плечи и спина деревенеют и часто выдвигаются вперед, дыхание замирает или становится всхлипываюшим, порывистым, глаза горят или плотно зажмуриваются, руки цепляются, рот кривится… все тело целиком или его части спастически подергиваются, иногда синхронно с пульсациями или яростными рывками пениса". Кроме этого мужчина может стонать, рыдать или яростно кричать. Последствий не отмечалось. Этот тип реакции Кинси встречал у одной шестой его обследованных.

И снова я должен сказать, что убежден — скованность, напряжение и спазмы противоположны природе оргастической реакции. Как может кульминация быть приятной, если ее сопровождают вышеперечисленные явления, как? Нет, это не оргазм, а страх — страх оргазма, который пугает, переполняя "Эго".

4. Малый процент мужчин, около пяти, сообщали о реакции, сопровождаемой смехом, разговорчивостью, садистскими или мазохистскими чувствами и быстрыми "кульминационными изнуряющими движениями". Эта реакция по своей сути истерическая, и здесь не требуется дальнейших комментариев.

5. Несколько меньшей группой мужчин также сообщалось о вышеперечисленных реакциях, но "при кульминации возникают сотрясения, коллапс, бледность и иногда нарушения четкости зрения и различения цвета". Эта реакция похожа на паническую, и я подозреваю, что это именно так.

6. Обзор также показывает, что существует ряд мужчин, которых охватывает боль и страх при подходе к оргазму. Пенис перед самым оргазмом становится слишком чувствительным, и Кинси утверждает, что "некоторые мужчины страдают мучительной болью и могут кричать, если движение продолжается или даже если до пениса только дотронуться". Некоторые из них вступают в борьбу с партнершей перед приближением кульминации, хотя "определенное удовольствие" от всего переживания они все же испытывают.

Вклад Кинси, сделавшего эти исследования доступными окружающим, очень ценен. Но я не могу понять, как можно считать подобные реакции оргазмом. Теоретическая основа его позиции состоит в том, что биолог нацелен только на физиологические реакции, а не на субъективные переживания. Но даже биолог должен сознавать, что физиология включает в себя нечто большее, чем только описание реакций органов тела. Например, физиологически реакция органов при падении с высоты и при борьбе одинакова: повышается выработка адреналина, возрастает кровяное давление, учащается пульс и дыхание, но ведь биолог знает различие между падением с высоты и борьбой. Кинси уверен, что в литературе оргазм путают с оргастическим удовольствием. Если человек получает удовольствие от оргазма, то не лучше ли говорить о кульминации, которую скорее, чем оргазм, следует рассматривать как физиологическую реакцию? По этому поводу Кинси специально делает оговорку, что "все случаи эякуляции можно считать оргазмом". Это неправильное использование термина "оргазм".

Более того, Кинси пытается изучать сексуальное поведение как механическую реакцию. Проблему локальной кульминации или частичного оргазма характеризует возникновение скованности во время оргазма. Вместо усиления ритмических движений, вместо их ускорения и непроизвольности тело деревенеет, движения прекращаются или замедляются, а дыхание замирает. Этот тип реакции явно указывает на страх перед оргастической реакцией. Какова же природа этого страха?

Оргазм, что известно многим психологам и психоаналитикам, является процессом "сдачи позиций". Мужчина уступает женщине, отдается бессознательному; сдается своей животной природе. Этот явный страх перед уступкой пугает "среднего" мужчину, сдерживая переживание полноценного оргазма. Без такой уступки, без отдачи невозможно полное единение с партнером. То, о чем ч сейчас говорю, не является сознательным действием. Оно включает в себя способность полностью отдаться другому человеку, не оставляя ничего в бессознательном, что возможно только при условии любви к своему партнеру. Полная уступка женщине в половом акте в равной мере является выражением любви и на более глубоком уровне, который не выразить словами.

Неспособность отдаться женщине проистекает из бессознательного страха и враждебности к ней. Мы находимся в состоянии, к которому привыкли, называя его "войной между полами". Не надо быть психиатром, чтобы сознавать, что большую часть супружеских и сексуальных отношений пропитывает ненависть. Мне трудно бывает ответить пациенту, который требует, чтобы я поучил его, как можно удачно и счастливо жить в браке. Такие союзы существуют, и я их знаю, но они столь редки, что глупо, по- моему, утверждать на их основе, что женитьба — счастливое состояние. Мои психиатрические пациенты не являются исключением; они отличаются от остальных только тем, что обратились за помощью и выяснили, в чем заключаются их трудности.

Можно утверждать, что нет мужчины, который может любить одну женщину, если он не любит всех женщин. Я бы даже предложил считать это предрасположенностью к женщинам вообще. Каждая женщина индивидуальна, но, несмотря на это, каждая из них является для мужчины еще и отражением его матери. Все неразрешенные конфликты с матерью бессознательно переносятся на жену или партнершу. На уровне сознания можно очень хорошо отличать одну от другой, но на бессознательном уровне они сливаются в один образ. Но ведь именно на бессознательном уровне происходит оргазм. Там же возникает страх проявить бессознательное поведение, непроизвольные движения, который останавливает мужчину на пороге оргазма. Он стучит в дверь, она — открыта, но он боится войти в нее. Его тело становится скованным, ноги деревенеют, челюсть тяжелеет, живот поджимается, дыхание замирает, или он начинает задыхаться, грудь напрягается. Если сексуальное чувство достаточно сильно, можно испытать частичную реакцию, которую я назвал локальной кульминацией, но барьер страха при этом не преодолеть.

В процессе невротического приспособления в детстве "Эго" обучается воспринимать намерения вместо поступков. Оно создает образ "хорошей матери", а негативные переживания связывает с "плохой мамой". Такие переживания надо подавлять в интересах выживания и приспособления. Но ведь они только подавлены, но не устранены, даже если и позабыты, "Эго" командует поведением, как капитан — командой корабля. Все хорошо и безопасно, пока команда подчиняется. Но "Эго" не решается оставить без присмотра штурвал, чтобы странные темные силы бессознательного не начали управлять кораблем. Если кто-то продолжительное время пытается подавить свои отрицательные эмоции, а следовательно, и повлиять на образ "плохой матери", то этот контроль невозможно преодолеть в половом акте.

На уровне "Эго" секс воспринимается как естественное выражение любви двух людей. "Эго" правильно воспринимает эти состояния, точно так же как и правильное знание материнской любви. Но личность разделена. "Эго" противостоит бессознательному, чтобы сохранить мир и стабильность, однако это только перемирие в неоконченной войне. Пограничникам нельзя заснуть или утратить сознание. В тот момент, когда это происходит, невротик впадает в панику, как если бы на его территорию вторгся враг. Это именно та паника, которую он переживает перед оргазмом. Она беспричинна, как бес причинен страх ребенка перед темнотой. Ее нельзя объяснить логически, с помощью логики не убедишь ребенка, чтобы он не боялся. Единственное, что остается сделать — это исследовать темноту вместе с ребенком и доказать ему, что в ней не притаились чудовища. Знание природы оргазма — это тот свет, который призван осветить темноту.

Глава 13. Оргастическая импотенция у женщин

Оргастическая импотенция мужчин часто маскируется измененной эякуляцией, которая сама по себе является формой кульминации. У женщин, однако, проблема оргастической несостоятельности определена более резко. Есть множество женщин, никогда не достигавших ни одной из форм кульминации полового акта. Некоторые из них совершенно невежественны, не зная, что женщина тоже способна иметь оргазм и что ее переживание эквивалентно мужскому. Другие женщины иногда получают оргазм, если их отношения с партнером гармоничны и нежны. Существует еще одна категория женщин, которые испытали оргазм в один из периодов своей половой жизни или благодаря определенным обстоятельствам. Женщина с полноценным оргазмом, которая бывает сексуально удовлетворена при каждом половом акте, встречается редко. Однако, основываясь на сообщениях Кинси, наблюдениях Райха и на собственном клиническом опыте, я могу утверждать, что мужчина, полностью удовлетворенный своими сексуальными достижениями, в равной степени редкое явление.

Одно из последствий сексуальной революции, которая началась после первой мировой войны, заключается во все возрастающем понимании женщинами своего права на сексуальную удовлетворенность. Постепенно женщины стали все больше осознавать недостаточность сексуальной полноты или сексуального удовлетворения. Это особенно относится к молодому поколению женщин, более просвещенному в вопросах секса, чем их родители.

Неспособность достичь полноценного оргазма эти женщины воспринимают как признак сексуальной незрелости. Оргастическая потенция для них эквивалентна женственности.

Одна из моих пациенток предельно ясно выразила эту мысль. Она однажды сказала: "У меня редко случались оргазмы, взамен я получала разочарование и слезы, но я чувствовала, что если бы у меня возник вагинальный оргазм во время полового акта, я ощутила бы себя женщиной".

Значимость оргазма для понимания женственности сравнительно недавнее достижение. В викторианскую эпоху символом женственности было замужество и семья. Психоанализ проник в сущность этих символов, раскрыв, что они защищают и рационализируют скрытые внутренние чувства фрустрации и опустошенности. С проникновением осознания природы и функций оргазма в современное сознание женщины начинали понимать, что личностная полнота неотделима от секса.

Проблема оргастической потенции женщин осложняется тем, что некоторые женщины способны переживать сексуальную кульминацию, стимулируя клитор. Эта разновидность оргазма называется клиторальным оргазмом и отличается от вагинального. Каковы же различия между ними? Удовлетворяет ли их клиторальный оргазм? Почему некоторые женщины могут испытывать только его? Ответы на эти вопросы можно получить, если мы вникнем в сущность проблем, вызываемых оргастической импотенцией женщин.

Клиторальный оргазм возникает при мануальной или оральной стимуляции клитора до, в процессе или после полового акта. Некоторые женщины реагируют на эту стимуляцию и достигают кульминации, которой не могут достичь при стимуляции влагалища или фрикциях, когда пенис введен во влагалище. Многие мужчины, однако, чувствуют, что потребность привести женщину к кульминации путем стимуляции клитора обременительна.

Если это проделать перед половым актом, но после того, как мужчина возбудился и готов к любви, то это противоречит его естественному желанию близости и интимности. Он не только теряет часть собственного возбуждения, но и сам половой акт утрачивает смысл слияния. Стимуляция клитора во время полового акта помогает женщине достичь кульминации, но отвлекает мужчину от его собственных половых ощущений и сильно влияет на его тазовые движения, от которых зависит удовлетворение. Потребность привести женщину к кульминации с помощью стимуляция клитора после полового акта налагает на мужчину, достигшего кульминации, дополнительное бремя, поскольку не позволяет ему насладиться собственной релаксацией и умиротворенностью, которой вознаграждается сексуальность. Большинство мужчин, с которыми я беседовал и которые практиковали подобную процедуру, испытывали определенное чувство протеста.

Я не противник стимуляции клитора, если женщина уверена, что именно этим способом она может дойти до сексуальной развязки. В конце концов, ее трудно винить за использование этой уловки. Однако я предостерегаю своих пациенток от такой практики, поскольку она сосредоточивает чувства на клиторе и не позволяет испытать влагалищный оргазм. Такое переживание лишено полноты, и его нельзя считать эквивалентом влагалищного оргазма. Здесь, однако, я полагаю, за женщинами остается последнее слово, поскольку только они сами знают, что именно ощущают. Следующие заметки принадлежат нескольким моим пациенткам, которых я попросил описать различия.

1. "Клиторальный оргазм ощущается на поверхности влагалища, как нега сладостного удовольствия. Ублаготворяющей развязки не происходит. Вагинальный оргазм похож на прорыв плотины, после чего меня захлестывает блаженство и оставляет чувство глубокой свободы и счастья. Это непередаваемо. На следующий день после клиторального оргазма я возбуждена и взволнована. После влагалищного оргазма просыпаюсь умиротворенной и разомлевшей".

2. "Вагинальный оргазм, я полагаю, хотя это и субъективно, наполняет меня чувством завершенности и блаженства. Это чувство безраздельности и завершенности. Клиторальный оргазм значительно выше по уровню возбуждения, но после него не остается чувства завершенности. По-моему, я могла бы переживать клиторальные оргазмы один за другим".

3. "Я начала мастурбировать, стимулируя клитор. Однако меня это взвинтило и принесло чувство неистовства, которое все никак не кончалось. Ощущения были слишком поверхностными, тогда я продолжила мастурбировать вагинально, и ощущения углубились и обострились, наступил глубокий и ублажающий оргазм. Когда он закончился, я почувствовала истому, расслабленность, блаженство".

Эти наблюдения женщин подтверждают, что между вагинальным и клиторальным оргазмами существует важное различие: вагинальный переживается как бы изнутри, глубоко внутри, а клиторальный — поверхностен. Из сказанного обследованными мною пациентками видно, что только вагинальный оргазм вызывает чувство завершенности, полного раскрепощения и блаженства. За годы клинической практики я ни разу не слыхал, чтобы женщина отрицала это.

В свете различий, упомянутых самими женщинами, трудно уяснить, почему многие сексологи утверждают, что клиторальный оргазм является эквивалентом вагинального. Убежденность в этом основывается на теории, что, поскольку клитор более чувствителен, чем влагалище, то всякий оргазм обязан своим возникновением стимуляции клитора. Так, в рассуждениях Кинси о сексуальной реакции женщины содержится следующее: "Ввиду того, что стенки влагалища обычно нечувствительны, очевидно, что удовлетворение, получаемое при проникновении во влагалище, должно зависеть от некоего механизма, который находится вне самого влагалища".

Здесь нет очевидной истины; зато есть очевидное непонимание. Верно то, что механизм оргазма не связан со стимуляцией стенок влагалища. Оргазм — это моторный феномен, механизм которого заключается в особых движениях тела, которые я уже описывал выше. Ошибка кроется в утверждении, что поскольку стенки влагалища нечувствительны, женский оргазм должен возникать в результате стимуляция другой области. Кинси полагает, I что существует четыре области, которые являются источником возбуждения, приводящего к оргазму:

1) тактильная стимуляция поверхности тела, когда один партнер лежит на другом;

2) тактильная стимуляция клитора, половых губ и луковицы влагалища;

3) стимуляция поднимающих мышц (levatores);

4) стимуляция тазового дна и губчатого тела.

Упор на то, что стимуляция, тактильная или другая, является механизмом сексуального возбуждения и раскрепощения, искажает истинную природу сексуальности. Он вводит в процесс, означающий только выражение чувств, механический элемент.

Во имя физиологии пренебрегают и игнорируют эмоциональное значение сексуальных функций. Описание нежности как тактильной стимуляции — следствие ограниченности науки. Между механическим половым актом и выражением любви к партнеру есть совершенно определенное различие. Утверждение Кинси проводит грань между действиями и чувствами. Ласка отличается от других форм тактильной стимуляции не только качественно, но и особыми чувствами, вызывающими само действие. Эти чувства (любовь, привязанность, нежность) придают ей особые качества. Но даже, принимая это различие во внимание, неправильно считать, что проявление оргазма связано только с одним лишь телесным контактом.

Тактильная стимуляция сама по себе не служит причиной эротического возбуждения. Достаточно вспомнить, что опавший после полового акта пенис практически нечувствителен к какой бы то ни было стимуляции. Но ведь и в таком состоянии его строение по-прежнему включает в себя те же самые нервные окончания, которые весьма чувствительны и которые играют свою роль при его набухании. Однако насколько разнятся ощущения! Само наличие и степень возбуждения определяются отнюдь не стимуляцией, а возбуждением или энергетическим зарядом организма, которые проявляются в чувстве страсти. Если стимуляция приводит к возбуждению, то потому, что у нас присутствует скрытое желание любить. Прикосновения или поцелуи служат для того, чтобы донести эти чувства до сознания. Эротический контакт вызывает образы и фантазии любви. Поскольку действие невозможно оторвать от его образа, то человек может спутать жест с чувством, механическое действие с эмоциональным выражением.

Вагинальный оргазм отличается от клиторального тем, что все тело откликается на любовь. Несмотря на то, что каждая отдельная часть тела относительно независима, будь то клитор или влагалище, она в то же время зависит от целостного телесного ощущения контакта, близости, взаимослияния с другим человеком. В противном случае трудно было бы объяснить то, что мужчин и женщин посещают сексуальные видения, где они переживают оргастическое удовлетворение без стимуляция или реального контакта с лицом противоположного пола. Без стимуляция можно обойтись, а вот без движения — увы.

Чтобы приснился оргазм, необходимо во сне быть достаточно подвижным. Но и это капля в море. Я полагаю, что одновременно с приснившимся половым актом и оргазмом совершаются реальные сексуальные движения. Это нетрудно понять, поскольку известно, что люди двигаются во сне, не сознавая этого. Основу оргастического чувства составляет мышечное переживание непроизвольных сексуальных движений.

Зададимся вопросом, можно ли пережить вагинальный оргазм без полового акта, то есть без проникновения пениса в влагалище, как во сне, разве нельзя пережить его, стимулируя клитор, если женщина совершает соответствующие сексуальные движения? Ответ таков: да, это возможно, но маловероятно. Если женщина не сосредоточена на клиторе, стимуляция этого органа будет вызывать у нее желание более глубокого контакта. Она захочет ощутить мужское проникновение в нее. Если она сдержит это желание из-за бессознательного страха перед проникновением во влагалище, она снизит уровень возбуждения и потерпит неудачу в достижении полноценного оргазма. Существует возможность достичь ублаготворяющего оргастического раскрепощения путем мастурбации. Если это так, то в чем же заключается особая ценность, которую представляет собой нормальный половой акт? Или он нужен только для воспроизводства? Нормальный половой акт предпочтительнее, чем мастурбация, потому что он глубже, потому что он сильнее обогащает и приносит более глубокие ощущения. Процесс контакта женского и мужского половых органов создает возможность для направленной передачи возбуждения партнеру. Возможность обмена энергией чувств повышает интенсивность возбуждения. Если некоторые люди прибегают к способам, приносящим меньшее удовлетворение, когда доступны способы получить больше, то это происходит из-за невротической тревожности и страхов.



Страница сформирована за 0.66 сек
SQL запросов: 191