АСПСП

Цитата момента



"Hу, хорошо, я не права, но ты же можешь, по крайней мере, попросить у меня прощения?"
Прошу прощения…

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Пытаясь обезопасить ребенка на будущее, родители учат его не доверять чужим, хитрить, использовать окружающих в своих целях. Ребенок осваивает эти инструменты воздействия и в первую очередь испытывает их на своих ближних. А они-то хотят от него любви и признательности, но только для себя. Но это ошибка. Можно воспитать способность любить, то есть одарить ребенка этим драгоценным качеством, но за ним остается решение, как его использовать.

Дмитрий Морозов. «Воспитание в третьем измерении»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d4612/
Мещера-Угра 2011

Подобным же образом наличие признаков мужественности (маскулинности) в характере женщины указывает на присутствие скрытых гомосексуальных чувств. Самый распространенный признак: чрезмерно развитая мускулатура, особенно когда мышцы еще и напряжены и контрактированы. Слишком сильно развитые мышцы не только придают женщине мужеподобный вид и вызывают обманчивое впечатление физической силы, но и сдерживают и уменьшают ее сексуальное чувство. Другие признаки маскулинности (у женщин): широкие плечи, узкие бедра, прямые линии тела, волосатость и т. д. Имея ярко выраженный вид, эти признаки обычно характерны для той из участниц лесбийской связи, которая играет роль мужчины. Однако слишком ярко выраженная женственность, особенно в сексуальности, тоже указывает на скрытую гомосексуальность. Аналитически можно показать, что чрезмерно развитая женская сексуальность может соблазнить не только мужчину, но и женщину. В психологии существует принцип, утверждающий, что всякое преувеличение в характере позиции личности развивается как компенсация собственных противоположных качеств, и я еще не встречал ни разу случаев его нарушения. Он подтверждается и результатами многократных наблюдений, показывающими, что чрезмерная маскулинность у мужчин скрывает подавленные гомосексуальные тенденции. Это верно и по отношению к женщинам: слишком сильно развитые признаки женственности (такие, как у женщин, которых называют "секс-бомба") являются, скорее всего, прикрытием скрытых маскулинных тенденций гомосексуального характера.

Кого же можно считать избавленным от всякой примеси гомосексуальности? Я бы сказал, что в нашем обществе таких людей очень мало. Но, в таком случае, можно ли утверждать, что человек является бисексуальным существом по своей природе, т. е. что ему присуща и гетеросексуальность, и гомосексуальность как его фундаментальные качества? Ведь выше уже было высказано утверждение, что "средний представитель общества" мог бы вовлекаться, в какой-то степени, в гомосексуальные действия, если бы не был ограничен нормами, принятыми в обществе. Когда хотят поддержать идею бисексуальности, то приводят данные Кинси, утверждавшего, что 37% мужчин и 28% женщин США в течение своей жизни имели, по меньшей мере, один гомосексуальный опыт. Можно ли считать, что эти люди бисексуальны по своей природе, т. е. что они могут получать полное удовлетворение, вступая в сексуальные отношения с людьми любого пола? Вот и Ф. С. Каприо заявляет, что "поскольку всякое человеческое существо является изначально бисексуальным, то скрытая гомосексуальность присуща каждому из нас". Это утверждение он основывает на заключениях У. Стекела, которого цитирует в подтверждение своей позиции: "Все люди изначально бисексуальны по своим склонностям, т. е. являются гетеросексуалами с подавленной гомосексуальностью. Кроме того, всякий гетеросексуал вносит (сублимирует) часть своих гомосексуальных стремлений в такие чувства, как дружба, национализм, а также в общественную и коллективную деятельность и т. д.; если же такая сублимация не удается, то человек становится невротиком". Считается, что такой образ мыслей является логическим продолжением взглядов Фрейда.

Я же скажу, что утверждать, будто неврозы проистекают от неудачной сублимации гомосексуальных устремлений, — это все равно, что ставить карету впереди лошадей. По моему заключению, именно гомосексуальность является результатом невроза, но никак не наоборот. Все примеры, описанные выше, показывают, что все этиологические факторы, ведущие к неврозам, ответственны и за развитие гомосексуальности, поэтому сублимация гомосексуального желания в дружбу приводит к возникновению невротической дружбы, которая разъедается подавленными (сублимированными в нее) гомосексуальными наклонностями. Утверждение о том, что человеческие существа являются изначально бисексуальными, могло бы быть обосновано только тем фактом, что так называемый "бисексуал" достигает полного удовлетворения своей сексуальной деятельности; но таких фактов нет; я не знаю ни одного из таких людей. Во всех случаях бисексуального поведения, которые я изучал, индивидуум был смущен своей сексуальной ролью, отличался незрелостью личности и несоответствием (неадекватностью) своей сексуальности. Проблема бисексуальности хорошо иллюстрируется следующим небольшим примером.

Джим был довольно привлекательным молодым человеком двадцати восьми лет; он часто вступал в связи с девушками и, в дополнение, разнообразил свою жизнь гомосексуальными похождениями. Он сознавал, что в его чувствах царит путаница и беспорядок, понимал, что нуждается в помощи, но относился ко всему несерьезно, а лечение тоже не принесло каких-либо изменений. Он выглядел таким молодым, что я называл его "детка". Тело у него было мягким с поверхности, но в глубине мышцы были напряжены и контрактированы. Как-то он нарисовал сам себя, желая показать, в каких местах тела он чувствует неполадки (рис. 6); стрелками на рисунке показаны области физических нарушений.

Его ногам, как он говорил, не хватало чувствительности, и он не был "заземлен"; он так и нарисовал себя, как "летучую" фигурку, стремящуюся "убежать от ситуации". Колени были прогнуты назад и плохо сгибались (это видно на рис. 6), так что ноги совершенно утратили гибкость. Таз был отведен назад, а ягодицы сильно выдавались, и эта часть тела выглядела очень женственной. Стрелка указывает также на сутулость плеч, которым явно не хватает мужественности. В общем, если принять во внимание еще и вздутый живот, вся его фигура производила впечатление голодного ребенка. Второй рисунок (справа) показывает его в движении ("в полете"), а на третьем он изобразил себя без головы (т. е. "без ума").

Теперь, имея в виду эти рисунки, стоит познакомиться с некоторыми подробностями его жизни. Он рассказал, что когда ему было 4-5 лет, взрослым пришлось применять специальное приспособление (он не сказал, какое), чтобы отучить его сосать большой палец. Он помнил, что часто дрался с сестрой (ему было 5 лет), и что отец был очень этим недоволен. Помнил он и драку с одним товарищем по школе, который был сильно испуган его жестокостью. Проявленная тогда жестокость напугала и его самого; он сказал, что после этого ни разу не дрался по-настоящему. В одиннадцать лет обнаружилось, что он не может помочиться, если думает, что за ним кто-то наблюдает; он сообщил, что с ним это бывает и до сих пор. В возрасте от 12 до 18 лет он завел привычку вставлять себе в анус разные предметы, а занимаясь мастурбацией, не мог достигнуть оргазма, и так было, пока ему не исполнился 21 год. В этом возрасте ему сделали обрезание, чтобы устранить боли при эрекции и исправить фимозис. Занимаясь мастурбацией, он вставлял палец в анус.

Он рассказал, что для привлечения мужчин-бисексуалов играл роль "женственного мужчины". Примерно раз в две недели он спал с мужчиной, который, как он выразился, "прокалывал" его анус. Джим заметил, что ему хотелось такого рода отношений, когда им овладевало чувство, что мир плотно сомкнулся вокруг него. Его проблемы были связаны, в основном, с деньгами или касались девушек и их требований, которые он не мог удовлетворить. Он охотно согласился, что ему не хватает мужественности, и сказал, что это и есть причина его гомосексуальности. Его объяснения по этому поводу, хотя и наивные, представляют интересное описание гомосексуальной мотивации: "Когда ложишься спать с мужчиной, то это — вроде приобщения к мужественности. Если не знаешь, что чувствует настоящий мужчина, то единственный способ узнать это — принять его в себя".

Э. Берглер определил бисексуала как гомосексуала, для которого его гетеросексуальная деятельность является притворством. Он писал: "Бисексуальность — это полный и совершенный обман, который защищают по незнанию некоторые наивные гомосексуалы и сознательно поддерживают те, кто не столь наивен". Берглер говорит, что многие гомосексуалы вступают в брак только для того, чтобы создать видимость респектабельности и скрыть свое гомосексуальное поведение. Что касается моего мнения, то я думаю, что хотя это и верно — для некоторых случаев, но все же представляет собой упрощенное понимание проблемы бисексуальности.

Дело в том, что каждый мужчина рожден для того, чтобы найти себе пару среди женщин, и все его инстинкты настоятельно направляют его к этой цели. К сожалению, инстинктивные чувства часто противоречат воспитанию, и этот конфликт достигает такой остроты, что затрудняет нормальное выражение инстинкта, а иногда и делает его невозможным. Джим не притворялся насчет своих сексуальных чувств к женщинам; они были такими же подлинными, как и его гомосексуальная потребность "проколоться", переспав с мужчиной; но они рушились, когда наступал стресс, вызывавший чувство, что "мир сомкнулся и давит". В такие дни Джим не мог снять напряжение путем гетеросексуальной разрядки. Связанный напряжением, он нуждался в гомосексуальной пенетрации, чтобы открыть возможность для новой попытки обретения мужественности.

Бисексуал (в отличие от гомосексуала) не отказывается полностью от своих надежд на гетеросексуальный образ жизни. Большинство психиатров отмечают, что аналитический способ лечения бисексуала дает лучшие результаты, чем лечение убежденного гомосексуала. Поэтому бисексуала можно рассматривать как личность, которая не может надежно придерживаться гетеросексуального типа поведения и не отказывается от возможных "легких путей" выхода из трудностей.

У меня был еще один пациент, Роберт, лечившийся недолго, у которого гетеросексуальная функция нарушалась всякий раз, когда трудности в отношениях требовали зрелого решения. Он был женат дважды, и от каждого брака у него был ребенок. Первая жена ушла от него из-за бурных вспышек ярости, которые иногда у него случались; по той же причине распался и второй брак. Я знал и Роберта, и его вторую жену, и смог проследить за развитием событий, вызвавших крушение его семейной жизни. Роберт сохранял гомосексуальные привычки во все годы своей жизни (с тех пор, как стал взрослым), но все же не занимался открыто гомосексуальной деятельностью, пока его гетеросексуальные отношения поддерживались на определенном уровне.

Разрыв брака произвел на его вторую жену шокирующее действие. Она искренне любила Роберта и была уверена в силе его чувств к ней. Она была из богатой семьи и вышла за бедного парня вопреки советам родных и друзей; она пошла на это потому, что ее сексуальный опыт с Робертом (полученный в период его ухаживания) оказался лучшим из того, что ей было известно. Роберт был умным и искушенным мужчиной; его поведение казалось искренним и убедительным, однако он пытался скрыть и исказить некоторые факты, связанные с его происхождением, и это омрачало общее впечатление. Тем не менее, он казался своей будущей жене именно тем мужчиной, который ей нужен.

Первые месяцы семейной жизни протекали счастливо для молодых супругов. Роберт взял на себя руководство и женой, и домом, занявшись его украшением и меблировкой. Единственным обстоятельством, нарушавшим общее спокойствие, были конфликты по поводу денег. Роберт хотя и зарабатывал кое- что, но ничего не тратил на содержание жены и в то же время, не стесняясь, расходовал ее деньги на домашние нужды, делая это довольно бесцеремонно, что ее задевало. Сексуальные отношения были если и не безоблачными, то все же происходили регулярно. Все изменилось, когда жена забеременела. Роберт сказал, что не чувствует желания к беременной, и стал пропадать по ночам, проводя время в компании подозрительных личностей, среди которых были и гомосексуалисты.

После рождения ребенка положение быстро ухудшилось. Потерпев неудачу в делах, Роберт, казалось, смирился с тем, что живет на средства жены, не предпринимая попыток найти работу. Прекратились и сексуальные отношения, и Роберт стал все больше времени проводить в обществе своих друзей- гомосексуалистов, задерживаясь иногда совсем допоздна. Расставание произошло вслед за ссорой, во время которой Роберт пришел в ярость, так что его жена испугалась, как бы он ее не покалечил.

Я убежден, что хотя Роберт вступил в брак, рассчитывая на благополучие и комфорт, которые его ожидали, он все же был полон самых серьезных намерений по его сохранению. Однако семейная жизнь — это не детские игры, а Роберт был недостаточно зрелой личностью для того, чтобы поступить ответственно, не пытаясь бежать от трудностей. Пока он сохранял главенствующую роль и был свободен от ответственности и от обязательств, он был способен поддерживать гетеросексуальную функцию на приемлемом уровне; но, столкнувшись с требованиями более зрелого решения, он сдался. Он был крайне недоволен тем значением, которое имело состояние жены; не менее сильной стала и его враждебность к ней за то, что она не хотела разделить с ним свое достояние. Одного этого было достаточно, чтобы разрушить брак, но тут еще подоспела беременность жены, подорвавшая всякие попытки с его стороны вести себя по-мужски. Это событие показало ему, что его жена — не девушка, а женщина, и в его подсознании всколыхнулись все инцестуальные чувства, связанные с матерью, так что он бежал, ища спасение в гомосексуальности.

И Джим, и Роберт могли функционировать в гетеросексуальных отношениях при условии согласия партнерши с их незрелостью; такое согласие устраняло угрозу кастрации или расставания. Если же женщина требовала более ответственного отношения, то это воспринималось как вызов и бессознательно оценивалось как опасность, спасением от которой служила гомосексуальность.

Если, подобно Берглеру, обвинять гомосексуала в том, что он вступает в брак по соображениям удобства, то можно упустить из вида то обстоятельство, что каждый человек желает вести нормальную жизнь в семье. Гомосексуал относится к браку легкомысленно, потому что боится результатов этого шага; ответственность и обязанности, связанные с семейной жизнью и с отцовством, — для него слишком тяжелая ноша, и он догадывается об этом. Слабость и незрелость его личности заставляют его искать спасения в пороках или в активной гомосексуальности, так что проблема бисексуала (как и явного гомосексуала) заключается не в самой гомосексуальной склонности, а в незрелости и невротичности его личности. Гомосексуальность в любой ее форме — это только симптом неспособности функционировать в качестве зрелой, ответственной взрослой личности. Это, собственно, не болезнь, но симптом болезни всей личности в целом, и лечить ее нужно не просто как сексуальное отклонение, а комплексно, как искажение всей личности.

Гомосексуальность и гетеросексуальность можно рассматривать как противоположные качества, поместив их на разных концах шкалы, отображающей непрерывное множество переходных состояний. Два указанных крайних состояния не являются замкнутыми категориями. Дело в том, что личность проявляет гомосексуальные тенденции в той степени, в какой она невротична, и поскольку ни один человек не может полностью избежать воздействий культуры, вызывающих неврозы, то никто не может и претендовать на то, чтобы быть совершенным, т. е. не существует ни стопроцентных гомосексуалов, ни "чистых" гетеросексуалов. Если (как утверждает Каприо) каждая личность содержит скрытые гомосексуальные тенденции, то и в каждом гомосексуале существуют скрытые гетеросексуальные склонности. При этом существует особое качество, позволяющее отличать гетеросексуала от гомосексуала: это оргастическая потенция личности. Чем она больше, тем точнее воспроизводит личность гетеросексуальный тип поведения; чем она меньше, тем сильнее выражаются гомосексуальные склонности. Чтобы наглядно показать структуру личности, можно отобразить ее в виде шкалы (диаграммы) потенции, поместив гомосексуальность и гетеросексуальность на ее противоположных концах и разместив между ними переходные состояния: бисексуальное поведение и скрытую гомосексуальность.

Направление уменьшения           Направление роста

оргастической потенции оргастической потенции

<---------------------- --------------------->

 Тип поведения

Гомосексуальность Бисексуальность Скрытая Гетеросексуальность

                               гомосексуальность

 Характеристики личности

 / Ощущение себя 

Снижение | Отождествление себя со своим телом | Повышение

<--------     | Нормальная (полезная) агрессивность | -------->

  Оргастическое удовлетворение /

Рис. Диаграмма оргастической (сексуальной) потенции личности

Данная шкала очень удобна как средство практической оценки индивидуума, поскольку она позволяет обойтись без разделения людей на категории, рассматривая их не как гетеросексуалов или гомосексуалов, а как индивидуумов, характеризующихся разной степенью оргастической потенции и, соответственно (и в зависимости от этого) — разной степенью невротичности. Эта концепция и показана на диаграмме в графическом виде.

Диаграмма показывает, что гомосексуальность связана с потерей самоощущения, отсутствием адекватного отождествления себя со своим телом и снижением эффективности всей личности в целом. Необходимо пояснить значение последней характеристики — "оргастическое удовлетворение". Способность достигать удовлетворительной оргастической разрядки является функцией сексуальной потенции, которая ограничена гетеросексуальным режимом функционирования, что бы там ни говорили о гомосексуалистах, способных, мол, функционировать вопреки этому условию. Гомосексуал может только получать некоторое удовольствие и удовлетворение путем отождествления и вымещения ("разыгрывания") чувств, но он отказывается от самопереживания и самопознания, поскольку переживает удовлетворение умом, на уровне собственного "Я", но не на физическом уровне, тогда как оргазм — это функция самопереживания и самореализации в их наиболее глубокой форме.

Приведенный анализ гомосексуальности имеет важное терапевтическое значение. Если пациент сумеет достичь лучшего отождествления себя со своим телом и более сильного самоощущения, а также улучшит функционирование личности, то его сексуальное поведение автоматически приблизится к типу гетеросексуального поведения, показанного на правом конце шкалы (на диаграмме). Чтобы этого достигнуть, нужно поработать как над проблемами личности, так и над напряжениями тела. Принцип лечения один: всякое увеличение гетеросексуального чувства может быть достигнуто в результате улучшения функционирования личности в целом. Ну а поскольку гетеросексуальное поведение является нашей целью, нам нужно узнать о нем побольше, и этому будет посвящена следующая глава.

Глава 8. О гетеросексуалъности

Гетеросексуальность воспринимается обычно как нечто само собой разумеющееся, и это отношение настолько укоренилось, что ее редко подвергают столь же подробному анализу, как гомосексуальность. Однако было бы неплохо знать, чем же именно она отличается от гомосексуальности. Это тот же самый вопрос, с которым мы сталкиваемся, пытаясь определить понятие здоровья, что гораздо труднее сделать, чем описать болезнь. Пока такого определения нет, человек считается здоровым, если не страдает от какой- либо явной болезни. Подобно этому, индивидуум считается гетеросексуалом, если он не вовлечен явно в гомосексуальную деятельность. Однако, с точки зрения психологии, такое определение считается неправомерным. Это все равно, что поделить всех людей на воров и на честных и считать честным всякого, не являющегося вором; но ведь есть множество людей, нечестных по другим причинам, не связанным с воровством. Можно было бы, конечно, сказать, что гетеросексуальность — это взаимное влечение и союз людей разного пола, тогда как гомосексуальность — влечение и союз людей одного пола, или выразиться как-то иначе, но в этом же смысле. Однако уже было показано, что за всяким гомосексуальным актом скрывается подсознательное представление о сексуальном единении с человеком другого пола. Ясно также, что два гомосексуала не могут играть во взаимодействии одну и ту же роль. Можно ли в таком случае предполагать, что под вывеской гетеросексуальности один или оба партнера разыгрывают гомосексуальные привычки и чувства?

Гомосексуальное чувство получает основной заряд от процесса отождествления себя с другим. Участница лесбийской пары, изображая мужчину, получает большую часть возбуждения и удовольствия от своей партнерши, поэтому ее переживания определяются как "заимствованные". Подобная же ситуация преобладает и в мужской гомосексуальности. Мужчина, играющий роль женщины, получает "заимствованное" удовлетворение, переживая псевдомужественность своего партнера. Но отождествление имеет место и во многих гетеросексуальных связях. Мужчина, у которого возбуждение зависит от подъема чувств женщины, а удовольствие проистекает от ее удовольствия, следует гомосексуальному типу поведения. Такой образ действий характерен для мужчины, который знает о женской сексуальности больше, чем о своей собственной, и который меньше заинтересован в своих чувствах, чем в чувствах женщины.

Именно такие взгляды выражал и защищал один пациент, лечившийся у меня недолгое время. Этот человек считал себя "великим любовником" и говорил, что так его оценивали все женщины, которых он знал. Его метод состоял в том, что он возбуждал гениталии женщины оральным способом до такой степени, что она достигала кульминации или подходила к ней очень близко, а коитус для него имел второстепенное значение. Его целью было вызвать подъем чувств и доставить удовлетворение женщине, а его удовольствие зависело от ее реакции. Он говорил, что его собственный генитальный отклик не так уж важен, потому что самое большое удовольствие он получает от отклика женщины. Мне же было трудно поверить, что передо мной действительно "великий любовник": у него была неромантичная внешность и немужественное телосложение. Скорее, он напоминал мне "важную старуху", когда сидел передо мной, ссутулившись, чопорный и самодовольный. И все же одна женщина призналась мне, что ее бросило в дрожь, когда он на нее поглядел: "Он смотрит, как будто пожирает вас взглядом", — сказала она.

И такой тип сексуальной деятельности распространен достаточно широко. Так, одна пациентка жаловалась мне: "Каждый мужчина, которому я нравлюсь, почему-то говорит, что хотел бы меня съесть. Один мой друг сказал, что я напоминаю ему бутылку из сказки "Алиса в Стране чудес", у которой на этикетке было написано: "Выпей меня!" Другой сказал, что у меня — "аппетитный зад"! А один знакомый мужчина, который любит драться из-за любого пустяка, предложил мне натереть полы в моей квартире. И это называется — мужчины! Да они сами себя не уважают! И почему я всегда нравлюсь таким типам!"

Женщина, которой принадлежит этот рассказ, имела сильный мазохистский элемент в своей личности, у нее не было чувства гордости за себя как за личность и за женщину, и было ясно, что мужчины, которым она нравилась, имеют сходную структуру личности, так что мой ответ ей был таким: "Рыбак рыбака видит издалека!"

Я просто не знаю и не могу сказать, чем же указанный тип поведения отличается от поведения женщины, играющей роль мужчины в лесбийских отношениях. Такая партнерша может даже использовать специальный прибор, воспроизводящий мужские гениталии (его называют "болван"); он пристегивается к телу и действует, как искусственный пенис. Подобным же образом нельзя сказать, что мужчина, имеющий коитус с женщиной, действует гетеросексуальным способом только в силу одного этого факта. Если мужчина использует пенис так, как лесбианка использует свой аппарат, т. е. с единственной целью — удовлетворить партнершу, то такие отношения можно вполне назвать гомосексуальными; и они в еще большей степени заслуживают этого названия, если мужчина с той же целью использует другие части своего тела, потому что отличительным признаком гомосексуальности является отождествление себя с переживаниями своего сексуального партнера, отрицающее полярность (антитетичность) природы секса.

Наряду с "отождествлением" (идентификацией), существует еще один тип гомосексуального поведения — согласно концепции "обслуживания", который тоже можно часто встретить в гетеросексуальных отношениях; тогда как именно гомосексуал описывает свои действия как "обслуживание" партнера. Эта концепция относится к мужчине, который своей главной задачей в гетеросексуальной деятельности считает приведение женщины к состоянию кульминации. Мужчина, принуждающий себя к акту с женщиной только потому, что она испытывает сексуальное возбуждение, тоже проявляет стремление "об служить" ее. Заметим, что есть и ученые-сексологи, которые под лозунгом "развития искусства любви" пропагандируют технику секса, основанную на концепции "обслуживания". Например, А. Эллис пишет: "Индивидуум, наделенный способностью глубокого сопереживания партнеру, не только пассивно отмечает его желания, но и активно угадывает их, чтобы удовлетворить". В отличие от этого, я всегда полагал, что сексуальная связь — это союз равных, где каждый из участников вправе заботиться о своих собственных нуждах, тогда как приведенная цитата отводит сексуальным партнерам роли слуг по отношению друг к другу.

Нашей культурой принята идея (едва ли не получившая общественное одобрение) о том, что нужно помогать женщине получать удовольствие от секса и достигать кульминации. Отчасти это объясняется страхом перед женщиной, подверженной расстройству чувств (фрустрации), которая может быть (и иногда бывает) настоящим чудовищем, монстром, пожирающим своих детей и уничтожающим мужа. Однако этот страх ведет лишь к дальнейшему выхолащиванию мужчины, а это, в свою очередь, вызывает дальнейшую фрустрацию женщин. Мужчине следует заботиться о том, чтобы в своем желании достигнуть взаимного удовольствия и удовлетворения, не потерять собственной мужественности и не опуститься до роли слуги во взаимоотношениях. Как правило, "великий любовник" (вроде описанного выше) — это никчемный мужчина. К сожалению, в нашей культуре, кажется, утвердилась тенденция приравнивать мужскую сексуальность к способности удовлетворить женщину, что, по сути, является частью гомосексуального типа поведения. Следует знать, что женщина никогда не получает настоящего удовлетворения от такого способа действий, применяемого мужчиной, и не только в половых отношениях, но и вообще в любой другой области. Так называемая "сексуальная техника" приводит к тому, что мужчина больше теряет, чем выигрывает, а женщина теряет то, что ей действительно необходимо, т. е. самого мужчину.

Именно из-за такого искаженного понимания мужественности, свойственного многим мужчинам, женщины часто притворяются, что достигают оргазма, оправдывая это тем, что если мужчина узнает, что он не удовлетворил женщину, то это будет ударом по его гордости. Одна из пациенток жаловалась на своего любовника: он настаивал на том, что у нее бывает по три-четыре оргазма до того, как он сам достигает кульминации; самой же ей, из-за неуверенности в надежности их связи, казалось, что у нее не бывает ни одного; в результате ни один из них не получал настоящего удовлетворения, а сексуальная деятельность превратилась в игру, где каждый "играл роль", а не переживал единение с другим. Женщина говорила, что все это ее огорчает, но так как любовник очень настойчив, то приходится продолжать игру.

Удовлетворение относится к числу тех вещей, которые не может дать другой человек, так как оно зависит от способности полностью отдаться сексуальному переживанию; поэтому оно ускользает от человека, сексуальная деятельность которого является игрой. Ни один мужчина не может удовлетворить женщину или дать ей оргазм; он может только создать условия, делающие возможным ее самоудовлетворение, но остальное зависит от нее самой. Первым условием является то, что он должен быть вполне самим собой, быть честным во взаимоотношениях с женщиной и получать удовольствие от сексуального контакта с ней. Не надо обманывать себя сказками о множественном оргазме — это обычные рассказы женщин, выдающих желаемое за действительное. Такая женщина может даже обманывать сама себя, ошибочно принимая незначительную дрожь возбуждения за глубокое чувство разрядки, являющееся кульминацией переживания наслаждения.

Стремление некоторых мужчин удовлетворить женщину объясняется их боязнью женщин и беспокойством по поводу своей потенции; за этим поведением можно всегда обнаружить опасения по поводу преждевременной эякуляции. Именно эти сомнения в своей потенции и делают мужчину таким чувствительным к отклику женщины, и все это образует замкнутый круг, потому что страх и беспокойство по поводу преждевременного исхода и неудачи усиливают состояние напряжения и увеличивают вероятность неудачи. Оканчивается все тем, что мужчина тормозит чувство возбуждения, жертвуя своим сексуальным удовольствием ради сохранения образа "обладателя высокой потенции" в глазах женщины, которая тоже остается несчастной.

Преждевременная эякуляция ("эякуляцио прекокс" — лат.) — одна из наиболее распространенных сексуальных проблем, вызывающих беспокойство мужчин в наше время. Отчасти она является надуманной, потому что никаких "норм времени" на исполнение полового акта не существует. Можно, впрочем, сказать, что эякуляция является преждевременной, если происходит до того, как один из партнеров достигает пика сексуального возбуждения. Однако регулирование момента эякуляции в зависимости от отклика женщины нарушает естественное движение потока чувств, который является единственной гарантией взаимного удовлетворения. Следует знать, что снижение возбуждения мужчины, осуществляемое им намеренно, в угоду женщине, ограничивает возможность взаимного удовлетворения, тогда как естественное поведение благоприятствует такой возможности.

Один из пациентов, одолеваемый страхом преждевременного завершения и необходимостью удовлетворить женщину, ввел в обычай занимать "женскую" позицию во время полового акта. После анализа его затруднений он, приободрившись, решил вернуться к позиции "сверху". Потом он рассказал: "Когда я решил попробовать быть сверху, я почувствовал, что все поменялось: фрикции стали другими, и входить было удобнее. Я возбудился и через две минуты почувствовал, что все может закончиться. Тогда я прекратил движения, чтобы не закончить преждевременно, и эрекция пропала. Я вышел и поменял позицию; после этого, находясь снизу, я смог продолжать еще полчаса". Этот пациент нередко возмущался тем, что приходится угождать женщинам, и восклицал с негодованием: "Черт бы их побрал, этих женщин! Им бы жеребца с конюшни! Лучше я и не знал бы про этот секс!"

Но что толку в длительности акта, если возбуждение пропало? Ведь искусственный аппарат лесбианок может действовать дольше любого мужчины — и что из этого? Секс — это не соревнование на выносливость. В конце концов этот пациент понял, что прекращение движений в момент приближения к кульминации — это реакция паники, приводящая к потере эрекции, а между тем, нет ничего плохого в том, что половой акт длится всего две минуты. Пришлось подбодрить мужчину, посоветовав попробовать еще раз, и через неделю его рассказ звучал уже по-другому: "Мы начали, лежа на боку, но скоро я повернулся и занял позицию сверху. Я продолжал движения и чувствовал сильное возбуждение, так что закончил довольно быстро, но почувствовал, что мое возбуждение передалось партнерше и облегчило ей разрядку; она закончила вместе со мной. Оргазм был таким сильным, что я чуть не потерял сознание в момент разрядки".

Отождествление себя с переживаниями женщины и "обслуживание" ее отражают не только гомосексуальную позицию мужчины, но и общую слабость его личности. Эта связь ясно проявилась при обсуждении сексуальных характеристик другого пациента, который рассказал следующее: "Я очень силен на старте и хорошо прохожу середину дистанции, но финиш мне не удается. Я постоянно думаю о том, чтобы удовлетворить женщину, но сам очень редко чувствую полное удовлетворение. Я понял, что это — мой недостаток, когда почитал Райха (Райх В. Функция оргазма). После полового акта (даже если их было несколько за одну ночь) я остаюсь в сильном возбуждении и не могу уснуть. Я не чувствую оргастической разрядки, и так было всегда, всю жизнь: я ничего не могу с этим поделать, я просто увяз. Хотелось бы как-то решить эти трудности и что-то изменить в жизни; ведь я всегда пренебрегал своим телом, предаваясь мистике и мечтам".

У этого пациента неспособность достичь оргастической разрядки сопровождалась неспособностью получить удовлетворение в других областях своей деятельности. Дело в том, что способность достигать удовлетворения в результате предпринимаемых усилий — это свойство зрелой личности, функционирующей на основе соблюдения принципа своего соответствия реальности, и это свойство отсутствует у индивидуумов, имеющих своей целью произвести впечатление на других или удовлетворить других. Наличие таких целей (а они были свойственны этому пациенту) говорит о том, что личность "ориентирована внешне" и не является "внутренне ориентированной". Пациент правильно указал, что причина его трудностей состоит в отсутствии достаточно полного (адекватного) ощущения себя, вызванном тем, что он постоянно пренебрегал собственным телом, "бегал" от него.

Все, сказанное о мужчинах, верно и по отношению к женщинам. Если женщина отождествляет себя с мужчиной, то этим она лишает сексуальные отношения их гетеросексуального значения и уменьшает возможность получения удовлетворения или оргастического завершения переживаний; а если отождествление с мужчиной совершается сознательно, то это будет пример подлинно лесбийской ситуации. Впрочем, гораздо чаще отождествление выполняется бессознательно и проявляется только в поведении и взглядах женщины.

Неосознанное отождествление с мужчиной выражается в активном включении себя в традиционно "мужскую" деятельность и в копировании поведения, взглядов и пристрастий мужчин. Наиболее известный пример — так называемые "карьеристки", являющие собой тип не просто работающей, но имеющей специальность женщины, утверждающей себя в соревновании с мужчинами. Такая особа обычно агрессивна, решительна и действует жестко и последовательно, ориентируясь в своем мышлении преимущественно на "мужские" ценности. Она не только ходит и разговаривает как мужчина, но так же курит, пьет и одевается (и мужская одежда ей к лицу). Интересно (и не удивительно), что таким женщинам часто сопутствует полный успех в делах и в своей специальности: ведь они не связаны ограничениями, которые налагает на мужчин их самолюбие, и не рискуют потерпеть провал, потому что отсутствие успеха не вредит их репутации.

Женщина подобной маскулинной идентификации часто главенствует и в семье; и в сексуальных отношениях с мужчиной она тоже стремится перехватить инициативу, предпочитая позицию "сверху", поскольку ее генитальные ощущения имеют, в основном, клиторальный, а не вагинальный характер. Анализ обычно показывает присутствие подсознательного чувства зависти к пенису. Аналитики, следующие методике Фрейда, полагают, что это чувство присуще почти всем женщинам, но мои наблюдения показывают, что оно свойственно только невротичкам. Такие женщины маскулинны, но не испытывают потребности в лесбийских отношениях, хотя их характеризует скрытая гомосексуальность. Обычно они придерживаются гетеросексуальной ориентации и имеют семью и детей. В ходе анализа или психотерапии обнаруживается, что они неудовлетворены, страдают от незавершенности сексуальных желаний и жалуются на несоответствие мужа их требованиям. Такие жалобы хотя и имеют некоторые основания, но оставляют в стороне тот факт, что причиной трудностей является, в основном, позиция самой женщины, потому что она гетеросексуальна только внешне, но не в своих чувствах. Обычно я указываю такой пациентке на то, что ее маскулинная идентификация преобразует сексуальные отношения в гомосексуальную связь, и такое указание приносит пользу, поскольку она сама легко понимает, что когда оба партнера наделены одинаковыми качествами, то сексуальная связь превращается в подобие союза существ одного пола. Обвинение в гомосексуальности производит обычно достаточно сильное действие, чтобы опровергнуть рационалистические доводы большинства сексуально искушенных индивидуумов (за исключением, конечно, самых убежденных гомосексуалов).

Описанный выше тип маскулинной женщины ярко представлен в пьесе Э. Элби "Кто боится Вирджинии Вулф?". В пьесе описаны взгляды и поведение одной супружеской пары. Муж (его зовут Джордж) — профессор колледжа; его жена Марта — дочь директора колледжа. Первая же сцена открывается высказываниями Марты, выражающей презрение к мужу. Она насмехается над ним, над его неспособностью вести себя "как мужчина", а Джордж защищается и тоже пытается съязвить в ответ. Марта — амбициозна и агрессивна, тогда как Джордж ведет себя как провинившийся школьник. Он хотел возглавить исторический факультет, но потерпел неудачу, и это является предлогом для насмешек Марты и причиной ее презрения к нему. Она начинает с того, что говорит о своем превосходстве, заявляя, что может "перепить" Джорджа "ко всем чертям!" Это — немаловажный момент, как и то, что на протяжении почти всей пьесы мы видим Марту одетой в брюки.

Марта смотрит на жизнь, как на игру, и играет по правилам, принятым среди мужчин. По мере развития событий мы узнаем, что у нее были связи со многими молодыми преподавателями колледжа. Ее слабость — молодой, мужественный и мускулистый герой спортивного типа. Тут как раз появляется новый преподаватель, который, похоже, отвечает всем этим условиям; он и его жена присоединяются к Марте и Джорджу, и где-то в 2 часа дня начинается небольшая попойка. Ликер течет рекой, языки развязываются, и поведение выходит из-под контроля, обнажая притворство, слабости и взаимную вражду всех участников компании. Джордж заявляет, что быть мужем дочки директора — вовсе не синекура, и что ему пришлось заплатить за эту привилегию утратой мужественности. В ответ Марта восхищается своим отцом, таким же агрессивным и честолюбивым, как она сама; видно, что она во всем стремится быть похожей на него.

У Марты и Джорджа есть секрет, который, как можно понять, не дает разрушиться их браку: он заключается в том, что у них, вроде бы, есть сын; он где-то в отъезде, на учебе, и, кажется, должен вернуться завтра, как раз на свой день рождения (ему исполнится 21 год). Оба супруга, по молчаливому согласию, стараются не говорить о сыне при посторонних, но Марта нарушает уговор и открывает секрет гостье. Ее поступок оказывается последней горькой каплей, переполнившей чашу терпения Джорджа; узнав о нем, он решает мстить.

Дальше, по ходу событий, постоянно повторяются намеки на существование сына, звучащие странно и не вполне понятно. Джордж поправляет Марту, отозвавшуюся о сыне, как о предмете, а не о человеке, но сам в следующей сцене называет его "маленький педераст", и тогда возражает Марта, заявляя, что Джордж не считает сына своим ребенком. Джордж отвечает, что не сомневается в своей причастности к существованию сына, и что это — единственная вещь в жизни, в которой он еще уверен. Затем они снова спорят, на этот раз — о цвете глаз сына: Джордж говорит, что они — голубые, а Марта — что зеленые, как у нее.

Во втором акте образы героев приобретают более четкий вид. Джордж говорит о "гетеросексуальности", как будто допуская, что противоположное качество тоже вполне возможно, а потом обвиняет Марту в том, что та "баловалась с сыном, небрежно одетая, дыша на него перегаром", но затем соглашается, что они оба играли в эти игры, оставаясь вдвоем. Марта подчеркивает мазохистский элемент в личности Джорджа и говорит, что это и побудило его жениться на ней. Ее оскорбления явно направлены на то, чтобы задеть Джорджа, и она достигает этой цели; и тогда, в последнем акте, Джордж успешно отвечает на ее вызов.

Характер Марты очень ясно проявляется в ее сексуально агрессивном поведении по отношению к молодому преподавателю колледжа. Чтобы его соблазнить, она кладет руку ему между бедер, делая провокационный жест. Во втором акте выясняется, что она его таки соблазнила, но результат оказался совсем неудовлетворительным; впрочем, иного было трудно ожидать в этой обстановке неловкости и нечистоплотности, когда все перепились сверх меры. Здесь проявляется слабость пьесы, потому что Марта показана малопривлекательной как женщина, и невозможно понять, как она может заинтересовать кого-то в сексуальном отношении. Несмотря на сексуальную окраску и свободное применение выражений, связанных с сексом, в пьесе нет настоящих сексуальных чувств, потому что их нет у ее героев.

Итак, события, описанные в пьесе, начинаются в 2 часа дня и занимают всего несколько часов, и вот игра в унижения почти закончена. В третьем акте наступает время окончательных расчетов. Марта соглашается с тем, что Джордж был единственным мужчиной, давшим ей счастье, и любил ее, но что именно за это она его ненавидит; он понимал ее — но за это она его презирает. Но поздно, Джордж осуществляет свою месть. Он объявляет, что получил телеграмму, извещающую о смерти их сына. Марта протестует, но от факта никуда не денешься, "что случилось — то случилось", и она теряет всю свою уверенность, превращаясь в испуганную "маленькую девочку".

Сразу же становится ясно, что сын, о котором столько говорилось, — не более чем выдумка, игра, в которую Марта и Джордж играли 21 год и которой Джордж положил теперь конец. Притворство закончилось, места для игр больше нет; Джордж и Марта оказались перед фактом, что они — бездетная супружеская пара и что у них никого нет, кроме их самих. Трудно, однако, примириться со столь простым толкованием представленного факта: как же так, два умных и искушенных взрослых человека, реалистически относящихся к жизни, забавляются такой наивной выдумкой; неужели здесь нет какого-то иного, более глубокого смысла, который мог бы прояснить их взаимоотношения?



Страница сформирована за 0.18 сек
SQL запросов: 191