УПП

Цитата момента



Сброшенный груз ответственности никогда не падает на землю, он мягко ложится на чужие плечи.
Вам не тяжело?

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



В первобытных сельскохозяйственных общинах женщины и дети были даровой рабочей силой. Жены работали, не разгибая спины, а дети, начиная с пятилетнего возраста, пасли скот или трудились в поле. Жены и дети рассматривались как своего рода – и очень ценная – собственность и придавали лишний вес и без того высокому положению вождя или богатого человека. Следовательно, чем богаче и влиятельнее был мужчина, тем больше у него было жен и детей. Таким образом получалось, что жена являлась не чем иным, как экономически выгодным домашним животным…

Бертран Рассел. «Брак и мораль»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

Я полагаю, что придуманный сын — это пенис Джорджа, на который Марта предъявляет такие же права, как и его владелец. Отношения между мужем и женой основаны на совместном пользовании этим почитаемым объектом. Марта свободно и в любое время берет его руками, потому что это — "их сын". Ее агрессивность уравновешивается сексуальной пассивностью Джорджа, и этим объясняется такое длительное существование их брака. Это толкование позволяет нам понять все прозвучавшие намеки на то, что сын — это "та штука" и "маленький педераст". В пьесе хорошо показан интерес Марты к раз мерам мужского генитального органа, превратившийся у нее в навязчивую идею.

Таким образом, пьесу "Кто боится Вирджинии Вулф?" можно представить, как описание гомосексуального мировоззрения женщины. Однако существует немало женщин, подобных Марте, и мужчин, подобных Джорджу, находящих хитроумные оправдания искажениям сексуальных взаимоотношений, чтобы защитить свою сексуальную искушенность, так что пьеса — не о гомосексуальной позиции, а о гомосексуальности в семейной жизни. Действительно, в отношениях Джорджа и Марты отразились все элементы гомосексуальности, описанные выше: отождествление (идентификация) себя с другим, враждебность, презрение, чрезмерный интерес к гениталиям, сексуальная неразборчивость, отсутствие самоуважения, сексуальная неудовлетворенность и т. д. У Марты эти качества проявляются ярче, чем у Джорджа, который еще борется за сохранение целостности своей личности. Поэтому пьеса отражает тенденцию, свойственную современной культуре, состоящую в маскулинизации женщин, и указывает на опасности, связанные с этой тенденцией.

Если женщине не следует быть сексуально агрессивной, уподобляясь мужчине, то это не значит, что она должна быть сексуально пассивной, поскольку сексуальную потребность как женщины, так и мужчины нельзя "об служить". Такое отношение к женщинам отрицает их личность и препятствует достижению сексуального удовлетворения; и если уж концепция равенства полов должна иметь какое-то значение, то ее нужно применять именно в области этих, самых важных отношений. Чтобы быть готовой к половому акту, женщине не обязательно находиться в таком же возбуждении, как и мужчина, но, чтобы получить удовольствие и удовлетворение, у нее должно присутствовать сознательное желание своей вовлеченности в сексуальную деятельность. Даже в наши дни можно нередко встретить замужних женщин, которые смотрят на половой акт как на подчинение желаниям мужчины, а некоторые разделяют и ошибочное мнение о том, что сексуальное удовольствие — это преимущественное право мужчины, а задача женщины — сохранение брачного союза. Результатом, в любом случае, является утрата тех самых чувств, которые скрепляют брачный союз, так что создается угроза самой основе его существования.

Женщина может быть сексуально подчиненной лишь тогда, когда она диссоциирует себя со своим телом; именно такой механизм лежит в основе поведения проституток и гомосексуалов. Действуя так, женщина отказывает себе в возможности сексуального отклика, приносящего удовлетворение; однако для женщины гораздо лучше избегать всякого участия в половом акте, пока не появится желание его пережить. Для этого требуется, чтобы она имела право, как личность, действовать в соответствии со своими собственными чувствами. Однако хотя женщина — личность, и она имеет такое право, но если это право ничем не подкреплено, то оно и не рассматривается как естественное и необходимое. Психиатрический опыт показывает, что женщина тогда начинает заявлять о своих правах, когда у нее уже появились положительные сексуальные чувства. Осознав свое тело, женщина переживает его естественные желания и чувства как свои собственные. При этом не исключена и сосредоточенность на чувстве сексуальной вины, которую можно устранить терапевтическим путем.

Нередко требование сексуальной подчиненности женщины исходит от мужа, хотя он же потом может выражать недовольство недостаточным сексуальным откликом с ее стороны. Одна пациентка жаловалась, что муж всегда хотел полового соединения в то время, когда это было для нее неудобно или когда рядом были дети, а ночью, когда дневные заботы оставались позади и наступало подходящее время, он чувствовал себя "слишком усталым". Можно заключить, что вольно или невольно этот человек выбирал такие моменты для своих притязаний, когда у жены просто не могло быть сексуальных чувств, а единственной ответной реакцией было подчинение его требованию. В этой семье создалась такая обстановка, что муж требовал подчинения жены и в других областях их отношений, и она не могла успешно противостоять ему, пока оставалась подчиненной сексуально. Всякую попытку защиты ею своих прав муж встречал жалобами: "Ну вот, ты опять лишаешь меня всякого желания, ты делаешь из меня кастрата!"

Такие отношения, с виду гетеросексуальные, по сути являются гомосексуальными. Ведь гетеросексуальные отношения, по своему существу, не являются отношениями господства и подчинения, это союз разных личностей, и если разница полов имеет какое-то значение, то его следует уважать. Попросту говоря, гетеросексуальные отношения — это такие, когда мужчина уважает женщину именно за то, что она — женщина, а женщина так же уважает мужчину. Чувство уважения очень важно в сексуальных отношениях, потому что оно позволяет двум сторонам соединяться как равным, но не как одинаковым, и делает невозможным садомазохистское поведение, показанное в пьесе Элби. Благодаря своему уважению к мужчине, женщина-гетеросексуал не станет его оскорблять и не сделает ничего такого, чтобы заставить чувствовать себя неполноценным, а если ее огорчают проявления слабости и вины с его стороны — она постарается оставить эти чувства при себе. Многие женщины, сочувствуя мужчине, стремятся вмешаться в его проблемы и помочь ему "проявить себя по-мужски", но такая помощь бывает унизительной и вредной; ее можно предлагать только в ответ на соответствующую просьбу, потому что, стараясь помочь мужчине "обрести себя", женщина может подавить его личность (особенно если он впечатлителен) и низвести его до положения зависимого ребенка.

Из сказанного логически следует, что гетеросексуальный мужчина уважает женщину как равную себе, способную самой вести свои дела и защищать собственные интересы. Мужчина, принимающий на себя роль "заботливого папаши" по отношению к "маленькому беспомощному созданию", выражает этим свой страх и свое неуважение к женщинам. Просто жалость берет, когда видишь, как зрелый мужчина, женившись на молодой девушке в порыве романтических чувств, посвящает потом свою жизнь защите так называемого "слабого пола".

Ясно, что пока он относится к женщине как к "слабой", не подвергается сомнению его мужественность. Есть и такие мужчины, которые ожидают от женщины, что она возьмет на себя все их заботы; они относятся к жене как к матери и утрачивают всякое сексуальное чувство к ней. Такая позиция берет свое начало в неуважении к своей матери как к женщине. Мужчина видит в своей жене хозяйку дома, кухарку, служанку, уборщицу, наконец, жену — но только не сексуальную личность, способную переживать такие же чувства удовольствия и физического возбуждения, как и он сам.

Гетеросексуальность можно определить как систему взглядов, характеризующуюся отождествлением себя со своим телом и уважением к нему, к личности, и к сексуальной функции и, вследствие этого, — уважением к со ответствующим аспектам другой личности. Я могу без колебаний сказать, что такое гетеросексуальное мировоззрение составляет основу оргастической потенции и сексуального удовлетворения. К сожалению, легче описать правильные убеждения, чем следовать им.

Как же получается, что личность теряет тождественность со своим телом, а затем — и уважение к своей сексуальной природе? Многолетний клинический опыт подтвердил тот факт, что это случается еще в младенчестве и в детстве. Новорожденное дитя представляет собой животный организм с аморфной сексуальностью тела. Только область рта характеризуется концентрацией чувства эротического удовольствия, связанного с первостепенной потребностью в питании; а все остальное тело наделено способностью отклика, выражающего радость от контакта с материнским телом; и если ограничить возможности этого контакта, то ребенок может утратить чувство телесного удовольствия; если же контакта не будет вовсе, то тело ребенка становится для него источником боли, возникающей от отчаянного желания соприкосновения и близости, не получающего удовлетворения. Крик ребенка, зовущего мать, остающийся без ответа, причиняет ему боль. Когда боль становится слишком сильной, ребенок как бы коченеет, отсекая все телесные ощущения. Его тело приобретает жесткость, дыхание замедляется, и он не делает никаких усилий с целью получения приятной стимуляции. Позже, став взрослым, он будет избегать какого бы то ни было возбуждения тела, потому что оно может пробудить подавленное чувство боли, пережитое им в детстве; он будет только стремиться к генитальной стимуляции и возбуждению, остающимся для него единственными средствами получения физического ощущения того, что он жив и способен чувствовать удовольствие.

Такой же важной, как и потребность общего телесного контакта с матерью, является потребность в оральном эротическом удовлетворении. Кормление грудью утверждает в ребенке его сексуальную природу, благодаря удовольствию, переживаемому им у материнской груди. Этот момент связан с возникновением первого конфликта, развивающегося в сознании матери в связи с сексуальностью ребенка, когда возникают такие вопросы: 1. Как долго должна она доставлять ребенку это удовольствие, и должна ли она делать это вообще? 2. Насколько важным является физическое удовольствие в жизни ребенка, да и в жизни взрослого? Нет ли здесь опасности, связанной с тем, что, отдавшись целиком во власть своих биологических функций, можно подвергнуться риску утраты всех высших ценностей цивилизации и культуры? Эти вопросы, хотя и не всегда четко оформленные в сознании матери, существуют в подсознании каждого цивилизованного человека. Кто мы: животные или человеческие существа? Животные функционируют только с помощью инстинктов; человек же располагает мозгом, который он может (и должен) использовать для управления своей деятельностью, и это использование должно быть, по возможности, рациональным: ведь наш разум развивался не для того, чтобы мы были несчастными, сексуально расстроенными и подавленными личностями. Наше чисто человеческое наследие было создано не для того, чтобы противиться нашей животной природе и разрушать ее, а природные и культурные ценности не должны вступать в конфликт между собой. Телесное удовольствие ребенка, переживаемое им у материнской груди или вблизи ее тела, — это основа для роста его личности и разума. Конечно, можно рационально функционировать и без опоры на собственное тело как на источник приятных ощущений (подобно тому, как можно жить в доме с плохим фундаментом), но тогда будет постоянно сохраняться опасность крушения. Все это — аксиомы, и притом — достаточно давно известные, но их нельзя забывать, потому что в наше время эмоциональные расстройства получили слишком широкое распространение.

Развитие культуры не должно происходить ценой сублимации сексуальности, если под словом "сублимация" понимать уменьшение сексуальных чувств; напротив, у здоровой, нормальной личности культурная деятельность способствует росту сексуальных чувств. Точно так же страсть, возбуждение и драматичность сексуальности служат источником вдохновения в искусстве, музыке, в литературе. Беда в том, что наше нравственное наследство основано на принципе "Или — Или": либо ты привержен высоким ценностям жизни, культуры, технических достижений и морали, либо ты распутник, грязный тип, сексуально неразборчивая личность. То же и о девушке: либо она остается девственной до самого замужества, либо она — потаскушка; и эта давняя привычка делить все на черное и белое, на добро и зло, на правду и обман, на божественное и дьявольское — до сих пор омрачает нашу жизнь.

Пора бы, однако, понять, что человек не может быть либо животным, либо человеческим существом, так как он — и то, и другое, и должен стоять на двух ногах, если хочет выжить и сохраниться. Поэтому он не может быть либо культурным, либо сексуальным: ведь его сексуальное поведение отражает его культуру, а в его культуре отражаются сексуальные взгляды и чувства. Я утверждаю, что для гетеросексуальной личности сексуальность является образом жизни. Нельзя, невозможно разделить личность на "фрагменты": с 9. 00 до 17. 00 — ты — бесстрастный бизнесмен, с 17. 00 до 19. 00 — искатель приключений в коктейль-барах, а после 19. 00, дома — добропорядочный отец семейства. Невозможно поддерживать любовную интрижку с секретаршей где-нибудь в Нью-Йорке и сохранять верность приличиям, вернувшись домой; воспитывать детей в строгости — и предаваться удовольствиям, "пускаясь во все тяжкие".

Гетеросексуальная личность не нуждается в спиртном для выражения сексуальных чувств; не совершает показных подвигов ради престижа; не приспосабливается к окружению, но и не рвется в начальники; это не мятежник — но и не забитая, отсталая личность. Короче говоря, это человек, радующийся тому, что он имеет, потому что его радует то, что он делает, и его удовольствие состоит, главным образом, в удовлетворении от сделанного, и лишь частично — в вознаграждении за труд. Свои добрые чувства он несет в себе, они — часть его самого и не заимствованы у других. Он любит своих близких, потому что не знает иного пути к близости, кроме любви.

Гетеросексуальный мужчина не пытается что-то доказать своей сексуальной деятельностью — опять-таки просто потому, что ему не нужно ничего доказывать. Он радуется женщине, потому что он получал радость от своей матери, и любит женщину, потому что любил мать. Он свободно и без ограничений выражает свои сексуальные чувства, потому что для него всегда было естественным выражать нежность и привязанность. Он отдается половому акту без оглядки, потому что делает все от чистого сердца и без специальных намерений. Вопреки мнению некоторых психологов он — не "дающая" личность, так как не "отдает" себя другому; он просто есть то, что он есть. Его положительные качества проявляются в его бытии, а не в образе действий, и поскольку удовольствие и удовлетворение являются его целями и мотивируют его действия, то эти же чувства он переживает в своей сексуальной деятельности, как и в других видах активности. Естественно, что такая личность обладает оргастической потенцией, поскольку это — показатель того, это его сексуальные переживания являются вполне удовлетворительными — в физическом, эмоциональном и психологическом смысле.

Гетеросексуальный мужчина уже был неоднократно описан. Например, его называли "сексуально адекватным индивидуумом"; Райх описал его как "генитальный характер", т. е. здоровый тип характера, свободный от любых невротических осложнений. К сожалению, в действительности таких личностей не существует, а людей невозможно точно разделить по категориям на здоровых и невротиков, гетеросексуалов и гомосексуалов, оргастически потентных и импотентов. В нашей культуре нет "чистых" типов. Описанная выше личность — идеал; человек, довольный своим положением, счастливый в своих связях, радующийся своему существованию.

Психиатры разработали критерии и нормы, чтобы успешно проводить пациентов сквозь лабиринты невротических отговорок и оправданий, но эти нормы нелегко применять. Я считаю полезным использовать для оценки эмоционального здоровья физические критерии, чтобы представлять состояние пациента, показывая связь его психологических проблем с их физическими проявлениями в виде характеристик тела: напряжений мышц, ограничений подвижности и др.

Наличие хронических напряжений мышц является конкретным, ощутимым и наглядным признаком нарушений, имеющихся в организме. Невозможно спорить с тем, что такие напряжения существуют на одном уровне, а не на другом, что они ограничены физически и не содержат психологических качеств. Здоровое тело оживленно и отзывчиво, его черты гармоничны, его вид приятен, цвет и оттенок кожи — хорошие, глаза — яркие; мышцы не натянуты, так что само тело — мягкое и упругое, и ему свойственны грация и красота. Конечно, эти критерии можно толковать субъективно, но им свойственны, по крайней мере, наглядность и очевидность.

Гетеросексуальная женщина (или, если угодно, сексуально зрелая женщина) мало отличается по своим качествам от своего партнера-мужчины, описанного выше. Она не завидует мужчине, по крайней мере, завидует ему не больше, чем сам нормальный мужчина может завидовать женщине; она удовлетворена своей принадлежностью к женскому полу, поскольку ее существование дает ей достаточное эмоциональное удовлетворение деятельностью в важнейших областях жизни. Во время любовного акта она почти всегда достигает вагинального оргазма, "берущего начало в глубине вагины и распространяющегося по всему телу" (как описывает это явление М. Робинсон в книге "Сила сексуальной отдачи", Нью-Йорк, 1959). Зрелая женщина способна выражать себя не только в сексуальной сфере; ей приносят глубокое удовлетворение ее отношения с мужем и детьми. Она обладает чувством понимания реальности и личности, и это позволяет ей, по словам М. Робинсон, "выбрать себе подходящего, хорошего мужа, почти совершенного в этом смысле". К этому можно добавить, что и зрелый мужчина почти неизменно выбирает себе хорошую жену.

Одним из качеств зрелости является полное принятие реальности, обеспечивающее правильную жизненную позицию и выработку адекватных решений. Для каждого индивидуума основой реальности служит факт его существования в своем собственном теле. Зрелая женщина понимает, что удовольствие обеспечивается ей ее телом, и познает такое удовольствие в самоудовлетворении, так что замечание М. Робинсон о том, что мастурбация — это "пустое и бесцельное занятие", является теоретически неверным в применении к идеальной женщине. Конечно, вполне правильно то, что замужняя женщина, счастливая в браке, не нуждается в мастурбации (кроме как в периоды длительного отсутствия мужа), но как же быть вдовам и разведенным? Если женщина не в состоянии пережить удовольствие от собственного тела и с помощью своих рук, значит, она не вполне принимает себя, находится не в ладах с собой. По моим наблюдениям, такая женщина не способна регулярно достигать вагинального оргазма. Если сексуальное удовольствие женщины цели ком зависит от мужчины, то она утрачивает независимость, являющуюся необходимым качеством зрелости.

Зрелая женщина принимает реальность, и это выражается в чувстве любви к своему телу и чувстве гордости за него, отражающихся и в ее внешности, и в ее самочувствии. Она заботится о себе, не допуская переутомления и истощения сил, и понимает, что спиртное, поздние гулянки и частые вечеринки несовместимы с гордостью за свое тело, являющееся основой нормальной сексуальности. Отождествление с телом предполагает также рождение и воспитание детей, поскольку это естественные функции тела сексуально зрелой женщины, исполняемые только ею. Ее положительное отношение к своим обязанностям — это не "пример женского бескорыстия" (как говорит М. Робинсон) и не стремление заслужить похвалу; просто факт состоит в том, что зрелая женщина, в силу идентификации со своими естественными функциями, "желает вскормить своего ребенка и исполняет это желание". Таким образом, сексуальное удовлетворение, переживаемое женщиной в единении с мужем, оказывает прямое благотворное влияние на их общее дитя. Правильным можно считать также наблюдение М. Робинсон, связанное с тем, что сексуально зрелая женщина привлекательна и в зрелые годы: ведь она не знает невротических конфликтов и беспокойства, так что ее тело сохраняет свою живость до старости. По той же причине ее способность к получению сексуального наслаждения не снижается в климактерический период.

Таков этот образ, и это — не идеализация, а описание женщины, обладающей способностью сексуальной завершенности, которая не может быть реализована при несовершенстве личности. Верно и обратное утверждение: личность формируется и определяется сексуальными переживаниями, и ее зрелость зависит от степени получаемого сексуального удовлетворения. Чувство полного сексуального оргазма превращает идеал во вполне достижимую цель.

Глава 9. О сексуальности мужчин и женщин

Помнится, профессор Хиггинс выразился так: "Ну почему женщина не может быть такой, как мужчина!" (Бернард Шоу, "Пигмалион"). Я сказал бы, что такой вопрос мог задать только человек, которого сильно огорчили и напугали. Принять такое пожелание всерьез и действительно попытаться "быть мужчиной" могла бы только женщина, которую отвергли. Надо сказать, что женственность и мужественность порядком утратили свое значение из-за общего обесценивания такого качества как индивидуальность, и это характерно для современного западного общества. Если прежде сексуальные роли были четко определены, то теперь здесь наступила путаница. С одной стороны, Симона де Бовуар жалуется на то, что женщины стали "существами второго сорта", потому что им не нашлось места в мире, где всем заправляют мужчины. С другой стороны, поэт Роберт Грэйвз пишет, что "настоящая женщина не презирает мужчину, как и не переоценивает его; она просто делает все возможное, чтобы не поступать по-женски". Эта путаница возникла в связи с отказом от так называемого "двойного стандарта", лежавшего в основе прежних порядков. Впрочем, здесь нет большой трагедии, потому что "двойной стандарт" отрицал женщину как личность и игнорировал тело как источник истины.

Неопределенность по поводу того, что же должно составлять социальную и сексуальную позицию личности, касается не только женщин: мужчины тоже страдают от подобных сомнений по поводу их роли в семейных отношениях. Вот пример: если мужчина главенствует в доме — его считают диктатором; если он играет пассивную и подчиненную роль — его критикуют за несоответствие своему предназначению; он как будто должен балансировать на канате. Заметим, что если в семье возникают подобные проблемы, то их причину следует обычно искать в нарушениях сексуальных отношений мужа и жены и в недостатке ясности по поводу сексуальных ожиданий партнеров. Мужчина, распоряжающийся в доме, обычно сознательно берет на себя эту роль, так как уверен, что удел женщины — подчинение, как сексуальное, так и личное: ведь "тот, кто в штанах — тот и хозяин" — так думает он и считает, что спорить здесь не о чем.

Есть и другой тип мужчины: тот, который позволяет женщине управлять семейными отношениями; он исходит из ошибочного мнения о том, что его обязанность — "обслуживать" женщину, т. е. удовлетворять ее. Такую пассивную позицию часто оправдывают тем, что она позволяет мужчине и женщине бескорыстно выражать свои чувства — "проявлять альтруизм". На самом деле здесь путаются два понятия: уважение прав женщины и ее эгоизм, и делается это под фальшивым предлогом необходимости удовлетворить сексуального партнера ради сохранения семейных отношений. Это — невротическая позиция, и проистекает она от непонимания биологических факторов, определяющих взаимодействие полов. Чтобы оценить эти факторы, нужно знать различия в психосексуальном развитии женщин и мужчин.

Психосексуальное развитие индивидуума можно разделить на три периода: догенитальный, латентный и генитальный. Такое деление соответствует ходу важных биологических изменений, происходящих в организме в течение каждого периода.

Догенитальный период включает время от рождения ребенка до достижения им возраста примерно 6 лет. В этом возрасте прорезываются постоянные зубы, т. е. происходит событие, которое, говоря вообще, можно считать окончанием детства. Не случайно именно в это время ребенка отправляют в школу, поскольку с ним происходят определенные эмоциональные изменения. В догенитальный период происходит и постепенная интеграция движений и ощущений тела и их координация для обслуживания целенаправленной деятельности. Одновременно с этим осуществляется слияние догенитальных либидных импульсов в единое стремление к удовольствию, концентрирующееся в генитальной области. По завершении этого периода устанавливается первенство генитальных импульсов, т. е. генитальная область теперь преобладает над всеми другими эрогенными зонами тела в качестве главного источника эротического удовольствия. Таким образом, к концу этого периода ребенок расстается с желанием орального удовлетворения и не нуждается больше в грудном кормлении, в соске-пустышке и т. п. Заканчивается и обучение правильному отправлению естественных надобностей, и функция вы вода экскрементов уже не привлекает к себе внимания ребенка. Психологически ребенок отлучается от матери. Он может уверенно стоять на ногах, и у него развивается координация движений, позволяющая ему функционировать в качестве независимого организма вне семьи. Функции отношений с действительностью приурочены к двум противолежащим областям тела: наверху — к голове (к уму) и внизу — к гениталиям.

Во второй половине догенитального периода ребенок осознает существование своей генитальной области и удовольствие, которое он может получить от мастурбации. В этот период возрастает количество случаев мастурбации, сексуальных игр с другими детьми и проявления сексуального любопытства. Интерес ребенка к сексуальной функции способствует принятию им реальности и уменьшает его зависимость от матери в получении эротического удовлетворения. Мастурбация еще не имеет значения как способ разрядки возбуждения, применяемый взрослыми; это, скорее, возможность получения приятного возбуждения, вроде ощущения, переживаемого всем телом. У девочек мастурбация направлена не на клитор, еще не достигший нормальных размеров, а захватывает всю генитальную область. Мальчик пробует трогать пенис, но не пытается его гладить, с целью достижения кульминации.

В этот период задача родителей состоит в исполнении оральных потребностей ребенка: в питании, в проявлениях внимания и нежности, в обеспечении безопасности и т. п., составляющих нарцисстическое обеспечение, необходимое для роста и развития личности и сознания собственного "Я". Если имеет место жесткая депривация, то ребенок фиксируется на предгенитальном (оральном) уровне, а в его личности появляются тенденции к "прилипчивости" и к зависимости; после, став взрослым, он стремится использовать свои сексуальные и личные отношения для получения поддержки собственного (неадекватного) "Я", а потребность в телесном контакте во время секса затрудняет у него желание оргастической разрядки, превращая его в "сенсуалиста". К сожалению, в наше время утрачен единственный естественный способ выполнения указанных потребностей ребенка, т. е. способ кормления грудью, во время которого ребенок получает и пишу, и внимание, и нежность, и ощущение безопасности. Контакты с телом матери способствуют развитию тела ребенка, как и его "Эго". Ребенок открывает для себя свое тело, т. е. развивает свое представление о нем, переживая удовольствие от контактов с телом матери. По окончании этой стадии развития ребенок обычно осваивается со своим телом, в смысле восприятия и координации движений.

В догенитальный период не существует функциональных различий между мальчиками и девочками, т. е. различия между ними есть, но ребенок не функционирует в соответствии с ними; поэтому в поведении мальчиков и девочек 4-5 лет можно найти мало различий, указывающих на их пол. Разве что они одеты по-разному и пользуются разными игрушками (как это принято в нашей культуре), но эти различия навязаны им извне; так что маленькие дети функционируют прежде всего как сексуально недифференцированные индивидуумы, хотя их сознание сексуальности порой удивляет взрослых. Они немало озабочены оформлением своей индивидуальности, превращающей их, в их собственных глазах, в мужчину или в женщину, если только этому не мешает влияние взрослых.

Большинство современных психиатров и психоаналитиков уверенно, что к 6 годам личность индивидуума полностью детерминирована, а это значит, что корни всех нарушений личности нужно искать в травматических переживаниях, имевших место в догенитальный период; поэтому безразличие к чувствам ребенка является, пожалуй, самым важным нарушением его нужд. Например, родители часто не обращают внимания на то, что ребенку нравится, а что не нравится в еде, и это может принести немалый вред. Если заставлять ребенка есть то, что он не хочет, то он переживает это как пренебрежение его личностью. Введение в его тело разных тампонов, клизм и т. п. предметов — это не что иное как насилие над ним. Пренебрежение его боязнью и его криками говорит об отсутствии уважения к его чувствам. Каждое такое переживание уменьшает уверенность ребенка в том, что его ценят, любят и желают ему добра.

Догенитальный период оканчивается психологическим феноменом, известным как Эдипов комплекс. Например, девочка осознает свою женственность и чувствует сексуальное (не генитальное) влечение к отцу, т. е. радуется физической близости с ним иначе, чем близости с матерью; мальчик переживает такие же чувства по отношению к матери. Фактически, установление генитальной первоочередности (см. выше) связано с пиком сексуального чувства, распределенного по телу, при несколько повышенной концентрации его на гениталиях. В результате мальчику может прийти мысль занять место отца в качестве возлюбленного своей матери; а у девочки подобным же образом возникает чувство соперничества с матерью по отношению к отцу как к сексуальному объекту. Я не могу с уверенностью сказать, говорит ли это о преждевременном развитии генитальности или же указывает на то, что на ранних ступенях эволюции в этом возрасте уже достигалась половая зрелость. Как бы то ни было, но исследования аналитиков показали, что ребенок пяти-шести лет вполне осознает взрослую сексуальность в своих фантазиях и представлениях. Однако его фантазии соответствуют его сексуальным переживаниям, которые, не допуская взаимодействия со взрослым, распределены по всему телу и не слишком сильно сконцентрированы на генитальном аппарате. Поэтому желание девочки "выйти замуж за отца" не подразумевает сексуальной связи с ним, а содержит только желание быть близкой и любимой. Двукратный расцвет сексуального чувства — сначала в догенитальный период, а потом — в юности, подобен явлению двукратного роста зубов. Психологическое значение этого явления изучено пока не полностью.

Если развитие происходит нормально, то достаточно сильные сексуальные фантазии и образы подавляются ребенком при переходе на следующую ступень, но сознание сексуальности не утрачивается; ребенок знает свой пол и сознает различия между полами, хотя представление о значении этих различий сдвигается в подсознание. Таким образом, ребенок отказывается от первой точки опоры в области генитального функционирования, и делает он это ради принципа соответствия реальности, обещающего более крупный выигрыш в дальнейшем. Фактически он не оставляет достигнутых позиций, а только откладывает исполнение своих интересов.

Такое развитие событий показывает, что индивидуальность и сексуальность тесно связаны между собой; одна не возникает без другой. Концепция генитальной первоочередности функционально тождественна росту индивидуальности, поэтому если предгенитальная фаза — это фаза недифференцированности, то она заканчивается с наступлением дифференциации.

Начиная с 6 лет и до наступления половой зрелости ребенок проходит стадию развития, которую психоаналитики называют "периодом скрытого развития" или "латентным периодом", характеризующимся спадом сексуального интереса и чувства, пик которых приходился на предшествующие годы. Ребенок сознает половые различия, но его главный интерес заключается в познании роли мальчика (или девочки). Акцент смещается в сторону личности в целом и решения важной задачи приобретения знаний и навыков, необходимых для эффективного функционирования в современном сложном мире. Можно, конечно, утверждать, подобно Райху, что это — неестественный путь развития, обусловленный антисексуальным моральным кодексом нашей культуры. Такая точка зрения предполагает, что ограничивающее влияние высокоразвитой культуры противоречит реальной жизни. Может быть это и так, но не всегда. В культуре, требующей длительного обучения для обеспечения умения жить в обществе, уменьшение сексуального интереса и чувства способствует переносу внимания на решение именно этой задачи.

Степень латентности развития зависит от индивидуальности. Там, где Эдипова проблема не решена и не подавлена, латентность нарушается. У меня был пациент, рассказавший, что в этот период он занимался мастурбацией до 22 раз в день, и каждый раз достигал кульминации. Это не нормально, и он, став взрослым, испытал действие острой параноидальной шизофрении. Его болезнь, впрочем, не была, никоим образом, вызвана избыточной мастурбацией, скорее, нарушения его личности стали причиной ментального срыва, создав такое беспокойство, что он был вынужден допустить чрезмерную мастурбацию, чтобы их контролировать. В его семье создалась ситуация, принявшая форму открытого сексуального конфликта. Он испытывал чувство эмоционального искушения по отношению к матери, которая, пренебрегая его переживаниями, насильно его кормила и постоянно ставила ему клизмы; отец же отвергал его и внушал ему страх. Вряд ли можно ожидать нормального роста и развития ребенка в такой обстановке.

В латентный период многие дети занимаются сексуальной деятельностью: мастурбируют или играют в сексуальные игры с другими детьми. Обычно это указывает на существование сексуальных проблем, не решенных в предыдущий период, и действия ребенка представляют собой попытку разрядки напряжения, вызванного проблемой. Поскольку зрелость детей неодинакова, то не существует и абсолютного критерия нормальности; все же можно полагать, что если сексуальная деятельность затрудняет способность ребенка предаваться занятиям, обычным для этого возраста, то это уже будет признаком нарушения его личности.

Латентный период — это время развития у индивидуума сознательного отождествления себя со своим телом. В этот период в поведении мальчиков и девочек решительно доминирует физическая деятельность, которая лишь постепенно уступает место занятиям культурой и умственному труду. В эти годы почти заканчивает свое формирование индивидуальный телесный образ; лежащие в его основе чувства и ощущения обеспечивают соматический базис для точного и четкого очерчивания личности. Ребенку в этом возрасте свойственно подсознательное стремление к укреплению уверенности в себе и в своих силах, тесно связанное с ощущением своего тела.

Третий период развития называется "генитальным" и подразделяется, в свою очередь, на отрочество, юность и фазу сексуальной зрелости, однако мы не будем рассматривать здесь их различия, в целях краткости изложения.

У мальчиков развитие продолжается в том же направлении, что и в предыдущий период. Генитальное ощущение приобретает характер сильного побудительного переживания, воспринимаемого как внешняя сила, вызывающая эрекцию пениса, во время которой растягивается крайняя плоть и обнажается головка. Мастурбация вызывает эякуляцию, которая для новичка становится на стоящим откровением. С точки зрения энергетики тела пенис можно рассматривать как его продолжение; это связано с ощущениями, которые испытывает мужчина, производя движения тазом в виде толчков, к которым его побуждает возбуждение, охватывающее тело и перетекающее в таз и в пенис. Это чувство можно совершенно четко разделить на две составляющие. Первая представляет собой чувство агрессивного характера, распространяющееся вдоль спины и сосредоточивающееся в ягодицах и в нижней части таза; а вторая — это нежное ощущение "плавления", перетекающее в переднюю часть тела. Оба ощущения сливаются и создают импульс, возбуждающий пенис.

В отличие от мальчиков, развитие которых происходит постепенно, у девочек самые заметные изменения наступают в фазе полового созревания. Таз сильно увеличивается и отклоняется назад, в результате чего вагина, рас полагающаяся у девочек спереди (как пенис у мальчиков), теперь помещается между бедер. Отклонение таза книзу вызывает поворот бедер внутрь, так что они сходятся вместе в своей верхней части. Еще большее значение имеет изменение направления потока возбуждения, который направляется не наружу, как у мальчиков, а внутрь, вдоль стенок вагины. Это изменение обеспечивает функцию зрелой сексуальности и репродукции.

Название "вагина" имеет общий корень со словом "инвагинация", т. е. "обращение внутрь", но интересно то, что на эмбриональной стадии вагина развивается не путем углубления с поверхности, а формируется способом слияния "Мюллеровых проток", остатки которых имеются и в мужском организме. Хотя вагина формируется на ранней стадии существования эмбриона, она не является действующим органом до тех пор, пока, после полового созревания, ее не наполняет прилив энергии и ощущений; после этого в глубине вагины локализуются интенсивные генитальные чувства, проявляющиеся только при полном проникновении пениса. Именно наличие этих сильных вагинальных чувств позволяет четко различать поверхностный и глубинный отклик, тогда как до наступления половой зрелости такое различие отсутствует. Эти изменения позволяют объяснить так называемый "перенос возбуждения" с клитора на вагину. На самом деле никакого переноса нет, и клитор сохраняет свою чувствительность, но его значение уменьшается в связи с появлением более сильных, глубоких и интенсивных ощущений, приуроченных к вагине. Нормальное развитие девочки, описанное выше, зависит от правильности процесса созревания ее индивидуальности и личности, который не должен нарушаться в ее ранние годы. Существование в семье невротической ситуации может создать трудности или воспрепятствовать нормальному обращению сексуальных чувств внутрь, описанному выше. Если родители считают роль женщины второстепенной, то девушка может попытаться компенсировать чувство отверженности путем отождествления себя с мальчиками или склонностью к мужественности. В ней развивается агрессивная напористость в ущерб терпимости, жесткость — вместо мягкости, готовность дать отпор, а не желание сотрудничать. Это обращает поток ее чувств (или психической энергии) наружу, а не внутрь, и генитальное возбуждение, вместо того, чтобы, обходя клитор, фокусироваться на вагине, — наоборот, фиксируется на поверхности клитора. Благодаря этому органу она может чувствовать свою тождественность с мужчиной, но ее вагина остается неоживленной и неотзывчивой. Искажаются критерии оценки ее отличия от мужчин, которое сводится к разнице между главенствующим мужчиной (имеющим крупный пенис) и меньшим, подчиненным "мужчиной" (с малым "пенисом", т. е. с клитором), т. е. мужчина и женщина не оцениваются как равные.

Одна из трудностей, с которой сталкиваются специалисты при изучении развития женской сексуальности, проистекает от механистического взгляда на секс. Приводится довод, что в стенках вагины нет нервных окончаний, являющихся элементарными органами чувствительности, и поэтому вагина лишена ощущений, тогда как в клиторе много чувствительных нервных окончаний (как и в пенисе), поэтому именно он является наиболее чувствительным органом у женщины. Однако чувствительность к прикосновениям — это явление телесного характера, и она становится сексуальным чувством только тогда, когда возбуждение охватывает все тело и глубоко в него проникает. Это относится и к мужчинам, поскольку у них сексуальный подъем представляет собой эмоциональное явление, захватывающее все тело и не ограниченное эрекцией пениса. Вагина — не обычный орган; это также и вход в тело женщины. Только с ее помощью женщина может дать полный отклик мужчине. Сексуальность же — это в первую очередь функция движения, и только после этого — функция эротического контакта, так как самые глубокие переживания мужчина и женщина испытывают благодаря сексуальным движениям как тем, что совершаются намеренно, так и непреднамеренным. Ни одному другому типу физических отношений между двумя людьми не свойственны одно временно тесный контакт и сильное движение, характерные для нормального полового взаимодействия. Ни орально-генитальные контакты, ни контакты с помощью рук, ни другие подобные формы сексуальной деятельности не обеспечивают такой физической близости и свободы движений, которая переживается путем нормальных отношений с использованием пениса и вагины. Поэтому можно утверждать, что только такие отношения обеспечивают состояние и расположение партнеров, дающие полную оргастическую разрядку как мужчине, так и женщине.

Как же сказываются на описанном развитии различия между мужчиной и женщиной? Прежде всего, тот факт, что у мужчины возбуждение фокусируется в одном пункте и направляется наружу, обусловливает его наклонность к более быстрому генитальному подъему, чем у женщины. Это можно сравнить с поведением электростатического заряда, который быстрее фокусируется и разряжается из одной точки, чем с поверхности. Во-вторых, сам факт наличия органа пенетрации предполагает, что именно мужчина должен проявить инициативу в совершении полового акта. И, в-третьих, тело мужчины — более мускулистое, поэтому он проявляет большую сексуальную агрессию.



Страница сформирована за 0.16 сек
SQL запросов: 191