АСПСП

Цитата момента



Никогда не лишайте себя радости. Никогда!
Если, конечно, этого хотите.

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Нет, не умирают ради овец, коз, домов и гор. Все вещное существует и так, ему не нужны жертвы. Умирают ради спасения незримого узла, который объединил все воедино и превратил дробность мира в царство, в крепость, в родную, близкую картину.

Антуан де Сент-Экзюпери. «Цитадель»

Читайте далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/france/
Париж

9. Родители считают, по меньшей мере, пугающим использование ребенка в качестве «посредника» в супружеских конфликтах, то есть как средство опосредованного проявления враждебности одного родителя по отношению к другому.

а) Если родители проявляют враждебность друг к другу напрямую, открыто, то они рискуют «нарваться» на ответную реакцию.

б) Если же родители пытаются выразить разочарование друг в друге, срывая злость на ком-то другом, играющем роль «козла отпущения», они рискуют общественным одобрением и могут поплатиться собственным самоуважением.

10. Если супруги пребывают в постоянном конфликте друг с другом, родительские представления о том, каким должен быть их ребенок и что он должен делать, вряд ли чем-то им помогут, но зато претерпят определенные изменения. Они не примиряют супругов друг с другом и постоянно подвергаются внешнему давлению.

а) Наблюдатель, отслеживающий особенности взаимодействия в семье, может без труда прийти к обоснованным выводам, касающимся сути этих представлений и их устойчивости, отмечая, какие действия встречают поощрение, разрешаются, не одобряются, запрещаются.

б) Наблюдатель также отмечает, встречается ли в действиях родителей явная критика поведения ребенка, сопровождающаяся, впрочем, скрытым его поощрением. В результате ребенок может услышать следующее: «Вот твой купальный костюм. Не подходи близко к воде».

11. Поведение ребенка, пытающегося соответствовать непонятным, противоречивым желаниям, становится отражением и своеобразной карикатурой на неразрешенные конфликты, существующие как между родителями, так и внутри каждого из них.

а) Никто из родителей, использующих ребенка в таких целях, не способен воспринимать его таким, какой он есть. Теодор Лидз и его коллеги отмечают:

На самом деле… такие родители могут воспринимать ребенка только исходя из перенесенных на него собственных потребностей. Тем самым они формируют паттерн неадекватного взаимодействия. *

б) Таким образом, ребенок оказывается лишен возможности разобраться, какие из реакций его родителей относятся к нему, а какие — к ним самим.

в) Можно также добавить, что в результате достаточно длительного пребывания в таких условиях ребенок действительно становится таким, каким его видят родители. Родительские представления о том, каким он должен быть и что делать, становятся его собственными представлениями.

12. Процесс втягивания ребенка в выполнение противоречащих друг другу родительских желаний, разумеется, ими не осознается.

  • Если бы один из родителей осознал, как велико влияние, которое он оказывает на своего ребенка, ему пришлось бы научиться воспринимать его отдельно от себя.

* T.Lidz, A.Cornelison, S.FIeck и D.Terry. The intrafamilial enviroment of schizophrenic patients: VI Transmission of irrationality. Arch. Neurol. Psychiat., 79; 305-316, 1958, p. 311.

  • Из-за недостатка самоуважения многие родители не считают себя настолько значимыми, чтобы влиять на ребенка: «Таким уж он уродился».

Как утверждает Джексон:

«Все мы слишком торопимся отрицать собственное влияние на наших детей и окружающих нас людей — равно как и слишком легко и не колеблясь сваливаем вину на кого-то другого. Неудивительно, что родители проявляют больший интерес к объяснению эмоциональных проблем их ребенка с наследственной и химической точек зрения, что делает оценку ответственности без определения вины неприятной, но, тем не менее, необходимой частью работы психиатра. *

13. В общем, когда родители сосредотачиваются на ребенке в дисфункциональном ключе, они нередко используют его в роли символа мечты. Однако, как указывают Н. Белл и Э. Вогел, символ И. П. и символ мечты — не одно и то же: Когда человек предается мечтам, ему открываются все символические образы, в семье же, как правило, очень немного детей, которым подходит роль «козла отпущения». Поэтому, когда возникает серьезная… проблема и под рукой не оказывается ребенка, подходящего на роль символа этой проблемы, необходимо, чтобы произошло значительное когнитивное искажение, что позволит использовать в качестве «козла отпущения» самый подходящий для этого объект.**

Don D. Jackson. Action for mental illness — what kind? Stenford Med. Bull., 20: 77—80, 1962; p. 78.

** Norman W. Bell и Ezra F. Vogel. The emotionally disturbed child as the family scapegoat. В N. W. Bell и E. F.Vogel (Eds.), The Family. Glencoe, 111: Free Press, 1960; p. 389.

14. При виде ребенка, которого родитель, сам того не осознавая, дисфункционально использует, возникает несколько вопросов:

а) А что если в семье не один ребенок, а больше?

Кого из детей родители будут неосознанно использовать для достижения различных целей И. П.?

б) Остается ли он И. П. на всю жизнь, или эстафету у него перенимает другой ребенок?

в) Является ли пол ребенка фактором, заставляющим выбирать на эту роль именно его?

г) Есть ли семьи, где более одного И. П.?

д) Каждого ребенка можно рассматривать как третью позицию в триаде, состоящей из родителей и ребенка. Оказывает ли влияние на детей, не выполняющих функции И. П., тот факт, что они живут в семье, где триада ребенок—родители носит дисфункциональный характер (триада, куда входит И. П.)?

15. У нас нет научно подтвержденного ответа, который объяснял бы, почему в качестве И. П. супружеские пары выбирают одного ребенка, а не другого. Но, основываясь на данных, полученных в ходе длительных клинических наблюдений, мы можем высказать лишь некоторые предположения о причинах того или иного выбора. Выбор, по крайней мере, отчасти, определяется тем, какого рода конфликт существует между супругами.

а) Некоторые характеристики детей, которые могут спровоцировать конфликт между супругами:

  • Ребенок может быть уродливым, физически неполноценным или иметь проблемы с адаптацией. Такой ребенок понижает уровень самоуважения родителей, а также стимулирует супругов справляться с тем, что им чуждо (различность). Кроме того, он ставит под угрозу родительскую потребность производить хорошее впечатление на окружающих, поскольку может стать объектом насмешек или любопытства. Родителями в большей степени движет стремление защитить собственное чувство самоуважения, нежели защитить ребенка.
  • Ребенок может быть очень красивым или обладать выдающимся интеллектом. Он одновременно и повышает самоуважение родителей, и понижает его, так как родители в этом случае невыгодно контрастируют со своим чадом.
  • Ребенок может вести себя как один из родителей, как бабушка или дедушка и т. д. Как утверждают Белл и Вогел:

«В одной из семей этот паттерн был особенно ярко выражен. Отец и старший ребенок внешне очень походили друг на друга; они не только носили одно имя, но в кругу семьи мать называла их одним и тем же ласковым имечком… Беспокойство жены о профессиональной непригодности мужа не выражалось напрямую, в центре ее внимания были ребенок и его школьные достижения». *

б) Положение ребенка в семье (каким по счету он появился на свет) также может вызвать конфликт между супругами.

  • Возможно, у одного из родителей существовали проблемы, связанные с тем, что в своей семье он был средним ребенком, вследствие чего он будет уделять особое внимание своему среднему ребенку, вовлекая его в супружеские взаимоотношения и поощряя конкуренцию между детьми. И, как уже неоднократно говорилось, когда у одного из родителей есть проблемы, то у другого, по всей видимости, они тоже существуют.
  • Или же первый ребенок может стать И. П. просто потому, что он первый; когда супругов постигает разочарование, он оказывается первой фигурой, составляющей им альтернативу.

Bell и Vogel, p. 387.

в) Конфликт между супругами может быть обусловлен полом ребенка. Родители могут использовать ребенка одного пола с самого момента его рождения или только после того, как с ней (с ним) произойдет ряд изменений, стимулирующих возникновение супружеского конфликта.

г) Возраст ребенка также может спровоцировать супружеский конфликт просто потому, что, становясь старше, он начинает претендовать на независимость от родительского контроля. Ребенок может превратиться в И. П. только по достижении им возраста подросткового бунта. Если у родителей существует конфликт на почве допустимой степени свободы в их собственных взаимоотношениях, вступающему в подростковый период ребенку неминуемо придется стать дисфункциональным центром родительского внимания.

д) Фактором, определяющим выбор на роль И. П.

именно этого ребенка, может служить просто его доступность. Может так случиться, что в момент, когда напряжение в супружеских взаимоотношениях достигло апогея, дома оказался именно этот ребенок. Тот из детей, кто был тогда в школе, успешно избежал дисфункционального внимания.

16. В некоторых семьях ребенок остается И. П. с самого момента рождения, а в других эта роль разделяется между детьми или передается от одного из них к другому.

а) В некоторых семьях все девочки (или все мальчики) рано или поздно становятся И. П.

б) В некоторых семьях каждый ребенок становится И. П., как только достигает подросткового возраста.

в) В некоторых семьях двое или более детей одновременно выполняют функции И. П. Или играют эту роль по очереди. Или один из них берет на себя одну часть супружеского конфликта родителей, а другой, соответственно, — другую, и оба выступают каждый в своем качестве.

17. Не исключено, что другие дети, становящиеся свидетелями действия семейной триады с участием И. П., также подвергаются влиянию происходящего, даже в том случае, если им самим удается избежать родительского дисфункционального внимания.

а) Как уже упоминалось, если один из членов семьи испытывает боль, сопровождающуюся соответствующими симптомами, все члены этой семьи в той или иной степени реагируют на эту боль. Они не могут не реагировать.

б) Ребенок узнает себя и людей через взаимодействие с ними, а также наблюдая за их взаимодействием. Вот почему любую семью, где присутствует И. П., я называю дисфункциональной.

18. Следующий вопрос, требующий ответа, звучит следующим образом: как получается, что супруги бессознательно заставляют ребенка встать на путь, в конце которого он становится «пациентом»? Какими действиями и словами сопровождается этот процесс? Тут мы сделаем «вираж» и углубимся в сложную область, где пересекаются коммуникация и развитие симптома.

а) У каждого из нас есть опыт восприятия двухуровневого сообщения (см. стр. 135):

  • Когда слова совершенно несопоставимы с тем, что «написано на лице» у человека, когда он говорит одно, а его интонации и жесты выражают совершенно другое, он демонстрирует неконгруэнтные проявления, и человек, к которому он обращается, воспринимает двухуровневое сообщение.
  • Неудачное взаимодействие в целом я называю «несовпадением», которое легко разрешимо, стоит только людям научиться быть откровенными.
  • «Что ты имеешь в виду?» или «У меня складывается впечатление, что на самом деле ты хочешь сказать что-то другое», — вот те слова, относящиеся к несовпадениям, произнеся которые человек может помочь своему собеседнику проявить большую открытость, и смысл двухуровневого послания станет ясен. *

б) Таким образом, нельзя однозначно утверждать, что двухуровневая коммуникация неизбежно ведет к симптоматичному поведению. Но при определенных условиях, особенно когда в ситуацию вовлечены дети, она может вызывать эффект обратной стимуляции, получивший название «двойного узла».

19. При каких условиях ребенок неизбежно испытывает давление, связанное с двойным узлом?

а) Во-первых, ребенок должен часто и на протяжении длительного времени воспринимать двухуровневые сообщения.

* Проблема неконгруэнтной коммуникации, центральная для этой книги, будет подробно рассмотрена в главах, посвященных теории коммуникации, кроме того, я буду неоднократно к ней возвращаться, проводя анализ взаимодействия в семье, и в ходе разговора о терапевтическом взаимодействии в главе 3.

б) Во-вторых, они должны исходить от человека, являющегося для него жизненно важной фигурой (см. стр. 77—79).

  • Родители приобретают статус жизненно важных фигур автоматически, так как физическая жизнь ребенка в самом прямом смысле зависит от них; в дальнейшем потребность в их любви и одобрении приобретает для него такое же значение.
  • Кроме того, тот способ, при помощи которого родители структурируют свои сообщения, адресованные ребенку, детерминирует приемы, которые он будет применять во взаимодействии с внешним миром. Тем самым в их руках находится не только его настоящее, но и будущее.
  • Вот почему он не может позволить себе игнорировать их послания, пусть даже самые запутанные.

в) Третье и, вероятно, самое важное условие заключается в том, что, начиная с самого раннего детства, он должен быть поставлен перед необходимостью воспринимать противоречивые родительские сообщения, какими бы фантастическими они не были, и никогда не задавать вопросов: «Ты имел в виду то или это?» Перед ним должна стоять неразрешимая задача воплотить их в единую линию поведения.

20. Я приведу несколько характерных примеров таких противоречивых явно-скрытых посланий, способствующих проявлению девиантного поведения:

а) Мать наставляет дочь, говоря, что она должна быть «маленькой леди». Однако первое, что она дарит ей на конфирмацию, это набор из семи разноцветных сексуальных бюстгальтеров.

б) Отец говорит сыну, что он не должен ему противоречить. И в то же время сетует, что его сын ведет себя не как настоящий мужчина.

в) Мать и отец учат свою дочь держаться подальше от сумасшедших вечеринок. При этом они разрешают ей туда ходить. А потом, когда она звонит и просит отца забрать ее домой, родители с издевкой высказываются об ее «испуге», явно стараясь унизить девушку.

21. Если родительские послания неизменно протекают именно в таком ключе, а ребенку так и не удалось выработать каких-либо способов ухода от них, то он подвергается серьезной опасности.

а) Он оказывается под угрозой в силу своей зависимости, поскольку он не может действовать в соответствии с одним из содержащихся в сообщении указаний, не ослушавшись при этом другого, а потому неизменно вызывает родительское неудовольствие.

б) Как будущий взрослый человек он находится под угрозой, так как его собственный способ взаимодействия с миром будет строиться на основании того противоречивого паттерна, приобретенного им от родителей, суть которого сводится к самообману.

в) Поскольку в каждом таком послании скрыто противоречие, и ребенок учится этого «не видеть», что может стать причиной психического нарушения, он возлагает вину на себя (в этом его поддерживают и родители, которые «видят» не больше, чем он сам). Он говорит: «Я вечно делаю не то, что надо; должно быть, я плохой».

г) С другой стороны, где-то в глубине души он прекрасно осознает парадоксальность ситуации, в которой оказался. В конце концов, он может ответить самому себе на языке скрытого протеста, который общество называет поведением «сумасшедшего» или «больного».

22. Однако прежде, чем поведение ребенка станет настолько гипертрофированно «отклоняющимся», что общество сочтет его девиантным, может пройти немало времени.

а) Мы с вами уже говорили о гомеостазе семьи, процессе, посредством которого семья уравновешивает свои внутренние силы, что способствует достижению согласия и рабочего порядка.

б) Способы действия, которые не имели бы никакого смысла вне семейного круга, такие как, например, поведение проблемного ребенка, могут оказаться исключительно эффективными в рамках семьи, так как это дает супругам возможность сконцентрироваться на ребенке, повесив на него ярлык «нарушителя спокойствия», и отвести подозрение от истинной причины всех бед, каковой являются их собственные взаимоотношения.

в) Таким образом, девиантное поведение ребенка может стать функциональным элементом в системе дисфункциональной семьи. (Следовательно, если бы терапевту удалось разобраться в перцепциях и представлениях, которыми оперируют супруги, все поведение, осуществляемое членами семьи, приобрело бы смысл.)

23. Поскольку, с точки зрения родителей, существование «проблемного ребенка» носит глубоко функциональный характер, в их неспособности оценить степень его расстройства не было бы ничего удивительного, равно как и в попытке сохранить и максимально продлить такое поведение. Но они ходят по ниточке. В конце концов, именно этот ребенок обладает властью создать или разорвать магический круг семейного равновесия, а потому с ним необходимо обращаться очень осторожно.

а) Как бы он ни поступил, его неизбежно ждет фрустрация. Он не может поступать правильно из-за неуместности ожидаемого от него поведения, ему никогда не добиться успеха, поскольку сформированные у него представления не подходят для достижения данных целей.

б) Если бы он слишком сильно расстроился, он, вероятно, столь явно продемонстрировал бы тот или иной симптомы, что было бы невозможно и дальше скрывать это внутри семьи или использовать в семейной жизни.

в) Поэтому его отклоняющееся поведение обязательно должно быть вознаграждено ровно настолько, чтобы компенсировать официальное неодобрение, которого оно заслуживает, а также фрустрацию в целом. Белл и Вогел утверждают:

…Очень часто родители, которые явно критикуют ребенка, а зачастую и наказывают его, на скрытом уровне, всячески его поддерживают и способствуют сохранению тех же поведенческих проявлений, которые они подвергают критике. Внешне этот феномен может принимать различные формы: пустые угрозы, откладываемое наказание, равнодушие к симптому, демонстрируемому ребенком, и принятие его, повышенный интерес к симптому ребенка или значительное побочное вознаграждение, предлагаемое ребенку за его симптом.*

д) Мы с вами видим всю негибкость и в то же время возможность обходных путей двухуровневого подхода к формированию представлений. Он не только ставит ребенка в положение «плохого», «неудачника», но дает возможность усиливать или ослаблять его давление, когда оно становится для него невыносимым. Все это может осуществляться на скрытом уровне, вне сознательного контроля родителей и ребенка.

24. Таким образом, гомеостатическая система, включающая в себя И. П., может оставаться относительно стабильной на протяжении длительного периода времени.

а) Как мы уже видели, родительские ожидания формируют круговое взаимодействие. И. П. играет главную роль в конфликте между родителями. Приобретя под влиянием родителей черты, которые пугают их в самих себе и друг в друге, ребенок становится объектом родительских тревог и начинает оправдывать их ожидания.

*Bell и Vogel, p. 390.

б) В следующем отрывке Броуди описывает реакцию ребенка на родительское поведение. Автор характеризует взаимоотношения между матерью и дочерью, не принимая во внимание влияние неудовлетворяющих женщину супружеских отношений на выполнение ею материнских функций:

Возможно, младенец усвоит, что его выживание в рамках данных взаимоотношений напрямую зависит от умения сообщить о своих потребностях и при этом оправдать проецируемые материнские ожидания. Длительное подкрепление потребностей, совпавших с тем, что ожидает мать, и фрустрация не вызвавших у нее отклика нужд изменят поведение ребенка таким образом, чтобы валидизировать материнскую проекцию. Такая взаимосвязь между матерью и существующим у нее внутренним образом «ее ребенка», спроецированным на настоящего ребенка, который активно пытается соответствовать этому образу, наделяет реальным содержанием понятие симбиоза, так как отреагировавший ребенок для матери является частью ее самой. *

* Brodey, op. cit., p. 385.

25. В конце концов, даже внешний мир подтверждает статус И. П., реагируя на него как на отличающегося от других, деликвента или больного. Он даже уделяет И. П. особое внимание и оказывает помощь, как будто корень всех проблем действительно кроется именно в нем.

а) Навешивание таких ярлыков и сам процесс лечения только помогают поддерживать систему в первоначальном состоянии, подвигая родителей к дальнейшим проекциям и рационализациям.

б) Они только усиливают внимание, направленное на И. П., так как теперь они чувствуют себя неадекватными, боятся критики и ответственности:

«Он имел больше, чем это когда-либо удавалось мне».

«Он плохой потому, что хочет быть таким».

«Школа не в состоянии с ним справиться». «Сегодня молодежь совсем не та». «Он связался с дурной компанией». «Он не принадлежит к этой семье!»

в) Общество с симпатией относится к таким родителям, а это только подтверждает родительскую уверенность, что И. П. — это действительно тот, о ком необходимо побеспокоиться.

26. Но по мере того, как поведение ребенка приобретает все более общественный характер, он начинает проверять родителей на предмет их компетентности. Когда на них ложится бремя вины, гомеостаз семьи начинает рушиться или утрачивает свою ценность. Бремя вины с ребенка переносится на родителей.

а) В одном случае жертвами И. П. становятся его родители:

  • Он приковывает к себе все их внимание или требует побочного вознаграждения, используя для этого припадки, периоды погружения в себя, побеги, психотические эпизоды и т. д. Все это дает ему, по крайней мере, временное вознаграждение, так как он оказывается в центре родительских забот.
  • Будучи не похожим на других, больным или плохим, он требует к себе особого отношения. Вот что говорит Мюр-рей Боуэн:
  • Ребенок удовлетворяет свои эмоциональные и вербальные потребности… эксплуатируя свою беспомощность и ничтожность своего положения. Пациенты проявляют виртуозное мастерство по части вызывания у других чувства сострадания и гиперзаботы. Все исследованные семьи рано или поздно обнаруживали, что жизнь их дома направлена на реализацию потребностей пациента. Родители оказываются столь же беспомощны перед пациентом, как и пациент перед родителями. *
  • Он ухитряется полностью освободиться от ответственности и от необходимости взаимодействовать с реальностью вне тех рамок, которые установила для него семья.

б) В другом случае его мишенью становится супружеский конфликт.

  • Матери уделяют огромное внимание сыновьям, отцы — дочерям. Эта основополагающая динамика семейной триады приобретает особую остроту.
  • Супруги перестают обвинять друг друга. Как объясняют Белл и Вогел, родители втайне считают себя, по крайней мере, отчасти, ответственными за ребенка:

Таким образом, присутствующее у ребенка нарушение возвращает родителей назад к стоящим перед ними проблемам, и супружеская пара зачастую проецирует ответственность за это друг на друга. **

* Bowen, op. cit., p. 363. ** Bell и Vogel, op. cit., 397.

в) В конце концов, общество, как правило, удаляет И. П. от семьи или рекомендует/настаивает на терапии. Это наносит удар по гомео-статическому балансу и снижает адекватность родителей как пациентов. Как утверждает Дж. Хейли (о психотичном И. П.):

«Хотя в семейной системе психотичное поведение может выполнять ту или иную функцию, определенный риск, тем не менее, существует. Пациент может нуждаться в госпитализации, а это разрушит систему, или он начинает посещать терапию, с ним происходят изменения, и он выходит из системы. Как правило, родители приветствуют госпитализацию только в том случае, если при этом пациент остается досягаемым для них, к терапии же они относятся благосклонно лишь до возникновения определенных изменений, и пока он не начинает нарушать семейные правила…»

27. Так или иначе, супружеские отношения, требующие участия Идентифицированного Пациента, ничего не дают, а приносят только разочарования, разрушение и боль всем троим.

а) Родительские надежды на то, чтобы произвести благоприятное впечатление на окружающих людей, показав, что их ребенок воплощает в себе семейные идеалы, внезапно могут оказаться вдребезги разбиты поведением И. П.

б) Надежды родителя на то, что ребенок будет его любить, могут быть неожиданно разрушены гневом и сопротивлением И. П.

в) Надежды, что ребенок будет соответствовать амбициям родителя, могут рухнуть, когда И. П. будет исключен из школы или сам ее бросит.

г) Надежды, что ребенок поможет родителям стать ближе друг к другу, могут разбиться, когда поведение И. П. еще более усугубит проблемы в отношениях между супругами.

д) В любом случае, неразрешенные супружеские конфликты бумерангом отразятся на партнерах, как бы они не старались быть хорошими родителями. Эти конфликты не оказывают позитивного воздействия, но затрагивают всю семью. Лидз описывает это так:

Jay Haley. The family of the schizophrenic: a model system. /. new. men. Dis., 129: 357—374, 1959; p. 373—374.

…Такие браки… демонстрируют полное отсутствие комплиментарности… Муж и жена не поддерживают друг друга в актуальных нуждах, и супружеское взаимодействие усугубляет эмоциональные проблемы обоих, лишает их ощущения полноты бытия и, ухудшаясь, превращается в череду враждебных столкновений, в которых не бывает победителей. Вместо какого бы то ни было взаимообмена имеют место требования и откровенное пренебрежение, ведущие к расколу между партнерами, а он, в свою очередь, разрушает всю семью, заставляя детей разрываться между собственными привязанностями и верностью. *

28. Идентифицированный Пациент, тем не менее, страдает больше всех, хотя изредка и получает разрядку от исполнения своей роли или побочное вознаграждение.

а) Он интериоризирует супружеские конфликты, а это создает для него определенные проблемы в установлении и поддержании удовлетворительных межполовых взаимоотношений. Он еще долго будет проживать семейную драму в отношениях с другими мужчинами и женщинами даже после того, как оба ее участника уйдут в мир иной.

б) Ему не хватает самоуважения. Ярлык, характеризующий его как плохого, больного или не похожего на других, только усиливает его убежденность в собственной никчемности.

в) Он не умеет должным образом взаимодействовать с миром за пределами семьи. Вот что Лидз говорит о семье шизофреника:

* Т. Lidz, A. Cornelison, S. Fleck, D. Terry. The intrafamilial enviroment of schisophrenic patiens: II Marital schism and marital skew. Anter. J. Psychiat., 114: 241—248, 1959; p. 246.

Мир, который ребенку предстоит научиться воспринимать, полностью отрицается. Их (родителей) концептуализации внешнего мира не носят инструментального характера для формирования последовательного представления о событиях, чувствах или людях и не совпадают с тем, что переживают члены других семей. Факты постоянно подгоняются под эмоционально детерминированные потребности. Для принятия этих несовместимых переживаний необходимо обладать паралогическим мышлением. Внешняя среда предполагает овладение иррациональностью. *

29. Я приведу небольшой отрывок из сессии семейной терапии, который поможет понять, как конфликт между мужем и женой обуславливает симптоматичное поведение у ребенка.

а) В этом отрывке процесс индукции демонстрируется опосредованно, через разговор супругов.

б) Эта супружеская пара успешно движется к пониманию того, как конфликт между ними влияет на их ребенка.

в) Они также могут обсуждать супружеские взаимоотношения как относительно независимые от ребенка. (В этом они существенно отличаются от родителей ребенка-шизофреника, которые не способны рассматривать свои отношения в таком ракурсе.)

г) Когда терапевту удается помочь супругам научиться получать больше удовольствия от взаимодействия друг с другом, он в то же время дает им возможность увидеть своего ребенка таким, какой он есть. В результате вознаграждение получают как родители, так и ребенок, поскольку дети отчаянно стремятся сделать приятное родителям, а родителям, само собой разумеется, хочется почувствовать заботу своего ребенка.

* Т. Lidz, A. Cornelison, S. Fleck, D. Terry. The intrafamilial enviroment of schisophrenic patiens: VI. Transmission of irrationality. Arch. Neurol. Psychiat., 79: 309—316; p. 311.

Отрывок:

В.: В общении с детьми я также вынуждена руководствоваться двойными стандартами.

Т.: Почему?

В.: Потому что мой муж иногда делает некоторые вещи, выходит из себя и делает то, что детям делать не разрешается. Я имею в виду, что иногда он щипает и толкает их там, где им запрещается это делать, будучи раздраженными, щипать и толкать друг друга.

Т.: Очевидно, это и послужило предпосылкой для той проблемы, о которой я думаю…

В.: Но как же я могу просить Гарри, а иногда и Джорджа, не толкать и не щипать друг друга, если мой муж именно так и ведет себя по отношению к Гарри?

Т.: Как вы с этим справляетесь?

В.: Иногда мне это вообще не удается. Но я стараюсь уговорить его поумерить свой пыл. Но когда я прошу его об этом, он начинает поступать мне назло, я это знаю.

Т.: Вы хотите отплатить своему мужу.

Г.: Именно этого она и добивается.

В.: Мне бы хотелось видеть его, то есть…

Г.: Именно этого она и добивается.

В.: Мне бы хотелось видеть его, мне бы хотелось видеть, что он держит себя в руках. Я хочу, то есть, я не…

Т.: Я бы предположил, что вы хотите ему отплатить.

Г.: Именно этого она и добивается.

В.: И эту цель я тоже нередко преследую.

Т.: Конечно, все правильно, давайте рассмотрим эту ситуацию. Он провоцирует вас; вы стремитесь ему отплатить. Он снова провоцирует вас; вы снова стараетесь отомстить. Я думаю, что все увиденное нами здесь, так или иначе, происходило по причинам, в которых вы не отдавали себе отчета, но я полагаю, именно так оно и было. Я не думаю, чтобы вы осознавали это.

Г.: Послушайте, я хочу сказать, что.., что, иными словами, вы утверждаете, будто раздражение из-за наших взаимоотношений я срываю на Гарри?

Т.: Гм. Непреднамеренно. Вы оба используете его как поле боя.

Г.: Да, я согласен, вы правы. Я уже давно ощущаю нечто в этом роде.

30. Кое-кому из читателей может показаться, что я слишком односторонне описываю процесс индукции.

а) Какую роль играет во всем этом ребенок? Или дети — это всего лишь чистые листы бумаги, на которых родители пишут все, что захотят?

б) Разве у ребенка нет возможности выбора принимать или не принимать роль И. П.?

в) Чтобы получить ответы на эти вопросы, нужно спросить у матери: что должны получать дети в семьях своих родителей, чтобы впоследствии стать функциональными взрослыми?

г) В следующей главе мы попытаемся взглянуть на мир, но не с позиции взрослого человека, а глазами ребенка.

ГЛАВА 6. Что нужно всем детям для формирования самооценки

1. В предыдущих главах я описала семейную дисфункцию, поскольку она оказывает влияние на воспитание, по крайней мере, одного ребенка в семье, того, который становится Идентифицированным Пациентом.

а) Если у родителей занижена самооценка, и они мало доверяют друг другу, они будут ожидать, что ребенок повысит их самооценку, будет продолжением их самих и чудесным образом ослабит болезненность супружеских взаимоотношений.

б) Но подобные ожидания чересчур ограниченны, как если бы у ребенка не было другого выхода, кроме как принять ту роль, исполнения которой ждут от него родители, или как если бы дети были просто чистыми листами, на которых родители могут писать все, что им заблагорассудится.

  • Дети не являются чистыми белыми листами. Они рождаются с определенными конституциональными различиями. (Даже с точки зрения простой «реактивности организма» новорожденные принципиальным образом отличаются друг от друга.) Кроме того, они приходят в этот мир, будучи либо биологически женским, либо биологически мужским существом.
  • И, тем не менее, дети появляются на свет совершенно беспомощными. То, что нужно им для выживания, они или получают от окружающих, либо научаются, благодаря им. Ни один ребенок не рождается, имея четкий план того, что он должен делать и кем быть. Обо всем этом он узнает от тех людей, в обществе которых живет, и которых я поэтому называю жизненно важными персонами.

2. Так, например, с самого рождения ребенок нуждается в том, чтобы находиться в состоянии физического комфорта. Ему необходимо чувствовать сытость и тепло, чтобы переход из чрева матери в ее дом происходил максимально плавно.

3. С момента рождения ребенок также нуждается и в продолжении отношений.

а) Когда приходят сытость и тепло, ему необходимо, чтобы их обеспечивала та же самая личность, дотрагиваясь до него и разговаривая с ним.

б) Ему нужно слышать тот же самый человеческий голос и ощущать те же самые прикосновения, это помогает ему осознать существование и предсказуемость хотя бы одного «другого».

в) И даже когда он накормлен и согрет, он научается нуждаться в физическом присутствии матери; ему становятся необходимы отношения как таковые.

4. Ребенку нужно научиться, как влиять на реакции окружающих и как предсказывать эти реакции, а) Когда он научается отличать свою мать от всех остальных окружающих его людей, он также научается демонстрировать различные реакции, оказывающие на нее влияние.

  • Когда он плачет, он, как правило, незамедлительно получает пищу, тепло и физический контакт. Хотя иногда этого и не случается.
  • Некоторые особенные виды плача работают лучше, чем другие, заставляя мать поторопиться.
  • Улыбка обычно оказывает на мать супервоздействие.

б) Когда ребенок осознает, что в число жизненно важных персон попадает и отец, он также научается демонстрировать особые реакции, оказывающие воздействие именно на него.

5. Ребенку необходимо научиться структурировать мир.

а) С помощью языка он научается дифференцировать и классифицировать мир, находящийся за пределами его самого, его матери и отца. Он научается распознавать кошек и собак, взрослых и детей, мужчин и женщин, родственников и посторонних людей.

б) Благодаря своим родителям он научается не только классифицировать, но также оценивать и предсказывать. Он научается распознавать «хорошие» и «плохие» чувства, хорошее и плохое поведение, и т. д.

6. Ребенку необходимо оценить самого себя в двух аспектах: как человека что-то умеющего, и как человека, относящегося к тому или другому полу. *

* Я считаю, что необходимо разделять эти две составляющие самооценки по двум причинам. Во-первых, существуют некоторые способности и некоторые виды деятельности, которые не обязательно связаны с половой принадлежностью. И мужчины, и женщины научаются работать, думать, читать, решать проблемы, экспериментировать. (Конечно, поскольку эти качества присущи обоим полам, они способствуют обогащению взаимоотношений между мужчинами и женщинами.) Во-вторых, как было мной отмечено, некоторые люди могут осознавать и некоторым образом оценивать себя в том, что касается одной из этих идентичностей, и игнорировать вторую. Взрослые люди могут быть способны устанавливать сексуальные взаимоотношения с представителями противоположного пола и при этом не справляться с самим собой или своим окружением, и наоборот.

Он составит представление о самом себе как о дееспособной личности (то есть, о человеке, который способен позаботиться о самом себе) в том случае, если, по крайней мере, один из родителей будет признавать его взросление.

а) Можно считать, что родитель признает взросление ребенка, когда он (или она):

  • Отмечает существование этого взросления.
  • Вербально или невербально сообщает о том, что он отметил.
  • Предоставляет ребенку все больше и больше возможностей проявить и потренировать новые способности, возникающие в результате развития.

б) В процессе развития и научения ребенок становится способным все больше и больше заботиться о себе самом.

  • Он может сам есть, сам посещать туалет, завязывать шнурки на собственных ботинках, предвидеть опасность и избегать ее, иными словами, может совладать со своим собственным телом, чтобы отвечать требованиям наличной ситуации, и может манипулировать окружающими его предметами.
  • Увеличение дееспособности предполагает способность принимать решения, творить, формировать и поддерживать взаимоотношения, регулировать свои потребности в зависимости от ситуации, планировать будущую деятельность, проявлять толерантность по отношению к неудачам и разочарованиям.

Страница сформирована за 0.62 сек
SQL запросов: 191