АСПСП

Цитата момента



Мужчина женится, потому что влюбился. Женщина влюбляется, потому что хочет выйти замуж.
И в этом также проявляется женская мудрость!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Смысл жизни в детях?! Ну что вы! Смысл вашей жизни только в вас, в вашей жизни, в ваших глазах, плечах, речах и делах. Во всем. Что вам уже дано. Смысл вашей жизни – в улыбке вашего мужчины, вашего ребенка, вашей матери, ваших друзей… Смысл жизни не в ребенке – в улыбке ребенка. У вас есть мужество - выращивать улыбку? Вы не боитесь?

Страничка Леонида Жарова и Светланы Ермаковой. «Главные главы из наших книг»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/
Мещера

в) Чтобы признать дееспособность ребенка, родители должны быть способными распознавать достижение той или иной стадии развития: только так признание будет своевременным.

  • Они не должны ожидать от ребенка поведения, свойственного пятилетнему, когда ему уже восемь, или поведения, присущего восьмилетнему, когда ему всего пять.
  • Иными словами, чтобы признание было действительно признанием, оно должно соответствовать потребностям, способностям и готовности ребенка. И сообщение о признании должно быть понятным, прямым и определенным.

г) Родительское признание не подразумевает не критического одобрения любого поступка, который совершил или собирается совершить ребенок. Родители выполняют социализирующую функцию: они должны объяснить ребенку, что он — не центр их мира или всего окружающего мира.

  • Он должен научиться, как соответствовать принципам семейного существования, как уравновешивать собственные нужды с нуждами окружающих, как удовлетворять требованиям культуры.
  • Ему необходимо развить в себе способность справляться и находить гармонию между твоими требованиями, моими требованиями и требованиями ситуации, делая это вовремя и при любых обстоятельствах.
  • Он может возмущаться, быть недовольным ограничениями или правилами, но принятие ограничений и выучивание правил — это тоже часть взросления. «Ограничение» и «признание» не являются взаимоисключающими понятиями.
  • Кроме того, родительское признание не подразумевает гиперопеку или повышенное внимание к каждому желанию ребенка. Родители тоже люди. Джонни может быть готов к прогулке, ожидая лишь маминого позволения, но мама в данный момент занята у кухонной плиты.
  • Родительское признание наиболее эффективно, когда оно осуществляется в конкретной форме.

д) Если родитель не признает способность ребенка, или не вовремя выражает свое признание, у ребенка возникают проблемы при интеграции этой способности. Она остается фрагментарным аспектом «неважного меня» или «неадекватного меня» или же «тайного меня». Родители могут:

  • Не замечать способность, когда она очевидна, или не предоставлять возможности для ее выражения или не высказывать одобрения или неодобрения, когда ребенок ее демонстрирует.
  • Преждевременно искать у ребенка данную способность и побуждать к ее проявлению, демонстрируя при этом тревогу.
  • Иметь неверное представление о способности (просто искать ее там, где она быть не может) и, проявляя тревогу, побуждать ребенка демонстрировать эту способность.
  • Видеть способности, но не одобрять их и наказывать ребенка за их проявления.

е) В том случае, когда один из родителей признает способности ребенка, а второй противоречит этому признанию, научение ребенка будет затруднено и он будет демонстрировать то, чем овладел, в более непоследовательном виде.

  • Один родитель может ожидать от ребенка много, другой — мало.
  • Таким образом, семейный терапевт должен обратить особое внимание на то, как оба родителя признают в ребенке каждую из способностей.

ж) Если родители действительно не признают способность (не видят ее или наказывают за ее проявление), ребенок может продолжать развиваться, поскольку сама жизнь является стимулом к постоянному развитию. Однако:

  • Он может не позволять себе проявлять способность.
  • Он может демонстрировать ее втайне.
  • Он может демонстрировать ее искаженным или завуалированным образом.
  • В любом случае, эта способность не будет влиять на его самооценку.

7. Половая самооценка ребенка будет развиваться только в том случае, если оба родителя признают его половую принадлежность.

а) Он должен идентифицироваться со своим собственным полом, хотя сама по себе идентификация должна включать и принятие противоположного пола.

  • Мужчины воспринимают женщин как женщин, женщины воспринимают мужчин как мужчин.
  • Идентификация, в этом смысле, это двусторонняя соотнесенность: «Я мужчина по отношению к женщинам. Хорошо быть мужчиной, учитывая, что такое женщины».

б) Половая идентификация является результатом системы научения, включающей трех персон. Родители признают половую принадлежность ребенка, обращаясь с ним как с маленьким представителем этого пола. Но это признание происходит главным образом посредством использования моделей функциональных, удовлетворяющих межполовые отношения.

  • Ситуация научения, направленного на оценку собственной половой принадлежности, может быть продемонстрирована следующей диаграммой:
  • А и С — это интеракции. В представляет собой демонстрацию мужем и женой взрослых отношений между мужчиной и женщиной (что наблюдает ребенок). Эта демонстрация имеет огромное значение. (Отметьте, что я подчеркиваю, что ребенок — это маленький мужчина, а его родители — большой мужчина и большая женщина.)

в) Многие люди при упоминании о семье представляют себе просто маленькую группу, составленную из индивидов, имеющих сходные или взаимозаменяемые функции.

  • Члены семьи отнюдь не бесполые особи без возраста, вступающие в некие интеракции. Они — взрослые мужчины и женщины, взаимодействующие с маленькими мужчинами и женщинами.
  • Весь наш мир состоит из мужчин и женщин. И роли, имеющие наибольшее психологическое значение, это те, которые соотносятся с полом исполняющих их людей. Мужчины — это чьи-то сыновья, чьи-то братья, чьи-то женихи, чьи-то мужья, чьи-то отцы и т. д. Женщины — это чьи-то дочери и т. п.
  • Мужчины и женщины имеют также ряд ролей, которые не связаны с половой принадлежностью, такие, как чей-то босс, чей-то учитель. Но обычно половая принадлежность этого босса или этого учителя передает особый смысл, основанный на прежнем опыте взаимоотношений, носящем сексуальную окраску.

г) Но ребенку для развития нужен пример обеих моделей, а что происходит, если его отец умирает вскоре после его рождения, а его мать не выходит замуж вторично? Значит ли это, что мальчик не сможет оценить самого себя как мужчину?

  • Нет, потому что дети весьма изобретательны в поиске среди своего многочисленного окружения того, кто отсутствует в жизни данной семьи. Они используют в этом качестве дядюшек, дедушек, старших братьев, соседей, учителей или любого другого имеющегося в наличии старшего мужчину.
  • Даже дети из приюта воспринимают в качестве модели более взрослых мальчиков и девочек, или же воспитательницу и сторожа приюта.
  • Дети также создают представление о том, каков был их отец, из всех тех обрывочных данных об отце, которые они могут получить от матери, бабушки, дедушки и т. д.
  • Ребенок сможет использовать модели мужского поведения, если он получает от матери сообщения о том, что мужчины — достойные существа. Если же мать дает ему понять, что мужчины недостойны, и что ей не нравится, когда он ведет себя подобным образом, он будет использовать соответствующие модели тайно и в искаженном виде.

8. Когда родители не способны признавать сексуальность друг друга, они не смогут сделать это и в отношении своего ребенка.

а) Явное или скрытое пренебрежение родителей друг другом приводит к тому, что они не могут обеспечить ребенку модель функциональных, удовлетворительных взаимоотношений мужчины и женщины.

б) Более того, если они конфликтуют друг с Другом, они будут конфликтовать и с ребенком. Таким образом, он будет получать от них противоречивую информацию, касающуюся того, каким он должен быть и что делать. Его будут просить, чтобы он пошел на север и на юг одновременно.

в) Также родители, как правило, используют ребенка как заложника в супружеском конфликте. Они будут просить его принять их сторону. Он зачастую будет оказываться в ситуации, когда один из родителей отвергает его, а другой признает.

г) В целом, он получит крайне противоречивый опыт.

9. Чтобы проиллюстрировать это утверждение, разобьем семейное взаимодействие на серии вопросов, которыми задается маленький мальчик. Ответы на эти вопросы сформируют основу для его половой идентификации.

а) Как отец (большой мужчина) обращается с матерью (большой женщиной)?

Как отец обращается со мной (маленьким мужчиной)?

Как отец велит мне обращаться с матерью?

Как мать (большая женщина) обращается с отцом (большим мужчиной)?

Как мать обращается со мной (маленьким мужчиной)?

Как мать велит мне обращаться с отцом?

б) Я постараюсь показать, что в каждом из этих вопросов скрыто несколько вариантов противоречий, с которыми может столкнуться ребенок.

10. Как мать обращается со мной? Как отец обращается со мной?

а) Фактически ребенок спрашивает себя: «Как мать (или отец) реагирует на тот факт, что у меня есть гениталии, что я демонстрирую сексуальные переживания (через мастурбацию, ночные семяизвержения, эрекции и т. д.), что я проявляю сексуальность по отношению к окружающим (в сексуальных играх, поцелуях, ласках и впоследствии в сношениях)? Как мать (или отец) реагирует на мои интересы в отношении игрушек, на мой выбор одежды, мои драки с мальчиками?

б) Тем самым мальчик составляет представление о себе самом, поскольку оно является результатом непосредственных переживаний.

  • Он слушает, что говорит ему каждый из родителей. Мама говорит ему, что нормальные люди не мастурбируют. Папа говорит ему, что в этом нет никакого вреда.
  • Он слушает, что родители говорят о нем друг другу. Отец, к примеру, говорит: «Джонни слабак». На что мать может ответить: «Нет, он еще просто слишком мал».
  • Он отмечает, как каждый из родителей ведет себя с ним. Отец может рассмеяться, узнав, что он играл «в бутылочку». Мать же может устроить ему нагоняй, за то, что он поцеловал какую-то девочку.
  • Он отмечает, как каждый из родителей реагирует на поведение другого по отношению к ребенку. Отец может отругать его за то, что он вернулся домой слишком поздно. Мать может выбранить отца за то, что тот был слишком строг.
  • Он отмечает, как каждый из родителей велит ему вести себя, и как они ведут себя сами. Отец может говорить ему, что красть стыдно, и в то же время утаивать от налоговой службы свой доход. Мать может говорить, что врать нехорошо, и, тем не менее, позволять ему говорить кассиру в кино, что ему не двенадцать лет, а четырнадцать.

в) Мы не должны забывать о том, что в опыте большинства детей присутствуют оба родителя. Тем самым количество противоречий удваивается.

11. Как отец и мать обращаются друг с другом?

а) В этом отношении у мальчика не всегда есть непосредственный опыт, которым он может руководствоваться.

  • То, как родители обращаются друг с другом, включает в себя и то, как проходит их сексуальное взаимодействие. Как правило, эта часть взаимоотношений не подлежит наблюдению со стороны мальчика, конечно, если у него нет возможности к «исследованию посредством замочной скважины». *
  • Даже если у мальчика есть возможность наблюдать сексуальные взаимоотношения родителей, он не способен осознать смысл происходящего для взрослых; ему будет казаться, что отец наносит матери вред. Тем самым это будет информация скорее об обиде, чем о любви.

б) Все, что ребенок может непосредственно наблюдать, это то, как родители изо дня в день общаются друг с другом. Однако это также может предоставлять противоречивую информацию.

  • Он может видеть их ссорящимися в течение дня, и, тем не менее, спящими ночью в одной постели.
  • Он может слышать, как они жалуются на свою «подкаблучность», и при этом видеть, как они грустят, когда супруг или супруга отсутствует.
  • Он может и не видеть открытых ссор, и, тем не менее, их поведение будет показывать ему, что они раздражены и злятся друг на друга.

* В нашей культуре взрослые открыто не демонстрируют детям свою сексуальность; они только делают случайные намеки в шутках, объятиях, поцелуях и т. д. Я также не рекомендую этого делать. Однако интересно отметить, что эскимосские дети, например, похоже, совсем не страдают от частых проявлений сексуальности между своими родителями.

  • Он может замечать, что всегда они выглядят так, как будто их обидели, и не понимать, в чем причина этой обиды.

в) Для довершения замешательства ему придется сопоставить то, как они обращаются друг с другом, с тем, как каждый из них ведет себя с ним. Намеренно или случайно, но ему придется узнать:

  • Как получается, что мать дает ему понять, что обижена или расстроена, но в то же время не показывает этого отцу?
  • Как получается, что отец позволяет ему получать все, что угодно, и устраивает скандал, когда мать покупает новое платье?
  • Как получается, что мать подстрекает его быть самым упрямым мальчиком во дворе и при этом настаивает, чтобы отец умерил свой пыл?

12. Как мать велит мне обращаться с отцом? Как отец велит мне обращаться с матерью?

а) Ребенок спрашивает себя, почему мама презирает папу, но говорит мне, чтобы я относился к нему с уважением? Почему папа бьет маму, но говорит мне, чтобы я уважал ее?

б) Многие из этих противоречивых переживаний могут и должны получить объяснение в функциональной семье, потому что ребенок может задать соответствующий вопрос вслух. Таким образом, ребенок может узнать, что в каждой ситуации есть несколько аспектов, и что похожие явления не всегда связаны между собой.

в) В дисфункциональной семье у детей создается впечатление, что они не могут задавать вопросы. Вопросы могут привести к обсуждению супружеских взаимоотношений, а открытое обсуждение этой проблемы слишком болезненно для супругов.

13. Когда ребенок остается один на один с неразрешенными противоречиями, он старается объяснить их себе собственными усилиями, часто приходя к неполным или некорректным выводам.

а) Для того чтобы прийти к некоторым выводам, он может опасным образом исказить или безжалостно отбросить какие-то факты из собственного опыта.

б) Например, он может решить, что в сфере взаимоотношений мужчины и женщины:

  • Если один «обижен», то другой «нанес обиду».
  • Если один «слаб», то другой «силен».
  • Если один «проиграл», то другой «выиграл».
  • Если один «хороший», то другой «плохой».

в) Такие упрощенные черно-белые выводы затрудняют интеграцию моделей и серьезным образом мешают развитию самооценки. Например:

  • Мальчик может пытаться отвергать одного из родителей (мы будем называть его «северным») и выбирать другого («южного»). Поступая таким образом, он лишается одной из моделей. Поскольку он не может однозначно сделать такой выбор, его отвержение одного из полов остается неполным.
  • Он может попытаться отвергнуть как северного, так и южного. Поступая таким образом, он затрудняет себе использование обеих половых моделей. Он отказывается соотносить мужчин с женщинами и женщин с мужчинами, но этот отказ также не окончателен.
  • Он может пытаться свести воедино то, что сведено быть не может, идя одновременно на север и на юг. Когда он поступает таким образом, его попытки использовать обе модели заканчиваются неудачей.

г) Половая самооценка мальчика будет страдать в том случае, если в супружеских взаимоотношениях отец выглядит обиженным, презираемым и отвергаемым. У девочки будут проблемы с половой самооценкой, если в этой позиции в супружеских отношениях находится мать.

  • Возможно, именно поэтому мы так часто находим сексуально-окрашенную патологию в тех семьях, где все мужчины или все женщины демонстрируют явную болезненную симптоматику. (Конечно, другие дети в подобных семьях также страдают, даже если их переживания и не столь патологичны).
  • Поскольку дети, как правило, идентифицируются с родителями того же пола (под идентификацией я имею в виду установление ребенком схожести своих гениталий с одним из родителей и различий — с другим), они испытывают тревогу, когда родитель того же пола обижает другого или обижен им.
  • Однако из этих двух возможностей мысль быть обиженным страшнее. («Это может случиться и со мной!»)
  • Несмотря на другие характеристики, которые стимулируют тенденцию рассматривать себя как похожего больше на одного из родителей, чем на другого, сходство гениталий подразумевает для него неизбежное сходство стратегии взаимоотношений с противоположным полом.

14. Если родители постоянно показывают, что они воспринимают своего ребенка способным и сексуально определенным существом, и если они демонстрируют удовлетворяющие, функциональные взаимоотношения мужчины и женщины, у ребенка формируется адекватная самооценка и он становится все более и более независимым от родителей.

а) Когда приходит время поступать в школу, и ребенок только часть дня проводит дома, он уверен, что именно так и нужно сделать (и его родители подкрепляют в нем эту мысль).

15. Он способен получить от замещающей родителя фигуры (учителя) массу информации для последующего обучения.

б) Также к моменту полового созревания он способен отвернуться от семьи в поисках собственного сексуального партнера, и начать свою собственную независимую жизнь.

в) Выбирая партнера, он не ищет (как это делали Мэри и Джо) кого-то, с кем он чувствовал бы себя в безопасности или кто поддерживал бы его самооценку. Поскольку он уже способен оценить самого себя, он относительно независим от того, что думают о нем остальные (включая собственную супругу или супруга).

Таким образом, он принимает во внимание индивидуальность партнера, не требуя при этом, чтобы партнер был его продолжением, что обеспечило бы его безопасность.

г) В любом случае самооценка, независимость и осознание собственной уникальности неразделимы.

Тесная связь между родительским признанием, самооценкой, независимостью и осознанием собственной уникальности особенно видна в том случае, когда мы наблюдаем, как дисфункциональная личность (ставший взрослым непризнанный ребенок) до сих пор привязана к родителям, или к замещающим родителей персонам, или же относится к своему сексуальному партнеру так, как если бы это был родитель.

а) Такой взрослый надолго остается в родительском доме и после того, как он уже вырос.

б) Или же он продолжает быть в значительной степени вовлеченным в жизнь своих родителей. Он пытается вернуться к ним снова и снова. Или он позволяет им вернуться к нему. Или же он живет в доме по соседству и навещает их так часто, что ему зачастую сложно провести грань между их домом и его собственным.

в) Или же он покидает своих родителей, но продолжает искать признания у замещающих родителей персон вне дома (на работе, у старших друзей и т. д.). Он может выбрать одну из таких персон как «партнера» и вступить в брак, но относиться к этому человеку как к родителю.

16. Значит ли это, что, когда мы видим родителей, не признающих своих детей, мы должны предположить, что они не хотят, чтобы их дети стали независимы от них? Частично это так, но подобный подход к объяснению комплексной мотивации дисфункционального воспитания детей слишком упрощен.

а) Родители, не признающие своих детей, обычно слишком разочарованы своими супружескими взаимоотношениями и слишком заняты удовлетворением своих собственных нужд, и даже понимая, что их дети — это личности, они не могут осознать их потребностей. Они сами — продукт дисфункционального воспитания.

б) Их неспособность к признанию своих детей — скорее их беда, чем вина, поскольку они отчаянно желают быть хорошими родителями.

в) Поскольку дисфункциональные родители рассматривают процесс воспитания детей как не связанный с их собственными болезненными супружескими отношениями, им не приходит, в голову, что они одной рукой разрушают то, что только что построили другой.

ГЛАВА 7. Семейный треугольник

Краткое отступление

1. Здесь нам нужно на некоторое время прерваться. Прежде чем мы перейдем к рассмотрению вопросов, касающихся коммуникации, необходимо проанализировать ту модель поведения в семье, которая, по-видимому, противоречит утверждению о том, что ребенок нуждается в родителях, чтобы научиться устанавливать функциональные удовлетворяющие отношения, и что родительский пример будет ему полезен.

а) Анализ эпизодов на ранних этапах семейной терапии показал, что:

  • Когда муж и жена начинают ссориться, И. П. вступает в разговор и переводит их внимание на себя.
  • Точно так же, когда муж и жена ведут себя дружелюбно по отношению друг к другу, И. П. вступает в разговор и переводит их внимание на себя.

б) Многие психологи рассматривают подобное поведение как следствие детских сексуальных переживаний, касающихся родителя противоположного пола. Эти переживания постоянно стимулируют его к попыткам разделить родителей, но в то же время он старается, чтобы они были вместе, частично потому, что переживает страх кастрации, частично — из-за того, что нуждается в них обоих.

2. Моя собственная интерпретация несколько иная.

Во-первых, я не считаю, что секс — это базовый мотив человеческой личности. На основе наблюдений я могу заявить, что сексуальный мотив является второстепенным, он подчинен основному мотиву — мотиву повышения самооценки и защиты ее от угрозы.

а) Не вызывает сомнения тот факт, что двое людей с высокой самооценкой, которые ведут себя в соответствии с собственной уникальностью, проявят себя как сексуально определившиеся, способные и креативные личности.

б) Однако потребность ощущать собственную ценность себя столь сильна, что супруги будут обходиться без сексуального удовлетворения или отказываться от него в жизненно важных взаимоотношениях, если сексуальное поведение или потребность в нем будет угрожать их самооценке. Примеры подобного рода мы нередко встречаем в практике консультирования супружеских пар.

в) Потребность в сексуальном удовлетворении обостряет проблемы супружеских взаимоотношений, но супруги, тем не менее, продолжают жить вместе; потребность в защите самооценки, как мы можем понять из такого рода семейных решений, пересиливает потребность в сексуальном удовлетворении.

3. Я объясняю поведение И. П. в терапевтическом взаимодействии следующим образом:

а) Когда родители мальчика спорят, он боится, что один из них (или оба) может пострадать в процессе терапии.

  • Он не хочет потерять кого-то из родителей; он любит их обоих, они оба нужны ему.
  • Он обнаружил, что когда он отвлекает внимание родителей на себя, они перестают спорить.

б) Когда в процессе семейной терапии родители мальчика проявляют дружелюбие по отношению друг к другу, он сталкивается с абсолютно новой для себя ситуацией.

  • Мальчик в дисфункциональной семье никогда не видел, чтобы родители были вместе. Когда они пытались казаться единой семьей, он всегда знал, что на самом деле такое невозможно. И сейчас, когда они, может быть, предпринимают первые шаги по направлению к нормальным отношениям, его опыт говорит ему, что такого быть не может.
  • Кроме того, до настоящего момента его потребности удовлетворялись только через призму их потребностей. Если родители будут вместе, может оказаться, что они игнорируют его, он может очутиться в ситуации, когда его отвергают. Он никогда не был выключен из супружеских взаимоотношений, хотя и воспринимал такую ситуацию как должное.
  • Хотя его актуальная роль И. П. и обременительна, он не знает иной роли в семье, как и его родители, он боится перемен. И он, и его родители активно пытаются сместить внимание на ребенка и удерживать его на этом объекте в течение всего процесса терапии.

в) Как уже не однажды было мной подчеркнуто, в ходе терапевтического процесса И. П. с готовностью оставляет свою отвлекающую роль. Когда он убеждается в том, что споры не носят деструктивного характера и что согласие между его родителями снижает их требования к нему, И. П. активно поддерживает терапевта в помощи его родителям как супругам, и в то же время он старается сделать так, чтобы его родители осознали, что он — отдельная личность со своими собственными потребностями. Фактически И. П. зачастую бывает весьма полезен как «ассистент семейного консультанта».

4. И тем не менее мы еще не получили ответа на следующий вопрос: почему мы так часто встречаем в дисфункциональных семьях сверхсильные привязанности мать—сын или отец—дочь?

а. Не доказывает ли это, что каждый ребенок действительно разделяет своих родителей, что он не только намеревается это сделать, но и, в известном смысле, преуспевает в этом? И что когда, как ему кажется, его замысел реализовался, он проявляет определенные симптомы?

б. Симптомы могут до некоторой степени быть следствием эдипова конфликта. Но в этом случае у меня возникает следующий вопрос: в чем причина самого конфликта?

5. Я полагаю, что эдипов комплекс может развиться только тогда, когда индивид не способен составить адекватное представление об отношениях между собственным полом и противоположным. Случится ли это или нет, зависит от того, насколько конкретно и ясно выражают родители свою различность и уникальность.

а) Дети рождаются со способностью выражать свои сексуальные чувства по отношению к кому-либо и не испытывать при этом вины.

б) Однако дети приходят в мир, который предполагает жесткие табу на определенные выражения и поведенческие проявления, связанные с демонстрированием сексуальности.

в) Дети узнают о существовании табу на кровосмешение тогда, когда выражают свои чувства по отношению к родителю противоположного пола, вызывая тем самым неодобрение, а это порождает чувство вины и страх, угрожающие самооценке.

6. Однако вина и страх сами по себе не приводят к травмирующему личность эдипову конфликту.

а) Дети в функциональных семьях получают ясные, четкие указания на то, что родитель — неподходящая фигура для усиливающихся сексуальных чувств ребенка.

б) Ребенок таких родителей будет поставлен в ситуацию «конфликта» подобными указаниями в той же степени, как и любым другим ограничением его воли.

в) Сексуальные чувства ребенка как таковые не вызывают неодобрения. Он убежден, что подобные чувства просто должны выражаться в отношении какого-то иного объекта.

7. Табу на инцест иногда становится причиной сильного конфликта, это происходит в том случае, когда родители занимают различные позиции по этому вопросу, когда один из родителей подстрекает ребенка нарушить подобный запрет.

а) В дисфункциональных семьях родитель противоположного пола стимулирует инцестуальные переживания, явным образом выражая свои ожидания и требования.

б) Родитель того же пола стремится развить чувство вины в связи с подобными переживаниями, особенно в том случае, когда ему не удается встать между ребенком и своим супругом, и в то же время унижает ребенка и отдаляется от него, вынуждая его быть равнодушным по отношению к представляющему соблазн родителю.

в) Табу на кровосмешение само по себе способно породить у ребенка лишь незначительный конфликт. Более серьезной причиной является родительская непоследовательность в отношении табу, одновременно стимулирующая сексуальные переживания и порождающая чувство вины.

8. Как уже было сказано выше, в любом треугольнике все три члена испытывают страх быть оставленным.

а) По моему мнению, в данном случае имеют место не отношения между тремя людьми, а всего лишь некоторый набор двусторонних взаимоотношений, где третий член выступает в роли наблюдателя.

б) В семейном треугольнике жена боится, что муж станет меньше интересоваться ею, муж боится, что жена потеряет к нему интерес, и ребенок (когда он начинает осознавать существование своего отца) боится, что он не будет центром родительского мира.

в) В возрасте двух лет ребенок, безусловно, осознает существование собственного отца — человека, который отсутствует весь день, но приходит домой ночевать, требуя от жены внимания к своей персоне.

  • Дети обоего пола реагируют на приход отца с интересом и страхом. В этот период они должны понять, что снабжены двумя значимыми другими.
  • Ребенок старается решить возникшую перед ним дилемму либо перебежками от одного родителя к другому, либо объединением их в желании сконцентрироваться на его персоне.

9. В треугольнике, существующем в функциональной семье, супруги уверены в своих брачных отношениях и поэтому способны, не вызвав при этом опасений ребенка, справиться с его страхом быть оставленным.

а) Мать способна допустить отношения между ребенком и отцом.

б) Отец способен допустить отношения между ребенком и матерью.

в) И, тем не менее, оба родителя способны объяснить ребенку, что он никогда не будет включен в их супружеские взаимоотношения.

10. В треугольнике, существующем в дисфункциональной семье, родители не уверены в своих супружеских отношениях.

а) Они уже чувствуют, что оставлены друг другом. (Фактически, один из основных принципов такой семьи заключается в следующем: быть рядом недостаточно, кому нужно то, что доступно?) Оба супруга смотрят на ребенка как на способ удовлетворения своих нереализованных потребностей в супружеских взаимоотношениях.

  • Поскольку они разочаровались друг в друге и находятся в состоянии супружеской войны, они оба подстрекают ребенка принять их сторону. (А это означает борьбу против второго родителя.)
  • Мать в своих попытках превратить мальчика в преданного эрзац-супруга обольщает его, предлагая дополнительные соблазны. (Отец поступает точно так же по отношению к дочери.)
  • Отец неодобрительно реагирует на тесные взаимоотношения матери с сыном, выказывая презрение и отдаляясь от них. Мальчик получает сообщение следующего характера: «Отец не любит меня».
  • А когда мальчик замечает, что мать презрительно относится к своему супругу и в то же время одобрительно к нему самому, он получает еще одно сообщение: «Мать больше любит меня, чем отца».
  • Мальчик любит обоих родителей, нуждается в них обоих. И любовь матери порождает проблему: «Любовь матери лишает меня отца».

б) Страх инцеста фактически является выученной реакцией на актуальную ситуацию.

  • Мать проявляет ревность, когда, по ее мнению, Джонни встает на сторону отца.
  • Отец демонстрирует те же чувства, когда мать старается сделать из Джонни эрзац-супруга.
  • И, тем не менее, оба супруга позволяют Джонни думать, что он является сущностью их супружеских отношений. Когда он старается не принимать ничью сторону и не быть средством в их супружеской войне, они оба пытаются втянуть его в конфликт.
  • Из-за своего страха кастрации Джонни боится потерять свой пенис. Поскольку у женщин его нет, пенис кажется ему штукой, которая может быть оторвана каким-то рассерженным человеком. (Кроме того, угрозы такого рода, явные или завуалированные, он достаточно часто, как правило, получает от одного или обоих родителей.)

11. Мне следует добавить еще одно замечание. Хотя может показаться, что сын находится в более близких отношениях с матерью и более предан ей (так же, как дочь кажется более близкой к отцу и преданной ему), подобная преданность иллюзорна.

а) Такие взаимоотношения могут быть интерпретированы матерью и отцом как принятие чьей-либо стороны, но в представлении мальчика это абсолютно не так.

б) Дети не могут однозначно встать на сторону одного из родителей.

в) Дети нуждаются в том, чтобы быть принятыми каждым из родителей и всеми силами стремятся к этому, поскольку это одна из возможностей получить признание своих способностей и своей сексуальной принадлежности.

г) Возможен и другой путь. Матери не нужно вступать в сексуальные отношения или соблазнять своего сына для того, чтобы убедить его в его состоятельности как представителя сильного пола. Она косвенно поощряет его, поддерживая сексуальные отношения со своим мужем, открыто одобряет их и говорит о своем удовлетворении мужем как мужчиной. Она также признает и сына как представителя мужского пола, давая ему понять, что она одобряет его сексуальность и уверена в том, что он найдет себе партнера.

12. Поскольку оба супруга в дисфункциональной семье чрезвычайно чувствительно относятся к перспективе быть покинутым, ребенок фактически потеряет одного из родителей, если не сможет успокоить обоих родителей, балансируя между ними.

а) Отец с сыном отдалятся друг от друга.

б) Мать и дочь отдалятся друг от друга.

13. Ребенок, который исполняет роль Идентифицированного Пациента в дисфункциональной семье, имеет гораздо больше проблем, чем просто инцестуальные переживания и страх кастрации, а) Одна из тяжестей, свалившихся на него, заключается в том, что он является, по сути говоря, связующим звеном между своими родителями. Он осознает, что может тем или иным образом объединить их, по крайней мере, удерживая на себе их внимание.

  • Это случается само собой, поскольку ребенок мечется от одного родителя к другому, и каждый из них требует от ребенка быть дополнением себя.
  • Это также происходит, когда он пытается получить признание собственной ценности как личности со своими собственными потребностями, а эти попытки воспринимаются родителями как вызывающее поведение, недостойное любящего ребенка.
  • Поскольку он не может удовлетворить ни ожидания своих родителей, ни свои собственные потребности, он начинает вести себя все более противоречиво и вызывающе.
  • Подобное плохое, отклоняющееся, ненормальное или нездоровое поведение заставляет его родителей объединить усилия и сконцентрировать внимание на нем.

б) Однако такой способ объединения родителей на самом деле не может ни облегчить боль супружеских взаимоотношений, ни исключить ребенка из этих взаимоотношений. Он страдает от мучительного заблуждения, считая себя «посвященным». (В функциональной семье подобное заблуждение, конечно лее, опровергается.)

  • И. П. не может исцелить родителей от боли. Все, что он может сделать, это представить себя как мнимую причину этой боли.
  • Он не является неотъемлемой частью супружеских взаимоотношений. Эти отношения — закрытая в физическом и психологическом отношении система. Ребенок — существо меньшее, чем его родители, он знает меньше, чем знают они, он не может делать то, что доступно им. И никоим образом он не может быть связан с кем-либо из них так, как они связаны друг с другом. Он не может равняться с ними, будь то в сексуальном или каком-то ином плане.
  • Даже как «непосвященному» И. П. не хватает опыта, чтобы понять, в чем причина этой боли, а поэтому любая попытка облегчить ее будет неадекватной и неуспешной. (Например, взрослые могут проявлять свою боль различным способом. Отец может демонстрировать свою боль, непочтительно обращаясь с матерью. Мать может показывать, как ей плохо, посредством слез. И ребенку кажется, что мать страдает больше, чем отец. Как он может понять их взаимную боль, если он столь упрощенно воспринимает их отношения?)

Страница сформирована за 0.76 сек
SQL запросов: 191