УПП

Цитата момента



Если у вас первый ребенок и он уронил соску, то вы бежите и кипятите её. Если ваш второй ребенок уронил соску - вы просто оближите её. Третий младенец вынужден сам забирать свою соску у собаки.
Смотрите на вещи проще!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



Золушка была красивой, но вела себя как дурнушка. Она страстно полюбила принца, однако, спокойно отправилась восвояси, улыбаясь своей мечте. Принц как миленький потащился следом. А куда ему было деваться от такой ведьмы? Среди женщин Золушек крайне мало. Мы не можем отдаться чувству любви к мужчине, не начиная потихоньку подбирать имена для будущих детей.

Марина Комисарова. «Магия дурнушек»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/s374/d3354/
Мещера

11. В свою очередь слушатель должен что-то ему ответить, поскольку люди не могут не общаться.

а) Даже если слушатель молчит, он все равно вступает в процесс коммуникации.

б) В этом случае он использует только невербальные способы общения.

12. Но даже несмотря на то, что любое сообщение содержит в себе некую просьбу, она не всегда имеет вербальное выражение. Таким образом, слушатель должен обращать особое внимание на метакоммуникацию, чтобы получить представление о том, чего хочет говорящий. Он спрашивает самого себя:

а) Что говорящий выражает вербальным образом?

б) Чего именно он хочет добиться? Достаточно ли выражена его просьба на денотативном уровне?

в) Если нет, возможно, то, как он говорит и тот контекст, в котором осуществляется наше общение, даст мне представление о том, чего он от меня хочет.

13. Если коммуникация или сообщение и метакоммуникация или метасообщение не согласуются между собой, слушатель должен как-то преобразовать то, что он воспринял, в единое сообщение. Для этого он должен быть способен объяснить причину противоречивости высказывания. Рассмотрим тривиальный пример. Муж, включив какой-то бытовой прибор, говорит раздраженным тоном: «Черт возьми, пылесос сломан!» Жена в этом случае может осуществить следующий процесс рассуждения (конечно же, с большей скоростью, чем тот улиточный темп, с которым вы будете это читать).

а) Он говорит мне о состоянии электроприбора, на котором он собирался работать.

б) Но он имеет в виду не только это. Он сообщает мне, что раздражен. Его «черт возьми» и тот тон, которым это было сказано, дают мне это понять.

в) Он критикует меня? Он говорит мне, что я в ответе за состояние бытовых приборов?

г) Если он критикует меня, чего он от меня хочет? Чтобы я сделала всю работу за него? Извинилась? Или что-то другое?

д) Или же его критика направлена против него самого, и он раздражен тем, что работа не идет, и что он должен винить только самого себя в том, что прибор сломался?

е) Если он винит главным образом себя, чего он ожидает от меня? Чтобы я ему посочувствовала? Послушала его? Или что-то еще?

ж) В ходе нашей с ним совместной жизни я узнала, что он гордится своей хозяйственностью и считает, что особо силен в том, что касается электроприборов. Очевидно, что его уверенность в себе поколебалась. Должно быть, он зол на самого себя. И, наверно, он ждет, что я ему посочувствую.

з) Но как показать ему свое сочувствие? Хочет ли он, чтобы я помогла ему справиться с работой, или принесла ему кофе, или что? Как мне нужно вести себя, чтобы он понял, что я ему сочувствую?

14. Возьмем другой пример. Муж с раздражением в голосе замечает: «Собака на диване». Жена будет рассуждать следующим образом:

а) Он говорит мне, где собака.

б) Но он хочет сказать этим что-то еще. Он, похоже, раздражен.

в) Почему он сообщает мне о своем недовольстве? Он зол на меня, потому что собака забралась на диван?

г) Если он не зол на меня, чего он от меня хочет? Просто чтобы я его послушала? Посочувствовала ему? Прогнала собаку с дивана? Или что-то другое?

д) Я хотела собаку. Он не хотел. Я привела ее в дом без его согласия. Теперь, когда он раздражается по поводу собаки, он таким образом выражает недовольство тем, что я сделала. Он зол на меня, потому что я его не послушалась. Несомненно, он хочет, чтобы я прогнала собаку с дивана, но хочет ли он, чтобы я избавилась от собаки и извинилась перед ним за то, что пошла против его воли?

15. Давайте вернемся к первому примеру. Вместо того чтобы говорить «черт возьми, он сломан», муж мог бы сказать: «Черт возьми, это не так просто. Принеси мне кофе». Жена в этом случае могла бы испытывать меньше затруднений, расшифровывая смысл сообщения. Он бы открыто сказал ей, чего он ждет от нее и почему. Иными словами, его просьба проявить сочувствие, принеся чашку кофе, была бы более понятной.

16. Во втором примере вместо того, чтобы сказать: «Собака на диване», муж мог бы произнести следующее: «Прогони собаку с дивана и вообще избавься от нее. Тебе вообще не следовало покупать ее. Я говорил тебе, что не хочу никаких собак». И в этом случае жене было бы проще понять смысл сказанного.

а) Он бы ясно дал ей понять, чего он хочет от нее и почему. Другими словами, его требование подчиняться ему было бы более отчетливым.

б) В обоих случаях жена все еще пребывает на стадии рассуждения; она пока не решила, подчиниться ей требованию мужа или нет. Но у нее, по крайней мере, не возникает сомнений относительно того, чего в действительности хочет от нее муж.

17. Иными словами, просьба, являющаяся неотъемлемой частью любого сообщения, может быть выражена на денотативном уровне, а может и не быть. Но и на самом денотативном уровне можно выделить различные степени выраженности этой просьбы.

а) «Черт возьми, пылесос сломан» или «Собака на диване» — это крайне неконкретные просьбы, они вообще не выражены на денотативном уровне.

б) «Принеси мне кофе» и «Прогони собаку с дивана и избавься от нее» — это конкретные просьбы, выраженные денотативно.

в) И в том случае, если эти просьбы выражены в более абстрактном виде, они также могут быть вполне конкретными: «Посочувствуй мне» или «Поступай так, как я хочу».

18. Однако любое сообщение, если рассматривать его в максимально абстрактном виде, может быть определено как «признай меня»-сообщение. Их часто интерпретируют как «Соглашайся со мной», «Встань на мою сторону», «Признай меня, посочувствовав мне» или «Признай меня, показав, что ты ценишь меня и мои мысли».

19. Когда люди общаются, редко бывает так, что они вербально просят других согласиться с ними или выразить свои собственные желания. Так происходит потому, что люди хотят добиться признания своей ценности, они стремятся к сотрудничеству — а это значит, что они пытаются убедить собеседника или, по крайней мере, вызвать у него желаемую реакцию. Многие люди смущены тем, что им приходится искать признания у окружающих.

а) Как я уже говорила, коммуникация — это принципиально незавершимый процесс. Но теперь мы можем понять, как этот процесс становится неопределенным в еще большей степени, чем мы можем предполагать, учитывая лишь законы логики и многозначность тех или иных слов.

б) Незавершенная (ненаправленная) коммуникация может выполнять ряд функций в межличностном взаимодействии; эти функции не всегда носят дисфункциональный характер.

  • Они могут скрывать существование просьбы.
  • Они могут редуцировать смущение в том случае, если чья-то просьба (какого угодно характера) не будет выполнена.

20. До настоящего момента я описывала те проблемы получения информации, которые вызваны многоплановостью и принципиальной незавершимостью человеческой коммуникации.

а) Поскольку коммуникация многопланова и незавершима, всем ее получателям приходится дополнять адресованные им сообщения, полагаясь на собственные догадки.

б) Иногда это удается, что удивительно, учитывая объем и сложность рассуждений, которые предшествуют пониманию ситуации.

в) Но иногда даже самые изощренные догадки не имеют ничего общего с действительностью. Когда такое случается, следующее сообщение этого же отправителя обнаруживает случившуюся ошибку.

21. Все сообщения, которые я перечислила в этой главе, были относительно конгруэнтны тому контексту, в котором они звучали; они должны быть согласованы друг с другом.

а) Конгруэнтной коммуникация может считаться в том случае, когда два или более сообщения различного уровня принципиально не противоречат друг другу. Например, муж раздраженным тоном говорит: «Собака на диване», и вся ситуация общения дает жене понять, что он не в духе и что именно явилось причиной его недовольства.

б) Неконгруэнтная коммуникация имеет место тогда, когда два или более сообщения различного уровня серьезно противоречат друг другу. Одним из уровней коммуникации можно считать сам по себе контекст. Например, муж нежно говорит, что собака на диване, но при этом жена знает, что он ненавидит собак, сидят ли они на диванах или в каком-то другом месте.

22. О простой противоречивой коммуникации мы можем говорить в том случае, когда два или более сообщения последовательно передаются на одном и том же уровне и их смысл противоположен.

а) Например, А говорит так:

«Иди сюда… Нет, уходи».

«Я тебя люблю… Нет, я тебя ненавижу».

«Я счастлива… Нет, мне очень грустно».

«Моя жена высокая… Нет, моя жена низкого роста».

б) Например, А поступает так:

  • Отталкивает В. Привлекает его к себе.
  • Покупает билет в кино и не идет туда.
  • Надевает пальто, потом снимает его.

23. Но подобные простые противоречия не могут осуществляться без сопутствующей метакоммуникации, поскольку человек не может без нее обходиться.

а) Хотя внутренние противоречия, описанные выше, относительно очевидны, они все равно сопровождаются улыбкой или хмурым выражением лица, соответствующим тоном, и имеют место в определенной ситуации общения.

б) Когда имеет место противоречие между сообщениями разных уровней, они являются неконгруэнтными. *

24. Сообщения различаются по степени неконгруэнтности. Относительно простая неконгруэнтная коммуникация звучит и выглядит приблизительно так:

а) А говорит: «Здесь холодно» и снимает пальто.

б) А говорит: «Я тебя ненавижу» и улыбается.

в) А надевает вечернее платье на похороны.

г) А надевает кроссовки, собираясь на совет директоров.

д) А говорит: «Подойди поближе, дорогой», а потом не проявляет никаких признаков интереса.

*«Incongruent» refers to a discrepancy between the report and the command aspects of a messagt; dor the system, for analyzing this devised by Bateson, Jackson, Haley and Weakland.

25. Неконгруэнтность коммуникации усиливается, когда имеет место рассогласование вербальной и невербальной метакоммуникации отправителя сообщения.

а) Так, отправитель может сказать: «Подойди поближе, дорогой», затем не проявить к нему абсолютно никакого интереса, а затем сказать: «Я хочу показать, как я тебя люблю».

  • ♦ В этом случае, должен ли адресат реагировать на денотативное сообщение («Подойди ближе, дорогой»)?
  • ♦ Или ему следует принимать в расчет невербальную часть сообщения (холодность)?
  • ♦ Или же ему стоит полагаться на объяснение намерения («Я хочу показать, как я тебя люблю»)?
  • ♦ Подобная коммуникация называется сообщением с двойным дном.

б) Как правило, в своих догадках получатель ориентируется главным образом на контекст и на невербальные сигналы. В этом случае невербальные сигналы и контекст противоречат друг другу. Но если получатель сообщения достаточно смел и доверяет своему партнеру, он может сказать самому себе:

«Так, подумаем. Она и я, мы нравимся друг другу. Однако вокруг люди.

Из прошлого опыта я знаю, что она стесняется выражать свои чувства на людях. Но это вовсе не значит, что она ко мне ничего не испытывает.

Пожалуй, сейчас мне стоит проигнорировать ее невербальную метакоммуникацию. Я приму в расчет ситуацию саму по себе и буду реагировать на вербально декларируемое намерение.

Иными словами, ее вербальное заявление „Я хочу показать, как я тебя люблю" имеет для меня больше значения. Все, что я могу сделать — это догадаться о том, чего она не сказала, но о чем подумала: „вокруг люди и мне просто неловко". Иными словами, она дала понять, что нервничает и нуждается в поддержке».

в) Свобода рассуждать и задавать вопросы избавляет получателя сообщения от необходимости мучиться догадками, не имея возможности их проверить. Когда это невозможно, вероятность непонимания возрастает. То же самое происходит и в рассмотренной нами ситуации с ребенком, где подобная коммуникация может привести к уже упоминавшемуся «двойному узлу».

26. Неконгруэнтная коммуникация, подобная описанной, создает для адресата дополнительные проблемы. Однако независимо от того, является ли полученное сообщение неконгруэнтным, ему придется осуществить ряд проверочных процедур, чтобы понять, о чем было сказано, в чем заключалась просьба и почему.

а) Например, когда жена слышит, что ее муж раздраженно говорит: «Черт возьми, пылесос сломан», она может решить, что у нее недостаточно информации, и из содержания сообщения непонятно, чего хочет от нее муж и почему.

б) Она могла бы подойти к нему и постоять немного рядом, продолжая поиск необходимой ей информации.

  • ♦ Если она поступила именно так, она, несомненно, вступила в процесс коммуникации. Своим присутствием она сообщает ему: «Я тебя слушаю. Я внимательна к тому, что ты говоришь».
  • ♦ Также и он продолжает коммуникацию, ворча, вздыхая и т. д.

в) Затем жена могла бы поинтересоваться: «Могу ли я что-то сделать?»

  • ♦ Говоря так, она дает понять мужу, что ему стоит быть более конкретным в выражении своей просьбы.
  • ♦ Возможно, он ответит: «Нет, я справлюсь с этим сам».
  • ♦ Получив такой ответ, жене будет проще справиться с недостатком информации. Ей станет понятно, что он злится на самого себя, но, тем не менее, она не будет знать точно, чего он хочет от нее. Чтобы она выслушала? Обратила внимание? Посочувствовала?

г) Тогда жена могла бы задать следующий вопрос: «Тебе принести кофе?», а муж мог бы ответить: «Да, черт побери, принести». На данном этапе коммуникация может считаться относительно законченной и завершенной. (Конечно, она будет еще более завершенной, если она действительно принесет ему кофе!)

27. Если жена, напротив, будет достаточно уверена в своей догадке, она просто может предположить, что знает, в чем заключается его просьба. И она может проговорить эту просьбу и посмотреть, как отреагирует на это муж.

а) Она могла бы прямо спросить: «Тебе принести кофе?», и он мог бы ответить: «Да, черт побери, принести». Если ее догадки были достаточно верны, коммуникативный процесс подошел к своему относительному завершению.

б) Но он мог бы ответить: «Какого черта, какой сейчас может быть кофе!». И тогда бы она поняла, что ее догадки были неверны. Ей пришлось бы размышлять над смыслом его сообщения и дальше, возможно используя при этом те же самые процедуры поиска информации, что были описаны выше.

28. Не все люди с одинаковой точностью могут понять нужды и желания другого человека.

а) Хотя все люди придают большое значение метакоммуникативным аспектам, они различаются по своей способности осознавать, что именно от них требуется.

  • Жена может ошибочно отнести раздражение мужа на свой счет, и попытаться сделать за него его работу, вместо того, чтобы просто посочувствовать ему.
  • Жена может решить, что его раздражает не ее самостоятельность, а определенное поведение собаки, и посочувствовать ему, вместо того, чтобы прогнать собаку с дивана или избавиться от нее.
  • Ухажер из третьего примера может принять холодность девушки за неприязнь и отвергнуть ее, когда можно было бы проявить свои чувства.

б) У нас даже имеется психиатрический термин для тех людей, которые не могут точно оценить смысл сообщения. Они не способны адекватно представить себе установки, намерения, чувства собеседника (выражаемые на метакоммуникативном уровне).

в) Если описанная нами супруга во всех ситуациях, во всех взаимоотношениях с окружающими всегда решает, что собеседник критикует либо хвалит ее, мы можем назвать ее параноидальной либо эгоцентричной соответственно.

г) Кроме того, хотя партнеры по общению и придают особое значение метакоммуникативным аспектам процесса, пытаясь понять смысл просьбы, они в различной степени способны осознать денотативный смысл сообщения, независимо от того, согласуется он с метакоммуникативным или противоречит ему. Представим себе человека, слушающего лекцию — ему нужно получить от лектора некоторую денотативную информацию. Однако если тот говорит испуганным голосом, слушателю будет сложно понять смысл сказанного, поскольку все внимание будет привлечено к испуганному состоянию лектора.

29. Люди различаются и по своей способности ясно выражать просьбы, чтобы реципиенту не пришлось слишком долго гадать о смысле сказанного.

а) Например, жена хочет пойти с мужем в кино. Если ее коммуникация функциональна, она скажет: «Давай посмотрим этот фильм» или выразится еще более ясно: «Я хотела бы пойти в кино с тобой».

б) Но если коммуникация осуществляется дисфункциональным образом, она скажет что-нибудь типа:

«Ты не хотел бы посмотреть этот фильм?» «Тебе стоило бы посмотреть этот фильм». «Если ты хочешь сходить в кино, мы, можем это сделать».

«Мы могли бы и в кино сходить. Сегодня же суббота».

«На соседней улице открылся новый кинотеатр».

«Что-то подсказывает мне, что нужно посмотреть этот фильм». «Мои голоса велят мне сходить в кино».

30. Существуют и обходные пути: жена может потребовать что-то от мужа, делая вид, что говорит совсем о другом.

а) Она старается не показывать, что желание, явившееся причиной данной просьбы, это ее желание.

б) Или она может не демонстрировать свое желание как желание. Оно представляется не как желание, а как «долженствование»: что-то вынуждает поступить именно так. (Источником этого долженствования может быть какой-то другой человек или люди вообще, или «чья-то обязанность», или «голоса», или нечто постороннее в самом себе.)

в) Или же она может представить свое желание не как желание, а как «меньшее из двух зол».

31. Муж в этом случае мог бы прояснить ситуацию. Он мог бы спросить: «Ты хочешь посмотреть этот фильм?» или «Ты хочешь пойти в кино со мной?»

а) Но вот что происходит, если муж действительно спрашивает у жены, что она имеет в виду. Она может объяснить сказанное следующим образом:

«Нет, я думала, ты хотел пойти». «Нет, я просто думаю, что нам стоит это сделать».

«Нет, не то, чтобы я очень хотела пойти. Я хочу делать то, что хочется тебе». «Иногда мне хочется сходить в кино, но сейчас это не так».

«Лично я не хочу в кино. Но мои голоса мне велят так сделать».

32. Скрывая, что она сама этого хочет, жена также старается не показать мужу, что просьба вообще имеет место. Она отрицает, что чего-то ждет от него. И если он продолжит расспросы, то может получить ответ типа:

«Хочешь — иди, хочешь — нет. Мне все равно».

«Если хочешь быть домоседом, это твое дело».

 «Ну, идешь, так иди».

«Никто тебя не просит идти. Если сам хочешь, тогда иди».

33. Жена, отвечая на просьбу мужа (в данном случае, на просьбу быть более конкретной), отрицает какую-то часть или вообще все, что было ею ранее сказано.

а) Группа Bateson, и, в частности, Jay Haley выделили четыре части любого сообщения:

  • Я (отправитель)
  • говорю что-то (сообщение)
  • тебе (адресату)
  • в этой ситуации (контекст).

б) Любое сообщение является просьбой, даже если жена и отрицает это:

«Мне все равно, как ты поступишь». (Я не просила тебя ни о чем.) «Я просто предложила занятие на вечер». (Я не просила ни о чем.)

«Пойдешь ты в кино или нет, мне безразлично». (Я тебя ни о чем не просила.) «Час назад я, может, и хотела пойти с тобой. Но сейчас уже нет». (В данный момент я тебя ни о чем не прошу.)

34. Теперь мы видим, как жена пытается защититься, посылая столь неполное сообщение. (Подобные сообщения считаются незавершенными, поскольку они не дают понять адресату, что «Я, хочу этого, от тебя, в этой ситуации».) И такое сообщение затрудняет понимание мужем того, чего именно она хочет.

а) Она скрывает, что это ее просьба, как будто заранее предвидит отказ.

 «Голоса велят мне…» «Я делаю это для тебя…» «На соседней улице открылся новый кинотеатр».

б) Она скрывает это и после того, как ее попросили прояснить, чего она хочет: «Я думала, ты хочешь, чтобы я пошла» или «Никто не просит тебя идти».

35. Отметим также, как она старается обидеть мужа, выражая свою просьбу и реагируя на его попытки прояснить ситуацию. Она мешает ему понять, чего именно от него хочет.

а) Она критикует его, предполагая отказ:

«Если человек претендует на то, чтобы считаться культурным, он должен ходить в кино хотя бы раз в месяц». «Мы могли бы и в кино сходить. Мне скучно».

б) Она критикует его и после того, как он пытается уяснить смысл ее сообщения (и ее недовольство говорит о ее разочаровании тем фактом, что он кажется непреклонным).

«Я не могу заставить тебя сделать что-либо».

«Ты все равно сделаешь так, как тебе хочется». «Просить о чем-то тебя? Я лучше знаю!»

36. На первый взгляд можно было бы предположить, что жена является дисфункциональным коммуникатором, и что она создает излишние проблемы своему функциональному мужу, который в данном случае пытается уловить смысл сказанного ею.

а) Однако когда люди общаются друг с другом, они ориентируются на адресата своих сообщений.

б) Жена приспосабливает свое сообщение к тому, как, по ее мнению, муж будет на него реагировать.

в) Если мы обратим внимание на то, как он реагирует на ее слова, мы увидим, что ее сообщения адекватны тому типу реакции, который она, исходя из собственного опыта, может ожидать от мужа.

г) Ее муж в своих реакциях на ее слова поступает точно так же.

37. Мы не можем рассматривать сообщение вне взаимодействия, как это только что сделала я; в этом случае мы не получим полную картину происходящего.

а) Как минимум, необходимо отметить, что говорит А, как реагирует В, и как А реагирует на реакции В. Коммуникация — это двусторонний процесс, где каждый из собеседников выступает как в роли отправителя сообщений, так и в роли их получателя.

б) Нужно обратить внимание на то, является ли такое взаимодействие стереотипным, повторяется ли оно из раза в раз, используется ли в других ситуациях.

в) Если да, то подобный стиль коммуникации может считаться типичным для этих двух людей, когда они общаются друг с другом.

38. Однако, прежде чем перейти к анализу взаимодействия, необходимо извлечь всю доступную информацию из анализа изолированных сообщений. Подобный анализ может выявить:

а) Принципы конструирования и передачи сообщений.

б) Типы проблем, которые порождает у адресата чрезмерно защитная коммуникация.

в) Внутренние желания и страхи, приводящие к дисфункциональной коммуникации.

39. То, как муж осуществляет коммуникацию, влияет на то, каким образом жена обычно высказывает ему свои просьбы.

а) Но прежде чем перейти к этому этапу анализа, мы можем предположить, что жена боится получить от мужа отказ в своей просьбе.

б) За ее отрицанием того, что она чего-то хочет и просит об этом мужа, кроется ее желание, чтобы муж не только пошел с ней в кино, но и вообще делал то, чего она хочет, поскольку любит ее: «Ты будешь поступать так, как тебе хочется».

в) Такое желание вполне обычно. Но если оно порождает страхи, жена ставит саму себя и своего мужа перед неразрешимой дилеммой.

  • У двух человек не может быть одинакового мнения по всем вопросам.
  • Два человека не могут все время испытывать по отношению к чему-либо сходные чувства.
  • Два человека не могут хотеть одного и того же и в одно и то же время. У каждого человека свои представления о том, что и когда нужно делать.
  • Фактически мы являемся автономными, отличными друг от друга, уникальными существами.
  • И в то же время мы зависим от окружающих. Мы нуждаемся в их помощи, чтобы получить многое из того, чего хотим (или в том, чтобы они не препятствовали нам в наших действиях). Мы также нуждаемся в признании окружающими нашего существования и личностной ценности.

40. Таким образом, даже несмотря на то, что в процессе коммуникации люди постоянно высказывают какие-то просьбы, существуют вещи, просить о которых не представляется возможным. И, тем не менее, люди все-таки хотят этого.

а) Мы не можем просить другого человека чувствовать так же, как чувствуем мы, или как нам хочется, чтобы он чувствовал. Как показали Bateson и Watzlawick, чувства спонтанны, они не подвластны ни самому человеку, ни окружающим его людям.

  • Все, что мы можем сделать, это попытаться вызвать нужные нам чувства.
  • Потерпев в этом неудачу, мы можем смириться с ней и постараться еще раз.

б) Мы не можем просить других думать так же, как мы. Наши мысли не подвластны желаниям окружающих.

  • Все, что мы можем сделать, это постараться убедить других, и представить наши аргументы в максимально понятном и убедительном виде.
  • Потерпев неудачу в убеждении, мы можем смириться с этим и прийти к компромиссу или к «соглашению о несогласии».

в) Конечно, мы можем потребовать, чтобы другой сказал и сделал (или не сказал и не сделал) то, что мы хотим. Но даже если мы в этом и преуспеем, наш успех будет весьма сомнительным.

  • Это будет признание нашей силы, но не нашей привлекательности или ценности как личности, поскольку нам «пришлось попросить».
  • Кроме того, поскольку тем самым мы бросили вызов личностной автономии собеседника, он, вероятно, почувствует пренебрежение к собственной персоне и попытается отплатить нам тем же.

Я. По всей вероятности, человек — это ненасытное существо. Ему всегда недостаточно любви, недостаточно признания. И в то же время он никогда не чувствует себя в достаточной степени защищенным и сильным.

а) Эти две тенденции, если рассматривать их одновременно, противоречат друг другу. Создается впечатление, что саморазрушение заложено в самой природе человека.

  • Если он воспринимает эти тенденции как взаимоисключающие, он повергает самого себя в состояние внутреннего конфликта и в результате не может добиться ни одного, ни другого.
  • Если он смиряется с их сосуществованием, каждой в свое время и в должном месте, он не только будет успешен в реализации обеих тенденций, но и обнаружит, что они обогащают друг друга.

б) То, как человек общается с окружающими, определяется тем, какой из двух путей он избрал.

  • Если он выбрал первый способ, он будет воспринимать различность окружающих в терминах войны и правоты одной из сторон.
  • Если он следует по второму пути, он будет исходить из соображений исследования и наилучших способов.
  • Первый из путей ведет к неразрешимым противоречиям, многочисленным проблемам и патологии.
  • Второй — к развитию, к уникальности личности и к творчеству.

в) В следующей главе я перейду к рассмотрению вопроса о том, как дисфункциональный и функциональный стили коммуникации проявляются в норме и патологии, и как они влияют на психическое здоровье.

ЧАСТЬ III. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ТЕРАПИИ

ГЛАВА 10. Основные понятия терапии

1. В этой главе я намерена в более общем виде вернуться к некоторым идеям о психическом здоровье и болезни, уже обсуждавшимся ранее, чтобы показать их взаимосвязь с интерактивным подходом к семейной терапии. Я также хочу предложить вашему вниманию мое представление о том, кто такой семейный терапевт и в чем заключается его задача, поскольку он в значительной степени становится моделью для своих пациентов.

Я не пытаюсь предложить некую «философию терапии». Предлагаемые идеи представляются мне просто рабочими инструментами, которые оказались полезными в организации терапевтического процесса, или же концептуальным стержнем, позволяющим структурировать терапевтический рост; я не рассматриваю их как самоценную систему рассуждений.

Наконец, позволю себе заметить, что описание теории достаточно схематично, оно отнюдь не исчерпывающее. Я намерена выпустить в свет еще одну книгу, где моя основная идея будет проиллюстрирована примерами реальных семейных ситуаций.

2. Наиболее важным понятием в терапии и критерием любого психологического проявления является понятие зрелости.

а) Это такое состояние, в котором данное человеческое существо в полной мере отвечает за самого себя.

б) Зрелым можно считать человека, достигнувшего совершеннолетия, который способен осуществлять выбор и принимать решения на основании точного восприятия самого себя, окружающих и ситуации, в которой он находится, кто берет на себя ответственность за эти выборы и эти решения, за любое их последствие.

3. Стиль поведения, характеризующий зрелую личность, мы можем назвать функциональным, поскольку он позволяет личности достаточно адекватно и успешно взаимодействовать с миром, в котором он живет. Такая личность:

а) Ясно выражает свои мысли, намерения, желания.

б) Обращает внимание на сигналы своего Я, тем самым принимая все свои мысли и чувства.

в) Способна видеть и слышать то, что происходит за ее пределами, дифференцировать это от собственных проявлений и от проявлений среды.

г) Ведет себя по отношению к другому человеку,

как к существу, отдельному от нее и уникальному.

д) Рассматривает существование различности как возможность получения новой информации и исследования, а не как угрозу или причину конфликта.

е) Воспринимает других людей и ситуации в контексте, то есть с точки зрения того, чем они объективно являются, а не того, какими она хотела бы или ожидала их увидеть.

ж) Принимает на себя ответственность за то, что чувствует, о чем думает, что видит и слышит, а не отрицает своих проявлений и не приписывает их кому-то другому.

з) Имеет навыки ведения открытой коммуникации, передачи и восприятия информации, выяснения разночтений между ней самой и окружающими. *

4. Мы называем личность дисфункциональной, если у нее не сформировались навыки адекватной коммуникации. Поскольку такая личность не обладает средствами для точного самовосприятия и самовыражения, а также для правильной интерпретации поступающих извне сообщений, то предположения, на которых основываются ее действия, будут ложными, а ее попытки приспособиться к окружающей действительности — беспорядочными и неадекватными.

а) Как мы увидели, коммуникативные проблемы личности берут свое начало в сложных взаимоотношениях, имевших место в той семье, где ребенок вырос. И взрослые члены семьи обеспечивают ребенку некоторую схему, которой он следует с младенчества до наступления зрелости.

б) Если мужчина и женщина, бывшие для него жизненно важными персонами, не ладили друг с другом, если сообщения, посылаемые ими друг другу и ребенку, были неясными и противоречивыми, ребенок переймет от них этот неясный и противоречивый стиль коммуникации.

* Такое определение зрелости акцентирует внимание в большей степени на социальных и коммуникативных навыках, чем на усвоении знаний и успешности деятельности, которые, на мой взгляд, являются логичным следствием первых двух.

5. Поведение дисфункциональной личности будет неконгруэнтным, то есть, сообщения, посылаемые ею на различных коммуникативных уровнях и с использованием различного рода сигналов, будут противоречить друг другу.

а) К примеру, рассмотрим поведение родителей проблемного ребенка на первом интервью с терапевтом. Когда терапевт спрашивает, что именно в семейной жизни порождает затруднения, они фактически отрицают существование каких бы то ни было затруднений.

М.: Ну, я не знаю. Я думаю, главным образом финансовые проблемы… а во всем остальном у нас прекрасные отношения.

О.: Мы все делаем вместе. В смысле, мы терпеть не можем оставлять детей одних. Когда мы куда-нибудь идем, мы берем детей с собой. Обычно мы пытаемся делать это, по крайней мере, раз в неделю, скажем в воскресенье, в воскресенье вечером мы всегда стараемся собрать всех детей вместе и пойти, например, в парк, или еще куда-нибудь.

б) На словах они пытаются дать понять, что у них нет причины оказаться здесь, в приемной у психотерапевта. Но ведь они уже здесь, и они согласны пройти через терапию, а посему у нас нет уверенности в том, что эта семья достаточно благополучна. И в словах отца мы можем заметить противоречие, когда сначала он утверждает, что семья «все» делает вместе, а через пару фраз это «все» сводится к прогулке в парке в воскресенье вечером.



Страница сформирована за 0.15 сек
SQL запросов: 191